Золушка. Кошмарная история

Вячеслав Валерьевич Сахаров
Золушка. Кошмарная история

Золушка. Кошмарная история

Пролог

Когда часы на балу пробили одиннадцать часов и три четверти, Золушка поклонилась всем и побежала из замка домой. По дороге которая шла через темный лес, которую сегодня освещала луна, она встретила фею, которая как будто ожидала ее, в своей роскошной белой карете, запряженной в тройку белых лошадей. Она предложила Золушке доехать с ней до дома, та охотно согласилась и залезла в карету. Села на мягкое сидение и принялась рассказывать про бал, принца, впечатления. Она сияла, радовалась и не видела , не знала, что карета в которой она ехала, превращалась в нечто. Тройка белых лошадей исчезала, а вместо них у кареты вырастали огромных пять паучьих конечности. Сама карета округлилась, покрылась волосами и сменила цвет на ржавый. А впереди, вставали из земли два огромных, старых и сухих дерева, они сплетались ветвями, образуя проход, из которого лился тусклый голубоватый свет. Карета исчезла в этом свете.

Глава 1. Месье Перро

Месье Перро был известным любителем женщин в округе. Слава о его любовных похождениях, ходила неустанно, но было ли это на самом деле, никто не мог знать точно. Мужчина он был статный, одевался всегда по последней моде, даже если наряды и платья не подходили его возрасту. Человек он был добрый, денег было достаточно, он имел небольшую ферму, которая в счет отсутствия на десятки миль других ферм, приносила большой доход.

В этот вечер месье Перро возвращался от очередной пассии, своего извозчика он отпустил не далеко от имения своего давнего друга и решил пройтись, по пути заскочить к нему. Друг его был не богат, вдовец, имел красивую дочь, девушку с соломенного цвета волосами, голубыми глазами и милым личиком и звонким голосом. Но все было не так гладко, привел он в дом новую избранницу, женщину с большими аппетитами, и двумя дочерями, которые в свою очередь не отличались завидной красотой, собственно, как и мать. Но сеньору Жоспену было не до этого. Он целыми днями просиживал в своей лавке с часами, куда приносили часы на ремонт богачи, но платили мало.

Дойдя до границы владения Жоспена, Перро решил сократить путь через лес, по тёмной тропе. Внезапно он услышал, что где-то едет карета, бездельник извозчик заблудился, подумал он, но вскоре увидел и саму карету. Она была очень богатого вида, даже он себе не мог такую позволить. Дальше, он услышал пение. Этот голосок он узнал сразу. В свете луны, на встречу карете шла Золушка.

Перро остался посмотреть, что будет, так как думал, что какой-то богатый принц повадился к дочери Жоспена. И правда, Золушка села в карету, но с другой стороны, когда карета повернула, он увидел женщину, которую он не знал, но она ему кого то напоминала. Перро пришел в ужас от увиденного, когда карета отрастила лапы паука, потерял сознание и пролежал до утра.

Утром, его нашел Жоспен, который вышел на поиски дочери. Он был убит горем.

– Перро, что ты тут делаешь?

– Жоспен, о Жоспен, слава Богу.

Глава 2. Судья

Месье Перро, долго уверял отца Золушки и своего старинного друга, что он видел, но тот почему то ему не верил. Печальная новость пронеслась по округе, в прочем, печальная для некоторых, в частности для месье Перро. Его обвинили в страшном преступлении, а именно в убийстве девочки. Месье Жоспен отказывался верить в такое, но давление и яд людских языков ежедневно, давали о себе знать. Единственные люди, которым, как казалось Жоспену, было все равно – это его новой супруге Леди Жаклин, и ее дочерям. Леди Жаклин со спокойным лицом, уверяла его, что она сбежала с любовником. Мол молодость, страсть, ветреность и так далее, но почему-то в это верила казалось только она. Исчезновение Золушки было только на руку ей. Наследство в виде земли это хорошо, но самое главное то, что хранилось на счету у доверчивого супруга, а было там не мало. Сбережения, которые они с покойной женой, по версии официальной покойной, а на самом деле пропавшей без вести, откладывали на безбедную жизнь любимой дочери.

