Попаданка для змея

Ясмина Сапфир
Попаданка для змея

– Это редкий дар, который еще никогда не наследовали наги, – подсказал один из слуг – самый высокий и явно самый старый. Его лицо испещряли морщины, в каштановых волосах мелькали серебристые пряди, а мускулистые руки опутывала сетка вздутых вен.

– Почему ты вдруг решил предложить еще одну претендентку? – спросил император. – Ведь отбор совсем скоро, и мы давно набрали участниц.

– Да так. Увидел и решил, – нейтрально ответил Эманор.

Повелитель нагов коснулся моей щеки, провел рукой ниже, спускаясь к ключице и груди. В точности, как делал Эманор. Вот только ничего похожего на то, что испытывала, когда спаситель касался, гладил и гипнотизировал, я не чувствовала. Я вообще ничего не чувствовала. Самой себе я казалась лошадью на рыночной площади, которую щупает очередной покупатель. Дотошно осматривает зубы и уши. Прикидывает: подхожу или нет.

Я ощутила движение со стороны, где застыл Эманор. Словно он дернулся, но затем остановился. Хм. Еще более странно. Он ведь сам хотел, чтобы император оценил трофей.

Когда горячая ладонь змея добралась до груди, я протестующе оттолкнула ее, на минуту открывшись полностью. Повелитель облизал тонкие губы и улыбнулся, обнажая более острые, чем у людей, клыки. Так порочно, что я снова попятилась и спиной натолкнулась на Эманора.

– Я беру ее. Поясни, когда и как она должна являться на испытания.

Император еще раз очертил меня сверкающим, как в лихорадке взглядом, и двинулся прочь к высоким дверям цвета темной бронзы.

Жутко захотелось расплакаться. Вот так запросто «меня взяли». Я не хотела в жены какому-то нагу, не хотела на испытания, и не желала здесь находиться. Я невольно шмыгнула носом. Императорские слуги уже скрылись за дверями, и Эманор вдруг приобнял меня за плечи. А затем развернул лицом к себе и взял ладонью за подбородок, заставив заглянуть себе в глаза.

– Не переживай, – почти прошептал он. – Несколько испытаний – и ты совершенно свободна. Не нужно так нервничать…

– Я-а-а… Не поняла? – я вгляделась в лицо нага. Оно больше не походило на маску. Изумрудные глаза смотрели, не смаргивая, а мой взгляд почему-то опять устремился к губам Эманора. Слишком уж чувственным и пухлым для мужчины.

С минуту мы просто стояли и неотрывно смотрели друг на друга. Молча. В каком-то оцепенении. Странное волнение прокатилось по моему телу. Дыхание слегка сбилось и грудь нага стала вздыматься заметно чаще.

Я не шевелилась, и Эманор застыл тоже. Казалось – сдвинься мы с места и пропадет волшебство момента. Какого? Что такое нас связывает? Что вообще между нами происходит?

По моей коже словно разряды пробегали: слабые, щекочущие, будоражащие…

Эманор часто сглатывал и дышал так, что, кажется, слышали все в замке…

Его горячая ладонь все еще держала мой подбородок. И чудилось – она нагрелась еще сильнее…

Нет! Между нами творилась какая-то химия! Но ведь это же не фэнтези про оборотней! Увидел пару – и все, глаз отвести не можешь. Или все же… дело в том, что Эманор – оборотень?

Но я-то однозначно нет! На меня все эти чары истинной пары и прочего действовать не должны! Да и с чего я вообще взяла эти глупые романтические бредни?

Он смотрит, будто хочет съесть меня. Проглотить прямо тут, не жуя. Возможно, я, действительно, лакомый кусочек для нагов, в постельном смысле. Трое мразей, что приставали ко мне на улице, кажется, именно на это и намекали. Да и сам Эманор говорил: мол, такой как я, на их улицах появляться не стоит. Если, конечно, она хочет избежать домогательств…

В голове крутились тысячи мыслей. Но собраться не получалось. Только не под взглядом Эманора. Радужки его снова чуть вытянулись, а зрачки заметно расширились, заливая чернотой изумрудный фон.

– Вы не ответили, – почему-то очень тихо произнесла я.

