Россия и Югославия

Владимир Вольфович Жириновский
Россия и Югославия

Все эти заявления прозвучали даже раньше реакции оппозиции Югославии. Конечно, этим воспользовался Слободан Милошевич, немедленно обвинив демократов в том, что они действуют по указанию натовских агрессоров. Но Западу только это и надо – привести противостояние к самому высшему пику, заставить С.Милошевича применить силу в борьбе с рвущимися к власти ставленниками Запада.

Все это продуманная Западом совершенно прозрачная стратегия.

Воислав Коштуница сделал любопытное заявление сразу, на второй день после выборов. В частности, он сказал, что политика Запада и Соединенных Штатов способствовала сохранению власти Слободана Милошевича. Это было продолжение всем известной истории о молодом банкире Слободане Милошевиче, три года проработавшем в начале 80-х в США и завербованном ЦРУ. Но даже если взглянуть на нынешний кризис непредвзято, то все равно складывается ощущение, что Милошевич умело использует действия оппозиции и Запада, чтобы остаться у власти.

Если рассуждать формально, то позиции югославского лидера, выступающего истинным патриотом своей страны, выглядели не так уж уязвимо. Даже отсутствие западных наблюдателей и журналистов на избирательных участках Милошевичу вполне логично удается объяснить нежеланием видеть в своей стране тех, кто еще недавно стремился сравнять Косово и Сербию с землей. Не представляется весомым также и аргумент пропрезидентского состава ЦИК, так как он назначается Скупщиной (Парламентом), а он, в свою очередь, выбирается народом, а никак не Милошевичем.

Кроме того, все притязания Запада определить Милошевича кровавым диктатором не находят подтверждения, поскольку ни армия, ни полиция не помешали противникам президента поставить на уши ночной Белград ни до выборов, ни во время таковых. Уверенность же Запада в победе Воислава Коштуницы умело трактовалась С.Милошевичем как очередное неопровержимое свидетельство того, что вся оппозиция в стране пляшет под громкую дудку Запада и Соединенных Штатов. Вдобавок, западных наблюдателей, как ранее уже было сказано, не пустили, а высчитанные оппозицией проценты за В.Коштуницу были основаны главным образом на опросов EXIT POLLS, проводимых на выходе с избирательных участков. Лучшего доказательства заговора оппозиции и Запада, чем такая безосновательная поддержка Милошевичу и не надо было. И уж действительно царский подарок президенту сделал сам Коштуница, отказавшись от участия во втором туре выборов. Официально он даже не снял свою кандидатуру, объясняя это нежеланием иметь хоть какие-то дела с Центральной избирательной комиссией, – просто объявил о неучастии и призвал своих сторонников бойкотировать второй тур.

Этим своим поступком лидер оппозиционных демократов фактически перечеркнул все, о чем его избирательный штаб говорил несколько недель перед выборами. Ведь если В.Коштуница действительно настолько популярнее Слободана Милошевича, что даже по официальным данным он обошел действующего Президента Югославии в первом туре почти на 10%, то по каким таким уважительным причинам он категорически отказался подтвердить это во втором раунде. Ответ напрашивается сам: В.Коштуница просто знает, что проиграет выборы. Потому на них и не идет.

После этого В.Коштуница мог сколько угодно говорить о своей безоговорочной победе уже в первом туре и ведущейся подготовке тотальной фальсификации в пользу С.Милошевича в предполагаемом втором туре – это уже не имело никакого значения.

Истинный мотив нежелания В.Коштуницы идти на проведение второго тура вполне укладывается в логику традиционных для балканских либералов отношений с западными партнерами. На Запад всегда оглядываются, стараются угодить, не обидеть. В этом же духе действовали и Македония, и Болгария, предоставляя по первому требованию воздушные коридоры для натовской авиации, принимая беженцев из Косово. Именно в духе «непротивостояния» Западу эти страны молчали, «не замечая» сброшенных случайно бомб на их территории. Все это делалось в надежде на то, что Запад предоставит им финансовую помощь, но помощи они так и не дождались. В.Котуница совершил ту же ошибку, воспринимая знаки поддержки с Запада как готовность их сделать все, чтобы он пришел к власти.

Принимая во внимание то, что антинатовская риторика Коштуницы может быть полным блефом, надо отметить, что запад не вполне еще определился с позицией по отношению к Когштунице, ограничиваясь лишь поддержкой, признанием его главой государства.

В числе останавливающих Запад факторов можно отметить «План восстановления Балкан», разработанный западными странами после косовской войны. Союзники до сих пор не договорились, кто именно будет платить за разрушенную экономику стран, входивших когда-то в Югославию. В то время, когда Сербия находится в международной изоляции, план этот все равно не будет работать. Но в случае, если Югославия выйдет на мировую арену, станет демократической и с демократическим Президентом, то Америка и Европа вынуждены будут немедленно платить. Сумма, по различным оценкам, составляет от 2 до 30 миллиардов долларов.

Кроме того, С.Милошевич так или иначе, для западных прогнозистов известен, и в какой-то степени предсказуемого. Это может быть серьезным аргументом в его пользу, особенно при учете прошлых заслуг В.Коштуницы.

