Бездна Тайн

Вэлери Эл
Бездна Тайн

Порядок трилогии :

«Измерения Тайн»

«Бездна Тайн»

Продолжение следует…

Доброго времени суток, Читатель!

Я бесконечно рада, что вы обрели мою первую книгу и она Вас заинтриговала. Да так, что Вы стоите на пороге открытия второй части Трилогии «Бездна Тайн». Я очень надеюсь, что Вы проникнитесь холодным миром глазами чёрного обсидиана Селены Лойд.

Сейчас я работаю над третьей и заключительной частью, которая, уверена, сможет погрузить в должную атмосферу не меньше, чем вступление. Моя благодарность не знает границ, когда я замечаю комментарии и сообщения от своих читателей (спасибо за то, что Вы есть). Я буду счастлива дискутировать на тему своей книги и отвечать на ваши вопросы в своём блоге Instagram @bokzzz, где представлен контент об интересных фактах о книгах и персонажах. Вниманию читателей представлен book-трейлеры истории. Очень надеюсь, что вам доставят удовольствие эти ролики. Так же в своём Instagram делаю обзоры на книги, которые прочитала Можете отправить мне сообщение на электронную почту valerikuhta@icloud.com .

Я буду в восторге от обратной связи!

Желаю атмосферного прочтения в надежде на то, что Вы проникнетесь моими переживаниями при написании книги. Для остроты ощущений я добавила несколько треков, которые ассоциируются с эстетикой истории.

Вэлери Эл

«У каждого злодея своя история»

Labrinth— Mount Everest

Hozier – Take me To Church (slow)

Or Ransom – See Me Fall Y2K Remix

Matt Maesonn— Put It on Me

Sam Tinnesz feat. Yacht Money – Play with Fire (feat. Yacht Money)

Hydronic West – Him & I (Remix)

Michele Morrone – Feel It

Two Feet – You?

Sevdaliza – Marilyn Monroe

Kamandi – Moon

Mansionair – Easier

SYML – Mr. Sandman

Halsey – Control



Моё сердце было живым. Я чувствовала страх и гнев, боль и радость, но века закалили меня. Возможно, в душе я всегда была сломленной. И мрака во мне вполне доставало. Я могла бы быть закована в железную броню, но мрамор в сердце был умело заточен и обмыт тем, что я пережила. Я потеряла многих, но не себя.

Порой единственный вопрос в ночи может вернуть в прошлое.

Когда я захочу сбежать уже от Смерти? Если люди убивают себя в жизни, то почему бессмертным нельзя убить в Смерти? Может тогда мы вернемся в жизнь…

В те самые одинокие ночи я лежала, глядя на приближенную к моему витражному окну луну, не смыкая глаз, и молила Вальтера забрать мою душу. Но Создатель Тьмы не ответил. Как всегда.

Сейчас блика луны со мной не было. Как и давно забытых молитв.

Я с трудом удерживала кинжал, привычно прикреплённый к бедру. Всё вокруг было залито кровью. Её кислый привкус энергии разваливал меня на куски, но не позволял остывать на мраморном полу. Я медленно подходила к зеркалу, не имеющего ни начала, ни конца. Оно напоминало мою магию.

Новый шаг ледяной стопы поднял брызги в расползавшейся луже крови. Только сейчас я заметила её черноту, словно копоть. Мои ресницы вздрогнули, ощутив я на кончике языка Тьму собственной крови, наполненной кислотой. Я подняла глаза, глядя в гладь бесконечности.

Моя влажная ладонь сжала лезвие, не почувствовав боль. Оно показалось мне ледяным.

Я узнала лицо, глядящее на меня.

Молодая девушка, но по взгляду – призрак былого наслаждения. У неё пепельные локоны струящихся волос. Глаза тёмные, как блеск в ночи, а мысли – ещё темнее. Тёмная обладает выпирающими, словно лезвия острыми скулами. Тонкие пальцы придерживают клинок за лезвие, даже не вздрагивая от потёков собственной крови. Бледное тело излучает сияние бессмертия – знак луны, но оно притворно.

Я не чувствую, но знаю всю пустоту, порочность и ненависть, написанные на лице отражения. Оно мне улыбнулось уголком губ. Надменно и приторно. Но глаза… оставались пустыми и без проблеска надежды. Отражению это было ни к чему.