– Потом, – Эманор выдохнул, привычным уже жестом закинул меня на плечо, шагнул… и очутился в зевве.

Черные стены все еще текли. Я внутренне сжалась, ожидая, что следующим шагом меня отправят прямо в библиотеку. Голую, растерянную и напуганную.

Придется найти побольше немагических книг и сделать себе костюм в гротескном стиле. «Я – библиотекарь и вандал в одном лице».

Однако мы очутились в большом светлом зале, выглядевшем почти пустым. Внушительный пухлый диван цвета слоновой кости и несколько похожих кресел выстроились вдоль стен. Больше мебели в помещении не было.

Эманор поставил меня на пол и тут же в белые металлические двери повалили слуги.

Наги, одетые в одни набедренные повязки и нагини, чей «наряд» дополнялся небольшим лифом, скрывающим самую нескромную часть груди: примерно до сосков.

Теперь я понимала удивление императора. Здесь почти не стеснялись наготы…

Мой похититель преобразился. Тут он казался повелителем, не меньше. И отдавал приказы, как император.

– Принесите девушке одежду! Накройте нам стол в голубом зале! Приготовьте гостье комнату! Давайте уже побыстрее!

Слуги по-очереди поклонились Эманору и рванули исполнять поручения.

Хм… Да мой спаситель какая-то шишка!

Не прошло и нескольких минут, как мне вручили стопку одежды. Правда, к сожалению, без обуви.

Мои любимые кроссовки остались где-то в квартале нагов. Причем я даже не поняла – когда «галдахре» успели стащить их. Скорее всего, когда раздвигали хвостами мои ноги… Бррр… Гадость какая!

Впрочем, полы в замке нага оказались достаточно теплыми и очень приятными при касании.

Я быстро прижала вещи к телу, прикрывая грудь и промежность и огляделась в поисках места, где можно спокойно одеться.

Эманор сделал вид, что не заметил моего ищущего взгляда. Облокотился о спинку кресла и расслабленно наблюдал.

– Эм… А где можно переодеться? – не выдержав, уточнила я.

– Ты ведь не на человеческом пляже, – плотоядно усмехнулся наг. – Здесь нет кабинок для переодевания. Можешь облачиться тут. Или в другой части комнаты. Выбор у тебя большой, – он сделал широкий жест: дескать, зал просто огромный. – Тем более, что я все уже видел. И, поверь, я не постеснялся. Разглядел все в мельчайших подробностях.

Я ощутила, как кровь приливает к лицу и жаром опаляет щеки. Эманор снова усмехнулся. На сей раз криво и порочно. Во всяком случае, так мне почудилось.

Я немного помедлила, поразмыслила над ситуацией.

Так, видимо, в одиночестве наг меня все равно не оставит. Выглядел Эманор так, словно его и грузовик, летящий на всех парах, с места не сдвинет. Ну что ж, ничего не попишешь. Здесь он – хозяин положения.

Любая порядочная попаданка знает, когда можно спорить с властными мужчинами, которые управляют миром, куда она случайно угодила, а когда в этом нет смысла. Только зря время потеряешь.

Ладно. Где наша не пропадала? Действительно, что Эманор там не видел, после нашего совместного приключения?

Я повернулась к нагу спиной, разложив вещи на кресле.

Когда мне, наконец-то, удалось одеться в длинное розовое платье с разрезами почти до бедер, я крутанулась на пятках. Эманор вольготно развалился в кресле, обвив его змеиным хвостом.

– Вы не доставите меня домой? Я хочу домой! Эманор! Я хочу домой! – я скрестила руки на груди и последнюю фразу крикнула так, что мой звонкий голос эхом прокатился по залу.

Наг усмехнулся, окинув меня очередным плотоядным взглядом. Хм… Как же он меняется!

Ироничный и язвительный после моего спасения. Бесцеремонный и нахальный, а затем понимающий и почти ласковый.

Каменный истукан рядом с императором: собранный, деловитый и сдержанный. Вельможный, если можно так выразиться.

Заботливый и утешающий после встречи с повелителем и теперь – опять наглый не в меру.

