Мой беглец. Стокгольм

Яна Егорова
Мой беглец. Стокгольм

Глава 1

– А тебе палец в рот не клади? Да, Кристоф?

– Тебе не нравится? Я могу убрать, – фыркнул Янссон, даже не открыв свои невозможные голубые глаза.

– Нет, – остановил его, – нет, лежи. Мне нравится.

Опустил руку на его жилистые ноги, которые он только что закинул мне на колени. Сегодня вечер перед нашей поездкой в Стокгольм, на родину моего невыносимого беглеца. Перед отъездом он снизошел до того, чтобы согласиться переночевать на моей квартире в Самаре, а не в той, что мы с ним снимаем напополам. Упрямый, невозможный мальчишка. Никак не хочет принимать меня таким, какой я есть. Мы уже три недели вместе, а он все боится, как бы я не начал показывать свое превосходство и играть с ним.

С тех пор, как он сдался мне в Москве, наши отношения изменились. Я бы не стал утверждать, что намного, но теперь он хотя бы не отрицает, что неравнодушен ко мне. Я до сих пор лишь раз услышал от него признание в чувствах, хоть сам признаюсь ему в них ежедневно. Прекрасно понимаю, что Кристоф молод, неопытен, да и еще с таким «подарочком» от папы в нагрузку.

Не передать то, как я радуюсь, когда он вот так, сам приходит ко мне и ищет моих прикосновений. Вдвойне приятно, когда это все происходит у меня дома. Мне чертовски надоело жить на съемной квартире. Я не привередничаю, но получается, что всю жизнь работал для того, чтобы жить в достатке вместе с тем, кого полюблю, а теперь, когда у меня есть деньги, и когда мой беглец рядом, я не могу, не имею возможности делать его счастливым. Не могу быть с ним столько, сколько захочу! Упрямый мальчишка ходит на работу, отказывается отправиться со мной на отдых, ругается на меня, когда я пытаюсь организовать незапланированный выходной.

Ведь за пределами нашего жилья, он не хочет, чтобы кто-то знал о наших отношениях. Стесняется. Это я понимаю. И готов мириться, однако, со стороны моего беглеца слишком уж много условий, с которыми мне постоянно приходится бороться.

Не смотря на это, он меняется. За эти три недели успело уже много всего произойти, что сплотило нас, заставило его открыться мне, начать понемногу доверять своему придурку.

– Что ты читаешь? – спросил его, сложив руки за головой и откинувшись на спинку кровати, при этом с удовольствием гуляя взглядом по его подтянутой фигуре.

После того, как он сбежал от меня в Москву, а я не мог его догнать, провалявшись в больнице целую неделю, мой Кристоф сильно изменился. Словно повзрослел. За те несколько дней швед остервенело занимался спортом и загонял себя на износ. Как только я отошел от наркоза, сел на самолет и вылетел вслед за ним. Пока добирался, позвонил Игорю и узнал все про Кристофа. Про то, как он вернулся. Как мальчишка не высыпался все это время.

– Я никогда не видел, чтобы наш спортсмен швед литрами пил кофе. Он буквально спит на ходу. Я уже начинаю думать, а не влюбился ли наш красавчик в кого безответно? Где-то же он ночами пропадает? Так, что потом проснуться не может!

Мое сердце замерло, когда на планерке увидел Кристофа, вошедшего в переговорную. Его действительно было трудно узнать. Собранный, серьезный, сильно похудевший и прямой, как натянутая струна. Его походка была каменной. Но при этом его взгляд, вспыхнувший в тот момент, когда он увидел меня – сгусток зверской обиды с примесью ревности и злобы. Он действительно решил, что я остался прохлаждаться в Самаре! И на самом деле до глубины души переживал за придурка меня, когда увидел бинты на моем теле.

– Что там читаешь? – спросил мальчишку, вернув одну руку на его голое колено и при этом позволив своим пальцам легкую прогулку по нему.

– Белов, отвали, – лениво отмахнулся мой беглец, – я сейчас ничего не хочу. Нам рано вставать.

– Ты сам пришел ко мне!

– Отвали, придурок! Я работаю!

Отбивается, но ведь сам же пришел ко мне в одних боксерках, ноги на меня положил. Ага, не хочет он. В мгновение я с легкостью высвободился от него и уселся сверху на Кристофа. Вырвал у него из рук ненавистный мне планшет и отбросил игрушку в сторону.

