В лабиринтах города

Светлана Казакова
В лабиринтах города

© Казакова Светлана, Поль Яна

© ИДДК

Пролог

Мария Горностай в спешке собирала сумку. Час назад она позвонила матери и сообщила, что скоро приедет. Она старалась разговаривать спокойно и непринужденно, не волноваться. На самом деле, она очень боялась. Маша схватилась за голову и постаралась отогнать ужасные воспоминания.

Ещё утром она и предположить не могла, что незапланированный визит к отцу обернется так. Занятия в Университете Магии закончились раньше обычного. Впереди маячили выходные, и провести их с отцом, по которому она жутко скучала, казалось заманчивой идеей.

Несколько тонированных автомобилей у подъездной дорожки к дому не вызвали подозрений. Александр Горностай – влиятельный маг, и к нему постоянно наведывались гости. Лишь переступив порог дома, Маша заподозрила неладное. Неестественная тишина, опущенные жалюзи и задернутые шторы на окнах. Она обошла весь дом, но никого не обнаружила. Только в кухне, где невыносимо воняло серой, на столе стояли бокалы с недопитым вином. Дверь, ведущая в подвал, была приоткрыта. Прислушавшись, Мария различила голоса.

Внезапно ей стало не по себе. Сердце пропустило удар, а в горле пересохло. Крутая лестница уводила в темноту подвала. Запах серы сделался невыносимым, и девушка зажала рукавом нос. То, что она приняла за разговоры, оказалось странным завыванием, похожим на пение. Темноту разгоняли горящие свечи у подножия лестницы. Они тянулись змейкой вдоль стен. Маша замерла у громоздящихся друг на друге коробок и выглянула из-за укрытия.

Тело, распростертое на полу, вокруг фигуры в длинных балахонах. Рваные завывания, кровь и мечущиеся тени. Воспоминания представляли собой смазанные картинки, от которых волосы поднимались дыбом.

Ящик комода громко захлопнулся, прерывая поток слишком ярких образов. Она не помнила, как покинула дом и вернулась в общежитие. Мария делила комнату с двумя соседками, и они тоже отправились на выходные домой. Её не оставляло странное чувство, и она не понимала, что делать дальше. Обратиться в Магический Надзор? К инквизиторам? Поговорить с отцом? От этих мыслей сделалось дурно.

Она вышла из общежития и почти бегом бросилась к своей машине, расталкивая неторопливых прохожих. Маша с трудом отыскала в сумочке ключи. Пальцы не слушались, и связка выскочила из рук, угодив прямо в сливную решетку.

– Проклятье! – она закусила губу и посмотрела в зияющие щели.

В нескольких метрах затормозило такси, и мужчина в сером плаще наклонился к опущенному окну, о чем-то расспрашивая водителя. Недолго думая, Мария устремилась к машине, поудобнее перехватив сумку с вещами.

На глазах у опешившего гражданина она открыла дверь, забралась на заднее сидение и назвала адрес. А чтобы у таксиста не осталось сомнений насчет внезапной пассажирки, протянула крупную купюру.

Господин в плаще открыл рот, потом закрыл. Затем махнул рукой, повернулся и, бормоча под нос что-то о несносной молодежи, отправился ловить другое такси.

Водитель – симпатичный молодой человек – повернулся и с интересом уставился на нее. В любой другой момент она, возможно, отметила бы его обаятельную мальчишескую улыбку и хитрый прищур зеленых глаз.

– Так мы едем или нет? – нетерпеливо поинтересовалась Маша. Нервы сдавали.

– Разумеется.

В теплом салоне она позволила себе немного расслабиться. Может и хорошо, что не пришлось садиться за руль самой. Тихое пение радио, мерный шум работающего двигателя, проплывающие за окном яркие ночные огни. Мария и не заметила, как задремала.

– Где мне остановиться?

Голос таксиста заставил её открыть глаза и подскочить на сидении. Маша не сразу вспомнила, где она и куда едет. Справа показалась знакомая вывеска аптеки, а значит, до дома матери осталось пройти всего ничего.

