Искра, погружайся! В плену Янтаря

Яна Фортуна
Искра, погружайся! В плену Янтаря

Пролог

Наш привычный мир давно уже не тот, каким он был. Что же в нем изменилось? В уравнении нашей жизни поменялся всего один единственный знаменатель – у нас больше не было Бога, у нас был Провиданс.

В конце двадцать первого века, в 2093г, человечество было на грани вымирания, а все началось с одного маленького, казалось бы, крошечного, в масштабах планеты, инцидента. Но он был подобно искре, разжёгшей пожары по всему миру.

Началась кровопролитная война за веру. Население земного шара разделилось на лагеря – изуверы различных конфессий, атеисты, уфологи. Не имея какой-то реальной подоплёки, каждый пытался доказать свою правоту в агрессивной – кровавой форме. В странах были междоусобные распри, правительство свергалось, народ бесновал. Секты, группировки, воровство, бандитизм, голод… Наш вид поставил сам себя под угрозу. Треть населения планеты была истреблена в ходе этой войны.

Несмотря на огромные разрушения, все постепенно закончилось, и со временем в мире воцарился мир и порядок.

Виной всему – стало "доказательство". Вернее, не виной, а спасением.

Мой прадед Александр Алестер Рош, подтвердил научное происхождение человека. Основательно, без малейшей возможности усомниться в его правоте.

Это было открытие генома души.

Он доказал, что наше сознание, душа это вовсе не данность Богом, инопланетной расы, или ещё кем-то – это лишь химический процесс нашего организма.

В дальнейшем, когда человечество, наконец, получило ответ на свой главный вопрос – войны прекратились. Но мосты были сожжены окончательно, государства разрушены.

Нужно было решать проблему неконтролируемого хаоса в мире, и ключом решения стал – геном души.

Разработки Алестера Роша глобализировали: монополисты и капиталисты, для стабилизации общественного порядка оказали огромную финансовую поддержку моему прадеду, и он на основе своего открытия – разработал единую глобальную тестирующую сеть, получившую название – ПРОВИДАНС. Алгоритмическую машину, которая могла проанализировать человека на основе его биологических и психологических данных.

Это возымело ошеломительный успех, Провиданс показывала невероятные результаты. И вскоре, для большей пользы машину настроили не просто анализировать личные качества человека, но и то, в сфере чего он сможет себя лучше всего проявить. Это было идеальным решением.

Что служит почвой для конфликтов? Алчность, зависть, стремление к власти. Но если человек заранее знает свой потенциал, то риск того, что он будет стремиться к тому, с чем он навряд ли справится – сводится к минимуму.

Это было начало революции – в корне изменившей жизнь людей. Новая эпоха – названная Третьей Эрой.

Теперь каждый живущий на планете, должен был пройти тест на оценку будущего развития.

В ходе испытаний выяснилось, что максимально точный результат машина выдаёт новорождённым. И с тех пор каждый младенец, сразу после рождения, проходил тест на оценку личности – получая биометрический паспорт с полным набором личностных характеристик, включая будущую специализацию.

В паспорте было прописано:

– Личные качества

– Таланты

– Показатели здоровья и примерный срок жизни

– Сфера занятости

Провиданс прекрасно вписалась в нашу жизнь, в мире постепенно исчезли преступность, голод, войны. До одних пор.

Спустя шестьдесят лет от начала Третьей Эры, великий ученный, и преданный фанат своего дела – Александр Рош скончался, передав компанию в руки, своего ничего не смыслящего в науке сына, заядлого монополиста и моего деда в одном лице – Бенедикта Роша, превратившего Провиданс из простой социальной программы в огромную транснациональную корпорацию. Он ввёл в мире тоталитарный режим, создал из оставшихся городов конфедерацию, а верхом власти сделал Провиданс, под гнетом его мирового правления, общество разделилось на касты – высшие и низшие, богатые и бедные, в последствии названные Платиновыми и Медными. Границы между ними были чётко очерчены. Низшие касты жили в нижних уровнях полисов, а высшие – на верхних.

