Россия – США

Владимир Вольфович Жириновский
Россия – США

В августе 2008 года новый виток противостоянию России и США дало вторжение грузинских войск в Южную Осетию. Российские войска очистили территорию почти полностью захваченной непризнанной республики от грузинской армии и в течение нескольких дней продолжали бомбардировки военных объектов на всей территории Грузии, после чего Россия официально признала Южную Осетию и Абхазию независимыми государствами. Под вопросом оказалось дальнейшее существование Совета Россия – НАТО.

В связи с избранием Барака Обамы на первый срок Френсис Фукуяма отмечал: «Я не исключаю, что могут возобновиться отношения периода холодной войны, когда мы имели дело с русскими, которым нельзя было доверять и которые в любой момент могли прибегнуть к военной силе. Разница будет лишь в том, что в отличие от Советского Союза Россия более интегрирована в мировую экономику, а оттого и более уязвима. Это накладывает определенные ограничители на действия России, которых не существовало в период холодной войны».

На брифинге 7 января 2009 года, посвященном политике уходящей администрации президента США Буша-младшего, его советник по национальной безопасности Стивен Хэдли, говоря об американо-российских отношениях, так сформулировал итоги последних лет: «Президент Буш работал над тем, чтобы перевести двусторонние отношения из русла противостояния времен холодной войны на путь сотрудничества в тех областях, где мы имеем общие интересы, решая при этом имеющиеся разногласия в открытой, последовательной и транспарентной манере».

Среди достижений Хэдли отметил американо-российское сотрудничество в области сокращения ядерного оружия, нераспространения ОМП, в решении иранской и северокорейской проблем, поддержании переговорного процесса по достижению мира на Ближнем Востоке.

В 2013 году как темы разногласий между РФ и США выделяются ситуация в Сирии и КНДР, противоракетная оборона, положение некоммерческих организаций в России, закон Магнитского и закон Димы Яковлева.

Годом, официально изменившим однополярную модель мира на двухполюсную, стал 2014-й. После воссоединения Крыма с РФ и началом операции российских ВКС в Сирии в 2015 году на мировой шахматной доске снова появились два сильнейших игрока: Москва и Вашингтон. И это обстоятельство вынужден учитывать и новый президент США Дональд Трамп.

История антироссийских санкций: от Ивана Грозного до наших дней

Впервые антироссийские санкции наиболее отчетливо обозначились в период позднего Средневековья, в частности, в 1548 году по поручению Ивана Грозного саксонский купец Г. Шлитте завербовал в разных городах Европы 123 мастера различных профессий. Несмотря на разрешение германского императора Карла V, мастера в Россию так и не попали. Все они были арестованы властями Любека по просьбе руководства Ливонского ордена – государства крестоносцев на территории современных Эстонии и Латвии. Власти ордена и прибалтийских городов опасались усиления России в военном и экономическом плане. В любекском архиве нашли письмо Ревельского магистрата от 19 июля 1548 года, в котором была изложена просьба сделать все возможное, чтобы не пропустить Г. Шлитте и его спутников в Москву. При этом в письме рисовалась страшная картина бедствий, которые постигнут «Ливонию и всю немецкую нацию, если московиты ознакомятся с военным искусством Запада». Данная акция, несмотря на свою политическую подоплеку, носила и откровенно дискриминационный по отношению к экономическим интересам России характер.

В этот период весь торговый обмен с ней европейские купцы должны были осуществлять через ливонские порты Ригу, Ревель и Нарву, товары должны были перевозиться только на ганзейских судах. Для того чтобы не утратить монополию на торговлю с Россией, купцы Ганзейского союза проводили скоординированную с властями ливонских городов политику по недопущению ремесленников из европейских государств на Русь.