– Можно прямо здесь, спасибо.

Ей хотелось прогуляться и привести мысли в порядок. Она вышла из машины и отметила, что водитель внимательно наблюдает за ней. Только когда Маша завернула за угол, машина тронулась с места.

Многочисленные магазины были давно закрыты. Улица казалась пустынной, фонари горели через один. По спине пробежал липкий холодок страха, как тогда, когда она спускалась в подвал. Поправив на плече ремень сумки, Маша ускорила шаг. Но резко остановилась. Чего-то не хватало. Сумочка, в которой лежали телефон и прочие мелочи, исчезла. Осталась в такси.

– Сегодня самый ужасный день в моей жизни, – от досады она топнула ногой.

– Так и есть!

Раздавшийся за спиной голос заставил вскрикнуть. Она повернулась и едва не врезалась в высокого мужчину. Капюшон темно-синей толстовки, надвинутый на глаза, не позволял разглядеть лица. Мария и пикнуть не успела, как незнакомец сгреб её в охапку.

Резкий запах хлороформа оказался последним, что она запомнила.

Часть 1. В погоне за воспоминаниями

Глава 1

Светало. Яркие огни рекламных баннеров, вывесок и фонарей гасли, рассеивая мерцание в мгновениях наступающего утра. Машин на дорогах прибавилось. Несмотря на ранний час, люди спешили по своим делам. Этот город не засыпал никогда, но особенно прекрасным становился в тёмное время суток.

Макс сжимал в руке мобильник и мысленно ругал себя за нерешительность. Почему он вспомнил про день рождения Алисы именно сегодня? Ему стоило немалого труда найти номер ее телефона, когда до него дошли слухи о ее возвращении в город. И вот сейчас он боролся с собой, разрываясь между желанием поговорить с ней и порывом разорвать треклятый листочек с цифрами.

До боли знакомый голос подействовал оглушающе, до мелких мурашек на руках и затылке. Максим нажал отбой. Выругался и кинул телефон на сидение.

– Слабак! Идиот! Пора бы уже забыть о ней! – каждое восклицание сопровождалось ударом по рулю.

С Алисой Крапивиной он дружил с детства. Первая любовь – самое сильное чувство, которое остается на всю жизнь. Так ведь говорят? Они не виделись почти три года.

Максим списал странный порыв на усталость и постарался больше об этом не думать. Как обычно, оставил машину на парковке и отправился домой. Макс жил один, что неудивительно, ведь в семье магов Рахмановых он слыл белой вороной.

Ему исполнилось пять, когда несчастье постучалось в двери фамильного поместья. Обстоятельства и работа вынудили родителей уехать в другой город, и им пришлось оставить маленького сына на попечение тёти. Агата была сестрой отца. Макс ничего не помнил о том дне, только то, что ему рассказывали. Убийцы проникли в дом и жестоко расправились с молодой ведьмой. Перед смертью её лишили сил. Максим прятался в шкафу, где его и нашли родные. Агате удалось укрыть племянника с помощью защитной магии.

После случившегося стало ясно, что мальчику не удастся оправиться. Помимо шока и потери памяти, он утратил магические способности. Никто не знал, что произошло на самом деле. На светлом будущем мага поставили жирный крест.

Максим, как мог, крутился в мире людей. Школа, институт, а вместо скучной офисной карьеры работа в такси. Совмещал приятное с полезным. Рахманов любил свободу, ночь и скорость. Он старался общаться с теми, кто не имел никаких дел с магами. Ведь каждый второй считал своим долгом выказать сочувствие и вспомнить о прошлых событиях. Но иногда он все-таки посещал приёмы некоторых влиятельных господ из магического сообщества. Чаще по настоянию отца, чем по собственному желанию.

В квартире царила тишина. Скромная обстановка, непримечательный интерьер. Практично и удобно. Максиму нравилась его холостая и беззаботная жизнь. Кто знает, была бы она у него, если бы не трагичные события? Он принял душ и лег спать. Но отдохнуть удалось всего несколько часов.

