Измерения Тайн

Вэлери Эл
Измерения Тайн

Порядок трилогии :

«Измерения Тайн»

«Бездна Тайн»

Продолжение следует…

Доброго времени суток, Читатель!

Я счастлива, что вы обрели мою первую книгу, которая является вступительной частью трилогии «Измерения Тайн». Поистине влюблена в этот мир и персонажей, которые вечно борются со своей Светлой стороной и Тёмными тайнами. История об Эмили Лодсон не оставит равнодушным ни одно живое сердце.

Сейчас я работаю над третьей и заключительной частью, которая, уверена, сможет погрузить в должную атмосферу не меньше, чем вступление. Моя благодарность не знает границ, когда я замечаю комментарии и сообщения от своих читателей, чьё число растёт с каждым днём, ведь в их ряду появились Вы! Я буду счастлива дискутировать на тему своей книги и отвечать на ваши вопросы в своём блоге Instagram @bokzzz, где представлен контент об интересных фактах о книгах и персонажах. Вниманию читателей представлен book-трейлер истории. Очень надеюсь, что вам доставит удовольствие этот ролик. Так же в своём Instagram делаю обзоры на книги, которые прочитала Можете отправить мне сообщение на электронную почту valerikuhta@icloud.com .. Я буду в восторге от обратной связи!

Желаю атмосферного прочтения в надежде на то, что Вы проникнетесь моими переживаниями при написании книги. Для остроты ощущений я добавила несколько треков, которые ассоциируются с эстетикой истории.

Вэлери Эл



Aether – Catharsis

polnalyubvi – Кометы

Shiloh Dynasty – I’m Not So Perfect

Hippie Sabotage – Devil Eyes

Labrinth – Formula

forever – Such a where

Tom Odell – Can’t Pretend

Everybody Loves An Outlaw – I See Red

grandson – Blood // Water (remix)

Unlike Pluto – Everything Black (ft. Mike Taylor)

Running After My Fate (feat. Kafkaz) (Alternate Version)

Zella Day – East of Eden (slowed)

I’d love to change the world (matstubs remix)





Томная тишина.

Местность пропитана всепоглощающим холодом. Я раскрыла глаза от яркой вспышки света и изнурительной боли во мне. Словно испытала на себе гнев смертоносной молнии, которая была не в прочь наградить разрядом электронов. Меня не отпускает привкус крови во рту. Беспокойство душит забытым чувством, комом в горле. Не пытаясь остановиться и противостоять ей, упала навзничь на твёрдую гладкую поверхность. Ощутила, как слабость разливается по моим венам, почувствовала забившееся сердце и ощутила предательскую лёгкость. Несмотря на дискомфорт, я нашла в себе силы поднять голову.

Встретившись с картиной, словно из сна, я машинально встала, не замечая, как бессилие и дикая тяжесть вскипает в моих венах. Их затмило восхищение… и страх. Тёмно-синее небо расстилалось по всему периметру, переходя в пастельный и чёрный туман, иногда гармонирующий с дорожками молочного оттенка. Весь дым был усыпан блёстками, ярко сиявшими, освещая все пространство.

– Невероятно! – испуганный шёпот на выдохе касался моего уха. – Это… это не просто блестки, это звёзды… Выходит, это млечный путь в космическом пространстве и, соответственно, просто странный и безумный сон, который опять забуду, как только встану с кровати.

Даже когда я произнесла это вслух, слова не были столь убедительны, порывистый холодный ветер снова обжёг мое лицо и заставил повернуться в другую сторону.

Не знаю, какое чувство было сильнее во мне, паника или восторг. Скорее всего, оцепенение. Сжав кулаки настолько сильно, что от ногтей выступали пятна и шрамы, я как зачарованная смотрела прямо перед собой на огромный парящий в пространстве шар, напоминающий планету, но он значительно от неё отличался, если сравнивать с неземными объектами в телескопе. Половину шара закрывал туман или вовсе та сторона была прозрачной. Предмет содержал в себе все пастельные оттенки голубого и фиолетового цвета. Его невозможно было описать всеми синонимами прекрасного.

И жуткого.

