Мур-Мурыч. В космосе

Вячеслав Анатольевич Егоров
Мур-Мурыч. В космосе

01. Мы идем за тобой космический герой…

Одним осенним вечером в прихожей раздался телефонный звонок. Папа удивленно посмотрел на Маму – время было позднее, и кто бы это мог быть и вот так звонить, он даже представить не мог. Пройдя в прихожую, Папа поднял трубке и спросил:

– Да?

С этого звонка все и началось. В космическом агентстве большие начальники приняли решение, что для отработки нового принципа жизнеобеспечения космических кораблей необходимо отправить на околоземную орбиту тестовую группу, состоящую из разнообразных млекопитающих преимущественно небольшого роста. Судили и рядили долго, но в итоге все же определился состав группы: три-четыре особи из рода кошачьих, какой-нибудь грызун или даже два грызуна, и черепаха. Сделали запрос на списки победителей разнообразных конкурсов и вот Мур-Мурыч уже один из претендентов на вакантное место космонавта. Это Папа и услышал от телефонного собеседника. Дав время потрясенному Папе подумать до-завтра, собеседник отключился.

– Что там? – поинтересовалась Мама, заметив отрешенный взгляд Папы. – Кто звонил?

– Дорогая, ты не поверишь! – «очнулся» Папа и передал Маме разговор.

– Мур-Мурыч в космос? – повторила Мама за Папой. – А почему бы и нет? Я, думая Мур-Мурыч согласится.

– Ты думаешь? – с сомнением спросил Папа. – После конкурса он от Малышки и шагу не отходит. Соскучился. А тут в космос, насколько?

– И в правду насколько? – поинтересовалась Мама.

– Не знаю. Завтра спрошу, – Папа сел на кресло и позвал: – Мур-Мурыч…

***

– Внимание! – механический голос был сух и строг и настраивал на серьезный лад. – Ключ на старт… продувка… протяжка… зажигание… Подъем!

– Поехали, – шепотом произнес Папа, глядя как космический корабль, понимается вверх, унося Мур-Мурыч и его команду в космос. Там на околоземной орбите им предстоит провести целый месяц.

Последние две недели перед стартом были сумасшедшие. Конкурс, еще конкурс, и еще конкурс… В итоге были отобраны Мур-Мурыч, неразлучные японские коты Ёсихоро и Куросава – Папе даже пришлось ехать на другой конец города чтобы отвезти Мур-Мурыча к ним, кошечка Когтяша, старый знакомый Мур-Мурыча по «Школе домашних питомцев» хомяк Барбарис, черепаха Соня и ёжик Подберезовик

Затем началась подготовка… подготовки и еще раз подготовка… Наконец все вопросы были утрясены, а роли команды расписаны. Мур-Мурыч капитан группы – кстати, корабль управляется автоматически и дистанционно с Земли – так что повлиять как-либо на процесс полета Мур-Мурыч сотоварищи не могли. Нанэки-нэко соответственно первый и второй помощник, Когтяша – медик, хомяк – повар он же кок, черепаха Соня – бортинженер и, не смотря на свою медлительность небольшая голова у ней с порученными задачами справлялась весьма хорошо и, наконец, ежик Подберезовик – лаборант – на все лапы мастер так сказать… Вот и вся команда.

В прессе этот полет особо не освещали. Ежегодно в космос запускаются по несколько космических кораблей и порядка двух десятков людей постоянно курсируют с Земли на орбиту и обратно. А за весть период освоения космического пространства вот уже почти полтысячи человек побывало в космосе. Поэтому новость о запуске в космос группы животных вряд ли произведет сенсацию и кому-либо особо интересна.

Никому-то может и никому, но видимо все-таки есть кому… За неделю да старта где-то на окраине города произошла встреча. Два одетых в темное субъектов встретились и перебросились на первый взгляд ничего не значащими фразами:

– Приветствую Вас мистер э-э-э…

– Э йес. Ай, эм нобари… Э-э… То е-е-есть я есть мисте-ер Никто-о…

– О Кей мистер Никто…

–Господи-и-нн Паже-ек нам нюжно что би ви-и принесли-и нам образци-и ткани-и-и или волёс животны-ы-х… э-э-э которы-ы-й в космо-о-с. Ви понима-айт…

Говорящий мужчина плохо говорил по-русски, оно и понятно, так как был он представителем одной из заграничных держав конкурирующей с нами во всех возможный и невозможных областях.

