Социология мировых цивилизаций: Западно-христианская цивилизация

Владимир Вольфович Жириновский
Социология мировых цивилизаций: Западно-христианская цивилизация

Цивилизация – это живая реальность. Различные цивилизации существуют и развиваются уже не первую тысячу лет. Они имеют сложную, динамичную (и поэтому неподдающуюся однозначным определениям) природу. У каждой цивилизации есть свои силовые поля, которые либо притягивают в их ареалы конкретные этнические и другие сообщества, либо отталкивают их. Это своего рода «картина маслом», позволяющая реальнее и точнее представить этногеополитическую карту мира.

Владимир ЖИРИНОВСКИЙ

Комментарий

Образование Западно-христианской цивилизации в том современном виде, в котором она существует и поныне, произошло в XIV-XVIII веках. Это событие стало явлением всемирно-исторического значения. Оно оказало решающее влияние на создание и развитие всей мировой вертикальной цивилизации.

Оформившийся в Западно-христианской цивилизации прежде всего политический и государственноправовой тип мышления стал доминирующим в цивилизационной системе координат мирового порядка. По времени этот тип мышления и образ политики сложился в эпоху Возрождения (XIV-XVII) и Реформации (XVI), а оформился практически после так называемой Тридцатилетней войны (1618-1648) и череды буржуазных революций в ряде западноевропейских стран.

Возрождение (Ренессанс), обращение от средневековой культуры к культурному наследию Античности, как бы его «возрождение», что и дало название всей эпохе, и Реформация – преобразование, направленное против католической церкви за религиозные ценности протестантизма, освободили политико-правовую мысль от конфессиональной зависимости. Придали всей Западно-христианской цивилизации по преимуществу светский характер. Поставили в центр внимания науки антропологизм, то есть собственно интерес к человеку и его деятельности. Сформировалась новая политическая методология, предельно рационалистическая и реалистическая в оценках политики и власти.

В современном мире процессы глобализации и интеграции вызывают в качестве противовеса дифференциацию и дезинтеграцию. Это прежде всего проявляется в цивилизации западного типа или по нашей терминологии – в Западно-христианской цивилизации. Она в наибольшей степени испытывает на себе последствия как глобализации, главным источником которой как раз и является, так и дезинтеграции. Долгое время, как минимум в XV-XX вв., ЗХЦ являлась своего рода «законодательницей мод» в развитии цивилизационного ареала всего человечества или по нашей терминологии – мировой вертикальной цивилизации. Добивалась она этого не только благодаря использованию передовых технологий в производстве, насилию и агрессии в социальной сфере. Но ещё и потому, что смогла создать и воплотить на практике эффективно действующие жизненные ценности.

Ценности и политическая география западно-христианской цивилизации.

В лекции рассматриваются основные этно-культурологические ценности ЗХЦ, показывается значение англо-саксонского фактора, раскрывается роль США как ГПЦ ЗХЦ. Цивилизационно-образующие моменты ЗХЦ Христианство Французский социолог Фернан Комт при определении влияния мировых религий на формирование цивилизаций сделал одно очень тонкое замечание. В совокупности факторов, определяющих формирование западного человека, христианской религии принадлежит решающая роль, несмотря на многочисленные ошибки и промахи, допущенные ею на протяжении веков. Она нередко являлась отправной точкой, по которой человек определял свою фундаментальную позицию: Бог или безбожие, смерть или воскресение, трансцендентность или имманентность.

Какую бы жизненную позицию человек не занял, она всегда определяется – осознанно или неосознанно – элементами христианской истории. Нередко эти элементы теряют свой религиозный характер, но не исчезают. Они незаметно занимают свое место в светском обществе. И хочет ли западный человек того или нет, но свой жизненный путь, в силу происхождения, он сверяет по христианскому компасу. Даже несмотря на дехристанизацию современной западной цивилизации (см.: Комт Ф. Христианская цивилизация: Энциклопедический словарь. М., 2005).

Идея человека

Вряд ли кто-то станет отрицать, что Запад является носителем определенной идеи человека – человека с его правами и обязанностями, особым способом развития сознательных и подсознательных психических процессов, непреложными принципами идеальной морали, безотказным механизмом общественных отношений, нерушимыми нормами, регулирующими экономику, строгой системой научной методики. Но это «лишь частный случай человечества». И это замечание абсолютно верно, поскольку выражения, использованные для изложения и описания вышеприведенных понятий, не только не универсальны, но и насквозь пронизаны культурой тех, кто их употребляет, а следовательно, мало понятны представителям других культур.