Ледяным пальцем я дотронулась до складки возле губ, которая не унималась своим ядом. Я видела ненавистное лицо, которое я буду презирать всю оставшуюся вечность, – моё лицо.

Последний раз взглянув на серые пряди закрутившихся к низу волос, я всадила кинжал в бездействующее сердце.

Волосы окрасились в чёрный цвет кислоты.





Просторный зал, переполненный Светом. Белый мрамор, вернее, слишком белоснежный мрамор, заставляющий ослепнуть Лидера Тьмы от излишнего пафоса. Здание скучного Первого Измерения, возбуждающее во мне лишь оттенки гнева и непонимания причины безвкусицы великого Создателя. Я прищурилась, оглядывая сверкающие белые террасы, украшенные многорядным золотым орнаментом, и скульптурами. Всё такой же отталкивающий, каким я его помнила. Лишь глубокая мелодия, исходящая из фортепиано, заставила изредка моргать. Вновь сияющий луч света соскользнул с витражного окна на бледную кожу, привыкшую к ледяному холоду.

Как нервозно.

Волна мурашек, прикрытая чёрной пеленой платья. Мантия изящно спускается по оголенным плечам и линии декольте, выдавая весь шарм обладательницы. Тепло – это не то, что требует душа, пропитанная холодом и мраком, явно требующая насыщения сильнейшей силой Тьмы.

– Ваше вино, Селена.

Чей-то глухой голос заставил выйти из себя, из своего рационального мира, пропитанного стужей. Он повсюду. Не поворачивая головы от окна с видом на тошнотворный молочный туман, я протянула руку, вновь ощутив неприятное соприкосновение с жгучим лучом, отчего резко её отдернула, держа в длинных коготках бокал белого сухого.

Кажется, официант до сих пор стоял, назойливым взглядом неприятно обжигая теплом мою спину.

Как раздражает эта способность, чёрт.

Словно по инстинкту, верхняя губа скривилась в пренебрежении, а тепло, прожигающее оголённую кожу на спине, сменилось на привычный лёд. Можно вновь вернуться в себя. Это безусловно радует.

Уверена, что имею силы спасти себя от этого. Нет. Любое спасение временно. Это никогда не уйдёт из моей души. Будет вонзаться в холодную, словно мрамор, плоть, стараясь поглотить разум в пламени бесконечных ощущений. Небольшое отрезвление наступило, когда почувствовала горький вкус на губах.

Как логично, Селена, трезветь от алкоголя. Не сдавай позиции, это излишнее в данной ситуации, что скажет отец?

«Разумное вековое существо, способное на всё, не имеет права быть жалкой смертной. Тебе идёт третий век! Скажи мне, что ты чувствуешь, и я исправлю это».

Стальной, но в то же время рассудительный тон голоса стоит в голове, словно его пришили медной нитью, которая, даже когда расплавится, навсегда поглотит нервные клетки.

«Я не даю второго предупреждения, Селена. Ты же Лойд!»

Нервный глоток, дающий возможность не поперхнуться собственной желчью. Пепельные волосы, элегантный наряд, позволяющий скрыться в ночи. Чёрные глаза с отблеском покровительства и вечного пренебрежения, но под покровом власти, лишь продукт своего отца. Сломленная хранительница Смерти с разбитыми воспоминаниями.

К тому же, не имеющая выбора.

Разорваться перед семьей, вернее тем, что от неё осталось, единственным другом или выбрать это. Не забывай, в конце ты можешь обратиться к холодному мраку, который с тобой разделяет это. Но что будет после?

Коварная ухмылка медленно поползла на левую щеку, и можно было заметить острый белоснежный клык, отражающийся в прозрачном бокале. Ты ведь и так знаешь исход, разве есть смысл погружаться в глупую дискуссию с обезумевшими чертями?

Ты проиграла, прими это. Проиграла у собственной рациональности. Что было бы, если бы тот злополучный…

Хватит. Останови это. Уже ничего не изменить. Этот монолог убивает тебя изнутри.

