Осколки лета

Вячеслав Анатольевич Егоров
Осколки лета

Глава 01. Шаровая молния

Как-то так случилось что на первой своей работе первый мой отпуск выпал на октябрь. Месяц так себе – слякоть, дождь, сырость, грязь. Практически все время я просидел дома – диван, телевизор и кухня напрочь отбили у меня желание идти в отпуск. Всеми правдами и неправдами я переносил свои дальнейшие отпуска, пока количество их не стало не приличным. Видя такое дело, начальство разрешило делить отпуска на два периода и разносить их на не менее чем полгода. После этого следующий отпуск, то есть его первую половину я взял в мае и просто каждый день гулял с утра и допоздна пока на вторую неделю не решился на двухдневный поход в лес. Это меня так потрясло своей новизной и энергетикой, что в последствие каждый следующий год майских каникул я проводил в путешествиях и походах пока не открыл для себя сплав по реке. Это дело так захватило меня, что последние три года только этим и занимался. В первый же год сплава я вытащил из воды пассажиров упавшего в реку «Рено», водитель с которым мы впоследствии подружились, напросился ко мне в попутчики уже на следующий год. Во второй год сплавлялись уже вчетвером – спасенный водитель привел с собой жену, с которой тогда был в машине и еще одного своего приятеля. На третий год нас стало уже больше: водитель с женой, оказывается, вели блоги в социальных сетях – сам же я не любитель этого дела – ну и вот в день начала сплава собралось уже двенадцать человек, что мне не очень то и понравилось – не люблю большие компании. – «На следующий год», – подумал я тогда. – «Выберу что-то другое, а они пусть продолжают без меня».

Но следующий год принес несколько трудно решаемых проблем связанных с бизнесом. Несколько лет назад не найдя общий язык с руководством я уволился с работы и получив на руки компенсацию за все свои не отгулянные отпуска решил вложить деньги в открытие своего бизнеса. В ходе регистрации бумаг для получения разрешения мне пришлось часто наведываться в администрацию города, где я познакомился с одним из работников регистрационного отдела. Моложе меня на пять лет, заразившись моими словами, предложил мне совместное участие, как и в принятии решений и вложений средств, так и в получении прибыли. Тем более в качестве бонуса будущий еще тогда компаньон предложил укоренную регистрацию – я и согласился. Начало нашей совместной работы как раз совпало с моим увлечением водным сплавом, я и его агитировал за такой здоровый образ жизни, но он предпочитал спортзал…

Ну и вот по пришествие неполных четырех лет мы с ним разбегались и утрясали в инстанциях рабочие моменты, связанные с закрытием бизнеса. Решение вопросов затянулось и мне уже пришлось отказаться от традиционного отпуска в мае. Водитель с супругой и Ко благополучно провели сплав и они несколько раз звонили мне расхваливая погоду и дружескую атмосферу сложившуюся в коллективе. По секрету он открыл мне, что ехали они тогда с супругой в ЗАГС подавать заявление о разводе, и очередная размолвка привела в аварии так счастливо закончившееся благодаря мне. А эти сплавы вновь сблизили их, и о разводе уже не шло и речи. Поблагодарив на прощание еще раз, за сохранившиеся отношения он пожелал мне скорейшего разрешения моих проблем. Про себя я порадовался, что у них все в порядке сам же я в данный момент скорее был приверженцем МД – год назад девушка, с которой я встречался, и дело шло к официальной регистрации отношений, очень сильно меня подвела, да что там – просто предала и продала. Я не знал, что за спиной она с моим деловым партнером имела параллельные с нами отношения и уговорила его, меня просто кинуть – и тот так и сделал. Это было прошлой осенью, последствия этих событий сейчас я и расхлебывал. В новые отношения влезать я категорически не хотел, да и девушки, судя по моей внешности – невысок, неспортивен, простое не выразительное лицо с слегка оттопыренными ушами, и сами не очень-то и хотели иметь такого ухажера. Не то, что мой бывший деловой партнер – рост метр восемьдесят пять, атлет – жим, лежа двести восемьдесят, глубокий «мужской» голос, голубые глаза на мужественном лице – просто загляденье и понятно, почему моя бывшая пассия переметнулась к нему, да и кто бы устоял. Два высших образования – юридическое и экономическое, а также знание трех европейских языков делало его неотразимым во всех смыслах.

