Социология мировых цивилизаций. Восточно-буддистская цивилизация

Владимир Вольфович Жириновский
Социология мировых цивилизаций. Восточно-буддистская цивилизация

Коллективистская цивилизация

В лекции раскрываются коллективистские принципы жизнедеятельности Восточно-буддийской цивилизации, показывается актуальность коллективизма в условиях экономического развития и социальной модернизации.

Комментарий

Мы определяем Восточно-буддийскую цивилизацию как коллективистскую цивилизацию. Не в смысле её отсталости или недоразвитости в сравнении с Западно-христианской цивилизацией. А с точки зрения того, что все достижения этой цивилизации, сама форма её существования невозможны без учёта важности и ценности коллективной организации жизнедеятельности.

ВБЦ опровергает общепринятое определение коллективизма в виде главенства коллективной организации – общества, государства, этноса, нации, класса над человеческой личностью, индивидуальностью. В ВБЦ теряется смысл длящегося уже тысячелетиями спора о том, что предпочтительнее для эффективности общественного развития – коллективизм или его дихотомическая противоположность – индивидуализм.

В ВБЦ коллективизм не просто вполне уживается с индивидуализмом. Они взаимно дополняют друг друга, развивают свои сущностные ипостаси. Если, конечно, под индивидуализмом не понимать воинствующее Эго в духе «Единственного и его собственности» Макса Штирнера: «Я – «сам» – мой род, я без норм, без законов, без образцов» (1845).

Вот так одной фразой анархо-индивидуалист обессмертил себя на века. Его кредо долбали полтора века все, кому не лень. От Маркса до Спенсера и Вебера. Считали его верхом идейнополитического скудоумия и даже безрассудства.

Сегодня по книге Штирнера чуть ли не сверяют азимуты все социологические и политические доктрины от либеральных до исламистских. Потому что ныне во главу угла поставили, во многом надуманно, не общество и государственность, как это было на протяжении всей истории мировых цивилизаций, а личность, причём в её крайне индивидуалистической интерпретации. Вот такой ход совершает маятник всемирной цивили- зационности. Сколько их, этих маятников, будет ещё впереди?

Азиатский способ производства

Материальную основу или экономический строй Восточно-буддийской цивилизации издавна составлял так называемый азиатский способ производства (АСП). Термин был введён К.Марксом и Ф. Энгельсом в середине XIX века при анализе ими хозяйственной жизни Индии и Китая. В ХХ веке это понятие было распространено на все восточные цивилизации, включая и Россию.

1.1.

Суть

Первоначально АСП использовался для доказательства архаичности и, соответственно, отсталости Востока от Запада. Утверждалось положение о запоздалом развитии восточного общества, необходимости догнать западное общество, ушедшее далеко вперёд по пути технического и социального прогресса. Совершить переход от традиционного типа общества к современным его формам западного образца. То есть использовалась типичная логика европоцентризма.

Маркс и Энгельс очень нелестно отзывались и о самих исторических перспективах восточных цивилизаций и населявших их народов. Маркс рассуждал об «идиотизме деревенской жизни» в условиях сохранения в Индии и других странах крестьянской общины. Энгельс отказывал в будущности восточным славянам Европы, считал, что они были исключены из действительного исторического процесса. Выход для них основоположники марксизма видели в одном – лечь под объединённую в единое государство Германию. Пангерманизм марксисты противопоставляли панславизму. Чем же была вызвана такая сверхнеприязнь марксистов и к славянам и к азиатскому способу производства?

1.2.

Доктринальное противоречие

Ларчик открывался проще простого. Азиатский способ производства и цивилизации, его использовавшие, не вписывались в марксистскую пентаграмму всемирной истории – 1) первобытнообщинный строй, 2) рабовладельческий, 3) феодализм, 4) капитализм, 5) социализм-коммунизм.

Не преодолена эта негативистская методика и до сих пор. Хотя о сути АСП и последствиях его развития в восточных цивилизациях пора бы уже судить адекватно практическим результатам, а не следуя абстрактным догмам марксизма, европоцентризма и прочих «измов». Тем не менее во всех политических и экономических словарях как будто под копирку приводится одно и то же определение АСП.