Я хотела подойти ближе, но в один момент запястье левой руки пронзила дикая боль. На глазах выступили влажные капли, не было сил контролировать это состояние. Звонкий вопль. Всё, что успела сделать, так это закричать со всей силы. Резкая боль ушла так же быстро, как и появилась. Повернув голову в левую сторону, я увидела причину моего страха.

Одним из первых желаний было поравняться с силуэтом в белой старомодной мантии. Я сделала усилия, напрягая мышцы ног, но они так же быстро подкосились, как и встали.

Это была благородная на вид женщина с шикарными локонами в светло-холодном оттенке, которые она скрывала за полупрозрачной мантией. Я всмотрелась в её элегантное бледное лицо, переливающуюся кожу, вероятно, от сияния звёзд или не только. Её ярко-зелёные глаза выделялись на фоне аристократической неживой кожи. В тот момент я не оценила её, как женщину, которую стоит опасаться. Справедливо отметить, что это мой сон. Мне стоит лишь зажмуриться, чтобы образ в мантии испарился.

– Номер.

Из раздумий меня вернул властный голос женщины. Совершенно неожиданно было это слышать из её пухлых розовых губ.

– Вы о чем? Номер. Я не ослышалась, какой номер? – ответила я вполголоса, посмотрев на женщину ещё раз.

Она показалась мне уже не такой миловидной. В ней была видна стать и сталь. Она даже не удостоила меня своим взглядом, взирая сосредоточенно только в свой лист пергамента. Всё же статная блондинка выглядела странно. Мне было не понятно, что от меня требуется.

– Больно! – мой поток молчаливой бури эмоций сбила сильная рука, вцепившаяся на моем запястье, заставляя сжать зубы до скрежета.

– 753 999, – кроткое молчание и сухая фраза. – Тебе повезло, счастливый.

Женщина так же резко без раскаяния отпустила мою руку и что-то вывела на старом листе, вероятно, номер или неизвестные мне буквы. Они показались мне странными иероглифами, которые я не разобрала. Мое отвращение к необычному сну троекратно увеличилось.

– Причина смерти?

Вопрос просто вывел из себя, удушая неизвестностью.

– Вы о чем? Какой ещё смерти?! Ничего смертельного!

И, словно в противовес словам, я ощутила новый поток железа во рту. Стоило бы отметить головокружение и слабость, но ведь во сне невозможно чувствовать боль, как и нелегко осознать, насколько эта дама реальна.

В первый раз женщина посмотрела на меня и расцвела в презрительной усмешке, но взгляд её перестал быть таким стальным, он показался мне более тёплым.

Показался.

– Добро пожаловать в Измерение под номером Шесть, мисс…?

Женщина в мантии выждала большую паузу, прежде чем я поняла, что должна представиться. У меня появилось рвение к подчинению, чтобы запомнить каждую деталь.

– Хм… моё имя… меня зовут…

Гробовая тишина прерывалась моими бормотаниями. Я начала осознавать, что от шока не могу вспомнить своё имя, чем я занимаюсь, иное малейшее воспоминание.

– Можешь не утруждаться. Со временем ты все вспомнишь, так было у всех новеньких в Измерениях, – речь её прозвучала кратко и фамильярно.

– Эмили. Меня зовут Эмили Лодсон.

Звёзды! Почему меня к ним так тянет, они словно сияют для меня, и я их знаю всю жизнь!

Только какая это жизнь?

– Я учусь на астронома.

– Училась, – грубым тоном переправила меня женщина в накидке, но в один момент сменилась в лице и вновь стала обладательницей добродушной улыбки. – Хороший знак, что память быстро возвращается, многие месяцами не могут вспомнить своё имя. А некоторые просто не доживают до этого момента.

Я не расслышала ноту язвительности, устремив взгляд в пустоту. В свой мир, в котором играл похоронный марш. Я не сдержала улыбку уголков рта.

– Я умерла? – к моему удивлению, задала этот вопрос, совершенно не думая, и без истерики.

