Искорёженная история

Владимир Вольфович Жириновский
Искорёженная история

Другой сочинитель даже переписал старинную летопись, чтобы вставить свою историю об основании Москвы. Уж очень ему хотелось отнести основание русской столицы подальше в глубь веков и тем самым лишний раз возвысить её. Самым подходящим временем для её основания оказались времена «вещего Олега», тем более что в летописях есть упоминания об основании Олегом множества новых городов. Вот и написал сочинитель: «Олег же нача грады ставите… и прииде на реку, глаголемую Москву, в нея же прилежат реки Неглинная и Яуза, и поставил град не мал и прозвал его Москва».

Существовали также легенды о каком-то Вуколе или Буколе, который вёл отшельническую жизнь в здешних лесах, а потом вдруг почему-то предсказал новому городу великую судьбу. Упоминается и ещё один отшельник – некий римлянин Поддон.

А многие исследователи просто убеждены, что основателем Москвы по праву должен считаться не кто иной, как Даниил Александрович. Да, велики заслуги князя Даниила (сына легендарного освободителя Земли русской, причисленного к лику святых, – Александра Невского). Забегая вперёд, скажем, что именно с именем Даниила стали говорить о Москве как о сильном, крупном удельном городе, центре новой Руси.

Согласимся с И.Л. Солоневичем, который считал, что при первых Романовых Москва дала нам наиболее законченное выражение всей своей правительственной системы. Такой системы в мире не существовало никогда, даже в лучшие времена Рима и Великобритании, ибо Рим и Великобритания были построены на принципе неравноправности включённых в эти империи побеждённых племен («Разделяй и властвуй!»). Москва властвовала не разъединяя, а соединяя.

ВЕЛИКИЕ ПРОВОКАТОРЫ

Наиболее выдающимся деятелем династии Романовых стал царь, а затем император, Пётр I Великий (1672-1725 гг.). При нём значительно ускорился процесс централизации государства, окрепло его внутреннее единство. При Петре были проведены реформы государственного управления (созданы Сенат, коллегии, органы государственного контроля, политического сыска, проведено деление страны на губернии, церковь была подчинена государству). Быстрее пошло экономическое развитие страны. Большое внимание Пётр уделял развитию промышленности и торговли, содействовал созданию металлургических, горных и иных заводов, верфей, пристаней и каналов, положил начало российскому судостроению, создал отечественный флот и регулярную армию.

Пётр нанес окончательный удар по всевластию боярства, сделав своей социальной опорой крепнувшее дворянство. Цитадель боярства Москва перестала быть столицей Руси. Столицу царь перенёс в специально построенный новый град Петербург.

Встаёт вопрос, нужно ли было переносить Российскую столицу? Петербург стал «окном», через которое на Русь хлынули иноземцы, утвердившиеся в правительственных кругах страны.

При Петре внешняя политика России стала весьма активной и воинственной. Решалась важнейшая геополитическая задача по выходу России к морям как на Западе, так и на Юге. Пётр сам возглавлял основные военные действия, в том числе Азовские походы в 16951696 годах. В ходе Северной войны 1700-1721 годов со шведами Россия утвердилась на берегах Балтийского моря, вернула себе земли, когда-то принадлежавшие ей, а также приобрела новые территории в Прибалтике. Несколько позже в её состав на правах автономии вошло Великое княжество Финляндское. Укрепились и позиции России на юго-западных рубежах, особенно после разгрома шведских войск под Полтавой в 1709 году. Активно развивались дипломатические отношения России с Западной Европой.

Фигура и дела Петра Великого оцениваются неоднозначно. В советской историографии сложилась в основном положительная оценка деяний Петра I. Но если посмотреть на них с точки зрения этногеополитики, то можно подвергнуть сомнению необходимость войн со Швецией и Турцией.

Когда русский царь начал войну с Карлом XII, ему было всего лишь двадцать восемь лет. А Карл был ещё моложе. Схлестнулись молодые правители. Молодости свойственны экстремизм и горячность. Как это: я царь и вдруг буду царствовать без войны. Где слава, награды, почести?

России не обязательно было воевать с Карлом XII, у которого не было желания покорять нашу страну, ему нужна была тёплая Европа, упакованная, обустроенная. Встаёт вопрос: кто провоцировал и направлял не туда, куда нужно, русскую внешнюю политику? Ответ: Британия – более опытная держава, руководитель европейской политики, морская страна, знавшая ситуацию во всём мире. Карл и Пётр поддались на уловки британской провокационной политики.