Современный западный человек сложился в ходе длительной эволюции точно так же, как на протяжении долгих веков сформировались другие типы людей, порожденные сменявшими друг друга и существовавшими параллельно различными типами цивилизаций. Эти цивилизации постепенно развивались благодаря активности индивидуумов, ходу событий, воздействию идей, и сегодня в их рамках люди творят свою историю, как до них творили её их деды и прадеды, внося свой вклад в создание общей родословной. Они могут сознавать это или нет, но, как бы они к этому ни относились, что бы ни говорили, что бы ни делали, своей жизнедеятельностью они воплощают то, что их сотворило. Всякий тип человека – плод той цивилизации, которая его породила. В создание европейской цивилизации свой вклад внесли греки, римляне, евреи, христиане. Она сегодня столь могущественна и богата, что пытается навязать себя всему миру. Можно ли утверждать, что эта цивилизация более других соответствует биологической сущности человеческой натуры или обеспечивает человеку бесспорно лучшее бытие? Для подобных утверждений нет никаких оснований. Её господствующее на протяжении последних веков положение на деле объясняется сознательной политикой завоеваний, а не мнимым совершенством западного человека и общества. Запад действовал скорее силой, чем примером Макиавеллизм.

В период ломки традиционных христианских ценностей во времена Возрождения и Реформации сформировалась философия политики Запада – макиавеллизм. Это направление в политической науке, получившее название от фамилии Макиавелли Николо (1469-1527), основоположника итальянской социологии. Это направление связывают с основным трудом Макиавелли «Государь» (в русской транскрипции «Князь»), написанном в 1513 году. Опубликован в 1532 году, через 5 лет после смерти его автора. «Для укрепления государства допустимы любые средства – насилие, убийство, обман», – писал Н. Макиавелли. Отсюда вышла знаменитая формула-эпиграф ко всей буржуазной эпохе – цель оправдывает средства. Говорят, что эту формулу буржуазного типа политики мог вывести не только Макиавелли, но и Т. Гоббс (1588-1679), основоположник английской политологии, и И. Лойола (1491-1566), основоположник ордена иезуитов. В конце концов, авторство теории политического цинизма не так уж и принципиально. Тут важно другое. Название разных имён из разных стран говорит только об одном – эта теория, что называется, висела в воздухе, пронизывала сам дух наступившей эпохи. Собственно, допустимость крайних средств в политике присутствовала всегда. Тут ничего нового никто не изобрёл. Без этих средств никакая политика невозможна. Главное, что стала общепринятой и допустимость крайних оценок политики. И это уже не вызывало возмущения, как во времена Древности и Античности.

Война всех против всех

Становление и развитие новой общественно-экономической формации – капитализма – и соответственно нового типа мировой вертикальной цивилизации происходило, как всегда на Западе, путём «бури и натиска», то есть средствами насилия, жестокости и человеконенавистничества. «Война всех против всех» – это уже теоретико-политическое новаторство Т. Гоббса из его главного труда жизни «Левиафан или Материя, форма и власть государства церковного и гражданского» (1651). Началась эта «всеобщая война» с революции в Голландии (1566-1579). Она протекала в виде национально-освободительной борьбы против испанского владычества (герцог Альба). И стоила голландцам как минимум 30-50 тысяч жертв. Затем так называемая «славная революция» в Англии (1688-1689). Свержение монархии, «национально-освободительные» походы англо-саксонских пуритан (от позднелатинского puritas – чистота), последователей швейцарских кальвинистов под водительством О. Кромвеля в Ирландию, Уэльс и Шотландию. Здесь уже число жертв доходит до 100-150 тысяч. Могло быть и больше, если бы не умер сам Кромвель после реставрации монархии. Получается, за что боролись? Великая французская революция (1789-1799), чьё величие, видимо, заключается в чуть ли не поголовном истреблении мужчин призывного возраста (примерно 2 млн) в ходе революции и последовавших за ней наполеоновских войнах за «освобождение» от феодализма остальной Европы, включая и «приобщение» России к западной цивилизации во время Отечественной войны 1812 года. Помогли восстановить мужское поголовье Франции казаки донского атамана Платова, когда в 1814 году русская армия заняла Париж. С тех пор французский язык пополнила целая шеренга прекрасных русских слов. Например, слово «быстро». Оно было переделано французами на свой лад – «бистро». Кто был на парижском Монмартре, тот, наверное, слышал от местных французов в маленьких кафушках полу- юмористический рассказ про это самое «бистро». В кафе заходила группа донцов и первое, что кричала хозяйке заведения: «Вина, мяса и девок! Да быстро чтоб было!». Говорят, что в Париж съехалось с полмиллиона «девок» со всей Франции. Вот так решались проблемы французской демографии.