– А зачем вам? – спросил собеседник иностранца.

–Не задавай-йте-е глюпый во-опрос, господи-и-н Пажек. – иностранец поморщился и поглубже натянул капюшон на голову. – Долляры-ы которы-й вам даду-ут не пахну-ут. Так говоря-я-т в вас-с-с. Йес?

– Йес, йес, не пахнут, – собеседник иностранца угодливо склонился и подобострастно заверил: – Не стоит беспокоиться господин Никто, все будет в ажуре, э-э-э… тип-топ… в смысле ништяк…

– Чито, господи-и-н Пажек, – удивленно спросил иностранец. – Ажюр? Типа… топ, нишатя-як… Чито ето значи-и-т?

– Неважно, – понял свою ошибку Пажек. – Я все сделаю мистер Никто.

– Хорёщё, господи-и-н Пажек, – иностранец вынул из внутреннего кармана небольшой сверток. – Это-о задаток. После-е-е образцов еще столькоже-е-е.

Иностранец, передав пакет, собрался уже уходить, но остановился и окликнул собеседника:

– Э-э-э… господи-и-н Пажек, а как ви это-о сделаете?

– «Чертов иностранец», – про себя подумал Пажек. – «Все ему расскажи…» – Но вслух Пажек ответил:

– Не беспокойтесь мистер Никто, у меня на корабле свои представители…

***

Нестрашен нам гром, и грохот,

в блеске молний идти нам нипочем…

Ушки на макушки, а хвост трубой,

мы идем за тобой космический герой…

– продекламировала Когтяша только что сочиненный ей стишок. – Какие будут указания Мур-Мурыч… мяу… командир!?

– Мур, мур, мяо. Ждать, – Мур-Мурыч как и все остальные лежал в индивидуальной капсуле наподобие тех в которых летят в космос люди-космонавты и смотрел на экране уменьшающийся цифры обратного отсчета. – Двадцать секунд…

Гром и грохот, пыль столбом,

блеск и ярость Солнечного света…

Под капсулами заходил ходуном космический корабль, готовясь к старту. Вибрация стала усиливаться, затем достигла наивысшей точки, и, наконец, сильный грохот. Корабль под восторженные крики группы, и слов Когтяши медленно пошел вверх …

Ушки на макушки, а хвост трубой,

мы идем за тобой космический герой…

02. Коты тоже бывают зайцами

– Мур, мур, мяо. Друзья! – постучав по поручню своей капсул, Мур-Мурыч привлек внимание своей группы. – Не расслабляйтесь. Мы еще не долетели до заданной точки.

– Командир, – окликнула Мур-Мурыча черепаха. – Уже можно отстегнуться. Мы вышли в точку апогея. Дальше… – Соня пролистала в планшете несколько файлов. – Дальше дрейфуем к намеченному пункту назначения.

– Мяо, мяо, мяо, – радостно воскликнула Когтяша. – Мур-Мурыч можно отстегнуться? Хочется в невесомости полетать, а то на тренажерах ощущения совсем не те.

– Мур-мур, мяо. Можно. Отстегивайтесь, – разрешил Мур-Мурыч. – Но осторожно, никуда не стукайтесь

Как командир группы Мур-Мурыч ответственно подошел к своим обязанностям и всячески опекал своих помощников:

– Мур, мур, мяо., Когтяша. Присмотри за хомяком и ежиком, – попросил Мур-Мурыч кошечку, а сам же оттолкнувшись, полетел к нанэки-нэко.

– Мяо, мяо, командир, – ответила, Когтяша беря подмышки болтающегося в невесомости хомяка.

– Командзи-ир, – приветствовали подлетающего к ним Мур-Мурыча японские коты. – Какие будзут указания?

– Мур-мур, мяо, Ёсихоро, Куросава, – Мур-Мурыч снизил тон голоса, что бы его, больше никто не смог услышать. – Мы на корабле не одни. В хвостовой части в грузовом отсеке, там, где есть воздух, еще кто-то есть.

– Нян, нян, командзи-ир, – Ёсихоро говорил сейчас за обоих. – Мы готовы. Приказывай.