Вернувшись в реальный мир, я пробежала глазами по присутствующими гостям. Радует, что приглашены исключительно Лидеры. Недоразвитых Номерных я бы явно не перенесла. Довольно элегантные наряды, даже на Светлых. Вновь верхняя губа поползла в неодобрении. Двуличные Лидеры – это название проще запомнить. Мой взгляд в момент перенёсся в противоположную сторону.

Сторона хранителей Тьмы, эта часть терпима. Привычные тёмные оттенки, этот лоск ничем несравним. Но даже в гармонии можно отыскать пятно, которое портит всю картину. Вернее два пятна, слившиеся воедино. Лайт и его новая пассия доброжелательно оскаливали свои молочные зубки. Даже Лодсон широко улыбалась Лидеру, хотя, и не скрывая неприязни к девушке. Не спорю, это позабавило.

Моя улыбка поползла ещё выше, когда я увидела настороженную энергию, распространяющуюся от Эдгара. Да ты ревнуешь, друг. Как увлекательно. Встретилась с пылающим взглядом, исходящим от мужчины, тот хмыкнул в ответ на издевательские клыки, словно прочитал мои мысли. Я лишь продолжила широко улыбаться, сдерживая смех. Его ухмылка ползла всё выше, словно он раздражался от своего бессилия перед чарами Номерной.

Вечно забываю, что она уже Лидер.

Впрочем, так всё равно. Думаю, я бы начала вникать в её ничем не впечатляющую персону лишь при том условии, если бы она была единственной выжившей Номерной. Слабая и неуверенная.

Не переношу слабость.

Она бы не сумела выжить и дня, если бы ей не помогали.

Взглянув на пару ещё раз, я не заметила их на прежнем месте. Два пламенных огня душили друг друга в ритме страсти, что так похоже на их не столь долгие отношения. Жаркий танец бесспорно открывал завесу маски пренебрежения и равнодушия Эдгара, за чем было интересно наблюдать. Сколько в нём было злости на самого себя, на внезапно нахлынувшие чувства. Сколько в ней было привязанности и эмоций. Я невольно остановилась на янтарных глазах, полных этого. Это и убьёт её в самом конце, ровным счётом, как и его. Я знаю, ведь оно уже сделало

 

это со мной.


– Рад видеть Лидеров в своём измерении!

Ветер энергии направился в мою сторону. Я не обратила внимания на изречение Создателя.

– Уверен, в присутствующих живет должная мощь, способствующая перерождению.

Ничего интересного. Каждое поколение история повторяется. Мой небрежный взгляд прошёлся по знакомым лицам, не заостряя должного внимания, как на скалу в излюбленном месте.

Взор пронёсся мимо чёрных и белоснежных плащей, лишь на несколько секунд остановившись на надменном взгляде Итана Двэйна. Отец Эдгара стоял безучастно, он встретился со мной пылающим взглядом, одарив ехидной ухмылкой. Не могу не гордиться нашими относительно хорошими взаимоотношениями. По крайней мере они превосходили отношения с сыном. Они ненавидели друг друга так же, как и уважали. Однако этого между ними не было ни грамма.

– В следующую секунду я выберу добровольца на посещение портала.

Во взгляде Тёмного я увидела некую насторожённость. После фразы, произнесенным Создателем Света, я резко развернулась, заметив хрустальные глаза Эда. Он бросил на меня беглый взгляд, отчего я поняла, что Тёмный от меня требует. Не веря своим действиям, я направилась к взволнованной русоволосой девушке с янтарными глазами, бросив возмущённый взгляд Стражу Тьмы без нескольких часов по меркам на Земле.

Невзирая на удивлённые взгляды, наблюдающие шоу, мой силуэт приблизился к бывшей Номерной. Как ни старайся, она будет ею для меня вечность. Девушка судорожно трясла официанта, требуя бокал вина, отчего я невольно закатила глаза, представляя какой сентиментальностью будет наполнен наш диалог.

– Не напрягайся, – вышел слишком грубый тон. – Он самый бесстрашный и могущественный Лидер, кого я знаю, – прозвучало уже мягче.

Номерная явно не ожидала моего появления, судя по излишне мимолётному развороту. Готова была вновь ощутить вздрагивание её тонких плечей, которое она умело подавила, за что я почувствовала долю уважения. Эмили чуть ли не врезалась лицом в мой носик. Молниеносно отодвинулась на метр от моего силуэта, она вызвала у меня ухмылку.