Вестфальская мировая система

Наконец, о последствиях для западноевропейской истории политических и правовых учений Тридцатилетней войны. В ней застрельщиками выступили два ведущих генеративно-политических центра Западно-христианской цивилизации – Франция и Австро-Венгрия. Формальным поводом была борьба за престолонаследие. Но фактически речь шла об установлении своей доминантности в Западной Европе. Так и хочется съязвить – победила «дружба». Франция установила свою ведущую роль в континентальной Европе. Германские княжества получили статус суверенных государств. Это сразу добавило в Европе полтора десятка государств-новоделов. Что резко обострило проблему существовавших ранее межгосударственных отношений. Следствием этих и других пертурбаций стало образование с 1648 года так называемой Вестфальской международной системы. В её основу был положен новый тип государственности – etat-nation, в дословном переводе с французского – государство-нация или для удобства произношения – национальное государство. Его основным атрибутом с юридической точки зрения стал суверенитет государствообразующей нации или опять-таки для удобства произношения национальный суверенитет. Он распространялся на конкретную территорию с очерченными государственными границами, включал население этой территории, права и свободы конкретных подданных или граждан. То есть весь тот государственно-правовой набор, который и сегодня так или иначе фиксируется в конституциях практически всех европейских и не только стран. Все эти и другие перемены потребовали теоретического осмысления. Что и было сделано плеядой весьма талантливых государствоведов ряда европейских стран.

 

Специфика западноевропейской цивилизации

Среди многочисленных исследований нам приглянулась характеристика обобщённых свойств именно западноевропейской цивилизационности, данная американским социологом Ш. Эйзенштадтом. Плюрализм и гетерогенность европейского общества как следствие многообразия традиций, на основе которых сформировалась западноевропейская культура: иудео- христианская, греческая, римская и племенные традиции. Отсюда очень высокая степень разнообразия и взаимного наложения культурных ориентаций и структурных образований. Наличие множества центров в западноевропейском обществе избавляет его от кастовой системы профессий. В каждой крупной автономной социальной группе (церковь, королевский двор, различные социальные страты и общности в этих стратах) формировалась собственная система ценностей и ориентаций с претензиями на общую значимость. Возникало множество статусных иерархий. Лица, имеющие высокий статус в одной иерархии, могли низко оцениваться в другой, и наоборот. Феномен, который в социологии получил название «статусного несоответствия». Результатом такого несоответствия стало постепенное стирание граней между свободными и угнетёнными слоями. Сильная тенденция к формированию общего классового сознания и классовой организации. Особенно ярко эта тенденция проявлялась на уровне высших слоёв, но затрагивала средние и низшие страты. Полное выражение эта тенденция получила в системе представительства – институте парламентаризма и его основе – парламентской демократии. Формирование института патернализма. Но в отличие от России и Китая (при некотором сходстве с Индией) в Западной и Центральной Европе существовала тесная вза – имосвязь между семейно-родственной и классовой идентификацией. Это делало семью и родственные группы важной силой в обществе, ориентирующей своих членов на достижение более высокого положения. Постоянная борьба двух основных сил за участие в формировании политических и культурных центров и за регуляцию доступа к ним – политические элиты и государство, с одной стороны, общество – с другой. Вследствие этого социальный протест в западноевропейских обществах был связан с проблемами доступа к властным центрам. Развитие новых центров и движения протеста происходили в условиях постоянной борьбы и кризисов. Но какой бы характер они не носили (либеральный или тоталитарный), понять их природу нельзя без обращения к основам европейской цивилизации. То же самое относится и к процессам радикальной трансформации, которую претерпело западноевропейское общество после Второй мировой войны.