– Белов, твою…

– Что? – поймал его кулак и прижал эту руку к кровати.

Навис над ним, ловя каждый неповторимый вздох Кристофа, почти касался губами его чуть припухшей верхней губы, которая заставила меня забыть обо всем в первую нашу встречу. Там, на даче у наших общих знакомых.

– Ничего, – мальчишка вдруг совершенно открыто улыбнулся и расслабил руки.

– Так ты признаешь, что специально провоцировал меня? – не поверил я тому, что только что произошло.

– Ну, не все же тебе меня доставать! – усмехнулся невыносимый швед.

Его небесные глаза сияли веселым задором, чем заставили меня окончательно забыть о том, что собирался сделать еще минуту назад. Какие дела? Какие у меня могут быть дела, когда он рядом?

– Что, так и будешь на меня смотреть? Или делом займешься? – уже откровенно счастливо расхохотался Кристоф.

– Кристоф, – позвал его, все еще нависая над развеселившимся мальчишкой. – Кристоф…

– Что? – не сразу смог остановиться швед и замереть от того, что увидел в моих глазах. – Виктор, ты чего? – вмиг стал серьезным мой маленький любовник.

– Скажи, что любишь меня, – потребовал у него, при этом еле заставил свой голос звучать. От волнения окончательно охрип. Мне было жарко. Как всегда с ним было очень жарко, но сейчас меня очень интересовало то, что у него было внутри. То, что он чувствовал по отношению ко мне.

– Виктор, что с тобой? Почему ты вдруг спрашиваешь?

Не ответил ему, потому что и сам не знал, почему вдруг именно сейчас мне было важно услышать его ответ. Как будто…

Да не верю я во всю эту ерунду с предчувствиями, с интуицией и прочим. Обычно не верю. Только не в это мгновение. Меня очень сильно волновал наш отъезд. Не хочу ехать, но не говорил ему об этом. Как будто знаю, что эта чертова поездка к нему на родину обернется для нас настоящей катастрофой. Уже несколько раз порывался отменить наш полет. Но Кристоф так радуется этому путешествию, говорит о том, что хочет показать мне, познакомить со своими друзьями, показать мне свою жизнь.

Я очень рад. Безмерно рад тому, что он думает обо мне не только, как о любовнике. Но и как о человеке, с которым он хочет быть. Но мне безумно важно, все равно безумно важно услышать от него то, как он ко мне относится. Как будто… Как будто его признание волшебным образом сумеет оттянуть катастрофу.

– Кристоф, скажи!

– Да что с тобой, ненормальный? – мальчишка ударил меня ладонями в грудь, требуя этим самым слезть с него, но я не пошевелился.

Наоборот, склонился над ним, и притянул мальчишку к себе, положил голову на его аккуратное плечо.

– Скажи, что любишь меня, – услышал, как мой голос упал до шёпота.

Кристоф медлил еще несколько секунд, очевидно ошарашенный моим поведением.

– Виктор, ты творишь ерунду, – тоже тише сказал мой беглец. – Но… если это для тебя так важно. Окей, хорошо… Я тебя люблю.

Нашел его губы и впился с невероятной жаждой, с такой силой, словно у меня его отбирали прямо сейчас! Отбирали и обещали, что мы с ним больше никогда не увидимся!

– Белов! Ты что творишь?!!

Кристоф еще пытался вырываться, но я окончательно рехнулся! Силой перевернул его и заставил встать на колени перед собой.

– Белов, дебил, отстань от меня!!!

Напал на него и практически заставил принять себя! Сорвал эти чертовы боксерки, вечно отделявшие его божественное белое тело от меня и притянул к себе. Моя рука с наслаждением констатировала его стремительно растущую эрекцию. Что бы он там не говорил, как бы ни изворачивался, но он всегда теряет крышу, когда я прикасаюсь к нему, когда люблю, нежно или напористо, как сейчас, я всегда точно знаю, как сильно ему это нравится! Подхватил его под живот и еще сильнее прижал к себе, жёстче, напористее разбивая свое возбуждение о его крепкие ягодицы, одновременно лаская его предельное возбуждение и доводя нас обоих до неистового исступления!

– Вик… Виктор… – хрипел мой беглец в руках своего придурка.

Да! Я готов отдать все, лишь бы он оставался рядом со мной. Готов сделать для него все. И сделаю, что бы ни случилось! За эти несколько недель окончательно обезумел от любви, ведь я узнал его так близко, как никто и никогда не знал этого маленького чертового благороднейшего божка!