Жил я еще по привычке в общежитии – год назад наша тогда еще с компаньоном компания выиграла подряд на реконструкцию инженерных сооружений восстанавливаемого механического завода попавшего в краевой проект развития промышленности. Для жилья нанятого персонала мы выкупили у города общежитие с условием, что оно после запуска завода войдет в основные средства нового предприятия. А пока для контроля я жил в одной из его комнат, что и было очень удобно – далеко ехать не надо и персонал под постоянным контролем. На квартиру свою же я наведывался крайне редко раз-два в два месяца…

В итоге в суматохе всех этих дел начало своего «туристического» сезона я пропустил. Май-июнь оказались весьма трудными и плотно наполненными событиями, связанными с разделом бизнеса. Закрыв бизнес, и закончив с бумагами, мы с партнером окончательно разбежались. Свою половину вложенных денег я положил на депозит, справедливо решив, что после невыполнения обязательств перед заказчиками репутация в родном городе у меня подмочена и вряд ли кто еще захочет вести со мной дело – а так хоть какой никакой пассивный доход. Однако чтобы хоть как-то обелить себя за срыв выполнение заказа я договорился о безвозмездной передачи проектной документации сделанной лично мной представителям администрации города. Ожидая приглашения на прием к заказчикам, я не терял время и активно искал новую работу, в частности сделал несколько междугородних звонков. Мои старые университетские однокашники, с которыми я начинал свой строительно-монтажный бизнес со своими компаниями объединились в группу, которая при поддержке крутых родителей некоторых из них выиграли конкурс на подряд по прокладке ЛЭП в северной части нашей необъятной страны. Освоение новых земель шло полных ходом, и новые линии электроснабжения позволили бы это освоение сильно ускорить. Посчитав это направление бизнеса перспективным, я напросился к приятелям однокашникам в их проект, предложил себя в качестве начальника одного из участков по монтажу опор линий электропередач. Так как работы предстояли длительные, и следующие года два в родной город я вряд ли вернусь, а мне еще нужно было закончить с формальностями по передаче проектной документации, обговорив с приятелями все детали, мы договорились, что приеду я к ним в конце июля. В общем, полмесяца в запасе у меня еще было, но я, как и любой другой занимающийся свои делом прекрасно знал, что какие бы хорошие отношения у тебя с кем-либо не были все равно бизнес остается бизнесом – вот и не очень я поверил словам своих давних знакомых. Фортуна особа капризная – сегодня она благосклонна к тебе, а завтра в отличие от избушки на курьих ножках, которая в отказке поворачивается к просителю задом, вполне может и не отворачивается, а, очень даже встав в боевую стойку, какого-нибудь там муа-тай, и зарядить, особо не мудрствую прямо в репу. Поэтому в качестве запасного варианта решил я съездить в соседнюю область. Там у меня то же были старые кореша по службе в стройбате, где я получал свои первые навыки в строительстве. Поручив уход за квартирой тетке–родственнице, кинув ей на карту годовую оплату за коммунальные услуги, и, наконец, отдав проекты, перед поездкой позвонил еще раз водителю-туристу – выслушав его очередные радостные дифирамбы свежему воздуху и шашлыку на природе, на прощанье пожелал им с супругой счастья и самого наилучшего. Вроде и все – сюда я уже не вернусь или в соседнем крае или же на Севере где-нибудь, да и закреплюсь. Так я и уехал.

