Я – Солнце

Вячеслав Анатольевич Егоров
Я – Солнце

По переходу я шел недолго и успел разглядеть, что перила были почти новые, и кое-где на них еще лежала смола. – «Не более месяца, наверное», – пришла мне в голову сейчас совершенно не к месту мысль. Я быстро выбросил ее из головы, а также все остальные мысли готовые вот-вот заполонить мою голову. Стоя на втором мостике, я сосредоточился, и внимательно переводил взгляд из стороны в сторону. – «В сторону пустыря», – выбрал я, наконец, делая шаг в этом направлении. Подъем прошел успешно, и ничто мне не помешало и не задержало типа разросшихся деревьев как в первой попытке выйти на пустырь. Кстати деревьев с этой стороны особо-то и не было, что наводило меня на неприятную мысль о том, что пустыря там тоже нет. И да… то есть, нет… шагнув с помоста, я вышел к зарослям кустов мяты, которые здесь не раньше росли. Уже понимая, что это совершенно другое место я прошел сквозь кусты, и вышел на пустырь, но не на тот, который должен здесь быть, а на совершенно другой! Гораздо больший и совершенно пустой – зарослей нет, один строительный мусор в виде многочисленных бетонных обломков и еще множество рытвин как будто здесь что-то искали. Идти дальше не было смысла, и я вернулся на мостик – оставался один путь – в сторону «старого города». – «И если там ничего нет?», – спросил у себя я. – «То уже и не знаю, куда надо идти – обратно на первую лестницу?», – сам себе же и ответил я.

– Не то, – вслух произнес я, глядя на площадь, выложенную каменной брусчаткой – такую я выдел в книгах по истории 19 века. Площадь была большой с высоким монументом в центре, в виде неизвестного мне человека в развивающихся одеждах. Стоял же монумент на высокой, десятиметровой стелле. Исследовать, что там дальше я не стал – ясно же что не мой город, а вернулся на мостик, и перешел переход оказавшись на самом первом мостике. На нем я решил сделать привал и немного отдохнуть. Тяжеловато присел и задумался, ища выход из сложившейся ситуации. – «Что бы там не происходило, то это воздействует на меня», – анализировал я ситуацию и … на этом все, что там должно быть дальше мыслей на этот счет у меня не было. – «Измененное восприятие под воздействием внешних раздражителей это круто, но что мне конкретно сейчас делать? – я надолго «завис» пытаясь уловить ускользающую мысль и как-то ее сформулировать… – «Должна же быть закономерность», – предположил я наконец через некоторое время. – «Что-то я упустил», – и вновь надолго задумался. От умственного напряжения у меня разболелась голова, но я все-таки что-то придумал. Идея, которая пришла мне в голову на первый взгляд была абсурдной и авантюрой, но в принципе выполнимой. Я предположил, что переходя по лестницам через овраги, я сделал круг и мне надо пройти его обратно. В первый раз с лестницы я вышел на жилую улицу, затем сделал круг, обогнув «старый город» и вошел на лестницу с другой стороны и каким-то образом перемесился на другую более длинную и темную лестницу в другом овраге в центре моего города. Но вышел в совершенно другой город. После того как я убежал от старика я вновь каким-то образом попал на первую лестницу. Затем был длинный дом на поле и обратно лестница. Через перемычку я вышел на параллельную лестницу и по ней поднялся в пустырь, но больший чем в «старом городе». По нему-то и надо пройти по городу к длинному оврагу и пройти чрез лестницу и этим замкнуть круг, и уже оттуда попасть обратно на первую лестницу. А по ней вернутся в «старый город» как в первый раз, когда я захотел обойти его. Как-то так…

Я представил все то, что задумал и, усмехаясь, спросил себя: – «Сам-то понял что придумал?», – наворотил я капитально и как бы самому не запутаться, куда идти. Прогнав в уме маршрут еще несколько, раз, и остался доволен, убедившись, что каждый пункт плана мне понятен и ясен. Перед практической ее реализацией я решил немного отдохнуть: – «Наверное, уже полдень», – судя по солнцу находящемуся в зените, определил время я, переходя поближе к деревьям. Там в тени ветвей я прилег, закрыл глаза, и незаметно для себя я уснул…