На улицах города, было шумно, толпа ходила и галдела. На рынке шли торги, за платки, хлеб, фрукты и овощи, обувь. Воришка стянул у видного щеголеватого мужчины в сюртуке и цилиндре часы на цепочке так, что тот и не понял.

Все это видел месье Перро в маленькое зарешёченное оконце своей тесной темницы, где стояло зловоние, а свет был только от этого самого окна. Иногда выдавали свечу из жира. Стояло ведро, предназначенное для туалета, а вместо матраса, прелая солома в углу. Внезапно замок с той стороны зазвенел, открылась дверь. В камеру вошли часовой и всеми известный, а также ненавистный судья Жюльен.

Слава о нем ходила не только в округе, но и даже в Париже знали о нем. А именно о его не любви к преступникам. За всю его карьеру он вынес только один оправдательный приговор. Лицо у него было красное, накрахмаленный парик свисал ниже плеч, в правой руке трость из красного дерева с набалдашником в виде льва, а в левой платок с кружевом и вышитой гравировкой в виде его инициалов, которым он закрывал нос.

– Ну что ж, Перро, я знал, что ты когда нибудь попадёшься, – начал он. – Но не думал, что на таком. Ну, поведай мне, где ты спрятал тело бедной девочки.

– Как ты был глуп Жюльен, так и остался!

– Ты изволишь мне грубить наглый преступник!?

– Мы оба знаем, что я такой же преступник, как и ты сам. Мое единственное преступление – это слабость к хорошему вину и женщинам.

– Так ты будешь говорить!? – взревел судья, пытаясь сменить тему и это имело место. Дело в том, что у судьи была дочь, которой было слегка за тридцать, а она была девственница. Люди за глаза смеялись и шутили над ней. А все из-за сварливого отца, который вечно находил ей женихов богатых, которые не нравились дочери. И вот как-то она тайком пошла в таверну, где и встретила Перро. У них закрутился роман, он приходил к ней, служанка знала об этом, но судье не говорила. Однажды, судья вернулся раньше времени, служанка была на рынке, а в своей спальне он застал дочь и месье Перро, который был старше ее лет на двадцать шесть. Но не смотря на возраст, убегал он выпрыгивая в окно и падая в проезжавшую карету, вполне как юный мальчишка. Но судья не мог ничего ему предъявить, так как, дочь отрицала все. Именно это сейчас и вспомнил судья.

– Довольно Жюльен! Мы прекрасно знаем за что ты меня не любишь! В отличии от твоей красавицы дочери.

– Замолчи болван! Что ты сделал с дочерью Жоспена?

– Да я уже миллион раз говорил, что я видел!

– Вот она твоя любовь к вину. Мерещится тебе уже. Я все равно докажу твою вину, и лучше тебе провалиться на этом месте, чем то, что ждет тебя. Подумай.

Глава 3. Темное Королевство

– Добро пожаловать! – сказала Фея Золушке.

Когда девушка обратила свой взор на нее, то пришла в ужас. Вместо прекрасной, плотного телосложения женщины маленького роста, перед ней сидела сухощавое подобие женщины, больше похожая на ведьму из сказки. Нос был огромный, глаза черные, как смола, волос сухой и редкий, цвет кожи не естественно желтый, которая свисала с торчащих скул. Длинные костлявые пальцы щелкнули, и дверь кареты открылась, и взору Золушки представилась мрачная картина.

Здание из тёмного, покрытого грибком кирпича о четырёх этажах, окна которого были не естественно кривые и с решетками. Стоял гул, гул голосов, по площади вымощенной камнем шла колонна людей в цепях. Они были измотаны, головы висели на груди, а бессмысленные взгляды уставлены в землю. Погоняли их отвратительные существа, вероятно, когда то бывшие людьми. Горбатые, в форме с нашивкой в виде паука. А на их лицах, большую их часть, были наросты, в виде конечностей насекомых, только больше размером. Руки были тоже с отростками. К карете подошел такой же монстр.

– Принимай, Жан, – гаркнула ведьма, и вытолкала девушку. – Пополнение!

Жан, прилип клешней к платью девушки и повел ее куда-то. Золушка не верила своим глазам, все здесь было будто нереально, неизвестности заставили дрожать и плакать девушку.

