Мур-Мурыч. Подводные тайны

Вячеслав Анатольевич Егоров
Мур-Мурыч. Подводные тайны

01. Встреча на теплоходе

Как-то в середине осени Папа вернулся домой с работы веселый и довольный:

– Дорогая! – закричал он с порога. – Я купил путевки на теплоход. Через неделю поедем все вместе…

– А как же работа? – спросила Мама, выйдя в прихожую встречать Папу. – И школа у близнецов?

– Все хорошо, – успокоил ее Папа. – С понедельника я в отпуске на две недели, а у близнецов – осенние каникулы. Ты что забыла?

– Ах! – воскликнула Мама. – Действительно забыла… Забыла! У меня же духовка! – всполошилась Мама и убежала на кухню, где она готовила вкусный и сладкий пирог.

Мур-Мурыч все слышал и сначала подумал, что так даже лучше. После всех приключений случившихся с ним летом ему стала скучна размеренная жизнь домашнего питомца, Мур-Мурычу хотелось чего-нибудь необычного. Нет да нет, иногда он вспоминал своих друзей нанэки-нэко: – «Как там они?»

Мур-Мурыч уже думал, что неплохо бы их навестить, сходить с ними в лес у дома госпожи Мико… – «А здесь поездка на теплоходе по реке», – обрадовался Мур-Мурыч. – «Может быть, и до моря дплывем?»

К нанэки-нэко Мур-Мурыч все-таки сходил. Выбрал теплый денек и за день управился. Встретились, поговорили и договорились что нанэки-нэко тоже «уговорят» свою хозяйку – госпожу Мико покататься на теплоходе.

Неделя в хлопотах и заботах пролетела быстро. Близнецы отправились на каникулы, Мама оформила на работе отпуск за свой счет – так вшестером и отправились в речной порт. Госпожа Мико и нанэки-нэко уже были на теплоходе – они заняли двухместную каюту на второй палубе, и сейчас расположившись на верхней палубе в шезлонге, грелись на Солнышке.

Не обошлось и без сюрпризов – каково было удивление Мур-Мурыча когда он увидел Когтяшу. Кошечка была со своей хозяйкой – девочкой подростком и с ее мамой. Они тоже устроились на второй палубе. И по странному стечению папа купил билеты туда же – на вторую палубу, в трехместную каюту, расположенную между каютами госпожой Мико и хозяйкой Когтяши. Но больше всего Мур-Мурыча поразило, что напротив их каюты поселилась пожилая женщина с черепахой Соней! – «Мур, мур, мяо», – удивлялся Мур-Мурыч. – «Такие совпадения неспроста»

Мур-Мурыч вспомнилось, что перед отлетом из Бразилии Тайнаки через Олега передал им, что однажды старейшина в образе ворона прилетел к нему и оставил всем магические подарки. Так Мур-Мурыч, получил, способность видится с тем, о ком он сильно думает. Просто получалось так, что стоить, Мур-Мурычу подумать о ком ни будь очень сильно и встреча с ним обязательно состоится.

А Нанэки-нэко стали понимать, что говорит госпожа Мико. Они и раньше могли чувствовать ее настроения, но сейчас общение со своей хозяйкой стало взаимным. Именно это обстоятельство и помогло нанэки-нэко «уговорить» госпожу Мико отправиться в путешествие на теплоходе по реке.

Суета заселения в каюту заняла довольно много времени. Папа с Мамой и близнецами ушли на верхнюю палубу смотреть, как теплоход отходит от пристани, а Мур-Мурыча оставили сидеть со спящей Малышкой. Затем обед и, наконец уставшая от впечатлений семья прилегли в своей каюте на послеобеденный сон.

Улучив момент, Мур-Мурыч выбежал на палубу и поскребся о двери кают госпожи Мико и хозяйки Когтяши. Нанэки-нэко вышли сразу, госпожа Мико практиковала медитацию и вместо дневного сна предпочитала погружение в глубины своего сознания.

Не дождавшись Когтяши, друзья решили подняться на открытую нижнюю палубу, и там обсудить свои дальнейшие действия.

– Мур, мур, мяо, – рассуждал Мур-Мурыч вслух, когда они шли по коридору. – Неспроста нас всех вместе собрал дар старейшины.

– Нан, командзи-ир, – соглашались нанэки-нэко. – Госпоза Мико не раз говорила, сто разговаривает со звоим наздавником когдза змотри-ит в зебя. Зтарейсина тозе был уситель.

– Мур, мяо, – Мур-Мурыч показал лапой на пустые шезлонги, стоящие на палубе у переборки (стены). – Туда, оттуда все видно.

