Трагедии жизни

Вольдемар Хомко
Трагедии жизни

В желудке у страха

Глава 1 История Джеймса Бартли

«Эта история случилась в те времена, когда ходить в море в качестве гарпунёра было столь же опасно, как работать пожарным или бобби – полицейским. В викторианской Англии конца 19 века профессиональный китобойный промысел находился ещё в начале своего пути, но уже была изобретена гарпунная пушка и всё реже китобои использовали вельботы для охоты на синего кита или, как его называли, блювала. Ворвань, китовый ус, амбра – вот за что так ценили огромных обитателей глубин, усатых и зубатых китов.

Как бы то ни было, морозным февралём 1891 года, китобоец «Звезда Востока» находился недалеко от Фолклендских островов с целью забить несколько китов. Марсовый подал сигнал о китовом фонтане и сразу было спущено два вельбота с шестью китобоями на борту. Среди них находился и Джеймс Бартли, 38-летний моряк, жаждущий насадить на свой острый гарпун кита и получить хорошую долю от общей добычи.

Гигант оказался среднеразмерным кашалотом, но это не остановило отважных китобоев и первые гарпуны полетели в морского исполина. Одно из копий глубоко засело в боку у кашалота, который тотчас же начал метаться в ярости, создавая волны невиданной высоты. Один из вельботов перевернулся и следующим ударом зубатого кита превратился в груду щепок.

Ослепленный болью кит помчался прямиком в открытый океан, а моряки начали искать своих товарищей. Спасли шестерых из восьми. Двух посчитали погибшими.

К вечеру китобоец всё же нагнал раненого кашалота и добил его. Всю ночь на палубе шла разделка огромной туши, а к утру, когда добрались до желудка, заметили его странное движение, будто внутри кто-то был. Разрезали ножом и на свет Божий появился человек в форме эмбриона, весь облепленный желудочным соком чудовища. Это и был наш герой Джеймс Бартли.

Только спустя месяц, после лечения в лазарете Бартли смог объяснить, как попал в утробу к морскому гиганту.

Когда вельбот перевернулся, Джеймса подкинуло в воздух, а через несколько секунд он почувствовал, как катится по какой-то черной трубе вниз. Дальше он оказался в желудке у кашалота, кругом дурно пахло, кружилась голова и вскоре он потерял сознание.

В общей сложности 16 часов провёл он внутри гигантской рыбины, но в итоге смог оклематься, правда вскоре был списан на берег по состоянию здоровья.»

«Вот так история!» Дипси Стомак слегка присвистнул и отбросил старую газету «Нантакет Дэйли» в сторону. Прочитанное показалось ему явной выдумкой, тем более раньше он уже слышал про эту городскую легенду. «Человек попал в желудок к кашалоту и сумел выбраться наружу! Нет! Полнейшая чушь!»

Стомак, молодой человек из города Сент-Питерсберга, штат Флорида, давно мечтал на летних каникулах посетить музей китобойного промысла в Нантакете, штат Массачусетс, а также совершить морскую прогулку на старом китобойце по местам былых морских баталий с кашалотами и синими китами. Нантакет одно время являлся крупнейшим китобойным портом мира и здесь было что посмотреть и чему поудивляться. Кроме непосредственно официального музея, почти половина самого города являлась музейной ценностью как таковой. Старые здания, магазинчики, пабы и лавочки – всё говорило о том, что этот городишко был крепко связан с китовым промыслом.

Кроме того, Нантакет был выведен в «Моби Дике», одной из любимых книг Стомака. Китобоец «Пекод», на котором охотились герои Германа Мэлвилла, был приписан к местному порту.

Официальная часть поездки, связанная с посещением музея, уже была закончена и Дипси не терпелось выйти в море, но это событие было назначено на завтра, а сегодня у него был намечен маленький рейд по местным рыбацким пивнушкам, поскольку очень хотелось, перед выходом на океанские просторы, послушать реальные истории и выдуманные небылицы старых морских волков, а заодно пропустить пару кружек отменного нантакетского эля, если такой конечно существует в природе.

Глава 2 Выход в море

Рано утром Дипси разбудил яростно трезвонивший будильник, заведенный на шесть часов. Он еле продрал мутные от вчерашней выпивки глаза, схватил свой рюкзак, и не умывшись вылетел из номера гостиницы «Фрэндли Блувэйл» хлопнув дверью.