– Ты тоже будешь проходить портал? – пышные алые губы девушки настороженно выговорили фразу.

Впрочем, по взгляду было понятно, что их обладательница витала в своих мыслях. Что позволило мне ответить на прозвучавший вопрос.

Почему я ни разу не задумалась над посвящением в Лидеры? Ответ возник в продолжении монолога, оставшегося незаконченным, так как был прерван словами Создателя. Потому что это одурманило всю голову, словно в тумане. Противном розовом тумане.

Хотя кого я обманываю.

Этот туман давно превратился в похоронный.

Ведь ты знаешь правду и молчишь. Знаешь, что скоро настигнет. Знаешь, что эта война неизбежна. И самое забавное – ты никак не выберешь сторону. Знаешь, какое действие будет правильным, но всё равно идёшь против здравого рассудка.

– Каждый вековой Лидер его проходит. А мне уже три столетия. У меня нет причин для волнений…

Ведь мне всё равно. Быть может, если портал меня не примет, будет проще… Глупый вариант. Бежать от решения, Селена? Это ты решила?

Впрочем, я заскучала. Нет смысла думать о том, что уже решено. Мой взгляд остановился на исчезающем силуэте Эдгара.

– Однако, хочу заметить, Эд раньше тренировался куда серьёзнее, чем с тобой.

Констатация этого факта застала девушку врасплох, чего я и добивалась. Казалось, проще успокоится, перейдя на вопрос, менее волнующий. Словом, не вызывающий эмоций. Русоволосая Тёмная раскрыла губы в смущении.

– Знаю, вы с Эдгаром были близки.

Фраза Эмили вызвала у меня непонимание. Какова цель говорить об известных фактах, да и ещё в прошедшем времени?

– Мы и сейчас близки, как никогда.

Изогнутая бровь и янтарные глаза, устремлённые на меня, словно клинок, заставили звонко усмехнуться. Теперь ясно. Лодсон ревнует. Интересно, как она выглядит в гневе? Моя собеседница продолжила смотреть на белые клыки с оцепенением.

– Только не так, как ты подумала, – я продержала длительную паузу, наслаждаясь нетерпением девушки. – Мы всегда являлись близкими друзьями, и так будет вечно.

Заметив пылающие от недоумения красные щеки, уголок моих губ предательски поплыл вверх.

– Но как же… – девушка запнулась на собственных мыслях.

Я представила нашу неловкую встречу со зрительницей в книгохранилище.

– Эмили, когда тебе несколько веков, понятия о любви стираются, остаётся лишь потребность.

Я одарила Лидера Тьмы ухмылкой, вглядываясь в её эффектное шёлковое платье. Осторожно мой взгляд остановился на груди, где висел подарок Эдгара.

– Возможно, ты и Эд исключение. Я рада за него, хоть мне и придётся терпеть тебя, – закончила своё повествование, внимательно изучая меняющиеся мимику Лодсон.

Сначала её брови сдвинулись в полном непонимании, затем она разразилась звонким смехом. Изначально я смотрела несколько секунд на шоу, но как мне надоело участвовать зрителем, пришлось прервать восклицания.

– Ты ведь любишь его.

Я встретилась со слегка испуганным взглядом. И нет, она боялась не меня, а этих слов. К удивлению, я их уже не так сильно опасалась, в связи с последними событиями. Эмили промямлила что-то про себя, затем подняла вновь на меня глаза.

– Ненавижу.

От детской наивной фразы мои губы предательски раскрылись. Казалось, что я впервые по-настоящему смеюсь перед Номерной. Бывшей Номерной.

– Значит любишь. Ненавидишь, потому что это сильнее тебя и твоего здравого рассудка, – сделала короткую паузу, обратившись к собственным чувствам. – Но любишь, потому что не можешь покорить это себе. Он непреклонен. Ведь только и можно любить непокорное…

Мой голос всё дальше уходил в туман, взгляд всё более становился задумчивым. Казалось, что не я изрекаю слова из себя, они сыпятся по своему желанию.