Пётр I не должен был воевать с Карлом XII, а тем более не следовало нам идти против турок. В результате была заложена основа для постоянной борьбы с ними – тридцать раз Россия воевала с турками. Зачем? Сколько русских солдат погибло – за что? Освободили Балканы – сегодня все Балканы вступили в НАТО, враждебный России блок. Зачем вся эта пролитая кровь?

А если уж воевать с турками, то надо было действовать через Кавказ. И тогда русским солдатам не пришлось бы проливать кровь. Пусть воюют армяне, курды. Надо было дать оружие им, пусть сами добиваются независимости. И сегодня было бы большое Армянское государство, на вечные времена благодарное России за возможность воссоздать нормальную Армению – и восточную, и западную. И было бы Курдское государство, которого ранее не было, ибо земли курдов были расчленены между арабами, персами и турками. Россия могла бы дать такую возможность курдам. И у нас на Кавказе была бы полная тишина. Сегодня вся каспийская, вся арабская, вся персидская нефть была бы под нашим контролем.

Но всего этого не понял Пётр I, а вернее юный властитель повёлся на провокацию. Почему Британия провоцировала русских царей? Потому что шведы были опасны для её господства в Европе, а потом и турки, которые подошли к Вене, тоже начали представлять угрозу. И кто должен воевать с ними? Европейцы были не способны, а русские вполне для этого тяжёлого дела подходили. Поэтому Россия всё время воевала с врагами Британии. И гибли наши солдаты. Всё это как-то не учитывалось историками.

В настоящее время в России демографический кризис – это результат тех войн, в которых погибали лучшие, породистые русские мужики. А в деревнях оставались их вдовы-жены. Трудно было создавать семьи и рожать новых жителей Российского государства. Эти войны – ошибки. И тем не менее вся история России – войны.

Отметим ещё один момент. Бытует мнение, что лучше бы в России после смерти царя Алексея Михайловича царствовала царевна Софья, которая стояла у власти с 1682 по 1689 год по причине малолетства Петра и его брата Ивана. При ней сохранились бы традиции Русского государства. А Пётр широко открыл дверь («окно») немцам и другим пришельцам из Западной Европы, после чего произошло засилье иностранцев во властных структурах России. К тому же русская династия Романовых по вине Петра стала перерождаться в немецкую. В результате в течение почти 200 лет Россией правили императоры немецкого происхождения, что отрицательно сказалось на русском народе.

Поощрялось проникновение немцев и других иноземцев в государственные, научные и культурные учреждения. Они всё больше и больше определяли внутреннюю и внешнюю политику России, нередко вопреки её национальным интересам. Произошло не только кровное смешение царской династии с немцами, но и возведение их на российский престол (Екатерина II). Таким путём Запад стремился проводить свою экспансионистскую политику в отношении России и её народа. Многие русские политики и учёные, в том числе историки, считали и считают большой ошибкой, что с позволения Петра I и его приемников двери России были широко открыты иноземцам в ущерб национальным интересам России.

Со времён Петра I и особенно Екатерины II в Россию переселилось множество немцев (свыше 400 тысяч), для которых создавались наиболее благоприятные условия. Екатерина II, например, предоставила немецким колонистам обширные хорошие земли в Саратовской и Самарской губерниях и ввела для них чрезвычайные льготы. Они были освобождены от податей, служб и налогов, получали беспроцентные ссуды из банков. А в это же время положение русских крестьян лишь ухудшалось, они несли все тяготы налогов и податей. В результате благоденствие немецких колонистов обеспечивалось за счёт сил и средств русского населения.

Многие историки безмерно преувеличивают роль императрицы Екатерины II (годы правления 1762-1796), называя её Великой. Без сомнения это была умная, высокообразованная по тому времени и изощрённая в дворцовых интригах правительница. Но на престол её поставили русские дворяне, братья Орловы, государственными делами управляли в основном русские, среди которых выделяется Григорий Потёмкин, сделавший так много в освобождении из-под власти турок Крыма, освоении Причерноморья и строительстве Черноморского флота.