Берём на вскидку любое издание, ну, скажем, по определению подразумевающее информационную солидность, «Финансовый словарь», читаем: «Азиатский способ производства – в марксизме – особая стадия в развитии общества, следующая за первобытнообщинным строем, и основанная на централизованной системе ирригационного земледелия и сельских общинах. Для азиатского способа производства характерны: слабое разделение труда, самообеспечиваемость общин, неразвитая торговля и политическая деспотия».

Это свидетельство, между прочим, не из XIX века, когда вся Азия пребывала в полуколониальной зависимости от Европы, а из XXI-го, когда та же самая Азия уже созрела для того, чтобы задавать тон в развитии всей мировой экономики. Тем не менее мало кого смущает, что ни одна из приведённых здесь черт АСП вовсе не свидетельствует о его ущербности или тем более о «недоделанности» самих восточных цивилизаций.

Как будто не было весьма серьёзных и плодотворных дискуссий о сущности АСП как в рамках марксизма, так и за его пределами. Эти дискуссии – в СССР, Китае, Индии, других странах, – показали несколько иное значение АСП, чем оно было описано в трудах классиков марксизма.

Отсутствие в азиатском способе производства частной собственности, контроль государства за общественными работами (ирригация), самодостаточность деревенского хозяйства, отсутствие автономных городов, единство ремёсел и сельского хозяйства, использование местных, пусть и примитивных методов производства, – не доказательства комплекса неполноценности экономик восточных цивилизаций.

Просто эта экономика формировалась и развивалась иначе, чем экономика Западно-христианской цивилизации. Ина- ковость – не синоним тупиковости. Она – следствие иных географических и климатических условий и особенностей существования этой группы мировых цивилизаций и их конкретных стран.

1.3.

Исторические аналогии

Централизованное планирование и управление, ведущая роль государства в экономике – отнюдь не главная причина политической деспотии. И потом, разве не было деспотических режимов правления в античном Средиземноморье? Спарта времён Ликурга, Македония при Филиппе и его сыне Александре Македонском, это что за режимы? Кстати, именно при этих режимах государства-полисы достигали наивысшего расцвета!

А что происходит уже в новое время? В 30-е годы в период «великой депрессии в США Кейнс выдвигает тезис о решительном исправлении капитализма за счёт прямого вмешательства государства в экономику, использования планирования как средства преодоления перекосов рыночной анархии.

А сталинская индустриализация 30-х годов разве стала бы успешной, если бы не государственные централизация и управление модернизацией промышленности? Как можно было за 10 лет построить 10 тысяч предприятий без мобилизации всех средств и возможностей общества? Возник даже термин «мобилизационная экономика». Плохая это экономика или хорошая с точки зрения науки, мы здесь не обсуждаем. Мы хотим сказать, что за десятилетие СССР превратился из аграрно-индустриальной в промышленно развитую страну. По многим экономическим показателям он вышел на 2 место в мире после США, развивавших свою экономику не 10 лет, а два столетия к тому же без внешних войн и потрясений.

Сегодня участие государства в экономике – общее место во всех странах зоны так называемого развитого капитализма. В Германии, Швеции, Австрии и т.д. от 50 до 70 процентов экономики находится в государственной собственности. Но никто почему-то не говорит ни о какой форме западной деспотии.

1.4.

Особенности восточной

модели хозяйствования

В хозяйстве Востока господствовала не частная собственность на орудия и средства производства, а государственная (общественная, читай общинная). Как коллективный собственник государство-община распоряжалось землёй, водой и другими производственными ресурсами. Основной производительной силой выступала крестьянская община-корпорация, а не рабы, безземельные крестьяне и бесхозный пролетариат, как на Западе.

Как следствие, Восток просто не знал ряда общественноэкономических формаций марксистской схемы всемирной истории. Например, в России не было рабовладельческого строя. А в тех восточных странах, где наличествовало рабство, оно являлось подсобной, можно сказать, домашней рабочей силой, а не основным производственным средством восточного общества.

Не было в восточных цивилизациях и феодализма западного типа с феодами в виде помещичьей собственности и работавшими на них абсолютно бесправными крепостными крестьянами. На Востоке крестьянство формально считалось свободным. Вообще следует заметить, что ирригационный тип сельского хозяйства технически почти что исключает подневольный и тем более рабский труд.