– Нян, Когтяса, – Ёсихоро смотрел вверх на верхнюю палубу, где около поручней стояла девочка с женщиной, а рядом с ними у ног девочки сидела Когтяша.

Когтяша тоже их заметила и помахала лапой, затем потерлась о ногу девочки и пропала из виду.

– Кукусики! – раздался тоненький голосок из дальнего шезлонга. Там спала пожилая пассажирка, а рядом с ней на столике между стаканами сидела Соня и через соломку потягивала из чашки сок.

– Мур, мур, мяо. Соня! – воскликнул Мур-Мурыч.

– Соня! – повторила Когтяша, появившись со стороны шезлонгов. – Вот так встреча. Какими судьбами?

– Ох, хорошо, – Соня оставила соломку и попросила Мур-Мурыча: – Мадам спит, и чтобы не мешать ей перенесите меня.

Нанэки-нэко вдвоем подхватили Соню и отнесли ее на соседний шезлонг. Там они и устроили малый совет.

– Нян, – взял слово Куросава. – Госпоза Мико зказала сто ее назтавни-ик говорил, в мире сто-то меняется. Стало трудно обсятся. И посему-то пропали пселы.

– Мяо, пчелы? – переспросила Когтяша. – Зачем нам пчелы?

– Биоценоз, – радостно вставила черепаха.

– Био… что? – переспросила Когтяша. – Стиральный порошок что ли?

– Мур, мур, мяо, нет Когтяша, – ответил Мур-Мурыч, пряча ухмылку. – Соня имела в виду другое.

– Да! – пискнула черепаха. – Апикология, Меллитология. (Экология медоносных пчел, и наука о пчелах)

– Чего? – разозлилась Когтяша. – Говори нормально, я не понимаю.

– Мы тозе, – кивнули нанэки-нэко и посмотрели на Мур-Мурыча.

– Мур, мур, мяо, Соня? – вежливо промурлыкал Мур-Мурыч. – О чем ты говоришь?

– Все связано между собой, – пояснила Соня. – Если кого-то нет, то постепенно исчезают другие… – но, видя, что Когтяша все еще не понимает, Соня привела пример: – Представь Когтяша если исчезнут мыши?

– А!!! Мяу, мяу, поняла! – воскликнула Когтяша. – Но кошки же не едят мед.

Нанэки-нэко смущенно заулыбались, Большие любители сладкого они тщательно скрывали этот факт. Но Мур-Мурыч знал от них же самих, что госпожа Мико очень любила мед и пристрастила к нему своих котов.

– Мур, мур, мяо, – Мур-Мурыч решил поддержать нанэки-нэко. – Я ем. И очень вкусно.

– Мы тозе, – поддакнули нанэки-нэко и благодарно поклонились Мур-Мурычу.

– Да, – покивала головой Соня. – Очень вкусно.

– Уситель гозпози Мико, – продолжал Куросава. – Зказал сто от водзы идзет сто-то нехоросее. Какая-то гниль. И от нее изчезают пселы.

– Мур, мур, мяо, – покачал головой Мур-Мурыч. – Разберемся. Неспроста же мы здесь собрались?

– Мяо! – радостно запрыгала Когтяша. – Как в старые и добрые времена.

– Кхе, кхе, – прокашлялась Соня. – Не так уж и старые. Прошло-то всего полгода…

– Мяу-у-у-у! – Когтяша все еще прыгала вокруг Мур-Мурыча и счастливо смеялась. – Полгода… Это же так много… Мяу-у-у-у!

А Мур-Мурыч смотрел на них – Когтяшу, Соню и нанэки-нэко и в душе улыбался. Оказывается, встреча со старыми друзьями это так хорошо. – «Действительно», – подумал Мур-Мурыч. – «Как в старые и добрые времена!»

02. Решение

Большой черный пузырь медленно надувался и, наливался синевой, постепенно увеличиваясь в размерах. Ядовитые газы, образованные испарениями, идущими из расщелины на дне реки, за много лет проложили небольшой путь в монолите каменного дна. Пузырь, становясь большими, отрывался от дна и стремительно возносился вверх на поверхность реки. Там на поверхности гниль частично растворялась в воде, отравляя все живое, а часть уносилась ветром в близлежащие леса, заражая своими спорами растения и деревья. Лес постепенно хирел и чах, покрываясь черной, словно накипь сажей. Сначала немного, затем по мере выхода из реки очередного пузыря, все больше и больше.

Очередной пузырь медленно надувался и, наливаясь синевой, постепенно увеличиваясь в размерах готовясь выйти наружу. И место где он рос, расположилось на самой глубине в темной впадине как раз под новым туристическим маршрутом, в первый рейс который теплоход уже отправился.