– «Дорога – лента бесконечная ведущая тебя вдаль, что жизнь, прожитая беспечно – в конце ее печаль»… – вторые сутки ехал я, по дорогам центральной части страны слушая радио и наслаждаясь отсутствием каких-либо обязанностей и самое главное ответственности. Это только со стороны, кажется, если ты имеешь свой бизнес, то обязательно живешь беспечно и в свое удовольствие. На самом же деле это всегда ответственность и ответственность за все: за персонал, раз результат, за сроки, за срыв этих сроков и за многое, многое другое…

– «У России только два союзника – армия и флот», – уверял меня какой-то политический деятель в вечернем выпуске новостей – готовилась очередная политическая вакханалия, и политические партии в целях заранее получить симпатии мощнейших структур страны старались, как могли. А как же иначе – без силовой поддержки любой политик просто балабол, если не сказать больше… У меня же в данный момент был единственный союзник – мой личный, не компании купленный микроавтобус «Фольксваген». Купил я его по случаю – банк не смог вовремя предоставить нам с компаньоном, зарезервированные заранее денежные средства, и был вынужден во избежание репутационных потерь перед очередной проверкой Центробанком своей финансовой деятельности уступить из своих основных средств, приглянувшийся мне продукт автопрома Германии по очень разумной цене.

– «Нас только двое – ты да я, и нет лучших в мире … Бабах! – наступила полная темнота и тишина…

Первыми появились звуки – шел дождь: – «Откуда здесь дождь?» – родилась в моей голове одинокая мысль, и словно в ее поддержку появилось осязание. Судя по мокрой одежде, я лежал где-то на земле и, наверное, в луже, во всяком случае, со всех сторон была вода – на лицо же она просто падала струями. Боль зародилась где-то в области затылка – через секунду там уже трудились отбойные молотки – очередной перестук оказался настолько оглушительным, что меня вновь отправило в тишину…

Второе пришествие оказалось более удачным – все чувства сразу и с пол оборота включились в работу и вот я уже лежу и ору от боли в правом плече. Сдержаться все-таки пришлось – напряжение от голосовых связок предалось в затылок, и там вновь стал назревать очередной взрыв бомбы. Стиснув зубы от рвущегося крика, я повернулся на левый бок, перекатившись, таким образом, из дна лужи к его краю. Подтянув колени к груди, упираясь левой рукой об асфальт, медленно, но мне удалось сесть на корточки – обзор стал гораздо лучше. Вокруг все было темно почти, как ночью только иногда небо освещалось росчерками молнии, сопровождаемые вдогонку мощными раскатами грома. Дождь лил как из ведра, и было не понятно где моя машина и где и я сам нахожусь. Я наклонился и оперся об асфальт левой рукой и как собака помотал головой, выгоняя из нее липкую пелену, что периодически пыталась заполнить собой мое сознание. Прохладный дождь слегка прояснил восприятие, вернув фокус в глаза и мне удалость, наконец, рассмотреть окрестности. Машина лежала на обочине в пяти метрах поодаль от меня, и по ее виду было не совсем понятно, какая сила смогла перевернуть трехтонный «Фольксваген». Встав на одно колено я медленно поднялся на ноги – пошатываясь как пьяный, придерживая левой рукой правую, я побрел к машине. Боль в плече из острой уменьшилось до тупой и ноющей: – «Слава Богу, перелома нет», – подумал я, осторожно пробуя плечо на реакцию. – «Ушиб», – заключил я, после того как смог повернуть сустав в разных направлениях. Уйдя, сильная боль, появилось странное жжение в области спины, груди и плечевого пояса – что это такое я пока еще не понял: – «Идти не мешает и ладно», – решил я, оставив на потом выяснение причины неприятного жжения.

 

Машина лежала на левой стороне на грунте и выглядела слегка помятой – следов ударов и крупных вмятин от столкновения я не заметил. Обойдя ее со стороны лобового стекла, я заметил оплавленное отверстие в стекле со стороны пассажира. Отверстие было большим размером с футбольный мяч и, заглянув через него в салон, я увидел оплавленную до половины спинку пассажирского сиденья. Я проследил – траекторию того что сюда влетело – выше на правой стороне борта машины отсутствовала полностью дверь кабины: – «Видимо отсюда я вылетел», – догадался я, осторожно трогая затылок. От небольшого прикосновения там зажегся небольшой костер боли – я немедленно отдернул руку, не давая огню разгореться. Пальцы руки были неприятно липкими, словно выпачканные в каком-то соусе. Я поднес их к глазам и увидел, что они были в крови: – «Ладно», – подумал я. – «Больше не течет и то хорошо…».