В ряду крупнейших политических и военных деятелей екатерининского времени стояли также русские полководцы граф П. Румянцев-Задунайский и фельдмаршал А. Суворов, да и многие другие. Именно они содействовали укреплению могущества Российского государства, упрочению его геополитического положения. Россия превратилась в сильнейшее государство мира, с которым считались как старые европейские державы, так и молодые (США), и перед которой отступила могущественная Оттоманская империя.

К тому же сохранилось множество правдивых легенд о любовных связях Екатерины II со своими фаворитами. А её официальный супруг император Пётр III был не только смещён с престола, но и убит не без ведома Екатерины. Её немецкое происхождение, возможно, повлияло на одно роковое решение, а именно участие вместе с Пруссией и Австро-Венгрией в разделе Польши и присоединении её части к России. Немцы издавна вели наступление на Восток, на русские и польские земли. И при поддержке екатерининской России им удалось ликвидировать Польское, подчеркнем славянское, государство. В принципе, России чисто польские земли были не нужны. Захваченная поляками территория Киевского княжества в основном уже была возвращена России. Поэтому в результате раздела Польши мир славянских государств был уменьшен и ослаблен. Более того, в огромной степени выросла неприязнь поляков к России, к русским, что нашло выражение в восстаниях против России и усилило давнее соперничество между поляками и русскими.

 

Противоречивый характер имела политика Екатерины II во время борьбы североамериканских колоний за независимость от Англии (1775-1783 гг.). Английское правительство обратилось к Екатерине II с просьбой предоставить русские войска для подавления восстания в колониях. Но поскольку Англия препятствовала морскому торговому судоходству, чтобы блокировать свои колонии в Америке, Екатерина II по подсказке зарубежных политиков, в том числе прусского короля Фридриха II, выступила 28 февраля 1780 года с Декларацией о вооружённом нейтралитете, в которой провозглашала защиту свободы торговли нейтральных держав с портами враждующих государств, а также с требованием, чтобы нейтральные суда не подвергались задержанию на море и обыску со стороны британского флота без достаточных оснований. Предлагалось нейтральным державам применять на морях силы своих флотов, а также создать Лигу вооружённого нейтралитета. К этой Лиге присоединились Швеция, Дания, Голландия, Пруссия, Франция и некоторые другие страны.

На первый взгляд Декларация о вооружённом нейтралитете представляется как выдающийся шаг российской дипломатии. Действительно этот документ серьёзно обогатил международное право, его концептуальные принципы сохраняют своё значение до настоящего времени. Но его глобальные исторические последствия для России нельзя однозначно считать положительными. Своей политикой Россия способствовала победе североамериканских колоний и созданию США, которые в будущем стали главным политическим противником России, главной международной силой, приведшей к развалу России (СССР) в конце ХХ века.

Одновременно Россия способствовала поражению Англии, потере ею североамериканских колоний и надолго, на столетия, сделала её последовательным соперником и даже врагом Российского государства. Неоднократно Англия провоцировала войны против России: с Наполеоном в 1812 году, Крымскую войну 1853-1856 годов, вовлечение России в Первую и Вторую мировые войны, активно разжигала «холодную войну» против СССР.

Напомним также, что вслед за борьбой американских колоний за независимость началась череда грандиозных революционных потрясений во многих странах и регионах мира, от Французской революции 1789 года до Русской революции 1917 года и т. д.

России следовало бы поддержать Англию, помочь ей сохранить свой контроль над колониями в Северной Америке, пойти на соглашение о своего рода разделе сфер влияния в традиционных тогда для Англии глобальных интересах с тем, чтобы Россия закрепила и расширила сферы своих интересов в Европе, на Ближнем Востоке, в Среднеазиатском регионе и на Дальнем Востоке. Но немецкая фрейлина, оказавшаяся на Российском престоле, не смогла освободиться от влияния со стороны своих соплеменников. Всё это, в конечном итоге, обернулось для России историческими трагедиями.

По целому ряду оснований следует снять с Екатерины II титул Великой. А главное, нельзя забывать или принижать роль выдающихся русских политиков, которые при императорах с немецкой кровью и их нерусских супругах содействовали росту величия и могущества Российской империи.