– Мяо, мяо, Хомяк! – проорала пролетающая рядом Когтяша держа Барбариса за задние лапы. – Не бойся! Летать не страшно. Мяо-о-о… – веселилась от восторга Когтяша. – Подберезовик не отставай…

Ежик барахтался в невесомости всеми четырьмя лапами, стараясь успеть за Когтяшей – но куда там. За кошечкой было не угнаться. Еще в период подготовки Когтяша практически не вылезала с установки моделирующей невесомость. А здесь…

Глядя на веселившихся членов команды, Мур-Мурыч принял решение:

– Мур, мур, мяо. Куросава остаешься здесь приглядывать за остальными. А мы с Ёсихоро идем в грузовой отсек.

– Нян, нян, командзи-ир, – поклонились, как могли в невесомости нанэки-нэко.

Все трое оттолкнулись от переборки корабля и полетели к двери грузового отсека. Куросава остался в общем отсеке, а Мур-Мурыч и Ёсихоро проверив давление, открыли дверь грузового отсека. Свет автоматически включился, и где-то за дальними мешками и ящиками послышалась неясная возня. Кивнув Ёсихоро остаться у двери, Мур-Мурыч осторожно поплыл вглубь грузового отсека. У ближайшего ящика, закрепленного к корпусу корабля, Мур-Мурыч остановился и прислушался. За ящиками кто-то шепотом переговаривался:

–Ш-ш-ш, ти-иш-ш-е, они сейчас уйдут.

Мур-Мурыч резко вылетел из-за ящиков и его взору предстали два оцелота закрепленные ремнями к спальным мешкам на стене.

– Мур-мур, мяо, – плотоядно улыбнулся Мур-Мурыч. – Какая встреча… Ёсихоро! – окликнул своего товарища Мур-Мурыч

Нанеки-нэко быстро подлетел к Мур-Мурычу и грозно нахмурился, выплюнув оскорбительное:

– Отродзье с-с-сакалов!

Оцелоты злобно задергались привязанными ремнями:

– Дерзкие коты, мы вас проучим! Развяжите нас!

– Мур, мур, мяо. Внимание! – заорал Мур-Мурыч на весь корабль. – Когтяша! Посторонняя форма жизни на корабле. Экстренный сброс биологических мутантов… – Мур-Мурыч оттолкнулся и, схватив по пути Ёсихоро, полетел обратно в общий отсек.

– Ш-ш-ш! Подош-шти! Серый кот, – громко зашипел один из оцелотов. – У нас есть ш-ш-то сказать.

– Мур, мур, мяо. Когтяша! – Мур-Мурыч остановился около двери грузового отсека. – Отставить эвакуацию.

– Ш-ш-ш! Дерзкий кот, – начал, было, оцелот помоложе, но, заметив, как сузились глаза Мур-Мурыча, оцелот постарше одернул своего напарника. – Нас послали усыпить вас и в грузовой камере сбросить на Землю. Там бы вас подобрали…

– Мур, мур, мяо. Кто подобрал? – перебил говорившего оцелота Мур-Мурыч. – Тот худой человек, что был с вами там… у школы?

 

– Ш-ш-ш… – притих оцелот. – Мы не знаем. Но не он… не Пончик, а кто-то другой который плохо говорит…

– Мур, мур, мяо, – требовательно сказал Мур-Мурыч. – Продолжай!

– Ш-ш-ш! Так нас сказал другой человек… Пазш-ш-шек!

Мур-Мурыч отлетел от оцелотов и кивнул Ёсихоро. Тот мигом позвал Куросаву. Втроем стали совещаться о том, что дальше делать.

– Нян, нян, командзи-ир, – Куросава крепко сжал свои лапы. – Узыбить их и зброзить на Землю. Так как они ходели здзе-елать з нами.

Ёсихоро только согласно кивнул в знак солидарности со своим братом.

– Мур, мур, мяо. Нет, друзья мои, – Мур-Мурыч отрицательно покачал головой. – Сейчас мы оставим их здесь, запертыми. А завтра перенесем с общий отсек все нужные нам вещи. А когда будем проходить около космической станции отстыкуем грузовой отсек и оставим его около грузового корабля.