То, что попало в машину, в итоге взорвалось дальше в салоне – измочаленные кресла выглядели так словно зубочистки, которых долго кусали и мусолили в зубах. – «Охренеть», – удивился я. – «Даже не представляю, что это могло быть!» – я пригляделся: – «Блин ни чего не видно», – из-за темноты было непонятно что за налет или что разбрызгано на внутренней стороне салона.

Я прислонился к корпусу машины и съехал так сел прямо на мокрую землю. От напряжения и попытки сконцентрировать внимание начинала болеть голова: – «Надо собраться», – приказал я себе. – «Давай»… Глаза непроизвольно слипались так и, норовя закрыться, и только прохлада от льющегося дождя придавала мне силы держаться. Постепенно боль в голове стала отступать, и все чувства приходить в норму: – «Не спать, не спать…» – повторял я про себя словно мантру слова, когда–то услышанные в каком-то фильме про войну. Но так сильно хотелось закрыть глаза и уйти в небытие, что я резко дернулся, испугавшись, что и вправду усну и уже не проснусь. Я был не совсем еще в себе, все время сидел возле машины, не делая попыток войти в нее или же еще что-то предпринять. Словно вата накатывала волнами дурнота, пытаясь на пиках отключить мое сознание.

– Не спать, не спать, – уже шепотом бормочу я, постепенно переходя в голос. – Не спать! Не спать!

Сколько я так провел времени, разговаривая сам с собой, вряд ли скажу точно: час, два или больше, но в голове уже не мутило, и глаза не слипались, только продрог я сильно, и от раздражения мокрой одежды жжение в теле стало усиливаться. Потом как не странно мне стало жарко, еще потом – тело стало просто гореть. Дождь уже закончился, но ветер еще остался и, думая, что он-то мне и поможет остудить жар, я скинул верхнюю одежду, оставшись по пояс голым. И в свете светлеющего неба я увидел, что на груди, руках и видимо спине, нанесены какие-то узоры в виде елочки и точек, отсвечивающие в робких лучах солнца. Я прикоснулся к узору на груди и почувствовал под пальцами металл, попытался ковырнуть его, но стало только больно.

По работе я знал, что под постоянным воздействием электрического тока приложенного к диэлектрику в течение долгого времени из-за постоянной ионизации диэлектрик начинает постепенно деградировать – терять свойства сопротивления и покрывается со стороны проводника тонкой пленкой металла – происходит металлизация, что в свою очередь ведет к пробою диэлектрика. Я оглянулся на машину и уже по-новому посмотрел на отверстие, проделанное в стекле: – «Там внутри должно быть это капли металла», – озарило меня догадкой и тут до меня дошло. – «Шаровая молния! Меня ударила шаровая молния!»

Глава 02. Не в то время, не в том месте…

– А что ты хочешь, все они на подсосе у структур так или иначе связанных с госдепом. А там сказали бузить – вот они и бузят. А со всеми этими последними событиями повестка дня изменилась и про бузетеров просто тупо забыли, а команды отбой не поступало, вот они и продолжают исполнять номера ни к селу, ни к городу – бабки то отрабатывать надо! Оркестру заказали траур, а траур то у них там за бугром, у нас-то праздник, и дирижер еще оказался белым, что сейчас ни комильфо.

– Какой праздник? – непонимающе спросил я. В салоне старой семерке было жарко и меня немного развезло.

– Ты что? – возмущённо повернулся ко мне водитель – пожилой семидесятилетний и усатый водитель. – Головой ударился? Как это какой праздник… – начал разоряться он.

– Да,– прошептал я.– Ударился. И головой. И плечом. И еще меня ударила шаровая молния.

– Что ты там бормочешь?– водитель посмотрел на меня в зеркало заднего вида. Увидев мое сонное состояние, озабоченно просил:– Ты там как? Все нормально?

– Да. Все нормально. Просто ночь не спал.