Ты пожалела об этой встречи сотни раз, не так ли, Селена? Но тысячу раз бы вернулась на то место, чтобы вновь встретиться с этим…

Неожиданный удар оглушил мысли, серебряный поднос задел мою талию, а красное вино растеклось по мраморной стене Измерения. Мои глаза окрасились гневом, встретились с испуганным взглядом официанта. Я готова была разорвать существо с подносом на части, но он уже смотрел в другую точку, куда-то позади меня.

Моё тело стремительно развернулось вполоборота, задев пепельными волосами щёку парня. Передо мной лежала Эмили на студёном полу. Её пучок вьющихся волос моментально растрепался, а пышные ресницы создавали болезненный эффект. Немедля ни секунды, склонилась над телом, зная заранее о последствиях падения. Мои руки стали трясти безжизненное тело, не щадя упругих щёк девушки, я пыталась привести Эмили в чувства.

Русоволосая Тёмная не раскрывала глаз. Её дыхание прекратилось, я вновь дала хлёсткую пощёчину.

– Номерная, чёрт тебя дери!

Услышав жадный всхлип из алых губ, дрожащих в агонии, я остановила руку перед багровой щекой, не желая более травмировать изнеженную кожицу.

– Ты просто упала, что-то крича. В сознании?

Встретившись с задумчивым и испуганным взглядом Лодсон, догадка невольно попала в оставшиеся клетки разума.

«…они даже не заметят, что являются марионетками. Действие будет происходить, когда я захочу, и с кем я захочу. Каждое существо будет считать, что поступает осознанно, но это лишь моя игра, Королева…»

Фраза невольно врезалась в память, и мои руки, некогда удерживающие шёлковую ткань, резко отстранились, словно обожглись. Эмили посмотрела на меня в непонимании, но тут же её взгляд перешёл на лежавшее в костюме тело. Девушка без памяти побежала к своему возлюбленному. Я осталась сидеть на холодном мраморном полу, наблюдая за дальнейшим развитием событий, словно в вакууме. Дрожащие руки русоволосой девушки тянулись к пиджаку Эдгара. Ещё миллиметр…

Её тело с силой бросилось в стену. Глухой звук вывел меня из транса. Я развернула голову, встретившись на долю секунды с белоснежными глазами, извергающими злость и лёгкую насмешливость, казалось для него это лишь игра. Вальтер явно хотел развлечься перед основной частью. Первым моим желанием было заступиться за Номерную. Я догадывалась, что произойдёт через несколько мгновений. Естественно для неё это тайна, о которой мне известно было всё.

Открыв рот, я встретилась с собственным бессилием. Взгляд Вальтера ускользнул от меня, прицельно подавляя Эмили. Самое страшное, что не известными оставались как мотивы, так и последовательность реализации плана. Зачем он здесь. Все должно было быть не так. Создатель Тьмы застал меня врасплох своим безразличием.

– Эми, – этот чужой голос, отдалённо напоминавший настоящий. – Не представляешь, как унизительно ходить в этих светлых тряпках, когда ты – Король Смерти.

Быть может, я никогда не видела его настоящим?

Марионетки никогда не знают, что их ждёт в игре.

– Скажи мне, какого это быть возлюбленной воплощения чистого зла?

Вероятно, именно я и являюсь главной марионеткой.

Опустив глаза в мраморный пол, пропитанный Тьмой, я встретилась с янтарными глазами Эмили Лодсон. Не было сил скрывать ни одной эмоции, да и не хотелось. Я просто устала. Смотрела вдаль, не осознавая происходящее.

Вновь ощутив знакомую властную энергию, я направила свой взгляд на Создателя Смерти, чувствуя пробуждения другой, более знакомой. Эдгар был слаб, одолев портал. Это не послужило ему на пользу.

– Какого быть преданным собственным братом, да и ещё хранителем Света? – Эмили отчетливо произнесла фразу, акцентируя внимание на «р» в слове «преданным». Усилившаяся энергия хранителя Тьмы дала понять, что скоро всё кончится.

– Забавно. Говорит та, которую предал собственный отец. Страж Света!

Получила удар по моей способности продумывать варианты исхода событий. Я знала, что произойдёт в эту секунду. Старалась воздействовать своей энергией на Вальтера, но мои вековые силы были вошью в сравнении с властью Создателя. Эмили медленно повернулась к отцу, сталкиваясь с взглядом, не отрицающим истины. Но уверенна, это ничто, по сравнению с главной тайной.