И совсем уж для полноты картины заметим, что рабский способ производства нигде не создал ничего путного, а тем более великого. Не только ирригационные системы, но и пирамиды, сады Вальтасара, да, собственно, все без исключения жемчужины Востока и Запада создавались трудом свободных людей. Формально или неформально, но именно свободный труд – основа творчества и плодотворного развития общества. Любые зависимые формы труда – второстепенные, вспомогательные, но никак не определяющие способ производства в экономиках любого типа.

Это было характерно и для института крепостничества в России. При всей своей экономической и правовой зависимости от помещика русский крепостной, тем не менее, не ощущал себя говорящим орудием производства, как его «коллега» из Западно-христианской цивилизации.

В этом смысле показателен рассказ Пушкина. Оказавшись в одном дилижансе, ехавшем из Москвы в Петербург, он разговорился с попутчиком-англичанином. «Я обратился к нему с вопросом, что может быть несчастнее русского крестьянина». Англичанин ответил: «Английский крестьянин». Пушкин был немало смущён ответом: «Как! Свободный англичанин, по вашему мнению, несчастнее русского раба!.. Неужто вы русского крестьянина почитаете свободным?».

 

Англичанин охладил восторг Пушкина: «Взгляните на него, что может быть свободнее его обращения с вами? Есть ли и тень рабского унижения в его поступи и речи?».

Пушкин потом не раз повторял похвалы англичанина русскому простолюдину, но уже от себя. «Взгляните на русского крестьянина: есть ли и тень рабского унижения в его поступи и речи? О его смелости и смышлёности и говорить нечего. Переимчивость его известна; проворство и ловкость удивительны».

1.5.

Формула АСП

Она складывалась из опыта многих азиатских цивилизаций на протяжении столетий. В самом общем виде включает следующие черты:

1)

власть-собственность, государственно-общинное владение и распоряжение производственными ресурсами (земля, вода и проч.), а также результатами производства;

2)

преимущественно коллективная организация труда в рамках объединённого сообщества (общины);

3)

деспотическая форма управления сообществом, когда им руководит глава в племени семьи;

4)

демократическая форма управления общиной, когда ею руководят главы семейств племени;

5)

формальная свобода членов сообщества (общины), не имеющая, однако, ничего общего со свободой пролетария (см. Азиатский способ производства и античное рабство – История экономики: конспект лекций).

Выводы

№ 1. Эти рудиментарные черты азиатского способа производства предопределили всю социальную структуру общества Восточно-буддийской цивилизации, а также траекторию его эволюции.

№ 2. АСП ставит под сомнение универсальность линейных трактовок мирового прогресса – от низших форм к высшим, по так называемой исторической спирали. Возникают вопросы к самой обоснованности применения понятий «низшие» – «высшие». Что считать «низшими», а что «высшими» формами развития? Каков критерий их оценки? Технико-экономические показатели? Очевидно – односторонний подход. Не случайно в мировую социологию ввели индекс человеческого развития, который расширяет границы качества жизни. Но и этот индекс далеко не всё объясняет.

№ 3. С признанием права на безусловное существование азиатского способа производства наряду с другими способами прогресс не сводится к банальному обезьянничанью – копированию одной, единственно верной, – западной, – модели. Утверждается многообразие путей развития мировых цивилизаций с учётом их исторического опыта, культурных и иных особенностей.

№ 4. Цивилизационные подходы и методика исследования не отменяют, а попросту поглощают формационные. Они глубже и чувствительнее к реальным процессам, их особенностям и поворотам. Особенно, когда имеешь дело с такими крупными этногеополитическими общностями как мировые горизонтальные цивилизации.

Этногеополитические характеритстики

2.1.

Экономика

После Второй мировой войны и крушения колониальной системы в Азии ВБЦ – одна из экономически динамичных мировых цивилизаций. Ряд её стран дал яркий пример успешной транзито- логии (англ. – transit) – переход от традиционного типа экономики к высотам мирового экономического развития. Здесь на прак- 60

тике реализуется одна из сложнейших стратегий в современном мире – стратегия так называемого догоняющего развития. Вспомним печально известный призыв Хрущёва: «Догоним и перегоним США по производству молока и мяса». Догнали?

Идеология этой «погони» в ВБЦ была сформулирована ещё в середине XIX века в Японии во время революции Мейдзи. Суть: техника, средства производства – ваши, то есть западные, а культура и традиции производства наши, то есть местные, восточные. Если ещё проще, то не бездумная вестернизация (опять с англ. – western – запад) всего и вся, а разумное приспособление западных передовых технологий к национальному менталитету Востока.