– Быстро ты! – явно ошеломлённая тоном вопроса ответила женщина, изогнув бровь. Я так не разобрала намерения этого жеста. – Тебе стоит пойти в свои временные покои, – женщина сделала акцент на продолжительность. – Плита сопроводит тебя. Позже к тебе подойдут Лидеры и все объяснят. У меня слишком много дел, чтобы возиться с очередной Номерной.

Женщина отправилась гордой походкой в противоположную сторону, явно не ожидая ответной реакции на высказывание. Я продолжила смотреть то на отдаляющую фигуру, то на странную платформу из камня.

С невозмутимым лицом, словно под гипнозом, я сделала шаг на каменную плиту, стараясь не смотреть в бездну. Однако жуткий страх высоты и нетерпение заставили взглянуть разок вниз, тут же отшатнувшись.

Нескончаемые потоки тумана обостряли чувство настороженности. У меня не было желания проверять свои навыки полёта в таинственном пространстве. Наступив второй ногой, я ощутила приятное покалывание от качания холодного камня. Оголённые ступни встретились с шершавой поверхностью, но на деле льдом, после чего плита, на которой находилась все это время, двинулась с места и буквально взмыла вверх против всех законов гравитации.

Мне осталось впиваться поражённым до смерти взглядом на необычные объекты, неподвластные восприятию человеческого разума. Приходилось крепко держаться за небольшой выделяющийся кусок ископаемого, боясь безвозвратно раствориться вместе с воздухом. Однако большую часть времени мои глаза пробыли в зажмуренном состоянии. А крик… Этот звук мои уши не забудут никогда.

После резкого толчка и остановки я всё же решилась открыть глаза и увидела перед собой приоткрытые двери с золотыми ручками. Белый мрамор с вкраплениями золота навевал ужас и смятение. С нетерпением, я раскрыла тяжёлые мраморные ставни. Первое, что мне бросилось в глаза – роскошная кровать, покрытая шёлковым светлым одеялом, и, не задумываясь, прыгнула в объятья мягкой кровати.

 

Мне не было дела до основного интерьера комнаты, пусть и обещала себе заполнить каждую малозначащую деталь сна. В предвкушении ожидаемого блаженства я облизала губы, вновь встретившись с горьким привкусом крови.

А что, если это не сон…






Я иду по мраморному холодному полу в изумительном шоколадном шелковом платье с боковым вырезом до бедра, создавая звонкую рябь стуком своих высоких чёрных каблуков. Каждый медленный шаг отражается звонким звуком. Локоны темно русых волос так и падают с изящного пучка, создавая эффект неряшливости, что мне так доставляет удовольствие. Помада винного цвета и легкий макияж глаз придают мне уверенность. Поднимая голову, я вдыхаю излюбленный аромат весеннего дождя с нотой корицы. Стены здания покрывает такой же холодный мрамор со статуями и белокаменными скульптурами.

В моих мыслях царит умиротворение и легкое разочарование. Будто я ещё не забыла о той ужасной утрате, которая случилась четырнадцать лет назад, да, именно, я все ещё помню и отсчитываю месяцы и дни, иногда часы…, но я не желаю быть эгоисткой, ради которой кто-то должен жертвовать своей жизнью. Это неправильно. Верно? Или все-таки…

– Милая, осторожнее, – вывел из моих привычных мыслей нежный и родной голос.

Я подняла глаза и заметила, что стою на балконе без бортиков, что было очень опасно, ведь от поверхности дороги до объекта, на котором я стою, располагалось около десяти этажей дома.

– Все в порядке, мама, я контролирую ситуацию. Мне давно не пять лет! – подчёркнуто грубо ответила я, но тут же смягчилась.

Это время стало самым болезненным в моей жизни. Думаю, рана никогда не заживёт. Число вышло из моего рта само собой и оставило дикую тоску, которую я умело скрыла, впрочем, как и всегда.

Моя мама, одетая в белоснежное платье в пол, удостоила меня сомнительным взглядом и нервной улыбкой. Ее светлые прямые волосы струились по платью, а ярко голубые глаза блестели от слез тревоги и счастья.

– Волнуешься? – спросила я чисто из вежливости и сразу пожалела.

– Немного. Все обладательницы женского пола боятся выходить замуж.