– Итан всегда желал повышения полномочий Тьмы и однажды подорвал авторитет в глазах моего слащавого брата.

Энергия раздражения наполнила весь священный зал. Вокруг Создателя постепенно начал проявляться чёрный туман.

– Тогда ему понадобилась собственная шестерка для выполнения задач со Светлой стороны.

Я перевела взгляд на Адриана Лодсона.

Тот стоял невозмутимо, словно принимая и отстаивая удары правды. Лишь желваки выдавали некое колебание мужчины. Как ни презирай Светлых существ, я бы никогда не смогла назвать Конфиданта Лодсона «шестёркой».

– Он нашёл потерянного в мире мужчину с подобным характером. Подобное притягивает подобное, не так ли? Раскрыл все тайны. После чего безвозвратно заинтересовал твоего отца в величии смерти. Но ему нужно было доказательство, что нынешний Конфидант Света сумеет пойти на жертвы ради себя и своей цели.

Не замечая повествования Вальтера и волнения Эмили, я стала вглядываться в не менее значимую фигуру в этой истории.

– Поскольку желания и разум Лодсона были обработаны не по человеческим меркам, он без колебаний согласился на свою дочь в качестве разменной монеты, если что-то пойдёт не так.

Крэдор пылал в гневе, несвойственным для Создателя Света. Я не осознавала на что именно: за проступок его правой руки или недружелюбное братское приветствие.

– Зная Итана, ты, Эми, поняла бы, что идея продажи души собственной дочери его заинтриговала, и Конфидант Второго Измерения безоговорочно согласился на сделку, не ожидая, что встретится с тобой. Итан был так уверен в верности своего щенка, забывая о том, что у любой шавки растут клыки. В считанные годы твой отец поднялся на ступень почёта. Адриан Лодсон выполнял всяческие приказы Тьмы, являясь правой рукой. Но, как я сказал, каждый щенок растёт и обзаводится зубками. Твой отец не научился кусаться, но сумел сразу отгрызать все препятствия. Любые преграды. И, разумеется, он быстро справился с хозяином, который был озлоблен на свою бывшую шестёрку, переросшую в Короля в считанные мгновения. Конфидант Пятого измерения ни с кем не считался и был наказан. Итан ежесекундно вспомнил условия сделки.

Было ясно, что не смотря на свою паранойю, Создатель Света не исчезнет без уничтожения брата. Снова.

– И, собственно, ты здесь!

Я отвернулась к Эмили, встретив неподдельный страх в янтарных глазах, полный растерянности.

Невзирая на густеющий туман, Лидер Тьмы Эмили Лодсон кинулась к поднимающемуся Эдгару. Чёрные языки пламени вновь оттолкнули девушку. Послышался громкий смех на грани рычания.

 

– Ты так самонадеянно стараешься спасти того, кто забрал твою жизнь…

Я нервно схватила воздух сквозь плотно сжатые зубы, устремляя взгляд на парирующего Вальтера. Он не собирался униматься. Бросив взор на Эдгара, встретилась с проявлением страха с долей отчаяния. Смех Создателя Тьмы наполнил зал пронзительно диким звоном.

– Замолчи! – озлобленный крик девушки вывел меня из молчаливого общения.

Эмили побежала вновь к полуживому телу, но моментально остановилась в чёрном тумане Вальтера, словно её схватили в тиски.

Я знала, что происходит. Вальтер демонстрирует воспоминание в голове Лодсон, о том бесчувственном убийстве. Я посмотрела в пылающие чёрные глаза Эда, не увидев прежний дерзкий нрав.

Это конец.

Не знаю, сколько мы обменивались многозначительными взглядами, но от ярого крика моментально дёрнулись, заметив тело девушки, лежащее на полу. Её глаза находились в полузакрытом состоянии, а сердце… биение цепенящего страха, я ощущала больше, чем собственное.

– Мы с тобой похожи, не находишь? – Вальтер не прекращал издеваться. – Твои единственные близкие люди предали тебя. Отец —когда ты должна была значить для него всё. Мужчина, которого ты выбрала не разумом, а сердцем – когда вы были не знакомы.