Хронологически эта «погоня» выразилась в эстафетном беге восточно-буддийских экономик в следующей последовательности: 70-е годы ХХ века – Япония, 80-е – восточные «драконы»: Сингапур, Южная Корея, Тайвань, Малайзия, 90-е – Индия, нулевые XXI века – Китай, частично Вьетнам.

Статистика

Совокупный валовой внутренний продукт в ВБЦ на 2010 год составлял 30 процентов мирового. В Китае – 9 процентов, Японии – 8, Индии – 7. ВВП на душу населения крайне контрастен, опять же по причине демографии. Если в Японии 32 тыс. долларов США, то Кампучии – 2 тыс., Мьянме – 1,5 тыс., Китае – 5, Индии – 3. К 2020 г. – сокращение ВВП на 1-2 процента при росте ВВП на душу населения до 1 процента.

Пока же темпы роста ВВП от 5 до 12 процентов ежегодно. Если так и останется, что маловероятно, то к 2050 г. может опередить ЗХЦ и ВХПЦ вместе взятые. Тоже не совсем радостная для конкурирующих цивилизаций перспектива, зная этнопоглощающий характер ВБЦ.

Возникнет новая конфигурация сил в мировой системе цивилизационных координат. Но, думается, что цивилизационная вертикаль этих координат, а она определяется уровнем научнотехнического развития, останется за ЗХЦ.

2.2.

Демография

Для ВБЦ это, пожалуй, один из ключевых моментов развития. В этой цивилизации проживает без малого половина населения Земли – более 3 млрд. Почему ключевой?

Во-первых, ВБЦ оказывает колоссальное демографическое давление на всю планету. Напомним главную особенность ВБЦ – этнопоглощение соседних народов. Например, ханьцы, переселившиеся на Тайвань после поражения Гоминдана в гражданской войне (1945-1950), в течение жизни одного поколения фактически «проглотили» с полсотни местных автохтонов, то есть коренных народов. Та же история сегодня повторяется и в отношении уйгуров – автохтона Синцьзян-Уйгурского автономного округа Китая.

Во-вторых, бесконтрольный рост рождаемости во всех странах, кроме Китая, грозит колоссальными не только социальными проблемами. Но и вообще – самой проблемой выживаемости населения. Ни для кого не секрет, что именно здесь проживает большая часть из тех 2 миллиардов землян, которые в день имеют чашку риса и стакан так называемой питьевой воды.

В-третьих, принимаемые меры по ограничению рождаемости в том же Китае (одна семья – один ребёнок) приводят к новым неуправляемым проблемам. Уже сейчас в стране 100 млн «лишних» мальчиков. В России одно время была модной песенка: «Потому что на 10 девчонок по статистике 9 ребят». В Китае наоборот. Причём этот дефицит девочек создан искусственно. В деревнях по- тихому избавляются именно от новорождённых девочек. Зачем? Опять это связано с китайской традицией, долго объяснять.

Факт остаётся фактом. Если в ближайшие 10-20 лет в демографии ВБЦ не произойдут качественные перемены, эта цивилизация превратится в источник повышенной опасности для всей планеты Земля. При геометрической прогрессии роста на-

селения любые программы развития, принимаемые в странах ВБЦ, бесперспективны.

2.3.

Диаспоры

Об этой структуре ВБЦ скажем сразу же, чтобы не возвращаться потом. Она того заслуживает, в отличие, скажем, от славянских диаспор Восточно-христианской православной цивилизации.

Со времён Античности, откуда, собственно, и пошло само это явление диаспора, то есть в переводе с греческого – рассеяние, под диаспорой принято понимать часть народа (этноса), проживающую за рубежом страны своего происхождения. Но при этом образующую сплоченную и устойчивую группу в стране проживания и имеющую социальные институты для поддержания и развития своей общности и идентичности (см. Википедия).

Поскольку диаспоры приобретают в современном мире всё большее значение, начинают играть чуть ли не самостоятельную роль в рамках многих мировых цивилизаций, им стали уделять в мировой социологии всё большее внимание. Предлагаются различные социологические классификаторы типологии диаспор.