В последствии Бенедикт Рош самостоятельно создал новую касту – Правящие, входили в её состав все основатели корпорации и их потомки. Для них было полностью отменено тестирование.

Но… ничто новое не может прижиться без последствий, и у машины в это же время, начали происходить первые скачки… получившие в дальнейшем название "искры". Машина проводила ребёнку анализ и в очень редких случаях, а с годами все чаще и чаще, начала выдавать пустой паспорт. Бенедикт, собрал под своё начало самых передовых учёных мира. Они приняли "искру" за сбой в машине, за неполадку. Но ошиблись, поняв, что проблема была не в системе, а в самих детях.

Их ген души был "сломан" повреждён. Дальнейшее изучение показало, что такие дети в будущем становились социально опасными, нестабильными, непригодными для жизни в обществе. Тогда, Бенедиктом, для блага общества, было принято суровое решение – подвергать таких детей незамедлительной ликвидации. Детей, получивших пустой паспорт, сразу после инициации отвозили в изоляторы, и сразу уничтожали.

Для народа он обозначил это как – малая кровь для блага общества. Этот жестокий закон приживался очень трудно и долго. Прошло не мало времени, прежде чем избавление от новорождённых искр стало чем-то обыденным, а среди населения, "искры" стали страшилкой для детишек, поговаривая, что они вырастали настоящими чудовищами. Но так как никто не видел их в живую, это все-таки относилось к области народного "фольклора".

С тех пор прошло больше ста лет. У власти сейчас находится мой отец, Николас Рош. Мультимиллиардер, мировой деятель, а я его единственная дочь и наследница Мелания Рош. И это моя история

Глава 1. Истоки

129 лет от начала Третьей Эры. 2227 г. по старому календарю

МЕЛАНИЯ РОШ

Сэм, дай скорее платье, которое ты принесла, – лукавая улыбка коснулась моих губ. Перейдя на полушёпот, я добавила. – Ты знаешь, отец убьёт меня, если узнает, что я все-таки сбежала на эту вечеринку.

В ответ послышалось недовольное мычание моей лучшей подруги. Саманта, как человек, правильный до мозга костей, конечно, была не рада затее, что я иду наперекор своему отцу. И она, в какой-то степени права, учитывая кто он.

Казалось бы, на что можно было жаловаться в моем положении, когда весь мир лежит у ног… Только вот драгоценный папочка держит меня в золотой клетке с самого рождения, так что, единственная возможность наблюдать за благами мира – это максимум в интернете с экрана коммуникатора1. Что уж говорить, мне даже нельзя пользоваться социальными сетями, и прочими прелестями развитых технологий. Так что, вечеринки, дискотеки, тусовки – на это все, касаемо меня наложено табу. Я лишь с недавних пор, выходила в свет, но только на официальные приёмы, ну и несколько раз была в головном офисе Провиданс. До этого, папа в буквальном смысле прятал меня от нашего Правящего общества.

Образование я тоже получала на дому – со мной занимались лучшие учителя, затем преподаватели, профессора. Так что, единственным моим утешением – было чтение, особенно книг по истории. Благо, у нас была огромная книжная библиотека, что было роскошью в наши дни, когда печатные издания были антикварной редкостью.

Папа всегда был невероятно строг… но после смерти мамы, это стало его идеей фикс. Маму я помнила плохо, её не стало, когда мне было шесть, но все равно, воспоминания о ней давались мне крайне болезненно.

Я никогда не шла на перекор отцу, но дух авантюриста сегодня, впервые, взял верх. И раз уж мне суждено быть заложницей "роскошной" жизни, то сегодня я наслажусь ей сполна! Держись папочка!

Собственно, по тому, Сэм так негодует, она кстати моя горничная. Уже несколько лет она живёт у нас, ей выделен отдельный домик для прислуги, в самом удалённом уголке нашего фамильного особняка.

В моменты, когда мне было совсем одиноко, Саманта всегда была рядом, поддерживала меня.