Сквозь крепкий сон Рахманов не сразу услышал настойчивую трель мобильного телефона. Только когда мелодия заиграла вновь, Макс открыл глаза и, щурясь, уставился на дисплей.

– Максим! – резкий голос Аркадия Фогля подействовал лучше бодрящего кофе. – Демоны тебя раздери, почему ты не отвечаешь на звонки?!

– И я рад слышать тебя, дядя.

– Не передергивай! Опять всю ночь колесил по городу, а теперь дрыхнешь? Ты даже не представляешь, во что вляпался! А я говорил, что твоя идиотская работа не доведет до добра!

Макс только открыл рот, чтобы попросить родственника не начинать старую песню, как вдруг до него дошёл смысл остальной тирады.

– О чём ты, дядя?

– Все вопросы потом! Я жду тебя у себя через полчаса, и только попробуй опоздать!

Максим откинулся на подушки и выключил телефон. Остатки сна как рукой сняло. Непонятное чувство тревоги разрасталось с каждой секундой. Дядя не имел привычки звонить просто так и кричать в трубку. Он вообще не имел привычки ему звонить, даже просто за тем, чтобы поздравить с днём рождения. Фогль никогда не скрывал пренебрежительного отношения к племяннику.

– Мальчишка позорное клеймо на нашей семье! – распылялся он, когда ребенком Максим случайно услышал разговор взрослых.

Аркадий приходился старшим братом его матери. Человек своеобразный и сложный. Макс нередко размышлял о том, каково приходится работникам Магического Надзора под началом его дядюшки. Им оставалось только посочувствовать. Но, несмотря на несносный характер, Фогля уважали. Он занял высокий пост после гибели Ярослава Чарныша – человека, основавшего МН. Дядя бросил немало сил на поиски его убийц, но все попытки найти их не увенчались успехом.

Максим поднялся и вновь направился в душ, чтобы взбодриться. Не мешало и перекусить, но он не стал искушать судьбу. Ему хотелось скорее со всем покончить. До очередной рабочей смены оставалось несколько часов, и Максим надеялся успеть вовремя.

Он вышел из дома и направился в сторону парковки. В воздухе пахло весной. На деревьях распускались первые зеленые листочки, вовсю пели птицы, пригревало солнце. Природа просыпалась после долгого сна, сбрасывая тяжелые оковы зимы. Макс любил это время года. Наслаждаясь хорошей погодой, немного отвлекся. Ему совершенно не хотелось ехать в офис Магического Надзора. Сев за руль, он поправил зеркало дальнего вида и заметил что-то подозрительное позади себя, на пассажирском сидении. Макс потянулся за находкой. Он сразу догадался, кому принадлежит забытая сумка. И как он не заметил её раньше?

 

Максим хорошо запомнил последнюю пассажирку. Симпатичная юная брюнетка. Ведьма. Кулон на её шее являлся магическим амулетом. Рахманов всегда замечал подобные вещи. И лицо девушки показалось ему знакомым. Возможно, он мог видеть её на одном из праздников, куда родственникам удавалось его вытащить.

Кожаная сумочка известного бренда явно принадлежала светской особе. Вряд ли простая студентка Университета Магии могла позволить себе такую вещь. Как и дорогой мобильник последней модели, который сразу оказался у Максима в руке. Также нашлась пара визиток, несколько купюр и прочие женские безделушки: помада, зеркальце, бумажные платки. Звук в телефоне был отключен, и вереница пропущенных вызовов впечатляла.

Макс задумался, что находку стоит вернуть владелице, и уже забыл о звонке дяди. Наверняка тот взбесится, если он не явится вовремя. Не в первый раз.

Среди непринятых звонков в мобильнике девушки значились контакты матери и отца. Максим собрался позвонить по одному из них, чтобы договориться о передаче сумки, как сенсорный экран на мгновение завис, и несколько свернутых окон открылись одно за другим. Его взору предстали странные фотографии. Снимки были слишком тёмными, и он не сразу понял, что на них запечатлено. Только, когда пригляделся повнимательнее, замер на месте, не зная, что и думать.