В самом общем виде современные диаспоры классифицируются по следующим основаниям: 1) общности исторической судьбы; 2) юридическому статусу; 3) факту миграции или перемещения границ; 4) характеру мотивации к переселению; 5) мотивам пребывания на территории поселения; 6) наличию материальных и культурных «баз» в регионах новых поседений; 7) характеру цивилизационно-культурной схожести с местным принимающим населением (знаменитое гумилёвское «свой – чужой»); 8) наличию государственных образований на территории страны исхода (см. В.Д. Попков. Некоторые основания для типологии диаспор).

Вопрос с положением диаспор настолько серьёзен, что в некоторых странах для его курирования создаются специальные государственные органы. Например, в Грузии учреждено целое министерство по грузинским диаспорам за границей. И в России есть Федеральная миграционная служба. Но чем она занимается, не знает, наверное, и само её руководство. Потому что никакой поддержки русским диаспорам эта служба не оказывает. Жаль. Потому и такое плачевное состояние у наших диаспор, о чём мы уже говорили с сожалением в предыдущей лекции.

Совсем иное отношение к диаспорам у их альма-матер в ВБЦ. Ведь многие из них сегодня превратились в настоящие государства цивилизации в рамках цивилизаций проживания. Если угодно, они приобрели сегодня статус даже не скрытой цивилизации. Им, собственно, нечего скрывать. А стали фактором лоббирования интересов своих национальных государств.

Крупнейшие диаспоры ВБЦ

Китайская – 35 млн человек, так называемые хуацяо. Кстати, русская плюс украинская диаспоры составляют по численности 37 млн, то есть на 2 млн больше. Но пользы для стран их этнического происхождения нет никакой! Индийская диаспора – 10 млн, вьетнамская – 3,5, японская – 2 (см. Википедия).

2.4.

Хуацяо

Заслуживают отдельного разговора. Может быть, кто- нибудь из Федеральной миграционной службы прочитает наш материал и задумается над своими служебными обязанностями.

Хуа – по-китайски означает Китай, цяо – эмигрант, всё вместе – китайский эмигрант. Его юридический статус давным- давно определён как в Китае, так и в зарубежных странах при самом деятельном участии китайских посольств и консульств. К ним относятся не только временно проживающие за границей граждане Китая, но и потомки китайских эмигрантов всех волн эмиграции без исключения, в том числе и являющиеся гражданами стран, в которых они проживают.

При этом надо подчеркнуть, что для самих китайцев, воспитанных в императорской традиции, институт гражданства не имеет решающего значения. Ведь у китайских императоров были в повиновении не граждане, а подданные, как и у русских императоров, как сегодня у английской королевы. Поэтому, если хотите поговорить с англичанами о пользе демократии, начните разговор с их гражданства. Вы увидите кислые выражения. Что же касается демократичности китайцев, то для них всегда было куда важнее происхождение их предков, чем гражданская принадлежность. Если эти предки родились в Китае, то их потомки автоматически причисляются к коренным жителям Китая.

Традиция Китая не отторгает хуацяо, как у нас в России – эмигрантов. Хуацяо в Китае воспринимаются как свои сограждане, волей судьбы находящиеся вдали от родины. Они могут в любой момент вернуться домой. Никто их не ограничивает наличием виз, паспортов и прочих административных формальностей. Возвращение китайца воспринимается как счастливое воссоединение с семьёй.

Понятна теперь цивилизационная генетика чайнатаунов и цивилизационный психотип хуацяо? Он предельно прост: Китай есть там, где есть хотя бы один китаец! Поэтому такое бережное отношение к своей культуре, религии, традициям. Поэтому хуацяо всегда заряжен на сотрудничество с материнским Китаем.

Мы не знаем в точности – сколько, но знаем фактически, – главным источником зарубежных инвестиций в Китай являются не иностранные транскорпорации, а именно вложения хуацяо. Они составили базовый капитал для индустриального рывка китайской экономики в последней четверти ХХ века. Это к хуацяо был обращён лозунг идеолога китайской модернизации Дэн Сяопина: «Неважно, какого цвета кошка, лишь бы она ловила мышей».

Маленький пример, который нам приводили во время нашей поездки в Китай (2006). Но просили не афишировать имён называвших. Конфуцианская традиция предписывает каждому китайцу после смерти быть захороненным в месте своего рождения. Как правило, это деревенские кладбища. Их пока в Китае не сносят, как в Западной Европе, из-за недостатка места для новых захоронений.