– Виктор… – прорычал мой беглец, извиваясь в моих руках и утопая в неземном наслаждении.

Склонился к нему и прижался губами к белоснежной коже на его спине.

– Вик… Виктор, – вздрагивая от каждого следующего моего толчка, стонал мой прекрасный швед, – Виктор… я… я…

– Что? Что, Кристоф?!! – это уже взревел я, требуя от него немедленного ответа и не позволяя до тех пор получить наивысшее наслаждение от моих ласк.

– Виктор… я… – голос Кристофа сел до той же степени, что и мой собственный, – я… люблю тебя!!! – последнее слово он уже прорычал, потому что именно в этот момент я позволил ему взорваться!

Взорваться в моих руках! Покориться мне!!! Раствориться в моей любви к себе.

Бог мой, я люблю этого мальчишку. Тяжело дыша, удерживал его в своих объятьях, не давая в изнеможении опуститься на кровать. Я люблю его, и если надо, уничтожу любого, кто хотя бы посмеет подумать о том, чтобы разлучить нас!!!

Глава 2

Леннарт Янссон планировал в августе месяце отпраздновать свое сорок девять лет. Вернувшись из неприятного путешествия в Москву за несколько дней до приезда своего сына со спутником, Леннарт направился домой, в свою просторную квартиру с видом на парк Хумлегарден. Квартира была поистине просторной, доставшаяся ему в наследство от бабушки Гарды, недвижимость в более, чем две тысячи квадратных метров, расположенная на последнем этаже шестиэтажного исторического здания. После получения недвижимости в собственное пользование, первым делом Леннарт сделал здесь капитальный ремонт. Выбросил старинную мебель и все заменил на новую, практичную, более мужественную. Истинно подходившую двум мужчинам. Теперь здесь были белые стены, большие окна, и максимально прямые линии интерьера, подчёркнутые простой темной мебелью. Преобладали черные и серые цвета. Никаких розовых подушек и прочей женской ерунды.

 

Бабушка Гарда была женщиной зажиточной и довольно долго не хотела уходить в мир иной, порядочно поистрепав за время своего существования нервы немногочисленной родне. Однако, уходя, весьма щедро вознаградила в том числе и Леннарта. Помимо недвижимости практически в самом центре города, внуку досталась впечатляющая сумма на банковский счет, которую он в свое временя успел вполне удачно вложить.

Теперь игра на бирже стала его основным занятием. В остальном, он тратил дни на встречи с друзьями, на интеллектуальные вечера в компании его хорошего друга Лукаса и на вечно провальные попытки найти себе женщину, которая заставила бы его забыть о запретных мыслях в сторону представителей своего же пола. Даже не смотря на свой возраст, упрямый Леннарт время от времени встречался с женщинами. Иногда даже жил с ними, но это давалось ему особенно трудно. Каждый раз, оказываясь с представительницей прекрасного пола в постели, ему приходилось прибегать к специальным препаратам, чтобы подстегнуть свое физическое влечение и выполнить мужскую роль в сексуальном плане.

Леннарт часто мечтал, что все-таки придет тот день, когда он встретит правильную женщину, с которой сможет заниматься любовью естественно, без насильственного принуждения самого себя. Он всегда ненавидел в себе это, эту темную сторону своей сущности, избегал ее и старался оградить сына. Как бы там ни было, как недавно выяснилось, у него это не получилось.

– Я сразу догадался! Сразу!!! – прямо из Первопрестольной звонил он в тот же день своему другу Лукасу. – Еще когда увидел те фотографии! Кристоф глупый, маленький мальчишка! Он все-таки попал в сети богатого извращенца!

– Леннарт, не кипятись, – всегда спокойный и рассудительный Лукас уже привычно останавливал друга.

Их дружба длилась уже очень давно. Сегодня Лукас Берг уже и не вспомнил бы, даже не взялся подсчитывать количество лет, но он был уверен, что больше двадцати точно. Их судьбы были во многом похожи, как и его друг, Лукас жил на деньги, полученные в наследство, однако это наследство он получил не от бабушки, а от своего погибшего престарелого любовника. С Леннартом же они познакомились в мужском клубе, когда Берг икал себе приятеля на вечер. Изначально у них было некое влечение друг к другу, однако, духовно мужчины сошлись гораздо сильнее, к тому же, Берг устал переубеждать упрямого Янссона, что нет смысла ломать себя, как тот это делает, и пытаться влюбиться в женщину, раз уж судьбой тебе это не дано. А так, если бы Леннарт принял себя, таким, какой он есть, из друзей они могли бы стать прекрасной парой. Так считал Берг. Тем более, что в отличие от него, Янссон был весьма красивым мужчиной. Невысокий, но при этом подтянутый, стройный, настоящий аристократ. Сын, конечно, превзошел по красоте своего отца. Во много раз. Но свою стать, потрясающие голубые глаза, он получил от отца. С единственной разницей, что старший Янссон никогда не занимался спортом, а Кристоф наоборот, словно помешанный, посвящал себя этому, иногда даже загонял до предела.