Со времён первых Романовых, особенно при Петре I, началось продвижение России на юг, к Азовскому морю и на Кавказ, а также в Среднюю Азию. Русских не оставляла мысль вернуть захваченные турками земли, вновь обратить Чёрное море в Русское. Для этого пришлось вести упорную борьбу с могущественной тогда Турцией. В XVIII и XIX веках Россия упрочилась в Причерноморье – от устья Днестра до закавказских берегов Чёрного моря, отобрала Крым у турок, вернула себе западные земли, находившиеся длительное время под оккупацией Польши. Частью России вошли закавказские земли Грузии, Азербайджана, Армении, а также обширные пространства Средней Азии. Народы большинства этих земель вступили в состав России добровольно, некоторые территории были отвоёваны, главным образом у Турции, которая в своё время захватила их у Византии или у других государств. Одновременно Россия способствовала освобождению многих славянских народов Юго-Восточной Европы, находившихся под турецким игом. Так частично решалась задача возвращения русских и других славянских народов на южные территории, с которых их когда-то вытеснили иноземные захватчики.

На этом же историческом этапе шло заселение северных и восточных земель. Русские люди осваивали отдалённые районы мирным, почти бескровным путём, уживаясь с немногочисленным коренным населением. Европейский Север России наполнялся русскими людьми главным образом посредством торговли и развития промыслов. В отличие от американцев, которые бесчеловечными способами истребляли местное индейское население Северной Америки, русские переселенцы на Севере и на Дальнем Востоке не загоняли местных жителей в резервации, а приобщали их к своему более высокому образу жизни.

На Восток, за Урал первыми также пошли русские торговые люди, затем и казацкие отряды, которым приходилось вступать в столкновения с татарскими князьками, проникшими в Сибирь со времён татаромонгольского нашествия. Нередко коренные жители Сибири были рады освобождению их русскими казаками от жестоких тюркских поработителей. Постепенно Сибирь и Дальний Восток заселялись русскими людьми, что поощрялось центральным правительством. В результате освоения выходцами из России сибирские земли образовали единое целое с европейской частью нашей страны. Лучшие умы России были единодушны во мнении, что богатство и сила России будут произрастать Сибирью.

КИБИТКА СПЕРАНСКОГО

Мутным мартовским утром 1812 года, за два месяца до начала первой Отечественной войны, Санкт-Петербург покинула маленькая повозка, запряжённая парой гнедых лошадей. В общем, дело привычное. Повозка как повозка. Или, как их тогда называли, кибитка как кибитка. Именно в такой, трясущейся на российских ухабах кибитке объезжал заштатные помещичьи деревеньки Павел Иванович Чичиков. Известно, зачем и почему объезжал. Искал «мёртвые души», а через них – достаток и обеспеченную старость.

Но в тот мартовский день 1812 года пассажиру дорожной кибитки было не до мёртвых душ, да и вообще – не до жиру, а быть бы живу. Кибитка правила вглубь России по тому же пути, который уже совершил ещё один пассажир Российской империи А.Н. Радищев, описавший свою поездку в популярной книге «Путешествие из Петербурга в Москву». После известных слов Екатерины II («он бунтовщик, хуже Пугачёва») книга была конфискована, Радищев арестован, заключён в Петропавловскую крепость и приговорён к смерти. Смертную казнь писателю Екатерина II заменила 10 годами ссылки в сибирский острог Илимск. Но и Сибирь не исправила психику Радищева, который в итоге наложил на себя руки.

Психическое заболевание – весьма распространённый по тем временам недуг. В той или иной форме им страдали многие. Чудак П.Я. Чаадаев, современник А.С. Пушкина, с которым он дискутировал о путях развития России, написал бредовый трактат «Письма о философии истории». Николай I прочитал этот трактат, но так и не оценил его достоинств. Сам же Чаадаев был в 1856 году объявлен сумасшедшим (ему запретили не только писать, но даже «наносить визиты»). Его могила на кладбище Донского монастыря в Москве находится рядом со входом в Малый собор, возле которого монахи варят ладан, развозимый потом по всем храмам Русской Православной Церкви. Пушкин так и не смог убедить Чаадаева в том, что Россия – это не Запад, что ей противопоказаны образцы так называемой западной демократии, что у нашей страны свой особый путь развития, с чем следует считаться любому управителю страны – хоть императору, хоть рядовому чиновнику. Не смог.