Так вот за каждого хуацяо, пожелавшего исполнить наказ учителя Конфуция, государство взимало с его родственников по 50-100 тысяч долларов. Разумеется, ни о какой коррупции в столь святом деле не могло быть и речи. Это, как говорится, только один из источников инвестиций. Сколько их существует применительно к хуацяо, мы не знаем. Да и зачем нам это нужно.

 

2.5.

Радиактивность ВБЦ

Восточно-буддийская цивилизация – самая радиактивная цивилизация из всех ныне существующих. Радиактивность от radiation (лат.) – излучать. Наиболее известный тип радиактив- ности солнечная радиация. Есть и другие, среди которых выделяются ионизирующие типы.

Широкое распространение понятие «радиактивность» получило с 40-х годов ХХ века, когда началось активное использование атомной энергии. Тогда же вошла в обиход и трактовка радиактивности (радиационности) как патологических изменений, возникающих в организме человека под влиянием воздействия на него больших поражающих доз ионизирующих излучений (см. Словарь иностранных слов. М. 1964. С.537).

Например, радиактивное заражение при взрыве атомной бомбы. Летом 1945 года США сбросили на Японию (города Хиросиму и Нагасаки) две такие бомбы. В одночасье погибло свыше 300 тысяч мирных жителей. И до сих пор продолжают гибнуть от заражения радиацией.

Определение

Мы вводим образное понятие «радиактивность» в социологию мировых цивилизаций. Здесь оно характеризует реакцию генеративно-политического центра (ГПЦ) на: 1) защиту своего цивилизационного иммунитета; 2) утверждение своей этнодоминанты внутри или вовне локальной цивилизации. Патологическую окраску цивилизационной радиак- тивности придаёт использование вооружённых форм самоутверждения.

Только в ХХ веке в рамках ВБЦ произошло свыше двух десятков войн и более локальных военных конфликтов. Назовём наиболее заметные.

межцивилизационные

1) 

ВБЦ – ВХПЦ:

1904-1905 – русско-японская война;

1938-

1945 – СССР – Монголия – Япония: столкновения на Халхин-Голе, озере Хасан, разгром Квантунской армии, освобождение дальневосточных территорий (Сахалин, Курилы);

1969 – СССР – Китай: военные действия на острове Даман- ский.

2) 

ВБЦ – ЗХЦ – ВХПЦ:

1941-1945 – Вторая мировая война: Япония-США-СССР- Китай;

1939-

1947 – война Индии за независимость против Англии;

1945-1950 – война за независимость народов Индокитая против Франции;

1950-1953 – Корейская война: Корея-СССР-США-Китай; 1964-1973 – Вьетнамская война: Вьетнам-США-СССР;

3) 

ВБЦ – ВИЦ:

1947-1948; 1965; 1971 – индо-пакистанские войны;

1971 – Бангладеш-Пакистан.

Внутрицивилизационные

1) 

Гражданские войны:

1921 – Монголия;

1925-1927; 1945-1950 – Китай; 1950-1975 – Камбоджа, Лаос;

1973-1975 – Вьетнам;

1983-2009 – Шри Ланка.

2) 

между странами: 1937-1945 – Япония-Китай;

1962 – Индия-Китай;

1975-1978 – Вьетнам-Камбоджа;

1979-1989 – Вьетнам-оккупация Камбоджи; 1979 – Китай-Вьетнам.

2.6.

генеративно-политические центры

В ВБЦ, как в ВХПЦ, нет явно выраженного генеративно- политического центра и цивилизационной этнодоминанты. На эту роль в равной мере претендуют 3 региональных, но не планетарных, генеративно- политических центра со своими этнодоминантами. Это Китай, Индия и Япония.

Уровень численности их населения, развития и культуры разные. Разная и степень влиятельности в ареале ВБЦ. Хотя некоторые исследователи считают, что этнодоминантой ВосточноБуддийской цивилизации являются ханьцы, т.е. китайцы, если принимать во внимание их гражданство. И не только потому, что ханьская сердцевина сохранилась в Китае в почти неизменном виде за 4000 лет. Что такое Малайзия? 5 ханьских семейств. Сингапур? Япония? Этновыбросы. Как у нас – на Дон и в Запорожье. Но и потому, что всё её окружение практически является китайским этновыбросом. Под этновыбросами понимаются исторически мгновенные миграционные процессы, вследствие которых в крупных городах и отдельных регионах нарушаются традиционные межнациональные связи, перераспределяется жизненное пространство, формируются диаспоры, концентрируются различные враждующие группировки.