– Ты очень хороша в этом платье. Хотя без платья тебе значительно лучше, – улыбка нага стала еще более порочной, а взгляд затуманился. – Я знал, что Нентраль не устоит перед тобой. Захочет взять на отбор. Я почти не сомневался в успешности своей затеи…

А вот и еще одна любопытная новость! Эманор зовет императора запросто – по имени. Не его величество, или адельтах, как говорят наги. На их языке это означало нечто вроде «повелитель».

Я вдруг вспомнила еще одну интересную деталь. Если верить книгам, наги не могут вот так запросто являться во дворец к императору. Не пускает защитное поле. Лишь родственники повелителя способны проникать сквозь эту преграду. И только они приходят к императору, когда им заблагорассудится.

Значит… мой спаситель и похититель королевских кровей?

– Вы-ы-ы… родственник императора? – высказала я вслух свою догадку.

Эманор поднялся – большой и массивный. Внезапно он показался мне еще крупнее прежнего. Несколько секунд – и наг рядом. Движется вокруг меня медленно, как хищник вокруг добычи и снова улыбается.

Я замерла, стараясь не шевелиться, и горячая ладонь легла на спину.

Погладила, медленно, осторожно. Словно массировала. Спустилась чуть ниже. Еще немного… и Эманор добрался бы до моих бедер… Я приготовилась хотя бы отскочить, когда наг резко отдернул руку, будто коснулся раскаленного металла.

– Не бойся меня, – эти слова совсем не вязались с прежним нашим общением. – Не бойся… – Эманор остановился передо мной и наклонился, приблизив лицо к моему.

– Стелла, – добавил он, растягивая гласные. – Ничего не бойся, Стелла. Все будет хорошо. Ты не готовилась к испытаниям. И можешь не готовиться. Просто поприсутствуй. И ты свободна.

– От чего? – выпалила я. – Что здесь вообще происходит? Вначале вы меня спасаете. Затем тащите к императору на отбор. А теперь вот еще и это…

Наг осторожно провел тыльной стороной ладони по моей щеке. Похоже, этот жест змей я уже никогда не забуду. Все бы им потрогать мое лицо, а потом шею, грудь…

Какая-то мания!

Эманор прикусил губу и задышал громче.

– Ничего особенного. Слушайся меня и все будет хорошо.

– Я хочу домой! – запротестовала я.

– Не получится! – спокойно произнес Эманор. – Квартал нагов закрывается на ночь. Ты не сможешь выйти отсюда. Не знала?

 

Я ошарашенно мотнула головой.

– Никто не сможет… Поэтому те… сетхи… тебя и схватили.

Сетхи… на языке нагов нечто вроде мрази, выродки…

Теперь голос Эманора окутывал невесомой дымкой, почти убаюкивал. Но я старалась не поддаваться. Хотя ноги ощутимо слабели и по телу прошлась волна приятной дрожи…

– Я не хочу ночевать у вас… С вами! – вспылила я.

Губы нага слегка скривились.

– Хочешь к императору во дворец? Он может захотеть опробовать претендентку… в постели…

– Нет! – вскрикнула я.

– Тогда, как видишь, у тебя просто нет выхода!

– А-а-а… Завтра? Завтра вы меня отпустите?

Эманор прищурился, ноздри его начали раздуваться, руки сжались в кулаки. Но ответил наг вполне спокойно, разве что чуть поджав губы:

– Завтра я доставлю тебя в квартал людей. Куда скажешь.

Ладно. Ночь во дворце высокородного нага, наверное, не такой уж и плохой выход. Раз меня отправили на отбор, приставать Эманор ко мне не станет. Посплю в замке загадочного спасителя – и домой, в свою обычную жизнь попаданки. Можно сказать, просто рутину, по сравнению с местными приключениями. Потом «поприсутствую» на испытаниях – и свободна от всех хвостатых и чешуйчатых. Надеюсь, что так оно и случится.

Внезапно я вспомнила то самое, ради чего пришла в квартал нагов и попросила:

– А вы не могли бы сказать Иллайну Перест, чтобы вернул в нашу библиотеку фолиант?

Черт! Ну хотя бы на это могу я рассчитывать после всего случившегося? В качестве утешительного приза!

– Так тебя за этим послали? – спросил Эманор, заломив золотистую бровь.

– Да.

– Завтра книга будет у вас.