Мой взгляд насторожился, заметив размеренное движение существа Тьмы по направлению к телу Эдгара. Сапфировые губы раскрылись в надменности и мнимой запутанности.

– Разумеется, он сделал это по воли отца… Да и какое ему было дело до вшивой Номерной! Но никто не мог и подумать, что ситуация выйдет из-под контроля, не так ли, Эд?

Эдгар выглядел слабо. Самое страшное, он не собирался бороться.

– Мог ли подумать твой отец, что ты способен стать небезразличным к обычной смертной?

Эдгар Двэйн был не в состоянии поднять даже головы, но губы раскрывались в нечленораздельном рычании. Мой затуманенный взор заскользил по силуэту Эмили, которая с вызовом смотрела на объект истинной ненависти. На едва бежевых щеках скопились участки солёной жидкости, которые вот-вот впитаются ожогами памяти. Я чувствовала всю боль девушки на почве предательства. Но она по-прежнему защищала свою любовь.

– Ты узнала все тайны, волнующие тебя, Эми.

Это была ошибка.

Вероятно, если бы ты не решил убить меня повторно этим клинком вся эта история закончилась бы менее плачевно.

Король Тьмы достал из-за спины двухсторонний клинок Создателей, обращаясь к Стражу Тьмы.

Ощутив приближение трагичной развязки, моё тело стало медленно подниматься. Даже не знала, что буду делать дальше.

– Клинок Создателей. Что он сделает с простым Стражем, как считаешь?

Вальтер озарился ухмылкой, предвещающей неминуемое наслаждение.

Неожиданное действие Эда заставило меня нервно выдохнуть. Вместо того, чтобы накинуться на Вальтера, он прижал Лодсон к себе, натыкаясь на острое остриё.

Из моего голоса выскочил свирепый гортанный крик. Я чувствовала дрожь по всему телу. Видела, как каждая вена мужчины превращалась в чёрную, словно смоль. Глаза, без капли бесстрашия, томно смотрят в пустоту. Губы, некогда скривившийся в издевательской усмешке, изогнуты в полную струну, издающую лишь хриплый вдох.

Мои глаза наполнены злостью, я вижу испаряющееся тело мужчины, которое уничтожается с каждой частицей чёрного, как уголь, дыма. Злость и ярость на каждое существо переполняет меня. Глаза насыщаются титановой белизной распаляющегося гнева. Смерть лучшего друга ломает барьер. Я чувствую, как неконтролируемая сила вскипает в моих венах, излучая необъятную энергию. Это энергия вкуса приторной ярости, излучающей вспышки серой молнии, отождествляющей саму Смерть. Рисунок вен пульсирует и переливается в серебряном цвете. Мне было плевать на грузное тело Эмили Лодсон, лежащее рядом с остатками пепла. Единственное, чем можно помочь, изменить ситуацию в свою пользу и вынести выгоду. В этом деле у меня был лучший учитель.

Я вырвала двухстороннее копьё из пепла Тьмы, встретившись с Вальтером лицом к лицу. Ярость от потери единственного близкого заставила раздробить барьеры, мешавшие раньше выплёскивать шквал негатива. Мои глаза налились невероятной силой, я чувствовала ярый толчок энергии. Глаза наливались серебряной кровью, а тело, словно без костей, меняло облик. Сияющее бельмо молнии покрыла оболочку глаза, не замечая ничего на своём пути. Ощутив, что существа, некогда стоявшие рядом, упали на колени под давлением яростной силы, я поняла, что достигла цели.

Я стала Стражем Тьмы без помощи портала. Королевой. Моя энергия усилилась в невероятных размерах. Я осознала, что сильнее многих Стражей. Это было что-то новое. Неизведанное.

Я злее и опаснее.

Дикая боль пронзила агонией каждый миллиметр плоти, но эта боль превращалась в энергию настоящего пламени. Смертных языков пламени. Пожирающая серость, не имеющая преград. Неизведанное интуитивно прорезало воздух, пока я создавала новый шар магии для своего личного врага, моего Учителя.

