Хроники Акспахи

Вольдемар Хомко
Хроники Акспахи

Осеннее.

Над Охтой стелется туман по-утряни, на.

Живу я, простой пацан, в деревне Мурино.

Если хочешь отыскать, Тебе отвечу я –

Ты от метро иди-крути, налево-вправо, не гунди.

К мосту над Охтой выходи.

Увидишь дом, высокий дом, живу я в нём.

И всё путём, со мной соседи и друзья,

Осенняя мелодия…

Люба умилилась, и в глазах её появился старый как мир блеск. Но тут в квартиру ввалилась толстая узбечка со своим хахалем с колбасного, сводя весь интим на нет своими семимесячными сносями. Лев Агнэсыч пригорюнился и тут же дожрал пивной колобан залпом.

Раздался звонок в дверь – нарисовался Сурен, решивший сворачивать компанию домой. Подхватив лыжи с антресоли, сόбак зацепил никакого Кошура и напнул к выходу хозяина. Гремя креплениями, троица скатилась во двор и поковыляла к метро.

Осторожней!

Хроника 4

Лев Агнэсыч давно хотел пригласить домой женщину, кассиршу Аллочку с его работы, но всё как-то не срасталось. Но в очередной четверг он таки вымучил согласие и с пятницы начал готовиться к таинству холостяцкого свидания. Питомцы с утра были брошены на уборку – Лев хоть и был сравнительно чистоплотен, но пылесосил редко.

Сурен воспринял сиё как должное, Кошур же выступил в своем амплуа, требуя прекратить тиранию «и ваще, он тоже хочет привести свою кису-зазнобу». Получив отказ, полез за диван якобы вытереть пыль, да так и забылся тяжелым сном домашнего кота.

Наладив процесс, Лев поспешил в салон навести марафет, но сведя дебет и ненавистный кредит, решил довольствоваться скромной стрижкой «под машинку». Вернувшись домой, оценив старания Сурена и вытянув из-под дивана за хвост нахально сопевшего котейку, Агнэсыч почувствовал, что упустил какой-то момент. Пришли на помощь звери. Сурен буркнул про шампанское, а Кошур раздувая щеки, посоветовал купить ирисы, мол «они сейчас в тренде, да и вообще…».

Хозяин унесся за дверь – часы вскорости должны были отбить заветный час прихода милой коллеги.

Наконец все было готово, а зверям даны указания не пугать гостью, и ни в коем разе не обнаруживать свои паранормальные способности. Питомцы заверили, что будет ажур, к тому же скоро начнется матч «Бешикташа» и «Шинника». Сурен был прилежным болельщиком, а кот просто решил постебать «этих бегающих двуногих». Раздался звонок, пришла Аллочка-кассирша и была сразу же увлечена Львом на кухню, где был накрыт скромный стол из «шампуня» и ирисов. Таинство понеслось, но горячительное окончилось слишком быстро и Лев Агнэсыч начал чесать еще не плешивую репу.

В итоге, финансово взбодренный Аллой он умчался за заветными колобашками; Аллочка же решила осмотреть жилище избранника и обнаружила в зале «милого песика» и черного «котеечку», жадно глазеющих на экран телевизора с мелькающими мужчинами. Сурен терпеливо пытался сносить тисканья мадам и даже пытался следить за игрой. Кошур же шипел, еле сдерживался и клял китайскую поддельную «Красную Москву», окутавшую его от мордочки до хвоста.

В итоге закипев до талого, котэ рявкнул на чистейшем человеческом, что мол «этот Тулебирдиев, падлюка, пасовать ни фига не умеет и ваще, зачем его взяли в основной состав…». Аллочку сдуло в прихожую, хлопнула дверь, и только легкий сквозняк напомнил питомцам, что Лев на подходе и случится нечто ужасное. Агнэсыч ввалился минут через десять, и не застав на кухне подруги оглядел домочадцев суровым взором. Пес молчал, кошара же вилял и выкручивался, но это не спасло его от наказания. Делать было нечего, и через четверть часа оскандалившаяся киса плясала на задних лапках и исполняла «Арию Гостя». Лев попивал принесенную «Балтику» одобрительно крякая, а Сурен ехидно скалил пасть и издавал неприличные звуки хвостом.

Удачных выходных!

Хроника 5

Агнэсыч собрался в магазин «Народный» на Ладожской. Намедни, он тер с бывшим коллегой по электронам по имени Лоло и тот рассказал Льву о низких ценах, неимоверных скачухах и акционных развлекухах данного заведения. Решил он взять также и зверей, ибо сумки с дюшманским продуктом обещали быть тяжеловатыми, а на пса Сурена всегда можно было положиться в таких вопросах. Кошур брался в основном для порядка, ну и чтобы другие члены семьи не скучали.

Выдвинулись к обеду и поехали на метро. Пес и кот сидели в хозяйственной сумке, пристроенной между ног у Агнэсыча, дабы не травмировать болезных соотечественников видом лохматых представителей животного мира.

На беду, в районе Елизаровской в вагон заскочили ребята с барабанами, желавшими получить кивки одобрения со стороны пассажиров ну и немного мелочи насшибать.

Вагон тронулся, и ритмичная барабанная дробь начала беспокоить не только перепонки людей, но и шерстяных домочадцев Льва. Сурен сразу же смирился и прикрыл уши лапками. Котэ же в свойственной ему манере начал шипеть, возмущаясь, и выражать недовольство мяуканьем. Получившийся компот из барабанов и кошачьего сопрано грозил умственному здоровью всего живого вокруг, но тут подъехали к «Площади Александра Невского» и безумные отроки наконец выплюнулись из вагона и переползли в следующий. Дальше уже ехали без происшествий.

На входе в «Народный» Агнэсыч усадил зверюшек в продовольственную тележку и покатил её вдоль стройных рядов из помидоров и огурцов.

И нестройных – бабушек и старушек, мечущихся среди дешевых десятков яиц и килограммов картопли. Чем дольше катил телегу Лев Агнэсыч, тем больше убеждался, что коллега Лоло перехвалил сей лабазник. Кругом царила веселая неразбериха, граничащая с легким столпотворением.

Всюду сновали гости из ближнего зарубежья разносящие товары по полкам, бабули с пенсией в руке и просто зеваки. Ну а купить по дюшману было особо нечего. Тут еще котик в телеге начал концерт без всяких заявок, требуя самостоятельной прогулки по гиперсупермаркету. Хозяин угрюмо молчал и водил головой по сторонам, так что кот принял решение мгновенно и выпрыгнув из тележки, понесся вдоль рядов в сторону кормов для домашних животных. Лев опомнившись, рванул следом аки адыгейский чучундр, и к нему тут же подключились несколько праздношатающихся работников магазина.

Погоня обещала быть славной. Кошачье мяуканье плавно перемещалось в сторону касс и спустя секунды уже еле доносилось снаружи. Агнэсыч и Сурен наскоро покидав пару десятков яиц и килограммов картошки, не забыв, однако про заветные колобашки с пенным светлым, ринулись к кассам.

Пробившись, они выскочили на улицу и зайдя за угол, начали озираться в поисках злосчастного Кошура. Тот не заставил ждать и уже через секунды терся о ногу хозяина, прижимая к себе пакет с какой-то дрянью. Упаковав зверей в сумку, Лев прыгнул в трамвай и начал делиться впечатлениями с домочадцами.

Отрава в лапках кота оказалась дорогим кошачьим кормом «Шэба», который он прихватил с полки для своей кисы-зазнобы. Порыв котика был легко понятен, кто не делал подарков своих возлюбленным!

Рейтинг@Mail.ru