Пик могущества

С XV в. на протяжении последующих 400 лет взаимодействие Западно-христианской цивилизации с незападными 13 обществами и мировыми цивилизациями происходило в режиме «господство-зависимость», зачастую переходившее и в более жёсткую форму «господство-подчинение». С. Хантингтон в книге «Столкновение цивилизаций» (М., 2002) привёл очень интересные факты. В 1800 г. ЗХЦ контролировала 35 процентов поверхности суши Земли. В 1878 – 67, 1914 – 84 процента. В 1920 г. после раздела Оттоманской империи между Великобританией, Францией и Италией этот процент увеличился до 90. В 1800 году Британская империя имела площадь 1,5 миллиона квадратных миль с населением в 20 миллионов человек. К 1900 г. Викторианская империя, над которой никогда не садилось солнце, простиралась на 11 миллионов квадратных миль и насчитывала 390 миллионов человек. Во время западноевропейской экспансии андская и мезоа- мериканская цивилизации были полностью уничтожены. Индийская, исламская и африканская цивилизации покорены. Китай, куда проникло европейское влияние, оказался в зависимости от него. Лишь русская, японская и эфиопская цивилизации смогли противостоять бешеной атаке Запада и поддерживать самодостаточное независимое существование. В чём причина такого мирового уникума? Ведь в своём мировом господстве ЗХЦ превзошла все известные ранее мировые цивилизации как на Западе, так и на Востоке, включая Америку и Африку. ЗХЦ покорила фактически весь остальной мир не превосходством ценностей и смыслов своей цивилизации. Не совершенством христианской религии. К слову сказать, за 400 лет удалось обратить в свою веру не так уж много новичков. Хотя обращали тоже не силой убеждения и примером достойного поведения, а насилием, кострами инквизиции и угрозами «адской жизни». Превосходство ЗХЦ было достигнуто исключительно двумя способами:

1) первенством в промышленной и затем научно-технических революциях;

2) превосходством в организованном насилии. Жители Запада часто забывают эти факты. Тогда как жители не-Запада никогда этого не забудут. Грустно резюмировал компаративистский анализ мировых цивилизаций С. Хантингтон. Но всё, в том числе и приятное, когда-нибудь заканчивается. В XXI в. в общем и целом Запад сохранит своё могущество, останется самой материально развитой мировой горизонтальной цивилизацией. Он не сдаст ведущих позиций в науке, исследованиях и разработках. Этих основных элементов успеха в грядущей информационной вертикальной мировой цивилизации. Как и по нововведениям в гражданской и военной областях. Но контроль над другими важными ресурсами постепенно утрачивается, переходит к другим незападным цивилизациям. Шагреневая кожа К 2020 годам, то есть 100 лет спустя после пика своего могущества, ЗХЦ будет контролировать 24 процента мировой территории вместо 49, как в 1920 г., 10 процентов населения мира вместо 48, 15-20 процентов мобилизованного населения, 30 процентов мирового валового внутреннего продукта вместо 70, 25 процентов обрабатывающей промышленности вместо 84. Менее 10 процентов военнослужащих вместо 45. Это тоже подсчёты С. Хантингтона. И его же резюме: «Мощь Запада – господство и закат». У нас во времена горбачёвской перестройки была в ходу юмореска: Запад загнивает, но по-прежнему пахнет духами. Тем более, что в ХХ в. человечество уже пугали «Закатом Европы» (О. Шпенглер). Так-то оно так. Но не будем забывать, что социология мировых цивилизаций не филиал парфюмерной промышленности. У неё другая шкала оценки реальностей, в том числе и проблемы упадка Запада. Тут уже действуют иные тенденции и закономерности…