Я сидела за туалетным столиком, нанося на веки пудровые тени пастельных тонов, и краем глаза наблюдая за своей подругой. Я еле сдерживала смех, видя, как Саманта ходит из угла в угол, бормоча что-то себе под нос, особенно, учитывая, каких размеров была моя спальня, ходить ей приходилось много. Моя комната находилась на самом верхнем этаже. Огромные светлые апартаменты, пол и стены которых были отделаны белым мрамором, стыки которого были инкрустированы алмазной крошкой. Потолок был полностью стеклянным, что мне безумно нравилось. Я могла наблюдать закаты, рассветы, звёздное небо. При желании, он легко затенялся дистанционной системой управления. Убранство комнаты было для меня чересчур помпезным, свойственным середине двадцать второго века. Вся мебель, была из платины, что наводило на мысль, что Бенедикт, мой дед, который и построил наш особняк, питал определённую слабость к этому драгоценному металлу, и имел… ну крайне кричащий вкус. Белоснежные занавеси из паучьих шелков, такие же белоснежные мягкие покрывала, пледы, подушки из самых редких и дорогостоящих материалов. Но я была равнодушна ко всему этому. Самым моим любимым местом – был невероятно длинный балкон, с которого открывался духозахватывающий вид на наш сосновый сад, рукотворное озеро, и, конечно, бесконечное небо.

 

Наш особняк находился на самой окраине Бришалота, столицы мира, огромного полиса с населением больше ста миллионов человек. Так как экология нашей планеты ухудшилась, кислород был не очень чистым. Он был пригоден для жизни, но все же, в верхних слоях был на много лучше. Именно по тому, на верхнем плато города, которое находилось на высоте ста метров выше уровня моря, жила Платиновая каста. Плато стояло, упираясь на монолитные столпы, которые на многие километры заглублялись под землю. Вокруг столпов, по периметру всего города протянулась стена, закрывающая наземную часть полиса, в которой жила Медь.

И именно, из-за того, что наша Платиновая часть города находилась на высоте – с моего балкона небо было как на ладони. Ну а в купе с потрясающим садом, это смотрелось невероятно. Как можно не любить такую красоту?

Я вновь взглянула на подругу – она наконец прекратила измерять шагами мою комнату, и села на краю моей до неприличия большой кровати, уставившись в стеклянный небосвод и накручивая на палец каштановые волосы. Нуу, так не пойдёт. Я подбежала и радостно обняла её:

– Ну что ты Сэм, ну не веди себя так. Я расстраиваюсь. Порадуйся лучше за меня. Ты же знаешь, мне тут дышать не дают. Я просто пойду, немного повеселюсь и все.

– Мел, я очень переживаю за тебя… у меня ужасное предчувствие, – она замялась на этих словах и стала нервно крутить на руке медный браслет – знак низшей касты. Я была непреклонна, и она, нервно выдохнув, села на корточки, вытащив из-под моей кровати маленький чёрный пакет.

– Саманта, мне уже девятнадцать, я же должна хоть раз почувствовать себя полноценным живым человеком… не начинай, прошу.

Сэм, определённо, не устроил мой аугмент, но она все-таки дала мне свёрток с крайне понурым выражением лица.

Я, минуя угрызения совести, что заставляю мою любимую подругу так нервничать, решения своего менять не стала. Быстренько развернув пакет, я вытащила его содержимое и запищала от радости. Красивый сиреневый шёлк заструился по рукам. Мои глаза засверкали в предвкушении, впервые в жизни я надену нечто подобное. Не заставляя себя ждать, я стянула домашнюю одежду. На мне осталось только ажурное белье и чулки. Внимательно повертев платье, я выяснила, что оно предполагало отсутствие верхней части дамского туалета. Я округлила глаза и вылупилась на Сэм, на что она просто пожала плечами, сказав:

– На меня не смотри… это был твой интернет заказ…

Деваться было некуда, я сняла лифчик, жалобно провела его взглядом, отправляя в свободный полет, и надела свой наряд.