Увлеченный просмотром фотографий, Макс и не заметил, что на стоянке появился кто-то еще. Когда приближающиеся шаги раздались совсем рядом, он машинально забросил сумку в салон, повернулся и незаметно убрал мобильник в карман куртки.

Прямо напротив оказалась до омерзения знакомая ухмыляющаяся рожа.

– Максим Рахманов? – официальный тон и язвительные ноты в голосе совершенно не сочетались. – Олег Крылов. Магический Надзор. Меня прислал ваш дядя.

Крылова Максим знал со школьной скамьи. Они никогда не считались друзьями. С первого дня в школе Олег не упускал возможности напомнить Максиму о том, что он лишен сил, и всячески опустить. Колкие замечания, обидные слова и подзатыльники. Так могло бы продолжаться до самого выпускного. Но Макс повзрослел и научился отстаивать свою честь не только словом, но и кулаками. Крылов же надолго застрял в теле несуразного, угловатого подростка. Хилый, болезненный, но всё с такой же непомерной гордыней. Он больше не пытался унизить Рахманова открыто и чаще действовал исподтишка, опасаясь получить сдачи.

Максим не ожидал увидеть его вновь. После школы их пути не пересекались. Олег изменился. Судя по всему, ему пришлось немало над собой поработать. Координация, мышечная масса. Очки в проволочной оправе уступили место линзам. Только высокомерия ему было по-прежнему не занимать.

– Я могу поинтересоваться? В чём дело и что происходит? – сквозь зубы процедил Максим.

– Сегодня ночью убили Марию Горностай. Ты последний, с кем ее видели.

Глава 2

Алисе снился странный сон. Она стояла посреди погружённой во тьму улицы. В лицо дул ветер, ни один фонарь не горел, лишь мерцали тусклые огоньки в окнах многоэтажек вдалеке, и слышались голоса. Негромкие, вкрадчивые, похожие на шипение змей. Когда же она открыла глаза, комнату заливал утренний свет, а телефон разрывался от звона похлеще будильника. Стараясь не думать о том, сколько часов она успела проспать за эту ночь, Алиса выскользнула из кровати и побежала к телефону.

Спустя минуту она с недоумением положила трубку. Ложиться снова спать оказалось уже слишком поздно, и Крапивина поплелась в ванную комнату. Кто бы ни был неизвестный позвонивший, говорить с ней он не пожелал. Странно, конечно, но бывает всякое.

Умывшись и почистив зубы, Алиса почувствовала себя почти хорошо, однако невыспавшийся организм требовал кофеина, и желательно в больших количествах. Мысль о том, что у неё сегодня день рождения, промелькнула по дороге на кухню. Никогда она не любила свой персональный праздник, потому и не отмечала его. Впрочем, как-то в студенческие годы ей устраивали вечеринку-сюрприз, позаимствовав эту идею из западных фильмов, и тот вечер Алисе понравился. Но это скорее исключение, нежели правило.

Что же касается её дней рождения в детстве, то одно из них запомнилось. Её пятилетие. Яркий и безоблачный день начался с того, что Алиса проснулась и возле кровати обнаружила огромную коробку, полную самых разных подарков от родителей, которые тогда ещё не ссорились каждый день. Любопытно, поздравят ли они её сегодня, спустя двадцать лет.

Родители развелись, когда Алисе едва исполнилось восемь. С тех пор она была переходящим багажом, который они небрежно пересылали друг другу. Мать уехала в Европу, отец остался в России, а сама Алиса, едва расставшись со школой, поселилась в съёмной комнатке, которую оплачивала самостоятельно заработанными в ближайшей кофейне деньгами. Труд официантки оказался нелёгким, зато давал иллюзии независимости. До тех пор, пока ей не напомнили о заключённой ещё в детстве помолвке – последнем, что родители решили и предприняли сообща.

Вспомнилось, как в день окончания Университета Магии она, опаздывая, вбежала в зал, где проводилось вручение дипломов. В глаза сразу бросились пустые кресла, которые она забронировала для родственников. Они не приехали – ни отец, ни мать, ни сводная сестра, единственная дочь второй отцовской супруги.