Ценности и смыслы ЗХЦ

Ценности

Ими в ЗХЦ основоположник современной мировой социологии М. Вебер считал следующие: динамизм и ориентация на новизну; утверждение достоинства и уважения к личности; установка на автономию личности; индивидуализм; рационализм и практицизм; идеалы свободы, равенства и братства; уважение частной собственности; предпочтение демократии всем другим формам власти. Именно благодаря этим ценностям Западно-христианская цивилизация на определённом этапе развития приобретает характер техногенной цивилизации (см.: Цивилизациум. История цивилизаций. Информограф (Олег Данкир – история и политика, – Проза.ру). Смыслы Из этих ценностей или на этих ценностях сформировались смыслы Западно-христианской цивилизации. Главным среди них, который почему-то не заметил М. Вебер, является свобода предпринимательства. При всех его издержках именно этот смысл западного образа жизни можно занести в копилку вклада ЗХЦ в мировую вертикальную цивилизацию. Из этого ценностного смысла родились теории трудовой стоимости А. Смита и прибавочной стоимости К. Маркса, агрегаты Г. Спенсера с его знаменитым лозунгом – Survival of the fittest, который по-русски звучит как – выживает сильнейший. Это не оправдание примитивного социал- дарвинизма. А основа здоровой конкуренции, без которой не будет никакого технического прогресса. Мир как воля и представление А. Шопенгауэра. Новый биологический вид сверхчеловека – Заратустра Ф. Ницше. И многие другие смыслы, на которые сегодня пора уже посмотреть не на как производные капитализма, а как на подходы к разработке новых универсалий будущей цивилизации. Термин До того, как утвердился термин «Западно-христианская цивилизация» использовались и до сих пор используются такие его аналоги, как «Западный мир» или «западная цивилизация» и даже «западное христианство». В геополитике устоялся термин «Запад», который, как правило, употребляется в противопоставлении его антагонисту «Востоку». Встречается также и термин «западно-европейская цивилизация» как исходная география при формировании современной Западно-христианской цивилизации. Определение Среди всей этой терминологической многоголосицы нет содержательной разноголосицы. Между всеми этими терминами нет особых различий, а тем более противоречий. Каждый из них в большей мере отражает ту или иную сторону, элемент, особенность ЗХЦ в целом. Поэтому в самом общем виде под Западно-христианской цивилизацией имеется в виду совокупность культурных, политических и экономических свойств (признаков), объединяющих страны Западной европы и Северной Америки, выделяющих их на фоне других государств и локальных цивилизаций Когда хотят напомнить об этнической общности ЗХЦ, отмечают, что она включает романо-германский мир, англо-саксонский и рубежный англо-американский суперэтнос В настоящее время к числу так называемых западных стран относят страны Западной Европы, США, Канаду, Австралию, Новую Зеландию, а иногда также ЮАР, Израиль и даже Японию. И вот здесь важно не отождествлять термины «западный» и «европейский». Хотя бы потому, что Россия тоже относится к континенту Европа. К тому же со времён холодной войны сохранилось понимание под западными развитых капиталистических стран. В результате, поскольку отсутствуют единые критерии отнесения страны к Западному миру, сам термин «западный» нельзя признать соответствующим современности.

Золотой миллиард

И этот термин также весьма активно используется как в популярной, так и в научной литературе применительно к развитым странам ЗХЦ. Формально он означает население стран с высоким уровнем жизни в условиях ограниченности ресурсов. Оценка величины такого населения связана с суммарной численностью населения таких стран и регионов, как США (310,5 млн), Канада (34,3 млн), Австралия(22,5 млн), Евросоюз (28 стран, суммарно 500 млн), Япония (127,4 млн). Критики геополитики Запада (С. Кара-Мурза) считают, что за термином «золотой миллиард» стоит геополитическая, экономическая и культурная концепция. Сохраняя для своего населения высокий уровень потребления, развитые страны будут политическими, военными и экономическими мерами держать остальной мир в промышленно неразвитом состоянии как сырьевой придаток, зону сброса вредных отходов и источник дешёвой рабочей силы. Как концепция «золотой миллиард» предполагает манипулирование общественным сознанием для сохранения «устойчивого роста» в странах золотого миллиарда и отключения «сырьевых придатков» от возможности независимого развития, самостоятельного проникновения на мировой рынок, от информационных, технологических и финансовых возможностей «цивилизованного мира»

Оценки ЗХЦ А.