Надо было видеть лицо Сэм… она как истинная ханжа, чуть не свалилась в приступе обморока:

– Мел, может все-таки не стоит… твой отец камня на камне не оставит, если увидит тебя в таком виде…

Я конечно рассчитывала именно на такой эффект… но не знала, что буду чувствовать себя настолько неловко. Я покрутилась перед зеркалом. На меня смотрела незнакомка. Не смотря на крайне вульгарный для меня вид, я не могла не признать – платье сидело просто потрясающе. Широкий чокер бесподобным кружевным ободком украсил мою шею, тонкие атласные нити соединяли его с невесомой тканью платья, нескромно прикрывая грудь и полностью обнажая спину. Благо, снизу была длинная юбка в пол, если не считать какого – то до неприличия бесконечного разреза сбоку. Белоснежные локоны собраны в высокую причёску, глаза стали ещё более глубокого зелёного цвета благодаря макияжу.

Поймала себя на мысли о том, на сколько я не похожа на маму, у неё была роскошная копна темно- коричневых блестящих волос, красивые карие миндалевидные глаза, я даже ростом в неё не пошла, она была высокой и статной, элегантной. Уверенная в себе, сильная… совсем не такая как я.

Воспоминания о маме, как всегда заставили моё сердце больно сжаться, улыбка медленно начала сползать с лица, но Сэм резко выдернула меня из мыслей:

– Мел, в последний раз говорю, опомнись, допустим, у нас все получится, ты сможешь улизнуть из дома, а что потом? Там же повсюду будут папарацци. Все-таки, это самая громкая вечеринка за этот год, вся Платиновая молодёжь, звезды музыкальной касты будут там, а вдруг там будет кто то из Правящих…! В этом виде, ты к себе однозначно привлечёшь внимание камер!

– Саманта, перестань паниковать, я все хорошо продумала. Ты же знаешь, что я буду в маске. Кроме того, я буду с Лео, он обещал обеспечить моё инкогнито. Мы немного повеселимся, и я сразу приеду домой. Отец ничего не узнает! Ну и в интернете про меня не так уж много информации, так что я вообще не парюсь, и советую тебе поступить так же.

– Ну да, – парировала Сэм. – При худшем раскладе, тебе будет светить домашний арест, а вот моей голове не поздоровится, и самое малое что со мной будет – увольнение, об остальном даже страшно подумать. А вдруг что-то с тобой случится? Да твой отец…

– Хватит Сэм, обещаю, что все будет хорошо!

Губы Сэм сложились в тонкую нить, но отвечать она больше не стала. Я была ей за это благодарна, потому что её неуверенность явно отражалась и на моей решимости увидеться на вечеринке с Лео Нюбергом. К слову о нем, он был ярким представителем нашей Правящей верховной касты, сын магната, его отцу принадлежало большое количество акций Провиданс, и он был самым приближенным к моему папочке человеком!

Мой отец всегда не двузначно намекал на то, что заинтересован в объединении капиталов наших семей, не сложно догадаться каким методом.

Лео был высоким статным молодым человеком, светлые волосы, высокий лоб, волевой широкий подбородок, глаза цвета льда. Его красота завораживала.

Мысли о нем всегда заставляли меня трепетать, и сейчас это прибавило мне уверенности в себе. На последок ещё повертевшись перед зеркалом, я сняла шёлковое платье и положила его в сумку.

Отца уже несколько дней не было дома, он улетел на собрание Правящих, проходящего в промышленном полисе, который располагался на территории бывшей Австралии. Так что я смогу провернуть свой план проще простого! А он был таков: я переоденусь в одежду Сэм, за мной приедет её парень Арчи, повезёт меня в клуб, и потом через пару часов привезёт обратно. Самое сложное, это обдурить охранников. У папы их целая армия. Но я не буду Мелани Рош, если не добьюсь своего! Я попрошу начальника охраны пропустить машину Арчи на территорию, и все. Останется просто пройти незаметно и сесть в неё.

От одной мысли адреналин подскакивал до небес.

Прямо воплощение моей любимой старинной сказки о Золушке, где Сэм моя фея крестная, Арчи, ну скорее его машина – в роли тыквы, а в волшебном "замке", меня ждёт сказочный принц Лео. Эта интерпретация пришлась мне по душе, и я невольно улыбнулась своим мыслям.

* * *

Небо уже было усыпано звёздами, Арчи с минуты на минуту должен был приехать за мной. Я вышла на террасу, в нетерпении поглядывая на ворота, через которые он проедет через охранный пост, прямиком к центральному входу в особняк.