Он сказал это так просто, словно распоряжался и нашим деканом. Поэтому я вгляделась в глаза нага и снова спросила:

– Вы – родственник императора?

Эманор снова медленно, завораживающе пластично двинулся вокруг меня, будто пытался зачаровать. Сразу вспомнились удавы, которые гипнотизируют жертву, прежде чем ее проглотить. Наверное, не следует смотреть ему прямо в глаза. И уж точно не стоит пялиться на его чувственные губы, чуть приоткрытые и как будто даже ставшие ярче…

Но я не могла…

Отводила взгляд и снова скользила им по совершенному, лишенному растительности телу нага. Такие на Земле только в журналах и увидишь.

Бугрящиеся от напряжения мускулы перекатывались под бронзовой кожей Эманора.

Изумрудные глаза его слегка затуманились, радужки заметно вытянулись, а зрачки расширились…

Он вдруг облизал губы: медленно, с чувством. Будто слизывал нечто очень вкусное, аппетитное и наслаждался процессом.

От этого зрелища мои собственные губы даже немного покалывало.

– Я ведь все равно узнаю. На отборе, – произнесла я и Эманор притормозил за моей спиной. Беззвучно, как и двигался.

Я ощутила, как горячее дыхание нага коснулось шеи, а затем и уха. Он почти дотронулся до моей мочки губами… И я замерла, ощущая, как теплые волны струятся по мышцам, в крови словно плывут пузырьки удовольствия.

Легкая дрожь вновь охватила тело. Ноги вдруг ослабели, а связные мысли формулировались с огромным трудом.

– Это так важно? – тихо спросил наг.

От его бархатистого голоса мурашки побежали по коже. Мне стало одновременно холодно и жарко… Если такое вообще бывает. Я с трудом сбросила наваждение.

– Что?

– Мое родство с императором…

Я не понимала его вопроса и интереса. Обернулась, и кончики наших носов едва не коснулись друг друга. Боже! Я и не знала, что это так… горячо…

Почему-то возникло странное ощущение в животе. То ли пустоты, то ли щекотки.

Наг молчал, глядя на меня и не отстраняясь.

– Что ты обо мне думаешь, мейра Стелла? – вопрос почти проник в мой рот из губ Эманора. Казалось, еще секунда – и он меня поцелует. И, что самое ужасное, после всего пережитого, мне совершенно не хотелось отстраняться. Хотелось попробовать на вкус губы нага. Манящие, горячие, мягкие… Почему я это знала? Понятия не имею.

От нага слабо тянуло свежестью и кисло-сладкими фруктами.

Приятно, не приторно и, как назло, ужасно возбуждающе…

– Стелла? Так что ты обо мне думаешь? – вот теперь он был змеем. Искусителем, соблазнителем и нахалом. Горячая рука Эманора легла на мою талию и медленно двинулась вниз, как и в прошлый раз. Я отпрянула. Но даже, когда контакт прервался, я все еще чувствовала касание нага. Оно будоражило, сбивало с толку. Заставляло думать о каких-то глупостях, вместо важных для меня вопросов.

А их уже столько накопилось! Студентам Академии оборотней меньше вопросов задают на экзаменах!

Почему я буду свободна после отбора? А вдруг император меня выберет?

Почему Эманор привел меня к повелителю, если уверен, что я не пройду испытания?

Почему не хочет меня к ним хотя бы подготовить? Проинструктировать, потренировать, наконец? Ну так, чисто из спортивного интереса?

Почему так смотрит и так разговаривает?

Чего он пытается этим добиться? Чего он вообще от меня хочет?

Почему постоянно сбивает с толку?

Зачем затеял эту игру: соблазнителя-искусителя?

И почему он так на меня действует?

Не-ет! Приду завтра на работу и начну штудировать фолианты о нагах. Надо найти всему этому объяснение!

Однако мысли упорно крутились вокруг нелепых, романтических бредней.

Он меня поцелует? Обнимет? Хочет?

В последнем сомневаться не приходилось. Я не раз видела это по изменению формы набедренной повязки Эманора. И почему-то, к своему стыду, подумала о том, что читала на счет возбуждения нагов. В змеином обличье их члены выходили из тела только при полной эрекции. Просто меняли положение из вертикального внутри тела на горизонтальное. Сдерживающие вздыбленный орган набедренные повязки причиняли змеям ощутимый дискомфорт.