Проснулся я резко, и сразу замер, стараясь не дышать и не делать резких движений. Так обычно бывает, когда просыпаешься от кошмара и не знаешь сон, был ли это или это было наяву. Со стороны пустыря на лестнице раздавались тихие шаги несколько идущих людей. И шаги направлялись прямо ко мне. Еще минута другая и они кто бы там ни был, выйдут на меня. От осознания этого факта у меня зашевелились волосы. Страх вновь охватил меня я, мигом вскочил и бросился по переходу на второй мостик. Уже на лестнице краем глаза я заметил, как три силуэта поворачивают с мостика на переход. В ту же секунду я взлетел на помост и напрямую сквозь кусты проломился на пустырь. А там как некстати шел дождь, но уже через мгновение я был рад этому обстоятельству. Я побежал в направление юго-восток туда, где должен находиться глубокий и темный овраг. Возможно, там ждал меня выход из этой петли, куда я угодил по собственному не разумению. От прохладных струй хлеставших мне в лицо стало как-то особенно хорошо, полноценно напиться мне не удалось, однако сухость во рту пропала. Десять минут интенсивного бега под дождем по пересеченной местности с остатками строительного мусора и я полностью вымок. Не выбирая дороги, я несся через лужи по прямой, стараясь при этом не поскользнуться и не упасть. Грязная вода из луж смешалась с дождем и я, наверное, представлял то еще зрелище. Еще через еще пять минут бега и пустырь закончился, перейдя в спуск в застроенную часть города. Другого не моего города! – «Почти, как и у нас», – промелькнуло в моей голове. – «Дальше должна быть автомобильная дорога». Дорогу я увидел, но спуска к ней вниз нигде не было. Я остановился на краю, ища взглядом спуск, но так и не нашел его поэтому просто сел и скатился на брюках по мокрой траве. Ощущение было не из приятных, но сейчас это волновало меня меньше всего. Вскочив внизу на ноги, я побежал по дороге, наметив следующим ориентиром в конце ее поворот налево. То ли от дождя то ли от чего еще, но улица, куда я повернул, оказалась пустынной. Старые каменные трех-четырех этажные дома очень похожие на наши времен постройки тридцатых годов двадцатого века стояли по обе стороны улицы с темными окнами. Хоть и полдень, но в этом похожим на мой город месте было темновато, и только тусклый свет уличных фонарей позволил мне не пропустить очередной поворот, на дорогу, идущую вдоль оврага. Эта дорога освещалось только со стороны застройки. Такие же каменные дома с темными окнами – от их вида становилось жутковато: – «Не пропустить бы поворот к лестнице», – подумалось мне, заметив небольшую просеку в полностью заросшей территории по левой не освещаемой части дороги. Углубившись в просеку, я побежал вперед, но уже через пять метров пошел шагом. Вытянув руки, постоянно натыкаясь на кусты, пройдя по моим подсчетам шагов сто, я остановился. – «Не здесь», – с досадой подумал я, поворачивая назад. Пройдя половину обратного пути, я услышал какой-то неясный звук. Я остановился и прислушался – звук шел со стороны дороги, и не совсем было не понятно, что это такое. Шум дождя заглушал и искажал звуки, превращая их в прерывистое шуршание. Сделав несколько шагов в сторону и левее, сквозь ветки я заметил три силуэта подходящих к месту, куда шла просека. От их присутствия по мне прокатилась холодная волна страха. За все время я так и не смог разглядеть их черты или особенности – они всегда выглядели как силуэты. Оставаться на месте было небезопасно, и я осторожно пошел в зарослях параллельно дороге. Идти в темноте было трудно, и я постоянно натыкался на кусты и ветки деревьев. Шума я наделал немало, и ни о какой скрытности не могло уже быть и речи. И скорее всего, возню в кустах силуэты уже заметили и дело времени, когда меня найдут. Я лихорадочно вспоминал, где спуск к лестнице и по аналогии с оврагом моего города получалось, что здесь он находится чуть выше. Уже не скрываясь, я ломанулся в кусты и продираясь сквозь них, тридцатью метрами выше, наконец, наткнулся на лестницу. Налетев на перила, и не удержавшись, я перелетел через них на помост. Быстро встав на ноги и держась левой рукой за перила, я поскакал вниз. Ветви постоянно хлестали меня по лицу, от них я как мог, отворачивался, но, не останавливаясь, продолжал, спускался вниз по лестнице. Где-то наверху раздался скрип ступенек, и этот звук подхлестнул меня не хуже плети. Я ускорился, и очередная ветка больно ударила меня по ссадинам на руке. От боли рука инстинктивно разжалась и, не удержавшись на ногах, я упал, больно врезавшись правым плечом и головой о перила. Затем покатился по ступенькам вниз. В глазах вспыхнуло от боли при очередном ударе головой, затем еще вспышка и вдруг стало светло. Переход из темноты на свет был столь неожиданным, что на некоторое время я перестал, что-либо видеть. Когда в глаза немного прояснилось и перестали мелькать белые пятна, я раскрыл их и оттого, что я увидел, мне слегка поплохело. Находился я на одном из пролетов гигантской лестницы – конца и краю не было ее переходам и пролетам. Куда не посмотри и не кинь свой взгляд, лестница была везде, и повсюду.

4. Спад событий

Ошарашенный неописуемым видом на некоторое время я выпал из реальности. Вид колоссального многоярусного сооружения, у которого не было ни начала, ни конца произвело на меня сильное впечатление. Я стоял на одной из площадок и от нее вели два лестничных пролета с перилами вверх и вниз где также находились другие площадки. Еще от площадки, где я находился, уходили два перехода – влево и право, там они соединялись с уже другими площадками, от которых в свою очередь вверх и вниз шли свои пролеты, но уже в обратном направлении. Через вторую от меня на третьей площадке пролеты уже были расположены в то же направлении как на той, где я нахожусь, то есть шло чередование направлений. Если судить по размеру перехода – это метров пять, то метров примерно через сто была заметна кривизна – помосты поворачивали и шли в центростремительном направлении и объединялись вероятнее всего в окружность, и так видимо на каждом ярусе. А сколько этих ярусов… В купе с этим и чередованием направления пролетов с площадок воображение нарисовало в моей голове картину огромной цилиндрической конструкции, где лестничные пролеты служили сетчато-ячеистым элементом. И главным в ней было то, что все это сделано из дерева.

 
Рейтинг@Mail.ru