Писатель Громов

Вячеслав Анатольевич Егоров
Писатель Громов

Глава01. Явь

– Громов, вы слушаете или чем вы там занимаетесь? – лицо заместителя руководителя Рашина покраснело от гнева, что было нехорошим признаком. Нехорошим для объекта гнева, которым сегодня как назло стал именно он – Громов. – Почему вы не сдали отчет в установленные сроки? Вы для чего приходите на работу, Громов?

«Ну, все началось… – с тоской подумал Громов, откидываясь спиной на деревянную панель, обрамляющую по периметру кабинет руководителя управления, – угораздило же меня сегодня опоздать на совещание…» – чертыхнулся Громов, просто банально забыв о совещании.

Громову, было, невыносимо сегодня находится здесь в этом кабинете, да и на предприятии вообще. Его супруга Таня, вчера родила первенца, и весь день Громов мысленно был с ней. Ему хотелось туда к Тане и к своей новорожденной доченьке, но работа будь она неладна… Еще и конец месяца к тому же, время когда все руководители управления собирались на так называемую балансовую комиссию и решали кто достоин премии за прошедший месяц а кто нет. Опоздать на комиссию считалось серьезным проступком, а не прийти на нее – это даже и не знай что… На памяти Громова не было случая чтобы кто-либо не пришел на совещание подводящее итоги их работы и соответственно определяющую их премию. А деньги Громову были нужны, потому что сейчас их стало трое…

– Артем Валерьевич? – покрасневшее лицо Рашина повернулось к главному диспетчеру управления Павловскому. – Какие замечания есть по Громову?

– В середине месяца не штатно отработал отделитель, отключив второй трансформатор на пятой главной понизительной подстанции, – тут же отрапортовал Павловский, даже не заглянув в свою шпаргалку.

«Видимо усердно готовился… – мысленно скривился Громов, понимая, куда ведут эти вопросы, – похоже, что сегодня настала моя очередь…»

– А на ТЭЦ успешно сработало автоматическое повторное включение ЛЭП-110 киловольт, – продолжал Павловский. – И теперь региональное диспетчерское управление требуют от нас акт расследования этого инцидента…

«Ну, Романов!» – подумал Громов о виновнике происшествия. Мастер, отвечавший за выполнение работ по комплексной защите трансформатора, дал письменную отписку, о готовности оборудования к дальнейшей эксплуатации, а он Громов не проверив этого, продублировал положительную отписку и теперь как начальнику цеха ему отвечать за косяк своего подчиненного. Вернее за свой косяк, так как он как руководитель несет полную ответственной за своих подчиненных…

– … тридцать процентов, – услышал Громов конец предложения заместителя главного инженера Букина. Ночь Громова была бессонной, и порой некоторые моменты он упускал, периодически уходя в прострацию как сейчас, например. – И выговор… – со злорадством закончил Букин.

– Принимается! – выстрелил Рашин и перевел взгляд на главного экономиста. – Лариса Петровна отметьте у себя…

Оставшуюся часть совещание Громов просидел с каменным лицом. Правда, время от времени он перехватывал взгляды коллег иногда сочувственные таких же начальников цехов как он сам, или ухмыляющиеся как у Букина, но чаще всего безразличные. Здесь как в дикой природе каждый сам за себя …

– Что-то он сегодня разбушевался, – растягивая рот в широкой улыбке, догнал Громова другой заместитель главного инженера Маурьев уже в коридоре после совещания. – Видно опять что-то с директором не поделили… Ну пока… – весело произнес он ускоряя шаг и обгоняя Громова.

– Пока, – прошептал ему в спину Громов, вынимая из кармана телефон. Выйдя на улицу Громов, не спеша, направился в свой цех. По пути, переведя телефон с бесшумного в обычный режим, а это было одно из правил совещания – все телефоны должны выключаться, Громов набрал Таню:

– Привет милая, – поздоровался он, с молодой женой стараясь, чтобы его голос звучал жизнерадостно. – Как у вас дела?

Таня радостно защебетала, делясь с мужем событиями текущего дня, и Громов с облегчением вздохнул, наслаждаясь нахлынувшим моментом счастья. Последние дни перед родами были суматошными, а вчера Таня позвонила ему днем, сообщив о родовых позывах, и Громов мгновенно сорвался с работы, холодея от мысли, что может не успеть. Но успел, вызвал скорую помощь и под ее сирену они домчались до перинатального центра. А в 17.00 Таня родила девочку, для которой еще месяц назад они выбрали имя Оля – так звали бабушку Тани, и вот теперь Громов ощущал себя счастливым отцом и настоящим мужчиной.

«Теперь все будет в порядке… – думал он про себя, слушая милый голос Тани, рассказывающей ему о его дочурке которой был всего лишь один день, вернее даже меньше – каких то двадцать часов. Громов ощутил небывалый подъем оттого, что в его жизни появился еще один важный и дорогой для него человек. – Теперь всегда все будет в порядке…» – мысленно повторил Громов, на время, выбросив из головы, итоги неприятного совещания…

После работы Громов идти, домой не спешил. Потому что дома делать было нечего. Таня с Оленькой еще на несколько дней задержаться в больнице, а ему остается только ждать. По пути Громов зашел в магазин, купить готовый ужин, который и составил ему вечернюю компанию. Затем около часа разговаривал с Таней, на прощание, сказав ей, что любит их обеих, и пожелал спокойной ночи. Побродив по пустой квартире, Громов включил компьютер – смотреть ничего не хотелось, и что бы хоть как-то себя занять он решил начать писать сказку. Когда-то в детстве он пробовал писать рассказы, затем во время беременности Тани как-то пришло в голову, что неплохо бы написать доченьки сказку, и вот сейчас подумав:

«А почему бы и нет?» – Громов создал файл и напечатал название рассказа «Болюсик. История про мурашку, которая жила в спичечной коробке и всего боялась…»

Утром, проснувшись рано Громов собираясь на работу, пробежал глазами, что написал с вечера и скривился от недовольства. Множество орфографических ошибок, неправильно сформулированные фразы, слабый сюжет – все ему не понравилось. Громов хотел уже удалить рассказ, но сдержался, решив, что это можно будет сделать вечером, если дальше писанина не задастся. Складывая бумаги, Громову на глаза попался листок с его размышлениями на тему реорганизации их управления. Прочитав, его Громов улыбнулся:

– Мечтать не вредно, – вслух проговорил он, убирая бумаги в папку. – Иногда, даже полезно…

***

Работа встретила Громова в лице секретарши руководителя управления, которая, позвонив ему, сообщила, что утреннего селекторного совещания не будет.

– Хорошо, спасибо, – кратко ответил Громов, доставая ключи от своего кабинета. Войдя, он взглянул на стенные часы, которые показывали 07.00: – «Во сколько же она пришла на работу?» – слегка удивился Громов.

Администрация начинала работать только в 07.30, и такое обстоятельство его несколько насторожило.

«Странно… – подумал Громов, снимая верхнюю одежду, – диспетчер вечером и ночью не звонил, значит, аварий не было…»

Размышления Громова прервал телефонный звонок. Громов с курткой в руках удивленно повернул голову, посмотрев на столик с телефонами. Звонил телефон прямой связи с руководителем управления:

– Какого… лешего… – прошептал Громов, сбросив куртку на стол и поднимая трубку:

– Слушаю, – по-деловому отрапортовал он, готовясь к неприятностям.

Рейтинг@Mail.ru