Отход китобойца «Бокскар» было намечен на семь утра и опоздание никак не входило в планы Стомака. Молодой человек поспешил к пристани, по дороге намереваясь забежать в какую-нибудь лавчонку и перехватить пару сэндвичей. На счастье, возле самого порта он разглядел пробивающийся сквозь утренний туман слабый свет голубоватой вывески паба под названием «Орка», с нарисованной на ней зубатой косаткой. Забежав внутрь, он скинул рюкзак на барный стул и потребовал от бармена пару бутербродов и бутылку воды. Тот, пробормотав что-то типа «Доброе утро», полез под стойку, гремя пакетами и банками. Стомак тем временем огляделся и обнаружил много картин на стенах, писанных на морскую тематику. Вот китобои целятся в огромного блювала, неспешно покачивающегося на небольших океанских волнах. А вот кит бьёт хвостом по шлюпке, и все матросы разлетаются в разные стороны. Особенно Дипси заинтересовался картиной в самом углу бара. Он подошёл поближе, так как освещение не позволяло разглядеть то, что было нарисовано на холсте. Он увидел моряков, разделывающих огромную тушу прямо на палубе китобойца. Один из них разрезает ножом желудок и оттуда показывается человеческая нога, вся в какой-то жидкости. «Ужас какой!» Стомака передернуло, и он пожалел, что выпил слишком много нантакетского пива вчера вечером. Да ещё эти байки старых моряков, всё время смеющихся над ним и предлагающих поднять кружку за упокой всех морских душ, принятых океаном.

В общем, надо выбираться из этого третьеразрядного трактира.

– Ты уходишь с «Бокскаром»? – Бармен положил на стойку заказ и уставился на молодого человека водянистыми глазами.

– Да. Вот, собираюсь прокатиться и посмотреть места, где добывали китов. «Моби Дик» моя любимая книга. Хочется испытать это на своей шкуре.

– Ты уверен?

Стомак слегка поёжился от взгляда, которым старый бармен сверлил его.

– В общем… да. – Он расплатился, сунул пакет в рюкзак и направился к двери.

– Будет шторм. Тебе лучше отказаться от поездки.

Дипси обернулся:

– Подождите, я узнавал, будет отличная погода. Да и капитан сказал мне…

Он увидел, что бармен отвернулся и начал полировать тряпкой и без того блестящую поверхность стойки. В замешательстве Дипси вышел наружу и пошёл искать судно, стоящее на якоре где-то неподалёку. Из головы всё не шли слова старика про шторм и на минуту ему стало не по себе. «Чёртово похмелье!» – подумал Стомак. – «Скорее бы уже в море!»

А между тем, над восточным побережьем Северной Америки уже забрезжил рассвет и небо потихоньку начало окрашиваться в нежно-бирюзовый цвет. Все яхты, катера, тримараны, рабадаки и прочие посудины осветились восходящим солнцем, по причалам забегал морской люд и туристы, основной источник доходов этого небольшого островка, загомонили и залопотали, отыскивая свои морские экипажи.

Дипси решил ускориться и через несколько минут он уже видел бом-брам-реи китобойца «Бокскар», горделиво возвышавшиеся над остальными судёнышками, качающимися в утреннем прибое.

«Бокскар» – трехмачтовый барк, небольшое четырехсоттонное парусно-моторное судно длиной 45 метров. Специально отреставрированное для туристических поездок и вмещавшее 20 человек вместе с членами экипажа.

Стомак забежал по сходням на палубу и сразу же был встречен капитаном, Полом Джорджем.

– Доброе утро, молодой человек! Рад приветствовать Вас на палубе «Бокскара» в такое прекрасное утро!

– Хэлло, кэп! Я не опоздал?

– Отваливаем ровно в семь! Никого не ждём! Первый помощник, кстати его имя Чейз Оуэн, покажет Вашу каюту!

– Отлично!

Помощник проводил Дипси вниз по лестнице где располагались каюты и оставил одного, предупредив, что завтрак в кают-компании начнётся ровно в девять утра. Молодой человек бросился на кровать и засмеялся от радости, потом выглянул в иллюминатор, дабы насладиться всей прелестью теплого летнего утра. Дипси решил подняться на палубу, где уже собирались остальные туристы, ожидающие расселения по своим каютам.

Время близилось к семи утра и вот, все на борту и капитан командует:

– Отдать носовые! Отдать кормовые!

Швартовы отвязаны от кнехтов и заброшены на палубу. Барк на левом дизеле медленно выходит из порта и направляется на юго-восток. Все туристы раскладывают свои вещи и поднимаются на палубу, чтобы понаблюдать за медленно удаляющимся берегом славного острова Нантакета.

Дипси Стомак стоит в толпе и смотрит как матросы поднимают паруса – фок-мачта, грот-мачта, бизань-мачта – корабль надувается словно распустивший хвост павлин и устремляется в открытое море.

Внезапно Дипси вспоминает слова старого бармена про шторм, на миг его настроение омрачается, но он поднимает голову, видит синие небо и легкие белые облачка, бегущие вдалеке. Он снова улыбается и машет рукой в сторону берега.

Рейтинг@Mail.ru