Нанэки-нэко с сомнением посмотрели на Мур-Мурыча но ничего не сказали, только покачали головами:

– Нян, нян, командзи-ир, тебе видзнее. Командзу-уй!

Когда задраивали грузовой отсек к ним подлетела смеющаяся Когтяша. Кошечка было растрепана и очень довольна. Хомяка и ежика она держала подмышками и так летала по всему отсеку как метеор, пугая своих подопечных быстрыми и резкими остановками.

– Мяо, мяо, Мур-Мурыч… командир, – Когтяша висела в невесомости и с хомяком с ежиком под мышками выглядела весьма смешно. – А что ты там кричал насчет мутантов? Это что игра такая?

Мур-Мурыч переглянулся с нанэки-неко и они дружно засмеялись. Когтяша какое-то время удивленно смотрела на трех смеющихся котов, но потом тоже засмеялась, заразив смехом хомяка и ежика. Так и парили они в отсеке и весело смеялись, радуюсь первому дню в космосе.

03. За бортом минус

Мур-Мурыч, Ёсихоро, Куросава и Когтяша вчетвером перенесли нужные им ящики с провизией и другими столь же необходимыми вещами в общий отсек космического корабля. Оцелоты бесились, но сделать ничего не могли, ремни крепко удерживали в их спальных мешках.

– Мур, мур, мяо, – Мур-Мурыч уселся за манипуляторы управляемые изнутри корабля и дал команду нанэки-нэко задраить грузовой отсек.

Японские коты под яростный аккомпанемент оцелотов плотно задраили люк и присоединились к Мур-Мурычу.

– Мур, мур, мяо, – Мур-Мурыч посмотрел на часы. – Еще десять минут, и наш корабль продет рядом с космической станцией.

– Нян, нян, – церемонно поклонились нанэки-нэко. – Избавимзя от спионов.

– Мяо, мяо, – внесла свою лепту Когтяша. – Без них будет лучше.

– Мур, мур, мяо, спокойнее друзья, – Мур-Мурыч включил манипуляторы и стал их раздвигать.

В иллюминаторе показалась небольшая яркая точка.

– Мяо, мяо, станция, – прокомментировала Когтяша.

– Мур, мур, мяо, отсоединяйте грузовой отсек, – приказал Мур-Мурыч нанэки-нэко – Время!

Японские коты деловито сняли блокировки с рычагов и отщелкнули грузовой отсек из пазов соединительного модуля. Затем Мур-Мурыч подцепил грузовой отсек манипуляторами и отвел их в сторону от траектории полета их космического корабля. Яркая точка станции в иллюминаторе постепенно увеличивалась, сначала до размеров яблока, затем с размер мяча и, наконец, стали заметны его солнечные антенны.

– Мур, мур, мяо. Пора! – сказал Мур-Мурыч и разжал манипуляторы.

Грузовой отсек медленно поплыл рядом с космическим кораблем Мур-Мурыча, при этом по команде командира Когтяша нажала кнопку аварийной ситуации на корабле. Сигнал об аварийной ситуации на корабле, должен дойти до Земли, а оттуда команда поступит на космическую станцию. Космонавты, станции обратят внимание на дрейфующий грузовой отсек, догонят его и перехватят. А корабль Мур-Мурыча полетит себе дальше по заданной программе.

Но вышло все не так. Грузовой отсек не отошел от основного корабля и упорно следовал за ним.

– Мур, мур, мяо! – воскликнул Мур-Мурыч. – здесь же невесомость и сам грузовой отсек не остановиться. Э-эх!

– Мяо, мяо, командир, – Когтяша внимательно наблюдала за грузовым отсеком в иллюминатор. – Он начинает крутиться.

– И сто эдо знасит командзи-ир? – Ёсихоро и Куросава вопросительно посмотрели на Мур-Мурыча.

– Мур, мур, мяо! Друзья, – Мур-Мурыч оставил в покое манипуляторы. – А это значит, что грузовой модуль от нас не отстанет. И около космической станции люди космонавты поймают оба модуля.

– Мяо, мяо, командир, Мур-Мурыч, – Когтяша выглядела расстроенной. – И нас вернут на Землю?

– Мяо. Да, друзья мои, – согласно кивнул Мур-Мурыч. – На этом наша миссия закончится.