Помимо ханьцев, а их по разным свидетельствам, в том числе и самих ханьцев, в Китае проживает (неофициально) 600-700 млн или 60% населения страны, официально – в 2 раза больше, т.е. 1,2 млрд человек или 90% всей численности китайцев, заявлены 56 этнических общностей, составляющих остающиеся 10% населения страны.

На практике, по нашим предположениям, их не меньше 235. Это – минимально зафиксированное (официально) количество языков, на которых в Китае говорят этнические народы. Они объединены в 11 групп народов: 1) китайские народы, 2) тибето-бирманские, 3) тайские, 4) ли, 5) мяо-яо, 6) мон-кхмерские, 7) монгольские, 8) тюркские, 9) тунгусо-маньчжурские, 10) тайваньские, 11) индоевропейские. О численности каждой из этих групп судить не берёмся.

Русских в Китае зарегистрировано 15393 человека. Или в 35-40 раз меньше, чем было в 30-40-е годы ХХ века. Вымерли. А те, кто остался в живых, разъехались за годы Второй мировой войны и особенно после неё. Китайская земля оказалась для них малогостеприимной, особенно в правление Мао Цзэдуна. Песня 50-х годов «Русский с китайцем братья навек» оказалась не совсем точно отражавшей действительность. Впрочем, маложелательными в Китае являются и все другие этносы неханьского производства.

По Конституции в КНР числится 7 национально-автономных районов. 5 – внутренних, среди которых наиболее известные Тибетский и Синьцзян-Уйгурский автономные районы. И 2 внешних – Гонконг и Макао, недавно присоединённые к материковому Китаю бывшие колонии Великобритании и Португалии. Остался ещё один не освоенный официальным Пекином район – остров Тайвань, куда после поражения в гражданской войне 50-х годов эмигрировали Чан Кайши и его сторонники.

Кроме районов имеется 30 автономных округов. Самый населённый из них – Ляньшань-Ийский в 4,5 млн человек. Самый малочисленный – Голо-Тибетский в 150 тысяч человек. Также есть 6 административных единиц окружного уровня без статуса автономии с долей этнических меньшинств более 30 процентов (см. Википедия).

Мы в России очень переживаем из-за запутанности у нас ситуации с различными национальными этносами. Пытаемся развести их без обид и претензий. В Китае, как видим, ситуация ещё менее определённая. Единственное, что её отличает от нашей, – это категорическое отрицание каких бы то ни было претензий на право наций на самоопределение. Никаких прав. Жёсткое подчинение Центру и ханьской этнодоминанте. Любая попытка «взбрыкнуть» карается на корню.

Из личного. Официальные власти очень не любят, когда им задают вопросы об этническом составе страны. У них всегда готов дежурный ответ – у нас нет национального вопроса. Все равны и довольны своим положением.

Не любят, чтобы не сказать раздражаются, власти и от вопросов о судьбах русской Маньчжурии (Харбин), Ляодунского полуострова (Порт-Артур), Русской Православной церкви в Китае. Осуждают русско-японскую войну как империалистическую с обеих сторон.

Не одобряют и освобождение Китая от японской оккупации Советской армией (разгром Квантунской армии в 1945 г.). Однозначно считается, что освободились сами, силами партизан Народно-освободительной армии товарища Мао Цзэдуна. За это ему почёт и уважение. Мавзолей и портреты на площади Тяньаньмэнь в Пекине.

В ВБЦ нет проблемы «бегства» стран в другие цивилизации, как это характерно для ряда территорий в Восточно-христианской православной цивилизации. Есть ряд межцивилизационных зон, которые не прочь сменить свою прописку в ВБЦ. Это касается северо-западных регионов Китая – Синьцзян- Уйгурского автономного района, элита которого за переход в Восточно-исламскую цивилизацию. Есть проблемы с Тибетом. На севере Индии за переход в ВИЦ выступает элита в штате Кашмир.

Рейтинг@Mail.ru