А вот того самого пассажира, с поездки которого мы начали эту главу, убедить смогли. Или, по крайней мере, пассажир сделал вид, что понял свои заблуждения. Поэтому он не стал писать никаких философских трудов и тем более сходить с ума. А тихо, без лишних возражений уселся в свою путевую кибитку и отправился по тракту с едва начавшими подтаивать на обочине грязными сугробами в указанный ему высшей властью Империи пункт назначения – Нижний Новгород. Потому что в отличие от Радищева и Чаадаева у этого пассажира не было убеждений. Он просто делал то, что предписывало его руководство. Он был не идеологом, а исполнителем. Фамилия и имя пассажира – Сперанский Михаил Михайлович, только что получивший отставку у государя императора Александра I. Государственный секретарь – председатель канцелярии Государственного Совета при императоре.

Спустя 200 лет (уже, конечно же, при совершенно других условиях и других «государях») было заимствовано название должности Сперанского. Государственным секретарем при Президенте РФ обозначил себя Э. Бурбулис, ближайший сподвижник ставшего в 1990 году Президентом России Б.Н. Ельцина. Вот так. Проходят годы, уходят люди, а стремление к подражанию остаётся и даже укрепляется.

Ведь и сам Сперанский был подражателем. Кому и в чём он подражал, читатель, наверное, знает или догадывается. Чего точно мы уже никогда не узнаем, так это того, что творилось в душе сорокалетнего сановника Империи, разжалованного в пух и прах и отправленного в Нижний, а затем и ещё дальше – в Пермь под надзор полиции. Не узнаем и другого – как этот худородный с точки зрения придворного этикета выскочка оказался рядом с троном. И не просто рядом, а фактически одним из серых кардиналов Александра I. А очень бы хотелось узнать, как это удалось сыну сельского священника из Владимирской губернии вознестись на такую высоту.

Судя по разным внешним признакам, тут не обошлось без личных симпатий сильных мира сего. Хотя, конечно, никто этого в точности сказать не сможет. Но разве в таких ситуациях есть место точности? О внешности Сперанского-юноши сказать ничего уже нельзя. На портрете кисти В. Тропинина он изображён уже в возрасте. На вас смотрит круглолицый с мелкими чертами лица лысоватый человек. Кисти рук, весь мягкий облик говорят об умственном направлении его деятельности. Но не более того. Именно эту особенность – ум и незаурядные способности Сперанского отмечают все, кто пытался охарактеризовать его человеческие качества и причины карьерного роста.

Прямым покровителем Сперанского оказался князь Куракин, владелец родного села Сперанского. Князь пристроил Мишу в семинарию при Александро-Невской лавре в Петербурге. По окончании учёбы взял молодого семинариста к себе в личные секретари и поселил в своем доме. Часто ли удостаиваются такой чести способные юноши? Став при Павле I генерал-прокурором, Куракин определил Сперанского на службу в свою канцелярию. Более того, после своей отставки при Александре I князь походатайствовал перед государем не просто об оставлении Сперанского на службе, но и назначении его статс-секретарём с последующим переходом в центральное по тем временам министерство внутренних дел.

Личное знакомство Александра I со Сперанским состоялось в 1806 году. Молодой чиновник уже имел вместо Куракина другого покровителя князя Кочубея, министра внутренних дел. Кочубей также оценил способности Сперанского и в случаях своей болезни посылал 30-летнего чиновника вместо себя на доклады Александру. Раз посылал, значит доверял? Раз доверял, значит за что-то? Умственные способности уважают, но за них не доверяют. Скорее, наоборот – начинают опасаться умника, как бы не подставил, а значит, и не обошёл.

Император также оценил способности Сперанского и также оказал ему высшее доверие. Сперанский был в свите Александра во время его тайных переговоров с Наполеоном в Эрфурте (1808 г.). Там же Сперанский сближается с французскими политиками. Сближается настолько, что сам Александр это заметил. Он даже поинтересовался у Сперанского, чем его так привлекло общение с французами.

– Законы у них лучше, государь, – ответил Сперанский. – Но у нас лучше люди.

– Вот о том и надлежит нам говорить, чтобы законы у нас стали тоже хороши, – ответил император. (В.Р. Мединский. «Мифы о России». – М., 2007. С. 492.)