Эманор все еще находился за моей спиной, жарко и прерывисто дышал в шею. И я готова была поклясться – то, что прижимается ко мне сзади, вовсе не хвост…

– Лейдере, мы накрыли вам в голубой гостиной, как вы и распорядились…

Мы с Эманором почти одновременно вздрогнули. Будто очнулись, и обернулись на дверь. Черноволосый короткостриженый слуга затих, глядя на нас с некоторым сомнением.

– Комната для гостьи готова? – прокашлявшись, спросил наг.

– Да, – торопливо заверил слуга.

Лейдере… брат или сын императора… Наверное, брат. Ведь повелитель еще не женился и детей не завел.

Я обернулась и воззрилась на нага. Эманор только развел руками.

Мол, грешен. Улыбка его выглядела еще более порочной, чем прежде, на лице появился лихорадочный румянец.

– Вы меня накормите? – попросила я, чтобы избавиться от всех этих ощущений, которые накатывали от близости нага. Звучало тихо и очень неуверенно.

Эманор усмехнулся опять и, кажется, все отлично просек:

– Боишься остаться со мной наедине?

Его глаза просто парализовали мое сопротивление. Возражать я оказалась не в силах. Оправдываться и врать тоже.

Я все готова была ему выложить.

– Ппочему? – растерянно выдавила я.

– Потому что за ужином нам будут прислуживать…

– Ничего я не боюсь! Просто хочу есть! – выпалила я, набрав в легкие побольше воздуха. Наг криво усмехнулся, покачал головой и жестом предложил мне двинуться в сторону двери.

Только теперь наваждение слегка развеялось, и я смогла мыслить более здраво.

Он использовал на мне гипноз? Не могла же я, в самом деле, подпасть под очарование полузмея?

Мне куда больше нравились медведи или волки, если уж на то пошло. А не эти существа со змеиным хвостом во второй ипостаси.

Происходящее казалось сном. То кошмаром, когда меня едва не изнасиловали, то какой-то странной романтической грезой про девушку и нага…

Мы с Эманором очутились в квадратном холле, от которого вниз спускалась широкая каменная лестница с непривычно низкими перилами.

Даже мне пришлось бы сгорбиться, чтобы на них опираться.

Но вниз мы не пошли. Эманор молча развернул меня и подтолкнул к одной из одинаковых дверей из светлого металла.

Один из слуг, дежуривших возле нее, мгновенно отреагировал – отворил дверь и поклонился.

Голубая гостиная была, действительно, голубой. Мягкий диван-уголок, что окружал большой стол, стулья и даже тяжелые бархатные занавески оказались этого цвета. Как и пол, и стены, и сводчатый потолок.

Служанки в белых набедренных повязках и лифах выстроились перед нами длинной стройной шеренгой. Каждая тоже отвесила нам поклон.

Эманор хитро прищурился, приблизился так, что почти касался меня боком и наклонился к моему уху. Проклятье! По коже словно разряды пробежали и сладкое томление разлилось внутри. Удушливое волнение охватило все мое существо.

– Значит, есть хочешь? – негромко спросил наг, щекоча горячим дыханием.

– Да! – я постаралась говорить, как можно спокойней, хотя голос звучал немного рвано.

– В таком случае…

Эманор не закончил фразу. Взмахнул рукой – и служанки скрылись за дверью… А затем та плотно захлопнулась…

Мы опять остались одни. Скрытые от чужих глаз.

Я посмотрела на нага. Тот расплылся в очередной уже порочной улыбке, сделал широкий жест и совершенно невинно произнес:

– Ты ведь хотела есть. Сама говорила. А не собиралась разбавить наш тета-тет присутствием чужаков…

Эманор изогнул золотистую бровь, и я почувствовала, будто вновь оказалась в ловушке. Причем капкан из своих слов и ответов я сама же на себя поставила! Нагу оставалось лишь захлопнуть его и позаботиться, чтобы я не вырвалась…

Он меня будто кольцами опутывал… Медленно сужая захват, чтобы уже не рыпалась…

И опять смотрел неотрывно, облизывая губы, будто на них остался сладкий сироп. Меня аж потряхивало изнутри.