***

– Мур, мур, мяо, друзья мои, – Мур-Мурыч и его команда утра встретились на следующий день и теперь наюлюдали, как люди занимают на палубе шезлонги. – Нам надо найти другое место для наших встреч.

– Мяо, может туда, – Когтяша показала в сторону спасательных шлюпок принайтованных (привязанных) на грузовых лебедках у поручней. – Там высоко и люди туда не пойдут.

– Мур, мур, мяо, да Когтяша, – согласился Мур-Мурыч. – Идемте.

На утреннюю встречу Соню решили не брать. Ее хозяйка Мадам с утра предпочитала долго нежатся в постели, и исчезновении черепахи ее могло встревожить. Когтяша и нанэки-нэко довольно легко ушли из своих кают «сославшись» как это обычно бывает на свои потребности, а Мур-Мурыч как кот, пользующийся большим доверием у Папы и Мамой, свободно ходил куда угодно в любое время.

Четырем представителям семейства кошачьих взобраться на трехметровую деревянную балку не составило никакого труда. Усевшись на тент, закрывающий шлюпку, они начали свой совет.

– Мур, мур, мяо, Когтяша, – первым начал Мур-Мурыч как неформальный лидер еще со времен «Школы домашних питомцев». – Все рассказывать долго, но мы с нанэки-нэко вынуждены были уехать в Бразилию.

– Мяо, мяо, куда? – удивленно переспросила Когтяша. – Ничего себе… – восхитилась кошечка словами Мур-Мурыча. – И как же это связано с пчелами?

– Мур, мяо, напрямую Когтяша, – ответил Мур-Мурыч. – Мы помогали старейшине племени лесных стражей, и он когда превратился в ворона, дал нам всем особый дар…

– Мур-Мурыч? – перебила Когтяша, подозрительно глядя на Мур-Мурыча. – А ты не придумываешь? Как человек может превратиться в ворона?

– Нян, Когтяса, – подтвердил Куросава. – Он зтал дзу-ухом, а дзу-ух взелилзя в ворона.

– Не морочьте мне голову, – рассердилась Когтяша. – Это не возможно.

– Нян, Когтяса, – повторил Куросава. – Мы з брадом теберь понимаем гозбозу Мико.

 

Когтяша недоверчиво посмотрела на Мур-Мурыча, и тот утвердительно кивнул головой:

– Мур, мур, мяо, да Когтяша, – подтвердил Мур-Мурыч. – Это так.

– Мяо, мяо, – заторопилась Когтяша. – А ты что умеешь?

– Мур, мур, мяо, Когтяша, – широко улыбнулся Мур-Мурыч. – Я собрал вас всех здесь… И это мой дар…

Все еще полностью не веря в слова Мур-Мурыча, а как в это поверишь, Когтяша тем не менее спросила:

– Мяо, мяо. Так что с пчелами?

– Мур, мур, мяо, – согласно кивнул Мур-Мурыыч. – Старейшина слушал и видел знаки джунглей, и когда стал вороном, то стал частью чего-то большого, огромного… – видя, что Когтяша опять недоверчиво на него смотрит, Мур-Мурыч пояснил: – Это сказал его правнук Тайнаки к которому он и приходил в виде ворона.

– Мяо, и что? – спросила Когтяша.

– Нян, Когтяса, – Куросава выглядел озабоченным. – Уситель гозпозы Мико говорил сто взе вогруг зивое: горы, реки, и дазе Земля.

– И езть людз-ии которые злузат Земле, – добавил ранее молчавший Ёсихоро. – Забодядзя о ней и помогаюд…

– Мяо, хорошо, – кивнула Когтяша. – Я согласна… И как же мы поможем пчелам?

– Мур, мур, мяо, – Мур-Мурыч подергал себя за усы, обычно он так делал в минуты глубокого размышления. – Пока не знаю, но спросим у Сони, она самая умная черепаха которые я видел.

– Нян, – согласились нанэки-нэко. – Зкоро ее Мадза-ам выйдзе-ет на прогулку.

– Мяо! – воскликнула Когтяша, увидев девочку со своей мамой. – А вот и мои… Пойду к ним… – Когтяша стала спускаться по балке. – Я ненадолго… – крикнула кошечка с палубы, направляясь к шезлонгам.

– Нян, командзи-ир, – позвал Мур-Мурыча Ёсихоро. – Мадза-ам незёт Зоню.