Да. Это тот самый разговор, который проходит любая семья. Мать говорит о том, что это лучший день в ее жизни, а дочь сомневается. Однако в нашей ситуации всё вышло наоборот.

– Странно. Не впервой же, – резче, чем хотелось бы ответила я.

И то ли от возмущения и обиды, то ли от стеснения и волнения закатила глаза. Да, это именно та ужасная привычка, которая обычно все портит.

– Извини, я не хотела тебя расстроить, – моментом спохватилась я. – Кристофер будет прекрасным мужем и … отчимом.

От столь напряженной обстановки и непонимания самой себя меня кинуло в жар. Месяц назад я была безумно рада от того, что моя мама нашла свою любовь и говорит о помолвке, сейчас же я ощущаю пустоту и боль от утраты отца. Наверное, самое ужасное, что боль существует только во мне.

– Эмили, я понимаю тебя и твои чувства, но очень хочу, чтобы ты была рада за меня, – с дрожью в голосе ответила мне мама.

Не понимаешь.

– Я безумно счастлива за тебя! – сквозь всю обиду я изобразила улыбку, которая получилась довольно убедительной. – Пойдём к Кристоферу, я хочу увидеть его в костюме!

Мама расцвела в усмешке и стёрла слёзы, взяв меня за руку.

От прикосновения меня с силой оттолкнуло, и я открыла глаза в неистовом жаре.

– … излишне самонадеянно… тебе череп не жмёт?!

– … боюсь, чтобы меня шокировать, тебе придётся сказать что-то поумнее.

Два голоса разрушили мой сон окончательно. Впрочем, едва я заметила, как мечусь по кровати в кошмарах, сдавлено крича от боли в груди, которая становилась всё сильнее с каждой проносящейся перед глазами картиной из воспоминаний о собственной смерти, а крик матери, звучащий в голове, зовущий меня, умоляющий не умирать и не оставлять её одну, начал сводить с ума.

Что это вообще?

Такие болезненные воспоминания о собственной смерти, или же усилившаяся после смерти связь с матерью, благодаря которой я физически ощущала всю её скорбь? Может быть, и то и другое одновременно? Так много вопросов, и так мало ответов… Их становилась так много, что мысли уже путались. Я обхватила себя коленями, решив раскрыть глаза.

По-прежнему лежала на шёлковом белье теплого молочного оттенка, теперь передо мной наклонились парень и девушка, выражая взглядами сосредоточенность и нетерпение.

– Проснулась, – с улыбкой на лице утвердительно произнёс парень, одетый в костюм бежевого цвета и белоснежную рубашку.

Его ботинки были такого же цвета, как и костюм, располагавшийся на широких плечах. Я просмотрела его от ног до головы и мой взгляд остановился на бледном лице и шикарных светло-голубых глазах. Он будто распределял ими свет. Было такое ощущение, что его глаза и есть звёзды. Звёзды, на которые свисали короткие локоны цвета тёмного кофейного зерна. Под его очарованием я невольно улыбнулась, робко натянув уголки губ.

– Наконец-то. Радуйся, что тебя разбудила не я, – с физиономией презрения перебила мои мысли девушка с длинными пепельными волосами, которые развивались по всему стройному силуэту тела.

Острые коготки играли с одним из локонов, наматывая на палец. По большей степени она смотрела на него, нежели на две фигуры, которые находились в покоях, помимо её. Эта отстранённость позволила подольше изучить впечатляющую дамочку. Её формы едва закрывал тугой чёрный корсетный топ, который накрывался элегантной чёрной мантией. Излишне ровная осанка и благородный стан врезались в память. Изящные руки, находившиеся на уровне талии, скрестились в какой-то немой язвительности. Не знаю как, но я это поняла. Два чёрных, как угольки, глаза скрывались за слоем грубых ресниц, показывая своё негодование, а алые губы скривились в усмешке, предвещающую ничего хорошего. Я ничего не ответила, анализируя гостей и всеобщий хаос.

Чтобы показаться в ситуации более подготовленной, я начала вспоминать, что мне твердила женщина в старомодной мантии перед тем, как я заснула на этой шёлковой кровати, размышляя, что этот мир – сон и больная фантазия.