Дядя Лукас понимал мальчика. Леннарт давно уже слетел с катушек на почве сына. С одной стороны, его друг не мог принять то, что его сын будет встречаться с парнем, а с другой жутко ревновал своего светловолосого ангела к каждому столбу. И от этой ревности обычно на орехи доставалось именно невинному ангелу. Было время, когда Лукас даже сам вызывал полицию. Анонимно, разумеется. Ведь он прекрасно понимал, что если не остановит друга – тот не пожалеет сына и дело может закончиться гораздо серьезнее, чем десяток синяков.

– Откуда ты знаешь?

– Как откуда?! – взвизгнул Леннарт. – Кристоф, мой мальчик, привез этого извращенца бугая домой к своей матери и заявил, что они в отношениях.

– И что же сказала твоя бывшая?

– Ничего! Вообще ничего! Ты думаешь, ее это волнует?! Ее двадцать два года не волновало где он и что с ним…

– Девятнадцать, – поправил друга Берг, – ты увез его, когда мальчишке было три.

– Это мелочи! Они не имеют никакого значения! – взбеленился Янссон старший. – Разве она присутствовала? Когда он рос? Боролась с его проблемами? С его распущенностью?! Это все я! Я прошел через это, а не она! Что она может знать или думать?!

– Ладно, ладно, Леннарт. Я понял. Так что ты теперь думаешь делать?

– Что? Да я… Я сделаю все, чтобы вернуть сына!!! – гневно выпалил отец Кристофа. – Правда, – тут же спокойнее поправился он, – это будет сложно сделать. Этот бугай, Белов, как он его представил. Вцепился в Кристофа мертвой хваткой!

– Так может, Леннарт, может быть он его любит? Не стоит ребятам…

– Плевать я хотел на то, что он чувствует! К моему сыну неравнодушны все! Ты что, не помнишь?! Скольких мне пришлось отвадить от него! Я даже чуть не перевел его на домашнее обучение!

– Леннарт, не рычи, я уже начинаю думать, что русский понравился тебе, – решил перевести разговор в шутливое русло Берг, но сделал только хуже.

– Закрой свой рот, Берг! Ноги его не будет рядом с нашей семьей! Я придумаю… Я сделаю все, чтобы отвадить его от моего сына. От моего Кристофа!!!

– Ну, хорошо, хорошо, дорогой, не кричи только так. У тебя есть план?

– Есть… Есть один план… Я воплощу его и ты мне в этом поможешь!!!

– О, господи, Леннарт, ты уверен в том, что это надо делать? – страдательно выдохнул Лукас, предчувствуя, что «план» придется корректировать именно ему. Все, что касалось Кристофа, Леннарт обычно воплощал с особой выдумкой и жестокостью. У мальчишки будут новые проблемы. Оставалось только надеяться, что здоровенный русский не окажется влюбленным в их ангелочка, и быстро отвалит. Подобру-поздорову.

– Надо! И не пытайся меня отговорить! Это надо сделать как можно скорее! Пока он окончательно не испортил моего сына!

После этого разговора прошло несколько недель. Позади осталось бесчисленное количество попыток уговорить Кристофа одуматься, который на все увещевания либо уводил разговор на другую тему, либо вешал трубку. В результате пришлось идти на мировую и приглашать их в Стокгольм. Обоих. Как бы это не бесило Леннарта, а другого выхода он не видел. Кристоф очень упрямый, весь в него. Если уж вбил себе что-то в голову, то не отступит.

Ну, ничего. Он думает, что русский его любит. Ха! Папочка Леннарт докажет, что это не так. Богатей лишь хочет поиграться! В таком случае, он предоставит русскому другую игрушку, а сына запрет дома и больше никуда не выпустит. Довольно, погулял самостоятельно по свету!

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16 
Рейтинг@Mail.ru