– Ну где же он? – взволнованно спросила я Сэм.

Не успела я это сказать, как у моей подруги зазвонил коммуникатор.

– Он приехал.

Я снова выбежала на террасу, смотря в даль на огонёк машины. Там уже столпились охранники. Я позвонила начальнику охраны, требуя пропустить Арчи внутрь. У меня все же была лёгкая тревога, что они не послушаются… мой отец помешан на контроле, и мог запретить им подчиняться моим указаниям. Но ворота все-таки отворились, и я облегчённо вздохнула, видя, как машина Арчи проехала внутрь и направилась прямиком ко входу в мой дом.

Отбросив все сомнения и посторонние мысли прочь, собрав всю волю в кулак, я надела одежду и пальто Сэм, накинула капюшон. Полная решимости, но на трясущихся от страха ногах, ступила на свой путь маленького бунтаря!

Глава 2. Мир каким он есть

МЕЛАНИЯ РОШ.

– Привет Арчи, спасибо большое, что стал соучастником моего преступления! – на одном дыхании выпалила я, на ходу запрыгивая в его воздушный аэрокар2 красного цвета, моментально зарезонировавший от моих акробатических трюков. Сердце бешено колотилось от адреналина, меня не заметили! Все оказалось так легко!

– Я разве мог тебе отказать? – улыбаясь ответил он. – Но очень не в твоём духе Мел, до сих пор в шоке от того, как на это согласилась Саманта.

– Это день "наоборот" для всех нас, – весело ответила я.

Арчи учтиво кивнул, и медленно двинулся к выезду из дома, где нас пропустили без лишних вопросов. Он ехал медленно, все время отвлекаясь на свой коммуникатор.

– Не можешь даже минутки прожить без своей девушки? – весело подколола его я, переживая, что такими темпами мы далеко не уедем.

Он ничего не ответил, как-то нервно улыбнулся и отключив голографическую панель, полностью переключился на дорогу.

Я понимала, что у него есть все причины нервничать. Представляю, как он переживает. Хотя это он сам вызвался мне помочь, что было очень любезно с его стороны.

Я не так давно знала Арчи, познакомила меня с ним естественно Сэм, хотя встречались они уже года четыре точно. Не знаю, почему она так тщательно прятала от меня своего замечательного парня. Он оказался очень даже приятным человеком, добродушным, простым, весёлым. Он работает шофёром у друга моего отца.

Арчибальд тоже был медным, как и Саманта, и оба они были из касты обслуживания. Так что их отношения приветствовались. К слову об этом, браки были возможны только на представителях своей касты, без каких-либо исключений.

У меня же вообще "джек пот", союз возможен только на члене Правящих, что не может не печалить моё девичье сердце. Если представителей Меди было 2 млрд с лишним, представителей Платины – примерно 1 млр. 300 млн, то членов Правящей касты было ровно 1679 человек на сегодняшний день, из которых процентов 70% были уже почтенного возраста. Наша каста не отличалась высоким уровнем рождаемости, по каким-то биологическим причинам, в которые я не вникала. Я это все к тому, что правящей молодёжи моего возраста было крайне небольшое количество. Вишенкой на этом торте было ещё одно – у нас все до тривиального просто, никаких эмоций на публике, выражения любви, этикет обязывает. Иногда мне становилось грустно от мыслей, что я лишена нормальной жизни по праву рождения, но быстро одёргивала себя. Я воспитана в соответствии норм моей касты. Более того, я не просто член Правящих, а самая первая и единственная наследница династии Рош. Моя семья высшая даже среди Правящих. И я не могу ударить в грязь лицом. Тем более, все эти сердечные дела – далеко не самое важное! Да и в принципе Лео Нюберг – из всего скудного выбора – можно сказать выигрыш в лотерею, так что надо улучшать с ним отношения, чем я сейчас и собираюсь заняться.

Я пересела на заднее сиденье, мысленно улыбнулась, уловив едва заметный фиалковый аромат духов Сэм, походу навсегда впечатавшийся в старую обивку аэрокара.