– Нян, нян, командзи-ир? – нанэки-нэко вытянулись по стойке «смирно». Но невесомость сыграла с ними злую шутку. Японские коты стали медленно закручиваться по спирали, и были похожи на два веретена. Поняв свою промашку, нанэки-нэко ухватились за поручни и больше не пытались демонстрировать свою готовность к выполнению приказов командира. Мур-Мурыч не стал над ними смеяться, зная их щепетильность в вопросах уважения, а предложил:

– Мур, мур, мяо! Друзья. Правда есть один вариант как отделаться от грузового модуля, – Мур-Мурыч выдержал паузу и осмотрел каждого кому особо доверял. Ведь не зря он выбрал время для отсоединения модуля во время сна остальных членов его группы. Хомяк, ежик и черепаха спокойно смотрели сны в отдельной нише – каюте закрываемой своей дверью.

– Но, вариант опасен, мяу, – закончил Мур-Мурыч.

Как и следовало ожидать, нанэки-нэко тут же хотели вытянуться в рост и сделать церемониальный поклон, но удержались и одновременно сказали:

– Нян, нян, приказывай кромандзи-ир!

– Мяу, мяу, – не осталась в стороне Когтяша. – Что надо делать?

Мур-мурыч вновь оглядел своих товарищей и сказал:

– Мур, мур, мяо. Ничего особенного. Просто выйти в открытый космос…

– Мяу, мяу, – вздрогнула Когтяша. – Но как? Там же холодно. Очень…

– Командзи-ир! – нанэки-нэко решительно смотрели на Мур-Мурыча. – Мы пойдзе-ем. Говори, сто надзо-о дзе-елать.

– Мур, мур, мяо. Нет, – отрицательно помотал головой Мур-Мурыч. – Пойду я. Я придумал и я же сделаю.

– Мяо, – Когтяша удивленно смотрела на Мур-Мурыча. – Но у нас же нет скафандра. Как же ты выйдешь?

– Мур, мур, мяо, Когтяша, – ответил Мур-Мурыч. – Есть скафандр. Но для людей.

– Но как, командзи-ир? – удивились уже нанэки-нэко.

– Мур, мур, мяо. В шлеме, – ответил Мур-Мурыч. – Вы привяжете шлем к тросу и толкнете его к грузовому кораблю. Я в шлеме долечу до грузового модуля и оттолкну его, а вы втяните меня обратно. Вот и все.

– Нян, нян, хоросий план кромандзи-ир! – выкрикнули нанэки-нэко и полетели к ящикам, где у них была всякая всячина.

Десять минут спустя Мур-Мурыч со шлемом на голове оттолкнулся от корабля в шлюзовой камере и полетел в открытом космосе к грузовому модулю. Их космический корабль выходил на освещаемую сторону Земли, поэтому Мур-Мурычу было не холодно. Но времени было очень мало поэтому, как только Мур-Мурыч долетел до грузового корабля, то очень сильно оттолкнулся от него и полетел обратно к своему модулю. Трос, привязанный в шлюзовой камере, после включения двигателя стал наматываться, и Мур-Мурыча втянуло внутрь корабля, а Когтяша тут же нажала кнопку закрытия люка. В это время грузовой модуль, получивший импульс от удара Мур-Мурыча стал медленно отдаляться от основного отсека. По приближении к космической станции он был уже далеко и, пролетая рядом со станцией, Мур-Мурыч заметил, как от станции отделилась фигура в скафандре и полетела в сторону грузового модуля.

– «Все в порядке, мур, мяу», – подумал Мур-Мурыч, входя в общий отсек.

– Нян, нян, кромандзи-ир! – восхищенно приветствовали его нанэки-нэко.

– Мяо, мяо, Мур-Мурыч, ты молодец, – воскликнула Когтяша и запела:

Ушки на макушки, а хвост трубой

мы идем за тобой космический герой…

–– Мур, мур, мяо. Спасибо друзья, – поблагодарил команду Мур-Мурыч и широко зевнул. – А теперь спать…

04. Астероид

– Внимание! – раздалось по системе громкой связи корабля. Хоть громкая связь и предназначалась для людей, однако так как корабль летел в тестовом режиме, то система дублировала все команды с Земли и работала в автоматическом режиме.

Рейтинг@Mail.ru