Пожилая невысокого роста женщина несла в руке корзину, из которой выглядывала любопытная головка черепахи Соня. Мадам подошла к свободному настилу и опустилась на него. Корзину с черепахой она поставила на рядом стоящий столик, затем откинулась на спинку настила и прикрыла лицо широкополой шляпой.

– Мур, мур, мяо, – глядя на корзину, проговорил Мур-Мурыч. – Когтяша тоже заметила Соню, и сейчас зовет нас.

– Приветики, – радостно помахала лапкой черепаха, заметив четверку кошачьих идущих к настилу Мадам. – Утречко доброе.

– Мур, мур, мяо, привет Соня, – поздоровался с черепахой Мур-Мурыч, запрыгнув на настил. – Как здоровье Мадам.

Нанэки-нэко и Когтяша присоединились к Мур-Мурычу и тоже поздоровались с черепахой.

– Кхе, кхе, кхе, – рассмеялась в ответ черепаха. – Мадам не намного моложе меня. Кхе, кхе…

Специфического юмора Сони весьма трудно было понять. Познания черепахи были разнообразнейшие да еще в различных областях науки, поэтому Мур-Мурыч вкратце пересказал ей о своих догадках насчет пчел и спросил:

– Мур, мур, мяо Соня. Скажи, а что может быть причиной исчезновения пчел?

Соня кивнула и закрыла глаза. Все замерли в ожидании. Но прошло десять минут, а Соня все также сидела в корзине с закрытыми глазами, и только покачивание головы говорило о том, что черепаха не спит. Когтяша начала зевать – ее стихия движение и бег, а заумные разговоры и неподвижность вызывали у нее сонливость.

– Мур, мур, мяо Соня? – тихонечко позвал черепаху Мур-Мурыч. – Ты не спишь?

Соня тут же открыла глаза и радостно выпалила:

– Пчелы подчиняются геомагнитным силовым полям расположенные квадратами по всей Земле. Наиболее сильно влияние над водой. Русло реки это естественный геомагнитный канал. Вот.

Соня счастливо улыбнулась и вновь закрыла глаза. Что она сказала, никто не понял. У Когтяши вид был, словно она проглотила лимон целиком, не лучший вид был и у нанэки-нэко. Обычно всегда строгие и немногословнее сейчас они морщили свои мохнатые лбы, пытаясь сообразить, о чем только что сказала Соня. Только Мур-Мурыч услышал все что хотел:

– Учитель госпожи Мико сказал, что гниль от реки, а мы как раз на реке… – Мур-Мурыч посмотрел на свих соратников. – А раз на воде ничего нет, то это значит… – Мур-Мурыч выдержал паузу. – яэто значит, что нам надо спуститься под воду…

03. Робот

В расщелине появилось движение. Что-то большое переместилось под каменным днем реки и по краям расщелины прошли трещины. Хруст раздираемых колоссальным давлением камней разнесся под водой, на многие дали. Где-то в лабораториях приборы зафиксировали незначительные всплески сейсмической активности. Но пока этому не придали значения – район реки был достаточно устойчив к подобным колебаниям и поэтому всплески активности списали на погрешность измерений приборов. Но пузырь, висящий над расщелиной уже размером с небольшой дом, получив дополнительный приток гнилой синевы, стал быстрее увеличиваться в размерах. Время выхода пузыря на поверхность стало таять. Теплоход с ничего не подозревающими пассажирами, как ни в чем не бывало, шел по своему новому маршруту, и где-то в середине пути он должен будет пройти над темной впадиной с расщелиной и висящим над ним пузырем.

***

– Как это под воду? – забеспокоилась Когтяша. – Я и плавать то не люблю, а тут под воду… Мур-Мурыч? – Когтяша встала и требовательно постучала лапой по деревянному настилу. – Зачем нам идти под воду?

– Мур, мур, мяо, Когтяша, – Мур-Мурыч смотрел на спящую черепаху. – Это единственная возможность узнать, откуда гниль идет на поверхность. И еще… – Мур-Мурыч посмотрел на волнующуюся кошечку. – Ты не идешь… Будешь нас страховать сверху. Как на космическом корабле… Сама же говорила как в старые и добрые времена.

– Мяо, Мур-Мурыч, – Когтяша немного успокоилась и обратно села на настил. – Я не боюсь… Просто… Просто я воду не люблю.

– Нян, Когтяса, – нанэки-нэко внимательно слушали разговор Когтяши и Мур-Мурыча. Для себя они давно решили, что с ним и в огонь и воду. – Мы пойдзе-ем.

– Мур, мур, мяо, – благодарно кивнул головой Мур-Мурыч. – Спасибо. Я знал, что на вас можно положиться.

– Мяо. Ну ладно, – тон Когтяши вновь стал деловым. – Как мы, то есть вы это сделаете?