Ну уж нет! Нет и нет!

Русо попаданко облико морале!

Нашего брата не возьмешь очарованием иномирцев просто так, голыми руками. А руки у Эманора, можно сказать – голые!

И ни одна из нас не сдается на милость всяким там шикарным красавцам без боя. Только хорошенько их помучив. Хотя, конечно, еще большой вопрос кто кого…

И ведь я тогда еще не знала – насколько права в этом своем шутливом рассуждении…

Эманор подтолкнул меня к уголку, сел и вдруг обвил хвостом мою талию. Вот так просто и без церемоний. Притянул, вынудив сесть так близко, что я ощущала горячий бок змея, и даже чешуйки под кожей его набедренной повязки.

На минуту я снова выпала из реальности. Меня поглотили ощущения.

Рваные выдохи Эманора, горячие, как нагретый металл чешуйки, и собственный пульс, который опять набирал обороты… Воздух в легких будто резко нагрелся…

Близость нага сама по себе почему-то будоражила. Даже когда я не смотрела ему в глаза.

Казалось, вдоль позвоночника ток пробегает, а в животе пустота…

Вот же черт!

Что происходит, в конце-то концов!

Пришла в себя я исключительно благодаря запахам.

От стола тянуло горячим хлебом. Черным, со злаками. А еще рыбой. Сытной, с пряными специями. И запеченной картошкой. Вернее, ее местным аналогом.

Наг продолжал неотрывно смотреть на меня. Я же отвлеклась на аппетитные блюда, ощущая, как желудок сжимается и напоминает, что я не поужинала.

Картошка была в меру запеченной, в золотистой поджаристой корочке. Красная рыба – нежной и одновременно сочной. От длинного белого и черного хлеба еще струился пар.

Как и из высокого чайника, откуда доносился запах бергамота и вишни.

Чай? Наги ведь не пьют чай!

– Вот теперь я вижу, что еда интересует тебя куда больше, чем что-либо другое, – недовольный голос Эманора прозвучал над самым моим ухом.

Но я решила игнорировать его выпад и эмоции. Собиралась уже встать, взять одну из белых тарелок и положить себе кушанья. Служанок-то Эманор выгнал… Значит здесь, как в Турции – самообслуживание! Ну ничего, мы не гордые…

Я почти поднялась с места… Когда Эманор опередил и собственноручно наполнил мою тарелку. Причем, сделал это, не глядя на стол и блюда с едой, можно сказать – вслепую! Продолжая сверлить меня внимательным взглядом.

Я сконцентрировалась на еде. И уже совсем скоро почти забыла о близости Эманора. Только время от времени слышала его прерывистое дыхание и язвительные комментарии.

– Не удивительно, что земляне так мало плодятся здесь. Оборотни, в первую очередь, интересуются выдающимися представителями противоположного пола. А вы – едой.

– Между прочим, плотно есть на ночь вредно. А полезно делать на ночь совершенно другое…

– Интересно, если рядом с моим замком прогремит взрыв, ты отвлечешься от ужина? Или проигнорируешь даже языки пламени, что врываются в окна?

– Надо бы пообщаться с ректором Академии для оборотней. Он явно месяцами не дает есть своим подчиненным…

 

– Чувствую, твоего внимания мне удалось бы добиться, только кормя тебя из рук… Может даже в следующий раз и попробую… Или лучше обмазаться чем-то вкусным? А? Как считаешь? Тогда твое внимание мне обеспечено?

Что-то подсказывало, Эманор вовсе не императора имел в виду и его выдающиеся достоинства.

Да и на ночь он предполагал совсем даже не молиться, как классик в своей пьесе «Отелло». Скорее думал о рекомендациях из «Камасутры».

Эманора «в шоколадном мусе» с вишенками на сосках я боялась даже представить. Дабы снова не «подвиснуть» в плену удушливого волнения. И не испортить себе пищеварение тем, что кровь отольет от желудка в другие места…

В общем, я от души наелась, напилась чаю и внаглую уточнила:

– Ну и где вы меня поселите?

Эманор аж подавился кустрой – соком какого-то растения, который наги пили как мы – чай или кофе.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19 
Рейтинг@Mail.ru