В отличие от Западных стран, Россия не стала торопиться поздравлять В.Коштуницу. Когда во время визита в Москву 25 сентября немецкий канцлер Герхард Шредер заявил о победе югославской оппозиции на президентских выборах, В.Путин прагматично «улыбнулся».

Депутат Государственной Думы от ЛДПР Алексей Митрофанов так охарактеризовал ситуацию: «Европа выступала за то, чтобы дать международные гарантии Милошквичу в обмен на его уход. Почетная роль посредника при этом отводилась России. Именно об этом во время своего краткосрочного визита в Москву канцлер Шредер договаривался с президентом Путиным, тем более, что у Путина есть такой опыт, он уже провел подобную операцию с Ельциным. Путин должен был в субботу или воскресенье, 7 или 8 октября, вывезти Милошевича в Россию и поселить, например, рядом с тем же Ельциным в Барвихе. Европа заинтересована в таком исходе, европейским политикам он не нужен в центре территории.

Но США против, Вашингтон выступает только за международный трибунал для Милошевича».

Вот поэтому и провалился российско-европейский план по плавному переходу Югославии Милошевича в Югославию Коштуницы. Милошевич не согласен менять кресло президента пусть и разрушенной страны на тюремные нары .

Интерес американцев понятен, при Милошевиче они сохраняют военное присутствие в центре Европы, удерживают первенство, евро на таком нестабильном континенте продлжает падать, а доллар по-прежнему остается в высокой цене. Так и поддерживается обыкновенная евро-американская дружба. Интересы России были описаны выше, а в добавок к этому можно сказать, что, сохраняя Милошевича как источник проблем в Европе, Москва становится совершенно необходимой и Германии, и Франции. В обмен на свою необходимость Россия получает те же денежные компенсации.

Что касается непосредственно югославского населения, то интересы их разыгрываются в более крупной игре. Не случайно В.Коштуница высказался о том, что в Балканском регионе, в Югославии, Москва и Вашингтон решают свои проблемы, а непосредственно сербы никого их них не интересуют.

Так бы все оставалось, но югославская оппозиция, невзирая на российско-американские взаимоотношения и хитрости, устроила свою революцию, будучи подстегнутой ситуацие выборов. В первые часы после сообщения о переносе выборов сторонники В.Коштуницы захватили здание парламента в Белграде и штурмом взяли телецентр. В городе началась стрельба, и впервые С.Милошевич оказался перед выбором применить силу против сербов или уйти. Он решил обезопасить себя на время разрешения этой сложной поблемы и покинул столицу, обосновавшись, предположительно, в 100 км от Белграда в армейском бункере под охраной верных ему подразделений.

В то же время в Белграде бравый Воислав Коштуница при стечении сотен тысяч своих сторонников объявил себя президентом Югославии. Вместе с тем, о переходе на его сторону заявили югославские средства массовой информации. Так же поступили и отдельные армейские части, полиция. Все эти события сопровождаются естественными для революции грабежами, погромами.

На повестке дня оставались еще два вопроса: что думают по этому армия и полиция, и решиться ли Слободан Милошевич в данной ситуации поролить кровь сербов, развязав очередную военную кампанию? Первыми определились правоохранительные органы. Полиция заявила о сохранении нейтралитета, сославшись на то, что ее дело состоит в обеспечении правопорядка. К полудню 6 октября была определена позиция Генерального штаба Югославии. Военые заявили, что армия остается верной присяге и не станет мешать демократическому процессу. В этом и заключалась главная хитрость: не определено, что же понимается под демократическим процессом, милошевичевский перенос выборов Коституционным судом или захват власти демократами.

Последнее слово, таким образом, осталось за Милошевичем, но 6 октября он еще молчал. Зато, как сообщила американская телекомпания Си-эн-эн, выступил с заявлением Министр иностранных дел России Игорь Иванов. Он тогда поехал в Белград с целью определения складывающейся ситуации. Именно тогда И.Иванов, встретившись с В.Коштуницей в Белграде, поздравил его с президентством от имени В.Путина.

Запад понимает, что даже признание Милошевичем своего поражения и уход с поста президента вовсе не означают его окончательного поражения. Он имеет все шансы остаться ключевой фигурой на политической сцене Югославии. Дело в том, что помимо президента, югославы избрали еще и новый состав союзного парламента. И в нем у коалиции социалистов и коммунистов, которую возглавляет Милошевич вместе с верной ему Социалистической народной партией Черногории будет абсолютное большинство: 72 места из 138. (Подсчеты результатов парламентских выборов, кстати, практически полностью совпадают у власти и оппозиции).

 

Это большинство будет претендовать на единоличное формирование правительства Югославии. И премьером наверняка станет Слободан Милошевич.

При таком раскладе Милошевич не только не уйдет из политики, но и продолжит играть в ней важную роль. Причем на самых законных основаниях. Тем более, что Коштуница как-то заявил, что не намерен выдавать Милошевича Международному трибуналу в Гааге. А Запад хочет на этот раз разделаться с балканским лидером окончательно. Пусть даже ценой новой войны в Югославии.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13 
Рейтинг@Mail.ru