– Подводная лодка! – неожиданно сказала Соня.

Оказывается все это время она не спала, а просто сидела с закрытыми глазами и внимательно слушала разговор кошачьих.

– На таких теплоходах должны быть средства для очистки днища корабля от наростов, – сообщила черепаха радостным голоском. Похоже, Соня волноваться, совсем не умела и была всем и всегда довольна.

– А? – переспросила Когтяша. – Что?

– Мур, мур, мяо, Соня? – попросил Мур-Мурыч. – Объясни, что ты имеешь ввиду.

– Ну, не совсем подводная лодка, – Соня закашлялась или засмеялась: – Кхе, кхе, кхе… Радиоуправляемый робот. Он полностью герметичный и в нем есть место для груза… – черепаха зашарила лапой в корзине в поисках соломинки. – А груз это вы… – Соня открыла небольшую чашку и вставила в нее трубочку и стала с наслажденьем пить сок. – Ах, прелестно! – пробормотала она и вновь закрыла глаза.

– Мур, мур, мяо, Соня? – позвал черепаху Мур-Мурыч. – Соня? Как выглядит робот?

Но Соня уже уснула, и радостная улыбка на ее небольшой мордочке говорила, что ей снятся хорошие сны.

– Мяо! – запрыгала Когтяша. – Будем искать этого… как его… робота?

– Мур, мур, мяо, да Когтяша, – Мур-Мурыч довольно улыбнулся. Когтяша вновь оказалась в своей стихии: бегать, прыгать, искать. – Да Когтяша… – повторил Мур-Мурыч. – Но нам надо разделиться, что быстрее найти этого робота.

– Нян, командзи-ир! – нанэки-нэко встали и ожидали указаний своего лидера. – Говори кудза-а идзти.

Вместе они спустились на нижнюю палубу и перед тем как разделиться уговорились днем встретиться на шлюпочной палубе. Мур-Мурыч и Когтяша ушли в трюм по левому борту, нанэки-нэко по правому.

Поиски заняли довольно много времени. В трюме, несмотря на свое мрачное название, тоже оказались пассажирские каюты, а также хозяйственные помещения, и никаких других помещений пригодных для хранения механизмов не оказалось. Но Мур-Мурыч и Когтяша обошли их все, но робота так и не нашли. Оставался путь еще ниже в машинное отделение и располагавшиеся там мастерские, но туда все двери были какрыты и заперты. Так, не солоно хлебавши, команда вновь собралась на шлюпочной палубе.

– Мяо, мяо, – закапризничала Когтяша. – Так бесцельно можно весь день бегать. Есть ли этот робот вообще на корабле?

Мур-Мурыч взглянул на нанэки-нэко а те лишь опустили головы – как выглядит робот они не знали а Мадам и Сони на палубе уже не было. Вот-вот наступит обед, и отдыхающие ушли в свои каюты ждать, когда откроются столовые залы.

– Мур, мур, мяо, хорошо, – решил Мур-Мурыч. – встречаемся завтра утром.

– Ах, мяу, – облегченно выдохнула Когтяша, направляясь в свою каюту. – Мои ноженьки, так устали…

Мур-Мурыч проводил ее взглядом, кивнул нанэки-нэко, которые нерешительно топтались рядом, и пошел на свою палубу. Подойдя к каюте, Мур-Мурыч сел и задумался. Первая же неудача охладила пыл его товарищей. – «Дальше придется одному», – подумал Мур-Мурыч и грустно вздохнул. Убедившись, что нанэки-нэко вошли в свою каюту, Мур-Мурыч пошел обратно в трюм. – «Надо найти способ попасть в машинное отделение», – размышлял по пути Мур-Мурыч. – «Как же открыть дверь?»

Дверь в машинное отделение была массивной и выглядела несокрушимой. Броняха – так ласково называли моряки двери на военных кораблях. Мур-Мурыч сел у двери и стал ждать. – «Кто-нибудь обязательно придет», – подумал Мур-Мурыч потому что он очень сильно захотел, что бы дверь открылась.

Сзади раздались еле слышные шаги. Кто-то подошел и сел рядом.

– Нян, командзи-ир, – тихо произнес Ёсихоро. – Мы готовы продзолзать поизки. Ведзи-и наз.

– Мур, мур, мяо, спасибо, – произнес Мур-Мурыч, поворачиваясь к нанэки-нэко. – Скоро кто-нибудь придет. Осталось немного.

Действительно вскоре в коридоре раздались шаги, и к двери подошел молодой матрос. Заметив троих котов, он спросил у них:

Рейтинг@Mail.ru