Тойнби отмечал: “В ходе своей экспансии современная западная секулярная цивилизация превратилась в буквальном смысле слова во всемирную, охватив своей сетью все остальные живущие цивилизации и все примитивные общества”. Советский, ныне российский математик, опубликовавший серию замечательных работ на гуманитарные темы, Игорь Ростиславович Шафаревич вообще считает, что если ЗХЦ продолжит свою агрессию во внешний мир, это может закончиться очень печально и для ЗХЦ и для всего мира. Движение с запада на восток По сути дела в истории Нового времени, отсчёт которого ведётся в духе европоцентризма со «славной» английской революции XVII века, экспансии Западно-христианской цивилизации противостояла только православная цивилизация во главе с Россией. Разгром армии Наполеона, на стороне которого выступила вся Западная Европа, кроме Великобритании, и взятие русской армией Парижа (1813-1814) означал начало конца гегемонии Запада. В XX в. продолжился закат всемогущества Западнохристианской цивилизации. Это отмечали О. Шпенглер, А. Тойнби, П. Сорокин. Европоцентризм как цивилизационное явление никуда не делся. Рудименты отживающих цивилизаций живут долго – порой столетиями (см. Л.Н. Гумилёв – Акметическая фаза политического этногенеза цивилизаций). Но померкло безраздельное господство за- падоцентризма. Сперва США после Первой мировой войны потихонечку подвинули Западную Европу с пьедестала мирового господства. А затем и СССР после Октябрьской революции 1917 г. и Второй мировой войны также выдвинулся в лидеры мировой вертикальной цивилизации. Главной тенденцией нашего времени, – как объявил ещё в 60-е годы ХХ в. П. Сорокин, стало перемещение центра творческого лидерства с Запада на Восток: «Творческий 19 центр истории человечества, который был локализован в течение столетий в Европе и европеизированной Америке, окончательно перестал быть заключенным внутри этих границ, – писал П. Сорокин.

 

В значительной степени он распространился на Восток и становится «планетарным» в смысле активности не только на Западе, но также и на Востоке». Вот так осторожно, но очень твёрдо оставил нам политическое завещание один из основоположников современной социологии мировых цивилизаций. Эта тенденция очень волнует Запад. Об этом идёт речь в работах его крупнейших цивилизационных мыслителей С. Хантингтона, З. Бжезинского, Э. Тоффлера и др. Волнует это и наших учёных (Л.Н. Гумилёв, И.М. Моисеев, В.И. До- бреньков, А.Г. Дугин) и политиков (В.В. Путин, Г.А. Зюганов, В.В. Жириновский). Волнует с разной степенью озабоченности за судьбы человечества. Если «западники» продолжают искать источники самосохранения, вплоть до столкновения цивилизаций (С. Хантингтон), то «восточники» пытаются разрешить эту проблему на путях межцивилизационной интеграции (Евразийский союз – Путин).

Структура ЗХЦ

Одна из наиболее сложных в цивилизационной системе координат современного мирового порядка. Части ЗХЦ имеются на всех обитаемых континентах Земли, кроме Азии. Фактически это самая разветвлённая горизонтальная цивилизация. Она обладает этногеополитическими свойствами как Моря (морская цивилизация), так и Суши (континентальная цивилизация). Повторимся ещё раз, что традиционно, как говорится по умолчанию, к числу западных стран в настоящее время относят страны Западной и Центральной Европы, США, Канаду, Австралию и Новую Зеландию. Однако истоки Западно-христианской цивилизации, её ведущие носители постоянно трансформируются в географическом, культурном,лингвистическом и религиозном планах. Значителен внутренний антагонизм между отдельными группами, слагающими современную Западно-христианскую цивилизацию. Латинская Америка Её отнесение к ЗХЦ вызывает сомнения. Рассмотрим «за» и «против». Временная историческая особенность. Латинскую Америку как цивилизационную общность стали рассматривать на рубеже XVIII-XIX вв. То есть с войны за независимость от испанского и португальского владычества.

Считается, что латиноамериканская цивилизационная общность – самая молодая на планете. Слишком мало времени для вполне цивилизационного оформления. На формирование цивилизационного статуса Латинской Америки огромное влияние оказал процесс метисации, то есть смешения разных этносов её населения. В определённом смысле, по крайней мере внешне, латиноамериканская метисация напоминает образование русского суперэтноса как многонародной национальной и многорасовой (арийская, славянская, туранская, монголоидная) общности. В Латинской Америке смешивались коренные автохтоны индейской расы с прибывшими этносами колонизаторов европеоидной расы и привезёнными этническими группами негроидной расы. Получилась гремучая смесь – латинос, которой трудно подобрать аналог в этнической истории человечества. На эту особенность этногенеза латиноамериканской эт- ничности, которая многими этнологами рассматривается не как состоящая из бразильского, аргентинского, перуанского и т.д. этносов, а именно как единый латиноамериканский суперэтнос, обратил внимание лидер Войны за независимость Испанской Америки С. Боливар: «Необходимо иметь в виду, что наш народ – не европейский и не североамериканский; он являет собой скорее смешение Африки и Америки, чем проявление европейского начала, поскольку даже сама Испания перестаёт быть страной Европы из-за своей африканской крови, своих институтов и своего характера.