Быстро стянула с себя одежду и переоделась в платье, благо, туфли Сэм заранее оставила в машине бойфренда, ещё раз спасибо моя заботливая фея крестная!

Мы выехали на центральную магистраль. Арчи нажал на газ, и переключился на ультра скоростной режим. Воздушная машина прижалась ближе к поверхности дороги, и мы рванули. Я посмотрела в окно. Никогда не переставала любоваться красотой нашего полиса. Город, которому нет равных по грандиозности, величию. В ночи он был просто великолепен. Мы ехали по магнитной магистрали, которая на многие километры протянулась через все Платиновое плато. Высоченные белые небоскрёбы в подсветке, либо полностью стеклянные здания. Центральные улицы были озеленены редкими растениями. Красивые пальмовые деревья, реже лиственные. А вон в далеке показался белый конусовидный купол. "Сердце" нашего мира – головной офис Провиданс. Я улыбнулась, гордость переполняла меня. Бришалоту нет равных – много стекла, много света и много зелени.

В просветах магистрали, далеко внизу виднелись огни Медных поселений. У меня всегда был интерес посмотреть, что там, но возможности попасть туда у меня, конечно, не было.

 

Мы наконец доехали до клуба "Эмпаер". Здание в форме чёрного стеклянного шара – самый последний тренд моды в архитектуре. На светящемся бирюзовым цветом дверном проходе, была целая толпа народа, мужчины и женщины в ярких нарядах, девушки на огромных платформах, в белоснежных латексных платьях, обтягивающих фигуру как вторая кожа. Конечно, ни одного медного браслета, не считая обслуги, одна платина.

Музыка гремела на всю улицу. По краям широкой лестницы танцевали световые танцовщицы. Я как заворожённая наблюдала за людьми, до сих пор не верилось, что я воочию вижу все это. Я ущипнула себя за щеку, чтоб убедиться, что это все мне не снится.

Трясущимися пальцами и с наиглупейшей улыбкой я набрала номер Лео на голографической панели. Спустя пару гудков он ответил и вскоре, уже стоял на пороге клуба, оглядываясь по сторонам в поисках меня.

Да, сказать, что сегодня он был особенно красив – это ничего не сказать. Он возвышался над всей толпой, непроницаемое идеальное лицо, широкие плечи. Полупьяные девицы уставились на него таращась, и начали о чем-то перешёптываться. Ну ещё бы… встретить Правящего средь бела дня, это то же самое, что увидеть единорога.

На секунду я засомневалась в своей затее, захотелось развернуться и уехать домой, спрятаться в своей комнате и закрыться на семь замков. Но я все-таки собрала волю в кулак.

Все! Мелани, самое страшное позади! Хватит дрейфить! – мысленно упрекнула себя я. Поспешила надеть последний штрих – краеугольную маску из чёрного силикона, которая спрячет меня от камер. Благо это был самый модный аксессуар в этом месяце. Я попрощалась с Арчи и, вышла из машины.

Лео заметил меня не сразу, несколько раз он скользил по толпе взглядом, в том числе и по мне, и только потом узнал. Он оцепенел.

Я ликовала. Нет не от его ошарашенного взгляда, и того как он плотоядно разглядывал меня. А от того, что раз уж Лео меня сразу не узнал, то папарацци, тем более в темноте клуба, меня не узнают точно. План надеть откровенное платье, которое никогда в жизни не надела бы дочка Роша, сработал на все сто! Но не буду лукавить, увидеть вечно сдержанного "принца" в таком шоке, было тоже приятно.

Быстро выйдя из ступора, Лео подошёл ко мне.

– Ого… крайне неожиданно, – сказал он растерянно. От меня не ускользнул его блеск в глазах. – Рад, что ты все-таки смогла выбраться.

– Лео, – я мягко улыбнулась ему. – Давай скорее зайдём внутрь, пока никто меня не узнал, все смотрят на нас.

Он огляделся, и кивнув мне, взял за руку и провёл в клуб.

Мы оказались внутри.