Конечно, дело не в приверженности Сперанского Кодексу Наполеона, кстати, образцовому гражданскому кодексу, опиравшемуся на римское право. Наполеон вошёл в историю в большей степени не как военный и государственный деятель. В тогдашней Европе таких деятелей было немало. Были и такие, которые превосходили Наполеона и в военных, и в государственных делах. Он велик именно созданием своего Кодекса. Поэтому подражания Сперанского таким юридическим образцам, думаем, шло только на пользу. И не за переписку с французскими юристами и государственниками, которой он не прекращал даже в период войны 1812-1813 годов, стоит пенять Сперанскому. Всё это естественное общение. Неестественно другое. Может быть, впервые в истории России в высшем бюрократическом аппарате страны появился по современной терминологии агент влияния Запада.

 

Такие агенты, естественно, не расписывались в ведомостях за получение гонораров в иностранных посольствах. И не высылали ежеквартальных отчетов о проделанной работе. Их зависимость и служба как агентов влияния выражалась и выражается по сей день в другом. Они (кто искренне, как Сперанский, кто корыстно, как Нессельроде) действовали вопреки интересам нашей страны (не случайно таких агентов влияния метко назвали «пятой колонной»), однако редко можно найти обнародованные факты их антигосударственной деятельности. Но, как бы ни скрывала свои делишки «пятая колонна», патриотическая общественность во всех странах быстро и точно распознаёт политическую подоплеку этой деятельности и решительно восстаёт против агентов влияния. Иногда безрезультатно восстаёт, как, например, в 1990-е годы при президентстве Ельцина. Но заказной и, главное, противоестественный характер поведения такого сорта «колонистов» любое общество в любой стране улавливает безошибочно. И Сперанский тут не исключение.

Суть его реформаторства общеизвестна. По поручению императора Сперанский подготовил план государственных преобразований, над которым он работал с 1802 года. В его основу легли идеи и намерения Александра I. Сперанский представил свой проект документа под названием «Введение к уложению государственных законов». Сперанский поставил задачу преодолеть противоречия между уровнем развития России и не соответствовавшей этому уровню самодержавной формой правления. Он считал, что существующее общественное устройство «несвойственно уже более состоянию общественного духа», поэтому страна оказалась на грани революционного взрыва. Чтобы этот взрыв не случился, надо было ограничить самодержавие конституцией, осуществить разделение властей на законодательную, исполнительную и судебную, приступить к поэтапной отмене крепостного права. Россия, полагал Сперанский, идёт по тому же пути, что и Западная Европа, значит, следовало реформировать российскую государственность на европейских принципах. В проекте Сперанского принцип разделения властей объявлялся основой государственности России. Предполагалось создать Государственную Думу, исполнительную власть воплотить в министерствах, а высшим органом судебной власти сделать Сенат.

Сперанский не ставил задачу отмены самодержавия. Но общественность не зря усмотрела в том, что он предложил, «измену». Фактически план Сперанского был реализован в России столетие спустя, начиная с 1906 года, после издания царского Манифеста об учреждении Государственной Думы, выборов и прочих западноевропейских демократических институтов. К чему это привело Россию, известно – к крушению монархии и затем всей Российской империи. К этому могло привести воплощение проекта Сперанского уже в начале XIX века. И тогда ни о какой победе в Отечественной войне 1812 года не пришлось бы даже говорить. Может быть, и самой войны не понадобилось, ведь достигалась цель западноевропейской закулисы, как раз и состоявшая в ликвидации Российской империи на карте Европы.

В случае со Сперанским нас удивляет единодушное отвержение всей, подчёркиваем это, всей российской элитой его реформаторских предложений. Ладно, Государственный совет отказался поддержать реформы Сперанского. Можно сказать, что высшее чиновничество спасало свой, как говорится, зад. Но удивляет, что против реформ выступили и такие либералы, как Н.М. Карамзин и все другие мыслящие люди империи. Записка Карамзина, переданная императору, полное название которой весьма показательно – «Записка и древней и новой России в её политическом и гражданском отношениях», стала не манифестом дворянского консерватизма, а платформой сплочения нации накануне наполеоновской угрозы. Не надо винить Карамзина в излишней запальчивости, когда он писал, что «всякая новость в государственном порядке есть зло». Важно обратить внимание на другое. Признавая необходимость перемен, Карамзин справедливо замечал, что стране нужна не конституция, а пятьдесят «умных и добродетельных губернаторов».

Рейтинг@Mail.ru