Дежурство опера

Владимир Юрьевич Харитонов
Дежурство опера

Будильник прозвенел в пять сорок утра. Сергей быстро нажал на кнопку, заглушив довольно громкую трель, и вышел в ванную комнату. Жена Наташа и двое малолетних детей сладко спали, и он не хотел их будить. Умылся, почистил зубы, надел спортивный костюм и спустился с пятого этажа на улицу. На дворе заканчивалась первая декада сентября 1983года. Начался обычный рабочий день опера уголовного розыска небольшого провинциального города на Волге Сергея Владимировича Галкина. На улице почти ночная темнота и довольно прохладно. Так показалось спортсмену по первым ощущениям. Однако привычный бег трусцой от дома на улице Рощинской по дороге в сторону Наволок, быстро согрел его. Вот-вот должно взойти солнце и осветить мир своими яркими красками, а пока на небе догорали утренние звезды. Им оставалось красоваться совсем чуть-чуть, можно сказать последние минуты. По отсутствию облаков Галкин понял, что впереди предстоял солнечный день. Ветра на улице практически не ощущалось. Город Кинешма неторопливо просыпался ото сна. Во время пробежки Сергей любил спокойно размышлять и планировать свои дела на предстоящий день.

По графику предстояло суточное дежурство, а значит, по приходу на службу к девяти часам утра он поступал в полное распоряжение дежурного офицера по городскому отделу внутренних дел (ГОВД). Галкин проработал в розыске уже три года и совсем недавно назначен старшим оперуполномоченным по микрорайону «Центр». Правда, зарплата почти не изменилась. Конечно, плюсом доплачивалось и за звание, а у старшего лейтенанта милиции дополнительная плата совсем не ощутима. Однако пришел он на службу по зову сердца и то, чем занимался, ему очень нравилось. Раскрытие преступлений, задержание лиц, их совершивших – это как разгадывание кроссворда или игра в шахматы, очень интересно и увлекательно. А главное, что каждый раз это происходит как-то по-новому, повторения случаются очень редко. Да и ощущение, что занимаешься важным государственным делом, играло немаловажную роль.

Вскоре осталась позади деревня Ново–Рощино. По обе стороны дороги плотной стеной стоял темный лес. Дышалось легко, ноги привычно и упруго отталкивались от асфальта. Вокруг завораживающая тишина, прерываемая редкими вечно спешащими машинами. Дистанция давно промерена, беговая прогулка занимала сорок пять минут. Когда Галкин развернулся к своему дому, из-за верхушек деревьев поднимались ввысь первые лучи восходящего солнца. Тем не менее, лес уже не казался таким мрачным. Сыщику подумалось: «Как много теряет человек, который не видит этой красоты, не заряжается вселенской энергией на предстоящий день». По окончанию леса, Сергей любовался ярко желтым диском светила, которое начинало свой путь на востоке, справа от его движения. На улице стали появляться редкие прохожие. Зато на автобусной остановке собрались не менее пяти человек в ожидании первого автобуса. Оперативник подбежал к своему дому строго по графику. Поднявшись на пятый этаж, дверь в квартиру открыл своим ключом и тихонько прошел во вторую комнату мимо спальни. Семья еще целый час имела право на сон, перед тем, как разбежаться по своим делам: кому – в садик, кому – в школу, а кому – на работу.

Сергею же предстояли физические упражнения с десятикилограммовыми гантелями, резиновыми бинтами и двухпудовой гирей, которую он легко выжимал по пятнадцать, а то и двадцать раз обеими руками. Естественно, по очереди. Заканчивалась утренняя тренировка «боем с тенью», маханием рук в боксерском стиле по воздуху. Эти тренировки придавали ему уверенность в себе и реально заряжали огромной энергией все тело. По убеждению Галкина, оперативный сотрудник при необходимости должен быть непобедимым в рукопашном бою и уметь постоять и за себя, и за свою семью, и за посторонних людей, которые нуждались в его защите.

Послышались торопливые шаги по квартире, значит, наступило время подъема для всех членов семьи. Половина восьмого утра. Сергей проскочил в ванную комнату, быстро принять душ, смыть пот после тренировки, чтобы не мешать жене и детям, произвести утренний туалет. Между тем, завтрак уже стоял на столе – нехитрый салатик из огурцов и помидор и какая-то каша с котлетой. На газовой плите закипел чайник. Чашка горячего растворимого кофе закончила благотворное воздействие на еще молодой организм оперативника. Ему исполнилось двадцать восемь лет, и жизнь казалась бесконечной и полной приключений. Жена торопливо усадила за стол восьмилетнего сына Виктора и трехлетнюю дочь Марину. После окончания текстильного института Наташа трудилась на фабрике № 2. Сначала мастером, потом начальником прядильного цеха. По дороге на работу ежедневно забегала в детский садик, преодолевая капризы дочери. А сын шел в школу №17 один, он рос самостоятельным. Правда, школа находилась в ста метрах от дома. Сергей пожелал всем доброго дня и направился к маленькому металлическому гаражу, расположенному рядом с проходной ткацкой фабрики. Перед тем, как пойти работать в милицию, он непродолжительное время трудился именно на этом предприятии в должности механика ткацкого производства. И зарплата в этой должности была значительно выше, да и уважали его как специалиста, но…душе, как говорится, не прикажешь….

В мини-гараже под замком хранился мотороллер «Тулица», салатного цвета. Сыщик его приобрел специально для того, чтобы в летнее время быстро добираться до места службы и обратно. А иногда по выходным и съездить в город Иваново, навестить своих родителей. Это роскошное транспортное средство, явно недооцененное любителями мотоциклов. При движении на нем даже в дождь костюм не пачкался от грязи, летящей из-под колес. По служебному этикету брюки и рубашка являлись обязательными предметами одежды для работника уголовного розыска. Поощрялось ношение галстука, но никаких спортивных костюмов, никаких джинсов. Руководство отдела следило за тем, чтобы оперативники даже в гражданской одежде выглядели сотрудниками государственного органа, а не «шарашкиной конторы».

Рейтинг@Mail.ru