Темноту клуба освещали неоновые кольца, с плавно движущимся прожекторами лилового и белых цветов. Огромная территория, много танцплощадок. Все то исчезало, то опять появлялось в лучах тусклого света. Гладкий лакированный чёрный пол, в котором прожилками загорался и затухал свет. От центра купола неоновыми нитями расползалась люстра. По всюду были экзотические растения, много мягких диванов, барные стойки с выпивкой. На сценах, в светящихся клетках извивались полуголые девушки. Людей было так много, что места практически нигде не было.

Лео провёл меня в ВИП зону. Это была огромная капсула, которая снаружи выглядела как зеркальный шар, но внутри она оказалась прозрачной и из неё открывался вид на главную сцену. Помещение было мрачным, но роскошный современный дизайн не мог ускользнуть от взгляда. В капсуле было дистанционное управление, скорее всего со стандартным набором функций: увеличить или уменьшить свет, сделать капсулу прозрачной с наружи, зум любой сцены, подавление шума и прочее, проверю это потом. Самым ярким элементом было, конечно, озеленение потолка и стен капсулы бриофитами – мохообразными растениями, которых на нашей планете было уже не так много. Растения, как таковые, вообще вымирали целыми видовыми группами, и мох, был самым редким из оставшихся, говорят это из-за радиации. Растения – были удовольствием для богатых, позволить себе дома маленький сад, могли представители даже далеко не всей Платиновой касты.

Это давно превратилось в бизнес, в 2227 году по старому календарю, продавалось все, кроме воздуха. Я хихикнула.

Все было просто потрясающе, если бы с порога нас чуть не сшиб запах перегара.

Внутри нас ждали Беатрис с Шоном, и это стало для меня абсолютно неприятным сюрпризом. Я их терпеть не могла. Нет, мы никогда не конфликтовали в открытую, но то что они меня невзлюбили я поняла ещё с нашей самой первой встречи. Они нас не сразу заметили, так что картину я застала не самую пристойную. Увидев нас, Шон быстро выдернул руку из-под юбки Беи.

Так что там я говорила о сдержанном проявлении эмоций среди Правящих? Ну да, судя по всему, я чуть преувеличила с пафосом. Это правило свято, пока в темноте не видно.

Жаль, что они тут. Мне хотелось побыть с Лео наедине. Шон и Бея были его лучшими друзьями, так что я могла догадаться, что они тоже будут тут.

Лео как-то не добро переглянулся с другом, который в ответ недовольно фыркнул, поправил выбившуюся рубашку, и натянул на лицо шикарную белоснежную улыбку, больше похожую на оскал.

– Дружище, зачем ты привёл её сюда? Разве тут ей место?

Я моментально почувствовала себя неловко. Беспардонный – это самое первое слово, которое приходит на мой ум, при упоминании Шона Бирна.

– Она пришла повеселиться, так Мел?

Я закивала головой, и нарисовала на лице самую очаровательную улыбку, на которую была способна.

– И она никому не скажет о том, что сегодня увидит… как и мы «не видели» её сегодня тут, – Лео приобнял меня за спину, заставив покраснеть.

Шон нагло шарил глазами по мне, не стесняясь при этом откровенно пялиться на мою грудь.

– Я тебя, признаюсь, сразу не узнал, – Шон сделал мимолётную паузу, а потом неприятно протянул. – Где ты взяла своё платье? В борделе? – я плотно сжала свои губы и сжала руки в кулаки. – Не обижайся, киска. Просто ты в нем чертовски горячая…

Я проигнорировала отвратительный «комплимент» и посмотрела на Беатрис, которая сверлила все это время меня взглядом. Наверное, ей надоел этот спектакль, и она резко развернула голову Шона к себе, не церемонясь, показательно, засунула свой язык ему в рот. Он что-то нечленораздельно промычал, но сопротивлялся не долго и к счастью, окончательно забыл обо мне.

Лео взял меня под локоть, отвлекая от не самой приятной картины, и провёл к свободному месту. Мы сели на диванчик. Я обратила внимание на него. Аромат сладкого парфюма, смешанный с запахом алкоголя, резко ударил в мои ноздри… Оказывается Лео тоже был подвыпивший. Да уж, действительно непривычное зрелище.