Существо вело Золушку по мрачным коридорам здания, что она видела снаружи, внутри оно было еще мрачнее. Грязно, сыро и холодно. Это была темница. По витиеватым проходам с кривыми лестницами, освещенными тусклыми замызганными фонарями, они поднялись до четвертого этажа. Там их встретил горбатый ключник, с мордой какого-то жука, который сидел за маленьким столом, сделанным из ящиков, при свете свечи. Он спросил имя девушки, после ответа записал его в грязную книгу и что-то буркнул Жану. Тот повел ее к двери камеры под номером семь. Следом подошел и ключник, открыл дверь, и девушка шагнула в темноту. Дверь закрылась, отобрав последний свет, что шел с коридора. Золушка привыкла немного к темноте и прошла к зарешеченному окошку. Вид из него был сюрреалистический; город, мрачный, в дыму, подсвеченный светом из окон и грязных уличных фонарей.

Но что больше всего бросалось в глаза, так это башня. Самое высокое здание, с килем, на котором был огромный паук, разглядеть его было не трудно.

– Интересно, что это? – сказала в слух девушка.

– Это ее логово, – послышался грубый женский голос из тёмного угла. – Логово королевы, колдуньи Рене.

Глава 4. Леди Жаклин

Леди Жаклин, новая избранница месье Жоспена, чёрствая и эгоистичная натура. Сам супруг, ее не очень интересовал, о чем он и сам догадывался, но делал вид, что не замечает. А сама она, привыкла орать на Золушку, командовать ей, давать самую грязную и тяжелую работу, тем самым повышая свое я. Но теперь, после исчезновения собственной рабыни, дом пришел в запустение за какие то несколько дней и некому приказать. Досадно.

Однажды, дочери бегали со смехом по дому и кидались зерном, это очень взбесило леди Жаклин и, она заставила их убрать. Но они, две никудышные барышни, не умели делать ничего. Старшая, Белла, взяла метлу, но не удержала в руках, затем расплакалась и убежала. Младшая, Люси, была проще, если она не попадала под влияние Беллы, то в общем, человеком была сносным, а иногда и хорошим. Но это случалось редко. И вот, теперь, она взяла метлу и вымела все до порога, затем, ей видно надоело и она положив метлу отправилась на улицу.

 

Убрал в итоге и так убитый горем Жоспен, который не успел войти в собственный дом и даже поздороваться, как Леди накинулась на него. Он старался не перечить ей, когда та в плохом настроении.

Сидит она в кресле у камина, думает о том, как поскорее заполучить наследство. Раз с принцем не вышло, из-за этой скверной девчонки Золушки, на которую тот повёлся. Но теперь ее нет, можно и другую дочь засватать. Но стоял вопрос: какую? Одна глупая, другая еще глупее. Раздался стук.

Дверь открылась, и на пороге возникла маленькая женщина, в пышном и блестящем платье. Плечи ее были круглые, как и формы, волос шикарный, цвета каштана, был собран на голове.

– Кто вы? – спросила хозяйка.

– Добрый вечер, вообще-то, – ответила гостья.

– Что вам нужно?

– Я слышала о ваших не приличных манерах, но не думала, что они еще хуже, – сказала гостья и провела пальцем по окошку у двери, а затем рассматривая пыль на пальце, продолжила. – Сразу видно, некому тут мыть, подметать.

– Да кто вы такая и что вам нужно?! – возмутилась леди.

– Я хорошая знакомая Золушки, она шила мне одежду, – ответила гостья. – Я бы хотела узнать, где она сейчас.

– Спросите у лешего! – ответила хозяйка и рассмеялась. – Нет ее, и никогда не будет!

– Не вижу ничего смешного в том, чтобы спросить у лешего, – держалась серьезно гостья. – Вы так уверенно заявили, что она никогда не вернется, что у меня появились домыслы; а не вы ли причастны к этому!?

– Что!!? Да как ты смеешь, заявляться в мой дом и обвинять меня!? – пришла в ярость леди Жаклин.

– Я сказала – домыслы! И я думаю, что я права. И поверьте, я все равно узнаю.