– Вы – Лидеры, так ведь?

– Верно. Мы пришли ответить на твои вопросы и ввести тебя в курс занятий, – парень продолжал демонстрировать свою белоснежную улыбку, даря умиротворение.

– Как скучно помогать этим смертным, вечно одни и те же вопросы, слёзы и жалость! – воскликнула дамочка с тем же презрением.

Казалось, она смотрела будто сквозь меня, словно «этой смертной» и не было в комнате. Теперь уже моей комнате.

Моей временной комнате.

– Так зачем тогда сюда явилась, раз тебя так не устраивает находиться в моём обществе? – не сдержавшись, фыркнула я, замечая, что хладная особа вновь рассматривает свой локон. – Почему именно вы пришли ко мне? Что это за место и почему я не…

Меня прервал скучающий голос бестии:

– Ну я же говорю, одно и то же. Как уныло. Почему мы здесь? Мы важнее вас, жалких Номерных и учеников Стражей. Мы – лучшие, – с гордостью и пренебрежением произнесла пепельная блондинка.

Я не могла сидеть более на леденящей шёлковой перине. Поднявшись, я встала возле проема мраморной двери, оценивая взором присутствующих.

Они выглядят реальными. И… неземными. Слишком красивы, красота мёртвых.

– Одни из лучших, – поправил её парень, бросив недовольный взгляд с укором.

– Пф, Лайт, я не представляю, как ты их терпишь! Думаю, ты не возражаешь, если я исчезну. Только мешать буду вашему Светлому общению. С этим не повеселишься, – она бросила взгляд в мою сторону на последней фразе, приподняв верхнюю губу, и скучающе направилась в двери, намеренно задевая меня плечом.

– Подвинься, – мое шипение повергло в шок Лайта, но не блондинку. Казалось, она даже взглядом не повела.

– Похудей, – такой же тон.

Вышла из комнаты, не давая возможности мне что-то произнести в ответ. В первую секунду меня обуял шлейф горького аромата с кислинкой, исходящий от бестии.

Я улыбнулась манере общения, переведя взгляд на парня с блистательной шевелюрой.

– Она… импульсивна, – на выдохе ответило существо плотно сжатыми губами, в его зрачках явно читался укор.

Но доля стыда не помещала парню ещё провожать стройную, даже излишне худую тень от пепельной блондинки. Уверена, на лице высокой дамочки всё ещё играла ужасающая ухмылка.

Я пожала плечами, всё ещё наблюдая за прикованном к силуэту бестии взгляде парня с каштановыми волосами.

– Если мне не были рады на Земле, не факт, что на Небесах ситуация изменится, – пробубнила я себе под нос, заставляя обратить на себя внимание.

Морской бриз, исходящий от существа передо мной, обернулся в мою сторону.

– Рад, что нас оставили наедине. Так будет гораздо проще и быстрее. Как ты уже поняла, моё имя – Лайт. Я являюсь твоим временным куратором до того момента, как ты не перейдёшь в Пятое Измерение.

Вновь это «временным». Блеск белоснежной улыбки.

– Сейчас все объясню, но для начала представься.

– Эмили, меня зовут Эмили. У меня много вопросов, – с некой неловкостью и страхом ответила я.

– Для начала я расскажу тебе о нашем мире, а затем ты задашь интересующие вопросы. Идёт? – дружелюбная манера, не лишенная возвышенности и допустимой надменности.

Я лишь кивнула в ответ, наслаждаясь с его ослепительной улыбкой.

– Всегда трудно начать…

Парень встал, прошёлся рукой по своим темно-шоколадным волосам, показывая волнение, будто он должен сказать то, что изменит мою жизнь.

– Начнём с того, что ты умерла. – его улыбка моментально перешла в сочувствующую, создалось впечатление, что ему и вправду важны мои чувства.

Так называемая «чувствительность» повергла меня в некое восхищение. Он продолжил.

