Любо, други, помогать русским!

Владимир Вольфович Жириновский
Любо, други, помогать русским!

Ветер Западный

Дунул ветер с Запада, выдул хлопоты. Оказалось западня. Потёк рекою товар ширпотребный на Русь матушку. Отовсюду послышалась песнь заморская, речь нерусская. Позабыли ценности исконные, позабыли устои древние, воцарились кругом бессердечие, грязь и алчнсть.

– Ой! Как же наши поддались на уловки заморские, души заколдованные стались?

– Вперёд бежишь, озорная! Не все искушениям поддались, души у тех, что покрепче, не сломились пред чарами колдовскими. Есть молодец один прекрасный, со дружиною своей по свету ходит, за правду борется. Врагов мечом истребляет. Любит дружина эта помогать русским. Так и зовётся она – ЛДПР, что означает клич их доблестный: «Любо, други, помогать русским!».

Звать того богатыря Владимиром. Злодеи не любят его, плохо о нём отзываются, со свету сжить пытаются. Был один катала ялтинский, шу- лерок мелкопоместный, на площади оскорбил Владимира, чтобы гнев его вызвать. А Владимир – мужик-то русский, плеснул в него квасом с бочки, вызвал тем самым на дуэль. Немцырь гнидник кудрявый испугался и сбежал. Ладно, мальцы, уж и ночь за воротами стелется, спать давайте, утро вечера мудренее.

За ночью день настал. Под крик петуха пробудились мальцы ото сна.

– Ты поди, внучек, за водицею, Лёлька, снеси с погреба муки, замеси теста, помянем бабушку вашу, лепёшечку поедим.

Взял Колька корытце, пошёл к роднику. Идёт, вспоминает бабушку, сердце его защемило, выпало корыто из рук, упал он на землю, заплакал. Жалко ему стало, бабулю, себя, сестрицу и братца, весь народ русский. Встал, отряхнулся, утёр слёзы детские и пошёл к роднику. Умылся, набрал чистой воды, воротился домой.

Все смотрят на него с вопросом.

– Ты чего так долго бродил, мы испугались за тебя, не случилось ли чего?

– Страшно мне, родимые! Неужто никогда больше не взойдёт над Русью солнце жёлтое, не появится небо синее? Неужели мы так и будем жить? Дети наши, внуки последний кусочек хлеба на пятерых делить будут?

– Не печалься малец, сердцем ты чист, значит, есть у Руси продолжение.

Тут уж и лепёшечка поспела. Поделили её, чаю налили, сели за стол, и стали молча кушать. Каждый погрузился в свои мысли.

Лёлька не выдержала, и спросила у старца. – Дедушка, расскажи нам про Владимира, кто он есть? Откуда взялся?

– В своё время рос, да сил набирался молодец Владимир. Крепчал не по дням, а по часам. Трудолюбив был, тянулся к наукам разным. Летописи древние днём и ночью читал, выводы мудрые делал. Стал он сильный, крепкий, дай, думает, мир посмотрю, себя покажу. Поехал он к центру земли русской. Женился на девице красной. Любил он всей душой землю русскую и людей на ней живущих. Народ русский – добрый, трудолюбивый и отзывчивый, и в нём кровь течёт народа этого, и он сам народ этот.

Вдруг Колька перебил дедушку и с горящими глазами спросил у деда:

– Дедушка миленький, скажи, где найти Владимира. Я хочу с ним странствовать, Русь матушку с колен поднимать! Да глав заморских с их силами тёмными восвояси выпроводить!

– Ты, внучек, погоди пока, мал ещё. Подрасти чуток, да отправишься в странствие искать Владимира, – сказал старик, и полез спать на печь.

Доля бабская

Шли годы, дети подрастали, сил да ума набирались. Старцу по хозяйству помогали. Время на Руси было тяжкое, негодное, особливо во времена те женщинам досталось.

Давеча невесту на Руси охраняли, берегли. А теперь мужики мельчать стали, на шелка заграничные поддаваться, алчности, разврату предаваться, на бедра голые девиц распутных заглядываться.

Работала Лёлька в поле. Встретила парня, не здешний он, незнакомец. Так он ей улыбнулся, что сердце Лёлькино, чуть с груди не вырвалось. Жить ему негде было, пришла Лёлька к старцу на поклон, упросила жениха впустить в дом.

Жили они три года и три дня счастливо. Многие Лёльке об нём пытались плохое слово сказать, а Лёлька уши закрывала, к чёрту советчиков отправляла.

Настало утро очередное, а жених лежит не встает.

– Одолела хворь меня, милая.

– Не ходи работать ты в полюшко, полежи. Я лечебной травы наберу, от тебя всех чертей отгоню.

Побежала Лёлька в чащу лесную, собрала травы-муравы, возвратилась в дом. Пусто в доме, нет никого. Кликала она жениха своего, по деревне бегала. А сосед сказал, что мужик бежал.

Волчьим воем Лёлька завыла, все глаза свои прорыдала. И пошла к иконе молиться. А иконы-то нет, жених спёр.

Рейтинг@Mail.ru