Нажав на кнопку кофемашины, Алиса напомнила себе о том, что всё уже в прошлом. Она выросла и вполне способна обходиться без родительской поддержки, которой ей когда-то так не хватало. Позади остался не только университет, но и жизнь в столице. Теперь, вернувшись в родной город, она смогла позволить себе арендовать не просто маленькую комнату, а целую квартиру. Не пентхаус, конечно, но весьма комфортабельную и с вполне адекватными хозяевами, которые не утруждают себя регулярными проверками и не считают суеверно, что, будучи ведьмой, она непременно притащит в квартиру чёрного кота, круглосуточно будет держать зажжёнными свечи, а в довершение наведёт порчу на соседей.

Чуть позже, включив телевизор, Алиса не сомневалась в том, что сведения об убийстве Марии Горностай уже просочились в прессу. От журналистов, к сожалению, ничего нельзя утаить, и весьма часто они сообщают горячие новости, не дожидаясь официального заявления от полиции или, если говорить об их случае, от МН. Обычно это только мешает следствию.

Нынешней ночью Алиса была среди специалистов Магического Надзора, которые выехали по анонимному звонку человека, нашедшего тело Маши, дочери одного из крупнейших бизнесменов и влиятельных магов города. Если поначалу они решили, что девушка стала жертвой несчастного случая, то по прибытии на место пришлось распрощаться с версией. Несомненно, это убийство.

Первая выдвинутая ими версия – ограбление. Они не нашли ни сумочку Марии, ни её мобильный телефон. Но на девушке остались дорогие украшения, что несколько выпадало из общей картины. Если её ограбили, а потом убили, то почему не сняли драгоценности? Уступив место оперативно прибывшим криминалистам и получив разрешение уехать, Алиса не переставала думать об этом, и, чем дольше она размышляла, тем более маловероятной ей казалась версия об ограблении.

Снова зазвонил телефон, на этот раз мобильный.

– Доброе утро!

– Привет, Олег, – ответила Алиса, услышав голос своего напарника.

– С днём рождения тебя!

– Ты что, залез в моё личное дело?! – возмутилась она, но в ответ раздался громкий заразительный смех.

– Нет, ты как-то сама проболталась. Забыла уже? Какие планы?

– За исключением работы, никаких.

– А как насчёт ужина?

– Олег…

– Только не говори «нет» сразу! Считай, что такой ответ запрещён! Как в детской игре: «Чёрного и белого не брать, «да» и «нет» не говорить».

Алиса невольно улыбнулась. Олег то ли продолжал свои неизменные шутки, то ли, в самом деле, собирался пригласить её на свидание. Похоже, его ничуть не волновал тот факт, что служебные романы там, где они работали, обычно не одобрялись.

– Я подумаю, – сказала Алиса.

– Отлично! – обрадовался Олег. – Кстати, я даже приготовил тебе подарок. Увидимся в морге.

– Умеешь ты быть романтичным!

Алиса попрощалась с Олегом, допила кофе и торопливо продолжила собираться. Перед глазами, будто застывший кадр киноплёнки, всё ещё стояла увиденная ночью картина. Безжизненное тело молодой и довольно красивой девушки, восковое лицо с застывшим на нём выражением пережитого перед смертью ужаса, пятна крови на асфальте. Особенно отчётливо почему-то врезалась в память небольшая татуировка на руке Марии. Что-то с татуировкой не так, что-то она ей напоминала, но что? Алиса так и не смогла понять, и это тревожило её, напоминая царапину, которую то и дело задеваешь.

Выходя из дома, она подумала, что родственникам Маши наверняка уже сообщили о случившемся. Обычно эту задачу брали на себя рядовые сотрудники МН, но, учитывая, каким важным человеком в городе был Горностай, к нему, должно быть, заехал сам Аркадий Фогль, её непосредственный начальник. Вспомнив о нём, она чертыхнулась, бросила взгляд на часы и побежала к ожидающей на стоянке машине.