– А ну да, – водитель упокоился и сосредоточился на дороге, но все же время от времени бросал быстрые взгляды, в зеркало заднего вида, проверяя, что я там, на заднем сиденье делаю.

Водитель семерки подобрал меня на шоссе уже утром. Две или три проехавшие до этого машины не остановились, и мне показалось, что кто-то даже и прибавил газу, увидев у черт за куличками человека на дороге по пояс раздетым и непонятными блестящими знаками на теле. Догадка пришла позже, сменив собой непонимание – небольшая заторможенность, вызванная ударом в голову, все еще давала о себе знать. Одевшись, я так и простоял на дороге, качаясь, словно ива на ветру. Уходить с трассы я не решился, боясь пропустить очередную так редко проезжающую здесь машину. Когда уставал стоять, просто садился на асфальт и так отдыхал и видимо выглядел я крайне плохо, раз водитель семерки выйдя сначала из машины, но, увидев меня вблизи, сразу вернулся назад и подошел ко мне уже с монтировкой. Но хватило одного жеста в сторону обочины, где, увидав мою машину, лежащую на боку, мужчина сразу все понял.

– Кто тебя так?– спросил мужчина, заглядывая мне в лицо, и видимо удовлетворившись увиденным, подошел к «Фольксвагену».

Внимательно оглядывая машину, мужчина обошел ее увидел лобовое стекло.

– Ты что из этих?– строго спросил меня он, стискивая в руке монтировку. – У вас, что здесь разборка была?

– Какая разборка, – практически про себя сказал я – видимо все-таки небольшое сотрясение у меня было, и я начинал уставать от вопросов. – Меня ударила шаровая молния… – все же тихо ответил я на вопрос.

– Чего, какая молния? – недоверия сквозило в каждом слове мужчины. – Ты что несешь?

– «Видимо спорить и объяснить бесполезно», – подумал я и стал расстегивать непослушными пальцами пуговицы рубашки.

Мужчина подозрительно глядел на меня, но не как не прокомментировал мои действия. Наконец тугие пуговицы поддались, и я сбросил рубашку, оставшись по пояс раздетым. От вида узоров на груди и руках у мужчины глаза полезли на лоб.

– Охренеть! – только и смог он выговорить.

– «Вот именно, охренеть», – повторил я про себя слова мужчины, но вслух сказал:

– Телефон куда-то потерял, позвонить не могу, и машин нет, где тут что?

–А ты куда ехал? – в сою очередь спросил меня мужчина.

Я назвал город в соседней от моего края области, добавив, что там есть, кому меня встретить.

–Ну да, – согласился мужчина. – Эта дорога туда и идет. Но ты не доехал совсем немного – километров пять всего…

Я покачал головой и спросил:

– Не подбросите? Я заплачу.

Мужчина кивнул, соглашаясь, но предложил:

–Тебе бы в больницу, да и ГИБДД надо бы вызывать, – мужчина на секунду задумался и продолжил: – Хотя где их сейчас возьмешь? Все же на праздник – охранять будут.

Про праздник я ничего не понял, но и уточнять не стал. Просто сказал:

– Нормально себе я чувствую, не надо в больницу. А ГИБДД? Что я им скажу? Сам же слетел. А страховку не успел оформить… Как что, подвезете? – Повторил я свой вопрос.

–Давай. Э-э, а вещи? Вещи с собой есть?

– Да, – устало ответил я, указывая на две спортивные сумки стоящие в кустах.

Мужчина помог мне загрузит вещи в багажник – сам я уже был никакой, устроившись на заднем сиденье, мгновенно отключился. Иногда периодически я всплывал от звуков работающего радио и громко возмущающегося политическим новостям водителя, и иногда поддакивая его едким комментариям, но большую часть времени поездки я не запомнил.

– Просыпайся,– в словах старого водителя чувствовалась бодрость. – Мы в городе и почти приехали. Вон там… – мужчина указал куда-то вперед. – За перекрестком твоя улица. Какой дом говоришь? – еще раз спросил он. – Шестнадцатый?

Рейтинг@Mail.ru