Она вышла из дома, села в красивую карету, и кони помчали ее прочь. Это была никто иная, как крестная Золушки – Фея Розамунда.

А леди Жаклин, пребывала в бешенстве и расхаживала теперь по комнате. Затем взяла лист бумаги и перо, и стала писать витиеватыми буквами.

«Нам нужно встретиться, срочно!»

После, она свернула бумагу в конверт и растопив на свече сургуч, поставила печать, с мыслями о том, что завтра утром отправит, а точнее, кинет в ящик у одного известного трактира.

Глава 5. Двое в лодке и двое в темной комнате

Утром следующего дня, Фея Розамунда устроила завтрак в саду, что был за домом, сам по себе он был не большой, но красивый. Все в нем дышало светом и добром, ароматами и волшебством. Пели птицы, бегали зверьки и это все заставляло улыбаться ее, не только физически, но и душой. Столик для завтрака стоял под тенью косматой головы березы, которую привез ей из России и подарил сам русский император. Однажды она оказала ему небольшую услугу путешествуя по миру и оказавшись в той дивной стране.

К ней подошел кот, да, именно кот, большой, белый кот. На нем был фрак, в лапах он держал письмо. Это был ответ от одного человека.

«О, Розамунда! Сколько еще ты будешь просить меня тебе оказать помощь, в то время, когда помогла мне единожды? Я возмущён, но, я буду на нашем месте, как всегда в полдень. Искренне ваш – Радж.»

Радж, или сэр Радж, мужчина в расцвете сил, которого она спасла от удачи быть убитым и съеденным местным племенем в одной тропической деревне. Она тогда собирала там некоторые растения для очередного зелья. А тот искал пропавшего в экспедиции соотечественника из Англии имевшего приличный титул. Так вот потом она часто к нему обращалась, а он тайно упрекал ее в том, что она зря его тогда спасла. Но он слышал в ее просьбах приказ или долг, но это было не так. Она всем его советовала, и сама обращалась потому, что он знал своё дело как никто другой. Он был сыщиком.

Карета, белая, как снег Альпийских гор остановилась у пруда, который окружал лес. Там было прекрасно, тихо от человека, отдельный мир, где царит природа. Фея вышла из кареты и сказала сторожить извозчику, который до этого был слугой в саду, да, кот Рафаэль. Он забрался в карету и улегся на мягкое сиденье и был таков.

Розамунда спустилась по дорожке к деревянному помосту, где в окружении кувшинок мирно стояла лодка, а в ней человек в мантии с капюшоном. Внезапно он встал и протянул руку фее, а другой рукой скинул капюшон.

– Добрый день, Радж, вы вовремя, как всегда. Истинный англичанин.

– Добрый день, Розамунда.

Она рассказала ему историю исчезновения Золушки, лиц, которые могут знать что-то. Рассказала о близких, а так же о человеке в темнице. Радж все записывал и в его голове уже чертился план. После рассказа феи он убрал бумагу и перо с маленькой чернильницей, и взялся за весла. Они около часа плавали в лодке под греющем дневным солнцем, наслаждаясь каждым мгновением.

– Скажите Розамунда, вы же можете все делать сами, с помощью волшебства, почему я всегда гребу?

– Чтобы не забывать, что мы люди. Плывем к берегу.

Рафаэль услышал фею за двадцать шагов. Быстро встал и вышел из кареты, как будто не был там. Но Розамунда прекрасно знала, что он там был и что он там делал. Она улыбнулась и приказала трогать.

***

А в то же время, в городе, на грязной улице, в искривленном переулке, в дверь заведения с плохой репутацией постучали. Днем то понятно, трактир был закрыт, но по паролю туда можно было попасть, чем и воспользовался посетитель в капюшоне.

Дверь открыли. В зале был порядок, как всегда до вечера. За столом сидели три пьянчуги, судя по их виду они были разбойниками, и тратили награбленные деньги. За барной стойкой открылась дверь, вышел карлик.

– Вас ожидают, – пригласил он и посетитель пошел за ним.

Карлик открыл одну из дверей в кривом коридоре и жестом пригласил войти, когда посетитель вошел, он закрыл дверь. В комнате было темно, окон не было, но горела одна свеча на столе, за которым виден был силуэт человека. А посередине комнаты стоял стул.