– Ты этого, вероятно не помнишь, иногда это хорошо. Многие не в состоянии справиться со смертью, сходят с ума и самостоятельно отправляются в Небытие, чтобы приглушить боль. Помимо причины смерти ты можешь не помнить себя, родную семью, увлечения, но это временно, спустя время в Измерениях ты вспомнишь, да и сейчас можешь увидеть воспоминания. Пробелы в памяти объяснимы возникновением болевого шока и перемещения астрального тела на большое расстояние. Этот комплекс познавательных возможностей полностью восстановится в течение года или нескольких лет, если брать вашу временную единицу. У нас время эфемерно. Оно течёт как на Земле, только мы крайне медленно стареем и быстро восстанавливаемся, если получаем травму. Нас можно отправить в Небытие, как и обычных людей. Правда, это сделать куда сложнее, – парень выждал долгую паузу, возможно анализируя меня и мою реакцию, после чего продолжил. – Когда ты очутилась в этом Измерении впервые, на запястье левой руки тебе присоединили код.

Я, поразившаяся его заявлением, посмотрела на запястье, на нем действительно красовался номер 753 999.

– Сказали, что он счастливый, что в нём радостного? – провела рукой по поверхности, число показалось мне вживлённое в кожу, что привело к отвращению.

– Три последние цифры одинаковые.

Во мне поднялась волна раздражения.

– По-твоему я – счастливый билет без имени?! – вспылила я, ведь только теперь до меня дошло, почему та стерва назвала меня Номерной с презрением в голосе. – Будто у тебя нет кода! Ты такой же, просто дольше здесь находишься! – я перешла на крик.

Забавно, что я так спокойно отнеслась ко всему происходящему со мной. Дурдом. Смерть… Я не верю.

Парень, будто не заметив моего тона, с улыбкой раскаяния произнёс:

– Это не истинные сведения. Я не такой же и у меня никогда не было номера. И да, я дольше здесь нахожусь, значительно дольше, собственно, всю жизнь. Моими родителями являются Стражи Света, вернее, моя мать, – он сделал поникшее выражение лица, которое в секунду скрыл за безупречной улыбкой, и продолжил. – Впрочем, для тебя это не так важно. Просто знай, что не все ученики были людьми.

– Ученики? – произнесла с неподдельным интересом, пытаясь не показать, что заметила его слабость.

– Да, ученики. Сейчас я подробно объясню строение и иерархию нашего мира, – Лайт сделал кивок в сторону, будто избавился от ненужных мыслей и продолжил. – Наш мир строится на Шести Измерениях. Каждое Измерение – это, своего рода, местность, иерархия и группа типажей. К примеру, ты – Номерная, находишься в Шестом Измерении. Ещё не известно, останешься ты в этом мире или нет, до того, как пройдёшь испытание. Если ты его провалишь, то отправишься в Небытие, при этом, если тебе повезёт, перейдёшь в Пятое Измерение.

 

– Что за испытание? – возрастающая дрожь в моём голосе повлияла на парня, и взгляд его стал теплее, создавая ощущение покоя.

Я не верю.

– Мне нельзя о нем рассказывать, об этом ты узнаешь от учителей. Продолжим. В Пятом Измерении все кардинально меняется. Местность светлее и красивее, больше учеников. В основном они такие же как я, дети Стражей или Конфидантов.

Лайт предостерегающе поднял руки вперёд, опережая мои вопросы.

– Сейчас все объясню. Со временем поймёшь. Жители Четвёртого и Пятого Измерения учатся в одной школе, которая разделена на ярусы, однако мы пересекаемся довольно часто, потому что Лидеры – это, своего рода, лучшие ученики, помогают учителям и тренируют свою силу на новичках в школе. Сейчас я или, к примеру, Селена, та девушка, которая недавно вышла, являемся Лидерами. Ученикам Пятого и Четвертого Измерения даётся возможность выполнять задания на Земле, и наши решения влияют на жизнь в Третьем Измерении. В зависимости от наших действий во время учебы, мы становимся Стражами Тьмы или Света. Подробную информацию тебе расскажут в школе, если ты, конечно, пройдёшь.

Парень усмехнулся и посерьезнел, осознав, что последнее было неуместным.