Вальтер смиренно ждал моего появления, он жаждал новой партии чёрных и белых. Только теперь он играет со Смертью. Встретившись с стеклянными осколками глаз, я кинула едкую ухмылку алых губ, покрытых кровью мрака.

– ДА НАЧНЁТСЯ ВОЙНА!





3 МЕСЯЦА ПО ЗЕМНЫМ МЕРКАМ ДО СОБЫТИЙ…

– Папочка, ты говорил, что это безопасно, – прошептала маленькая девочка, на вид семи лет, медленно приближаясь к высокому для неё столу из чёрного мрамора.

Окружающая действительность была пропитана скорбью с оттенками сумасшествия, отчего пепельная блондинка еле сдерживала слёзы.

– Где она?!

Длинные волосы волочились по подолу миниатюрной мантии, казалось, что она упадёт, наступив хотя бы на один локон холодного оттенка.

– Где мамочка?!

Смоляные, как уголь, глаза жалобно всматривались в окоченевший силуэт мужчины в чёрном камзоле.

– Когда она вернётся?!

Мужчина держал в руке ампулу с прозрачной жидкостью, равномерно постукивая ей по гладкой поверхности хладного стола. Звон отдавался страхом, маленькая я издала всхлип. Постукивания продолжались, отчего истерика накрыла новой волной. Всхлип громче, всё тот же равномерный звон.

– Когда она вернётся, отвечай! Отвечай! Отвечай!

Я схватила отца за штанину его ровных брюк, так как более не могла дотянуться, и начала кричать с новой силой. Новый отзвук по гладкому столу.

– Что ты с ней сделал, папочка?! Когда она вернётся?! Папочка, ответь мне! Боюсь тебя, папочка!

Постукивание прекратилось, я заметила, как закрытая ампула повисла в воздухе, не соприкоснувшись с мрамором.

– Никогда.

Грубый и в то же время безучастный голос прозвучал в гробовой тишине. Брюнет не удостоил меня и своего холоднокровного взгляда, смиряя глазами такую же холодную стену из мрамора с золотыми вкраплениями. Ещё секунда и вновь раздался ритмичный удар. По маленькому тельцу прошла непроизвольная дрожь.

– Зачем ты отправил её в Небытие, папочка?! Ей не будет там хорошо без нас!

Цикличный стук вновь прекратился. На меня смотрели пылающие в гневе чёрные глаза.

– Ей на это плевать. Она – чудовище!

Прямой взгляд и ответ вызвал у маленькой меня потоки слёз. Естественно бледное лицо мужчины источало ярость.

– Неправда! – прошипела девочка с нескрываемой уверенностью. – Это ты её превратил в чудовище, дав это.

Маленький пальчик указал на ампулу в руке Роберта. Я впервые почувствовала яростную энергию, исходящую из Стража Тьмы. Мой разум затмила истерика. Я не контролировала себя, да и не умела это делать. Слёзы стекали ручьём, а всхлипы можно было услышать во всем Втором Измерении.

– Я скучаю по мамочке! – с надрывом в голосе прокричала пепельная блондинка, давясь слезами.

На глаза легли столько солёных потоков, что глаза цвета чёрного обсидиана не были в состоянии отчетливо видеть. Маленькое сердце разрывалось от ударов.

– О чём и речь! – яростно прорычал мужчина, бросив стеклянную ампулу в прозрачную стену. – Слабость и чувства! Это погубило твою мать!

Поток ужаленной энергии бросился в маленькое тельце, отчего девочка начала задыхаться в солёной воде.

– Она не сумела проникнуть в процесс обращения и потеряла контроль! Всё из-за того, что на горизонте появилась ты! Слабость и любовь – синонимичные понятия!

Эмоциональный поток восклицаний загонял меня в угол с каждым услышанным словом.

– Она не справилась с простой задачей из-за чувств!

Встретившись с пылающими глазами, я прекратила поток громких всхлипываний.

– ТЫ, – прошипел мужчина, поднимая меня над собой. – Не должна повторять ошибки своей матери. Любовь сделает тебя слабой!

Слёзы полились рекой, я продолжала жадно ловить ртом воздух.

– Папочка… – еле слышно прошептала я от недостатка кислорода, наблюдая за меняющейся гримасой густых бровей и не прекращая плакать.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27 
Рейтинг@Mail.ru