Невозможно точно указать, к какому человеческому семейству мы принадлежим. Большая часть индейцев была уничтожена, европейцы перемешались с американцами и африканцами, а африканцы – с индейцами и европейцами». (См. Б.С. Ерасов. Хрестоматия мировых цивилизаций. С. 437.) Латинская Америка считается католической частью мировой вертикальной цивилизации. По крайней мере, с XVI века – захвата континента конкистадорами и массового окатоличивания коренного населения. Но сегодня очевидно и другое влияние – традиционных индейских верований, т.е. язычества. Из-под христианско-католической обрядности вдруг появилось другое лицо прежней, доколумбовой и дохристианской Америки.

Выводы

№ 1. Среди множества различных схем интеграции цивилизационной действительности Латинской Америки сложилось как минимум три точки зрения, рассматривающие континент как 1) уникальную латиноамериканскую цивилизацию; 2) продолжение Западно-христианской цивилизации; 3) сплав европейской цивилизации, автохтонных индейских культур и афро-американского начала в гораздо более свободной и оригинальной форме самовыражения, чем в США.

№ 2. Внятных критериев для выделения латиноамериканской цивилизации как особого типа мировой горизонтальной цивилизации, кроме общей географической и языковой среды, не приводится. Единственная бесспорная особенность Латинской Америки – это её этническая, вплоть до расовой специфика. В мире даже утвердился бытовизм в отношении жителей Латинской Америки – “латинос”. Насколько он оправдан, судить не нам. Во всяком случае латиноамериканский ареал вполне тянет на межцивилизационную зону, где срослись западно-христианские

черты с языческими. А по мере углубляющегося этногенеза латиноамериканского общества, – как-никак уже 7 поколений сменилось на их земле, – и со своими доморощенными протоцивилизационными особенностями.

№ 3. Разумеется, мы далеки от шаблонных представлений о Латинской Америке времён холодной войны как вотчины США и ряда других западных стран. Хотя она по-прежнему экономически и военно весьма от них зависима. Возможно, в будущем, в процессе дальнейшего этногенеза на земле Латинской Америки сложится некая «пятая раса», не похожая на другие. Так считают апологеты латиноамериканской цивилизации. Поживём – увидим. Пока же есть все основания считать Латинскую Америку межцивилизационной зоной в рамках Западно-христианской цивилизации.

Россия и зХЦ

Бесспорно, Западно-христианская цивилизация – особый тип цивилизации (культуры), исторически возникший в Западной Европе и претерпевший в последние столетия специфический процесс социальной модернизации. Вопрос – принадлежит ли Россия к этому типу цивилизации, остаётся в истории, социологии и культурологии дискуссионным. Согласно “западничеству”, Россия является частью Западно-христианской цивилизации, но развивается с опозданием по сравнению с другими принадлежащими к этой цивилизации странами. По мнению «почвенничества», она является ядром особой православно-славянской или евразийской, во многом враждебной Западу, цивилизации. Третьи, в основном современные властьимущие, полагают, что Россия находится на стыке цивилизаций и эклектически сочетает их разные черты, которые не срастаются в целостное и непротиворечивое единство. Очевидные факты, на которые обратил внимание С. Хантингтон. Россия не подверглась влиянию основных исторических феноменов западной цивилизации: римское католичество, феодализм, Ренессанс, Реформация, экспансия и колонизация заморских владений, Просвещение и возникновение национального государства. Отличительные характеристики западной цивилизации – католическая религия, латинские корни языков, отделение церкви от государства, принцип господства права, социальный плюрализм, традиции представительных органов власти, индивидуализм – практически полностью отсутствуют в историческом опыте России. Единственное исключение – античное наследие. Пришло в Россию из Византии и поэтому значительно отличалось от того, что пришло на Запад из Рима.

Рейтинг@Mail.ru