Усиление Московского царства в период Ивана Грозного вызвало действительно серьезную обеспокоенность в ряде стран Европы. Об этом, в частности, свидетельствует тот факт, что в 1570 году на всегерманском депутационстаге во Франкфурте герцог Альба (наместник императора Карла V в Голландии) высказал идею «не посылать в Московию артиллерию, дабы она не стала врагом грозным не только для империи, но и для всего Запада».

В этот же период начинается и широкая информационная кампания по очернению России. Так, в ряде крупнейших европейских городов огромным тиражом были изданы «летучие листки», в которых рассказывалось: Московия – страна тьмы, «русские – дикари, варвары и царь у них совсем ужас… у него минимум 50 жен, как в турецком гареме, турки не являются самой страшной угрозой Европе по сравнению с русскими». Примечательно, что подобного рода страшилки и сейчас достаточно распространены и в Европе, и в США.

Европа успокоилась в отношении России только в период русской Смуты начала XVII века. При этом некоторые наиболее активные государства этого периода (Польша, Швеция) и сами приняли в ней участие. Россию стремились не только победить, но и унизить, поставив во главе государства сначала самозванцев-лжедмитриев, а затем и сына польского короля – Владислава. Фактически речь шла о том, быть ли России самостоятельным государством или же колониальной окраиной Польши и Швеции. Результатом реализации этих амбициозных планов стало то, что, как отмечает английский историк А. Тойнби, «давление на Россию со стороны Польши и Швеции в XVII веке… неминуемо должно было вызвать ответную реакцию. Временное присутствие польского гарнизона в Москве и постоянное присутствие шведской армии на берегах Нарвы и Невы постоянно травмировали русских, и этот внутренний шок подтолкнул их к практическим действиям… Понадобилось чуть более столетия, считая с подвигов Петра, чтобы Швеция лишилась всех владений на восточных берегах Балтийского моря, включая свои исконные земли в Финляндии. Что же касается Польши, то она была стерта с политической карты».

После же того как Петром I было «прорублено окно» в Европу на Неве и в Азию – на Каспии, выстраивавшаяся столетиями в отношении России экономическая блокада утратила актуальность. В последующем усилиями Петра I, его дочери Елизаветы и Екатерины II было создано ведущее для мирового сообщества того времени государство, которое не только в полной мере обеспечивало свою безопасность, но и являлось гарантом мира и стабильности в Европе. Наиболее образно сложившееся положение было отражено словами бывшего канцлера Российской империи А. Безбородко: «Ни одна пушка ни в Европе, ни в Азии без ведома императрицы Екатерины не имели права выстрелить».

Поэтому вплоть до второй половины XIX века, до вступления России в полосу системного кризиса, о санкциях в отношении нее никто открыто не заявлял. Только лишь в середине столетия по итогам неудачной для России Крымской войны в очередной раз встал вопрос об антироссийских санкциях.

К категории наиболее известных санкций того времени, по всей видимости, следует отнести запрет России иметь флот на Черном море, введенный условиями Парижского договора (1856 года) по окончании Крымской войны. Вследствие этого Россия оказалась запертой в Черном море, а ее торговля с внешним миром через черноморские проливы Босфор и Дарданеллы оказалась под контролем не столько Турции, владевшей этими проливами, но и Великобритании. Вследствие подписанного в 1838 году договора о свободной торговле, который предоставил Великобритании режим наибольшего благоприятствования, Турция находилась в экономической и политической зависимости от нее.

Именно тогда впервые прозвучали слова канцлера Горчакова «Россия не сердится, Россия сосредоточивается». В 1860 году Россия вышла из навязанного ей Парижского договора и в последующем сосредоточила внимание на реализации своих жизненно важных национальных интересов, став в результате этого одним из влиятельных и наиболее динамично развивающихся государств, что позволило Александру III произнести историческую фразу: «Европа подождет, когда русский царь ловит рыбу».

В этих условиях конечно же ни о каких санкциях в отношении России речи быть не могло. Поэтому все, что могли позволить себе западные партнеры Российской империи, – это разнузданная антироссийская пропаганда, изображающая Россию в качестве потенциального агрессора, готового в любой момент поглотить «цивилизованную» Европу.