– Присядьте! – прозвучал грубый голос и посетитель повиновался. – Что вам нужно леди Жаклин?

– Ко мне приходила некая дама по поводу Золушки, она обвиняет меня в ее исчезновении. Мне нужна в этом помощь.

– Вы испугались? – говорил голос из темноты. – Испугались за свою репутацию? Или за богатства?

– И за то и за это.

– Понятно! Я доложу о вашей просьбе, ждите! А теперь идите. Вам на выходе дадут особую свечу, в случае чего, зажгите ее.

Глава 6. Леон

– Кто такая Рене? – спросила Золушка.

– О, это коварная особа, – сказала женщина и вышла из темноты и девушка заметила отростки насекомого на ее теле и лице. Она была одета в ветхое платье, волосы были грязные и цвет их было не разобрать. – Меня зовут Жозефина, вроде так, я уже и не помню. Чем дольше находишься в этом месте, тем больше становишься частью его, память о прежней жизни стирается.

– Я Золушка, – представилась девушка. – А как долго вы тут находитесь?

– О да, видимо очень давно. Я почти ничего не помню из прошлой жизни. Рене приводит в этот мир людей не нужных в другом мире или проданных злыми людьми. Она могучая ведьма. Но ты лучше отдохни, завтра день тяжелый будет, на работу пойдем.

– Я не боюсь работы, – ответила Золушка. – Скажи, как отсюда выбраться?

– Никак милая, никак, – ответила Жозефина и пошла на свое место.

Золушка долго не могла уснуть, мысли одна хуже другой проносились в ее голове и не давали покоя. Женщина мирно сопела на своем месте. Наконец, девушка легла на солому и внезапно уснула. Но сон ее продлился не долго, так как было уже утро, когда она уснула.

– Вставай дорогая, – толкала ее Жозефина. – Пора. Охрана идет. Вставай, а не то хуже будет.

Всех людей, а их было не мало вывели из здания. Жозефину повели в другую сторону, остальные тоже расходились, пока Золушка не осталась одна.

– Ты, – подошел к ней мерзкий охранник, видимо главней остальных. – Что умеешь?

– Я?

– Отвечай!

– Много чего умею. Мыть, стирать, шить.

– А, очень хорошо, на кухне у нашей великой и неповторимой мадам, как раз ночью умер уборщик, – к нему подошел другой охранник и что-то сказал на ухо. – Уже взяли? Хорошо. Тогда ее на его место, в тюремную кухню.

Снова кухня. Видимо на роду у Золушки написано помереть на кухне с тряпкой в руках. Когда ее привели в назначенное место, ей стало дурно. Такого ужаса она еще не видела. Там было все ужасно грязно ; стены, столы, полы, потолок весь в паутине и жиру, сквозь окна не видно улицы.

– Эй, Леон! – крикнул охранник. – Встречай замену.

Вышел в грязном фартуке парень, на вид лет двадцати пяти, волосы светлые собраны в хвост, атлетически сложен, взгляд хитрый, глаза темные. В руке он держал картофель.

– Идем, – он пригласил ее. – Времени мало, тут не любят тех, кто медлителен, глуп и плохо схватывает. Будем учиться на ходу.

Он быстро провел ее по кухне, показал, где и что, а затем подошел к печи, в которой пылал огонь, а возле нее было золы столько, что голые по щиколотки ноги Леона были не видны, когда он наступал в неё. На огне стояли огромные чаны, с которых шел пар, там что-то варилось. Леон стал кидать не мытый картофель в эти чаны.

– Что ты делаешь!? – крикнула Золушка.

– Готовлю обед!

– Ты омерзителен! Это же будут есть люди.

– Подай морковь! И не учи меня, я тут повар!

– Ты бездельник! Где вода?

– Зачем?

– Просто скажи.

– Вон там.

Вечером Золушка вернулась в камеру к Жозефине. Она рассказала о том, что было днем, и что она увидела. А так же расспрашивала ее об этом месте. Она выяснила, что люди работают в лесах, фермах, по городу, и даже в башне колдуньи. В целом, мир этот ничем не отличается от настоящего, за одним исключением, он имеет границы. По слухам, некий человек, пытался сбежать, но дошёл до края.