– Стражи отвечают за равновесие и жизни людей. Баланс – основная наша задача. Следующее Второе Измерение, и его обладатели – Конфиданты, их всего пять. Каждый отвечает за своё Измерение от Шестого до Второго. Конфиданты являются приближенными к Создателю мира, Крэдору. За Первое Измерение отвечает он.

– Крэдор как Бог или Дьявол? – с усмешкой и легким смущением от глупого вопроса спросила я. Мои губы сами раскрывали очертания звуков, а разум не верил собственному слуху.

– В вашем понимании да, только у нас все несколько проще. Всегда удивлялся теориям людей о жизни после смерти. И откуда их берут…

– Вероятно, они бояться, – робкий хриплый голос наполнил очертания покоев. Я уловила на себе заинтересованный взгляд глаз цвета небесного свода. – Бояться, что спустя восемьдесят лет придёт безграничная Тьма.

– А что насчёт тебя? Ты боишься Тьмы? – сосредоточенный взор скользил по моим дрожащим янтарным глазам.

– У меня не было времени размышлять над этой темой. Мне всего девятнадцать. До моей естественной смерти оставалось около шестидесяти одного года, если вычислять в соответствии со средним возрастом наступления смерти у людей, – произнесла я, подавляя слёзы. Они меня душили, хотелось реветь от бессильного гнева.

Парень задумался и после долгой паузы перевёл тему.

– Я рассказал тебе обо всех Измерениях и существующей иерархии. Сомневаюсь, что ты запомнила большую часть, но, надеюсь, что стало понятнее. Твои вопросы?

Такое изящное игнорирование.

После минутного молчания я выпалила мучающий вопрос о дате прохождения испытания.

Было видно, как парень удивился настолько простому вопросу, но ответил. Я обратила внимание на важность вопроса на уровне «бездны без дна», но пока опасалась спросить. При этом переживала не из-за возможности обнаружить насмешку парня ввиду своей наивности, скорее боялась самой истины.

– Это серьезно для тебя так важно? Многие задаются более сложными вопросами или переспрашивают.... В ближайшее время. Всё зависит от количества Номерных. Советую придать себе более свежий вид и пойти знакомится с… эм… такими же как ты.

Существо натянуло губы в подобие улыбки, пусть глаза высказывали одно – жалость.

Опустив глаза, я поняла, что, вероятно, выгляжу не самым лучшим образом, и, ошарашенная неожиданной бестактностью Лайта, продержала многозначительную для меня паузу, после чего поблагодарила пустоту. Как только я подняла глаза, то увидела, что парень ушёл сразу после сказанного.

Видимо, в этом мире актуально «иметь много дел, чтобы не возиться с Номерной».

После своего колкого обвинения я снова провалилась в сон, отложив совет Лайта на потом.

Глаза закрылись сами собой, и из-под сомкнутых век покатились слёзы. Я поняла, что плачу, лишь когда на руку упали тёплые капли солёного моря. Ощутив их, я громко всхлипнула и снова зарычала от боли, дрожа от слёз.

Вероятно, я проплакала несколько часов кряду. Я оплакивала себя, маму, отца и даже свою несостоявшуюся смерть. Я плакала обо всём, что потеряла и что могла обрести. О каждой ране. Часть меня, некогда полная сияния жизни, теперь была сумрачна и пуста. Я страдала и по ней. Меня добивало сознание собственного бессилия.

Боль в груди начала утихать, взамен принося чувство опустошённости внутри. Темнота. Такая вязкая, что казалось, будто бы она поглощала целиком и невозможно было выбраться из её пучины, в которую каждую секунду затягивало сильнее. Она бесконечна, в ней нет ничего. Ни звуков, ни цвета, даже ощущений. Совсем ничего. Состояние отдалённо напоминало наркоз, когда теряешь сознание. Но даже оно виделось ничтожным по сравнению с тем, как себя чувствую в эту секунду я. Мне кажется, что я даже не понимаю, кто я и где нахожусь, всё сильнее утопая в беспроглядной Тьме.

Последнее, что я слышала перед тем, как потерять сознание, это голос отца, который звал меня:






Я вздрогнула от леденящего вены чувства пустоты и легкости, что меня сразу напугало, хоть в последнее время со мной происходят вещи и пострашнее. Это безразличие и слабость, вернее непринятие своей смерти.