Вот, например, как англичане изображали Россию во второй половине XIX века. Первым Россию в виде осьминога изобразил английский иллюстратор Ф. В. Роуз на «Серьезно-юмористической военной карте 1877 года». В последующем это изображение было растиражировано. Более того, образ нашей страны на географических картах в виде того или иного чудовища для европейцев стал признаком хорошего тона.

В очередной раз санкции в отношении России были введены в период очередной «русской смуты» —революций 1917 года и последовавшей за ними Гражданской войны. В самый ее разгар (10 октября 1919 года) санкции в отношении России были введены по инициативе госсекретаря США Р. Лансинга со стороны как самих США, так и стран Антанты (Великобритании и Франции). Этому предшествовала их интервенция, а также начавшаяся польско-советская война. Причиной введения санкций стало разочарование лидеров западных стран в возможности военно-силовым путем свергнуть Советскую власть. Так, в частности, бывший тогда премьер-министром Великобритании Д. Ллойд Джордж, обосновывая целесообразность введения санкций против Советской России, заявил: «Мысль подавить большевизм военной силой – чистое безумие… и надеяться на них (Деникина, Колчака, чехов и поляков) – значит строить на сыпучем песке». Именно поэтому в условиях начинавшегося голода усилие было сделано на прекращение поставок продовольствия в Советскую Россию.

Экономическая блокада продолжалась вплоть до 16 января 1920 года, когда Верховный Совет Антанты принял решение ослабить санкции и разрешил торговые операции с «русским народом» (кооперативными организациями). Окончательно санкции были сняты в 1925 году. При этом основную выгоду от санкций получили США. Так, импорт американских товаров в 1925 году был самым объемным и значительно превышал европейский. А к концу 1920-х годов поставщиками продукции были уже около 800 крупных американских фирм.

 

В том же 1925 году были введены новые санкции в отношении Советской России—так называемая «золотая блокада». Формальным поводом для нее стали обвинения в национализации иностранной собственности, сворачивание нэпа и разрыв действовавших концессионных соглашений. Вследствие этого США, Великобритания, Франция и ряд других западных стран отказались торговать с СССР за золото и потребовали от России расплачиваться за продаваемое оборудование нефтью, зерном, лесом. С 1930 года купить технологии и оборудование можно было только за зерно. По мнению ряда историков и публицистов, все это делалось с целью стимулирования протестных настроений у населения СССР. Засуха 1931 года ухудшила ситуацию, погубив значительную часть урожая, а закупить на Западе продовольствие было нечем из-за золотой блокады и отсутствия валюты в результате эмбарго. Итогом этой санкционной политики стал голод в СССР 1932 – 1933 годов, вошедший в историю как «голодомор», жертвами которого стали не менее 7 млн человек.

В 1932 году в США был введен полный запрет на импорт товаров из СССР. И только после 1934 года золото вновь начало приниматься в качестве средства платежа.

Очередные санкции в отношении СССР были введены в 1939 году из-за начавшейся советско-финляндской войны. Но с учетом развития военно-политической ситуации в Европе и в мире в целом и в связи с началом Второй мировой войны эти санкции носили в значительной мере демонстрационный характер. В частности, 2 декабря 1939 года США объявили так называемое моральное эмбарго на торговлю с СССР. В рамках этого эмбарго был установлен запрет на поставки в СССР авиатехники, а также материалов для авиапромышленности, таких как алюминий, молибден и авиабензин. В то же время эмбарго никак не повлияло на внешнеторговые связи СССР, в том числе с США. Так, объем торговли с США в 1939 году составлял 66,1 млн руб., а в 1940 году возрос до 95,3 млн руб. Общий оборот советской внешней торговли также увеличился – с 271,4 млн руб. в 1939 году до 485,2 млн руб. в 1940-м.

Рейтинг@Mail.ru