Три месяца назад.

– Значит, тебя зовут Крапивина Алиса? – лениво перелистывая её документы, спросил сидящий за столом человек.

Он ей сразу не понравился. Дело даже не во внешности, хотя немолодого лысеющего блондина, на животе которого едва сходились пуговицы пиджака, трудно назвать красавцем. Самым неприятным оказался его взгляд. Создавалось впечатление, что мысленно он уже поставил ей оценку, и отнюдь не высокую.

– Крапивина Алиса Александровна, – ответила она, усердно борясь с желанием засунуть руки в карманы новых, увы, не слишком удобных строгих брюк и напомнить собеседнику о том, что на «ты» они ещё не переходили.

– Мы здесь привыкли обходиться без отчества, особенно, в разговорах с…

– Женщинами? – подсказала Алиса и тут же прикусила язык.

– Молодыми сотрудниками, – буркнул Аркадий Фогль и снова посмотрел на бумаги, будто искал, к чему прицепиться.

Она постаралась заставить себя не нервничать из-за этого. И оформление документов, и послужной список, и рекомендации – всё в полном порядке.

– Любопытно, чем руководствовался твой прежний начальник, отправляя тебя на оперативные задания, да ещё и настаивая на том, чтобы ты делала это и впредь, – пробормотал он. – У нас… хм… представительницы прекрасного пола обычно занимаются канцелярской работой.

– Ну, с написанием отчётов я вполне справлялась, а, что касается постоянной работы с бумагами, это не для меня, – твердо произнесла Алиса.

– Что ж, я посмотрю, кого смогу выделить тебе в напарники, – кисло отозвался Фогль. Его пухлые пальцы стиснули папку с документами. – Можешь идти. Собственного кабинета у тебя пока не будет. Сотрудники покажут, где есть свободный стол.

Алиса развернулась и направилась к выходу из кабинета. Мысль «Кажется, я легко отделалась» мелькнула и пропала. Когда она положила ладонь на дверную ручку, за спиной послышался голос нового начальника.

– Ты носишь юбки?

– Не на работе.

В коридоре Алиса снова оказалась под прицелом множества взглядов. Впрочем, надо заметить, что почти все они были сочувствующими. Наверняка мало кто из работников испытывал симпатию к начальнику, и теперь она их понимала. Однако никто не поторопился показать ей свободный стол в одном из просторных общих отделов для специалистов. Пришлось отправиться на его поиски самостоятельно.

Проходя мимо одного из кабинетов, Алиса едва успела отпрыгнуть, когда дверь распахнулась, и оттуда вышел мужчина лет тридцати. Надо отдать ему должное – он тут же извинился. Его взгляд тоже был изучающим, но ничем не походил на тот, которым несколько минут назад сверлил её Фогль. Кроме того, незнакомец оказался на редкость хорош собой. Внимательные синие глаза, тёмные волосы чуть длиннее, чем обычно носят в его возрасте, располагающая белозубая улыбка.

– Вы ведь новенькая? – спросил он. – Кажется, нас пока не представили. Дарий Княжевич.

– Алиса Крапивина.

– Вам уже нашли напарника?

– Пока нет. Обещали этим заняться. Надеюсь, скоро подберут.

Собеседник проследил её опасливый взгляд в сторону кабинета начальника.

– Постараюсь посодействовать в этом вопросе. А пока можете пройти вон в тот зал. Там точно есть свободный стол возле окна, самое лучшее место, можете мне поверить.

– Спасибо, – растроганно пробормотала Алиса и, сразу же двинувшись в указанном направлении, толкнула прозрачную дверь.

 

Без узкого ободка помолвочного кольца рука выглядела непривычно, но можно было не сомневаться, что вскоре к этому придётся привыкнуть. Как и к тому, что теперь её место здесь.

Так начался первый рабочий день в городе, из которого она когда-то уехала, а теперь вернулась. Новый этап в её жизни. Впереди ожидала неизвестность, а также подкарауливали трудности, которые предстояло преодолеть.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17 
Рейтинг@Mail.ru