– Все что будет происходить сегодня в капсуле, останется в капсуле, – произнёс он громко, заставляя своих друзей прыснуть со смеху и продолжить своё прерванное занятие.

Фу.

– Видеть тебя…кхм, в таком виде… смелый выбор – обратился Лео, спустя какое-то время ко мне. Он так и не убрал свою руку с моего локтя. Он начал поглаживать мою кожу подушечкой пальца, а затем наклонился чуть ближе, обдавая шею горячим смердящим алкоголем дыханием.

Я нервно сглотнула – его близость крайне пугала. Под налаживанием отношений, я совсем не это имела ввиду!

Лео в очередной раз прошёлся по мне медленным оценивающим взглядом, в котором откровенно горел огонь. У меня практически не было опыта общения с мужчинами, но мне хватило ума понять этот взгляд. Любая другая сочла бы это комплиментом. Но не я. Мне стало не по себе. Как-то все слишком быстро развивалось, учитывая, что все моё предыдущее общение с Лео было крайне официальным. Пересекались мы в основном на семейных вечерах, пару раз я видела его в офисе Провиданс, но я все равно не ожидала от него такого напора в наше первое тайное свидание.

Я отстранилась и мягко убрала его руку.

Он растерялся, но продолжать нажим не стал. Засунул руки в карманы и спросил:

– Что с тобой? Я думал, ты пришла повеселиться сюда.

– Ну да, я… извини, просто… я даже не знала, нравлюсь ли тебе, мы не так много общались… и вообще все это для меня в новинку… прости. Я просто нервничаю.

Он окинул меня пустым взглядом, затем долго думая сказал:

– Тебе надо расслабиться. Может выпьешь что-нибудь? Алкоголь? – спросил он, как-то странно посматривая на меня.

Я расширила глаза и отрицательно покачала головой.

– А как насчёт сока?

– От сока не откажусь, – облегчённо выдохнув, ответила я, в горле действительно пересохло.

Лео что-то нащёлкал на панели, и через пару минут заказ уже был на столе.

Что-то у меня не самое лучшее предчувствие на сегодняшний вечер.

* * *

Я медленно потягивала апельсиновый фреш через соломинку, наблюдая за зуммированным экраном. Лео увеличил центральную сцену, на которой, как я догадалась по вокалу, выступала самая популярная певица современности, солистка группы "Вайолет Батерфляй". Я не была её ярой фанаткой, но любили её довольно таки многие. Но когда изображение на экране увеличилось многократно, я ужаснулась. Она была абсолютно голой, только тонкие светящиеся полоски спиралью обволакивали её фигуру, а вокруг сосков расползались замысловатыми узорами. У неё всегда был крайне пуританский сценический образ, сколько ей должны были заплатить для того, чтоб она оголилась?? Я приуныла. Смотреть на её бесстыдные танцы я не хотела и, поспешно, перевела взгляд на толпу танцующей платиновой молодёжи.

Некоторых я даже узнала. Там были отпрыски из касты энергодобычи, из касты банкиров, военных. Ещё не хватало чтоб кто-нибудь меня узнал… зачем вообще я сюда пришла.

1Коммуникатор – универсальное средство общения 23 века. Его прикрепляют к нейронной системе человека, через ухо, легко распознает команды. Может вызвать голографическую панель для визуального отображения, либо использоваться в качестве средства связи, по типу телефона. Номер телефона – это идентификационный номер, присвоенный при инициации с помощью Провиданс. Грубо говоря – смартфон в виде маленького наушника, постоянно находящегося в глубине ушной раковины.
2Аэрокар – автомобиль, впервые представленный инженерами «роботекс» в 2131 году. В 2141 уже введён в эксплуатацию на масс-маркет. Принцип работы – отсутствие колёс, передвижение за счёт магнитных импульсов, без использования топлива. Только на чистой концентрированной солнечной энергии. Фактически «летающая машина». Чем выше скорость она набирает, тем ближе прижимается к земле. Макс. скорость – 410 км/ч. Такая скорость только у спортивных автомобилей.
1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19 
Рейтинг@Mail.ru