Ведь я жива, разве не так ли?

Я ощущаю биение сердца, быстрое и не ровное. Только не моего сердца. Прямо передо мной стоит девочка, лет пяти и, надрываясь, плачет. Её две маленькие косички русых волос растрепались, и пряди беспорядочно вылезли из причёски. Девочка была совершенно одна в доме с белыми обоями, в нём ей было безумно холодно и одиноко.

Я ощущала то же одиночество и ту же боль. Без лишних вопросов и мыслей о местонахождении, я бросилась к ребёнку, который буквально задыхался от собственных слёз. Мне было всё равно где я и кем приходится этот ребёнок. Единственное, о чем я мечтала, это обнять и успокоить девочку. Я потянулась к ее маленькому телу в бежевом платье в горошек, но моя рука будто проскользнула мимо.

Что это?

Мои зрачки стали шире. Ужаснувшись от собственных возможностей, стала звать и пытаться обнять малышку, но та даже не посмотрела в мою сторону.

Очевидно, я лишь призрак, который каким-то образом попал в этот холодный и до боли знакомый дом. Словно, в тумане, я увидела, что до девочки коснулась чья-то рука, и её прикосновение ощутила на себе. Всё больше и больше я стала узнавать эти белые и холодные стены…

– Папа не умер, почему ты мне врёшь?! – девочка в истерике начала задавать вопросы женщине с короткими светлыми волосами, ее лицо было все измазано от потёкшей туши, светлые глаза казались потухшими, а руки сильно тряслись, выдавая обиду и скорбь.

– Мама! – прошипела я охрипшим голосом, понимая, что никто меня не услышит, ощущая бессилие и горечь.

Моя мать стояла в гробовом сумраке. Она выглядела моложе, но с потухшей душой. Слёзы непроизвольно катились из моих глаз, давая ощущение, что это никогда не закончится.

– Почему ты молчишь!? Он не умер и никогда не умрет! Папа нас никогда не бросит! Он меня никогда не бросит!

Маленькая пятилетняя я кричала и давилась своими же слезами и болью, но девятнадцатилетняя я смотрела на свою мать. Безжизненный взгляд последней, обращённый в пустоту, не замечал ребёнка. Казалось, малышка думала только об одном.

– Когда это закончится?!

Я проснулась в жаре, который никогда не испытывала. Слёзы непроизвольно стекают по моему лицу, не давая возможности на хорошую видимость. Перед моими глазами до сих пор стоит образ женщины с ребёнком, вернее мамой и маленькой мной. Память возвращается, но она появляется самыми больными и тёмными уголками моей души, которые я бы хотела никогда не вспоминать. В ушах стоит душераздирающий крик и фраза: «Когда это закончится?!». Я так и не поняла: какой мне принадлежит реплика. Удушающее состояние и нервные всхлипы длятся вечность.

Возьми себя в руки. Разве можно разобраться в этом хаосе, если будешь продолжать дрожать и ныть?

Глубокий выдох, на секунду отрезвляющий. К счастью, все мысли затмевает совет Лайта. «Приведи себя в порядок и найди больше знакомых».

Не знаю, как насчёт второго, но поправить свой внешний вид стоит. Я заставила себя подняться с удобной шёлковой кровати и подойти к большому зеркалу в золотой раме. Медленные шаги казались мне наказанием девяти кругов. То, что я увидела, повергло меня в шок.

Мои янтарные глаза было невозможно различить из-за слез, потекшей туши и засохшей липкой крови. Начиная от виска, по мне стекала кровь. Остатки винной помады выглядели нелепо и смешивались с застывшей кровью. Вся шея была в грязи и слезах. Моё шоколадное платье напоминало грязный пакет, который был испорчен бардовыми пятнами. Оголенные ноги не походили на объект обожания. Вновь укусила внутреннюю сторону щеки, почувствовав железо. Я была безумно испугана и удивлена от того, что я не чувствую боли. Висок не уничтожал в пульсе, ноги уже не ныли. Излишняя легкость.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20 

Другие книги автора

Все книги автора
Рейтинг@Mail.ru