– И что там, на краю? – спросила Золушка.

– Тьма и пустошь.

На утро Золушка встала раньше обычного, сделала прическу и была исполнена решимости навести порядок на кухне, тем самым утереть нос повару.

Леон был каким-то грустным в это утро. Он дал наказание девушке, а сам ушел в кладовку и до обеда не выходил. Золушка за это время вычистила золу, отмыла стены и потолок и приготовила ароматный чечевичный обед в виде каши.

– О нет, – прозвучал голос сзади, это был Леон. – Что ты наделала?! Ах ты, ах ты, ты дура. Зачем?

– А что тут такого?

– Я тут повар! А это что? Ты потратила последнюю чечевицу? Глупая девчонка. Они не будут ее есть и меня отведут на пустошь.

– Пустошь?

– Да, откуда не возвращаются. Куда не нужных и неугодных отводят.

Пока он убивался горем, Золушка накладывала в кастрюли кашу, которые потом забирали люди или то, что от них осталось. Они ставили на столы кастрюли, а затем раскладывали по тарелкам из дерева. Настала тишина. Она длилась с минуту, Леон замер заткнув уши. Один человек с бородой и клешней вместо руки попробовал яство и одобрил. Постепенно все стали есть. Раздались звуки восторга.

– Ты что никогда не варил им это? – спросила девушка.

– Что? – зло ответил Леон и посмотрел в зал и прошептал. – Они едят. Невероятно. Ура!

Он стал прыгать и скакать, кричать и смеяться. Золушка, глядя на него не понимала, как в подобном месте можно радоваться, но все таки, она тоже радовалась тому, что они едят и Леон рад.

– Теперь ты мой главный помощник! – обнял он Золушку. – Проси что хочешь.

Она могла желать только одного, но он не смог бы этого сделать. И вдруг радость отлегла от сердца.

Так прошла неделя.

Каждый день она шла с утра на кухню, на работу, Леон стал ей нравится и не только как человек, а еще и как мужчина. Еды было достаточно на этой кухне, но и других не обделяли. По ночам Золушка думала о доме, отце, и даже о мачехе и сводных сестрах и, плакала. Жозефина слышала, но не шла утешать, так как знала, что такое оказаться здесь и потерять все там. В ее памяти всплывали обрывки воспоминаний, но через пять минут забывались. Ей постоянно вспоминалось детское личико.

Дела шли, время тоже. Однажды Леон и Золушка готовили суп, как в кухню вошли двое мерзких охранника.

– Её величество просит вас, – прогремел один, обращаясь к Леону.

– Зачем на этот раз?

– Идем!

Когда он вернулся, он был сам не свой. Сел, опустил голову на грудь и просидел так добрый час, пока не пришла Золушка.

– Что с тобой, Леон?

– Ничего, иди работать.

– Я упрямая, и не сдвинусь с места, пока ты не расскажешь, что эта ведьма с тобой сделала!

– Не называй ее так, прошу.

 

– Почему? Она ведь такая и есть! Почему ты заступаешься за нее? Ты к ней часто ходишь, ты сказал, когда те страшилы пришли. На этот раз зачем? – сказал ты.

– Не все так просто Золушка.

– Так расскажи! Я никуда не спешу.

Но Леон внезапно вскрикнул и упал на пол. Его тело страдало от боли, это было видно по судорогами. Он побледнел, а глаза налились кровью.

– Уйди отсюда! – закричал он и упал без сознания.

Золушка положила ему под голову мешочек с мукой и опрыскала водой, расстегнула верхнюю пуговицу одежды и отпрянула от него с ужасом. Там были омерзительные отростки. Леон пришел в себя.

– Не пугайся, – сказал он и быстро закрыл одежду. – И не кричи пожалуйста.

– Боже, Леон, ты превращается в одну из этих тварей. Нет.

– К сожалению да! Она не может меня оберегать больше, – произнес он и был не осторожен.

– Что? Кто она? Леон?

– Да, ведьма Рене, моя мать.

1  2  3  4  5  6  7  8 
Рейтинг@Mail.ru