Ирак – болевая точка планеты

Владимир Вольфович Жириновский
Ирак – болевая точка планеты

По мнению "Вашингтон пост", подписание нового экономического соглашения между Москвой и Багдадом "может осложнить проведение Соединенными Штатами военной акции" против Ирака. Трудно согласиться с таким выводом с учетом опыта поведения Вашингтона в подобных ситуациях, например, в Югославии. Кроме того, можно предположить, что Вашингтон вряд ли устраивают и перспективы сотрудничества России с Ираком в строительстве упомянутых объектов иракской инфраструктуры. И здесь интересы России с США, неожиданно оказались несовпадающими. Этот вывод в равной степени относится и к вопросу о путях урегулирования кризиса вокруг Ирака в целом.

Тем временем, как сообщила американская газета "Вашингтон пост", ближайший помощник Буша-младшего попытался принизить значимость готовящегося российско-иракского соглашения об экономическом сотрудничестве и высказывает надежду, что российский президент Владимир Путин будет и далее "твердо поддерживать Соединенные Штаты и американских союзников в войне против террора"

19 августа 2002 Дэн Бартлетт, недавно назначенный помощником президента Буша-младшего по связям с общественностью, в интервью программе "Зис уик" телекомпании "Эй-Би-Си" сказал, что сообщения о готовящемся соглашении, рассчитанном на 5 лет, свидетельствуют, что россияне намерены выполнять все международные санкции и рекомендации. Бартлетт уточнил: "Мы полагаем, что именно так и будет, если они доведут это соглашение до стадии его подписания".

Несколькими днями раньше та же газета сообщила о том, что две вышеназванные страны близки к заключению соглашения об экономическом сотрудничестве, которое будет охватывать различные области, прежде всего нефтедобычу, но также и производство электроэнергии, химическое производство, ирригацию, строительство железных дорог и транспортные перевозки.

На вопрос о том, соответствует ли данное соглашение тесным связям между Вашингтоном и Москвой, Дэн Бартлетт ответил: "Мне неизвестны подробности этого конкретного соглашения. Нам придется подождать их. Но мы действительно полагаем, что президент Путин и Россия работают в сотрудничестве с нами в войне с терроризмом".

Сенатор Ричард Лугар, республиканец от штата Индиана, занимающий лидирующее положение в сенатском комитете по международным отношениям, указал на несколько большую озабоченность, когда его спросили об этом в программе "Мит уис пресс" ("Встреча с прессой") телекомпании "Эн-Би-Си". Россия и Соединенные Штаты имеют "общие интересы" в Ираке, сказал Лугар, – "и не очень-то приятно выражать их таким образом, делая символический жест, даже если он и не имеет особенного значения".

Далее он сказал, что в сообщениях средств массовой информации цитировались высказывания менеджеров российских нефтяных компаний, которые выражали сомнения, что это соглашение выльется во что-то значительное в плане конкретных результатов, "по причине того, что они называют международной обстановкой. Я имею в виду, что там вскоре может начаться война". Сенатор Лугар сообщил, что в самое ближайшее время он собирается поднять данный вопрос в ходе переговоров с российским министром обороны. "Остается непреложным тот факт, что Россия обязана, как и мы, принимать меры к претворению в жизнь резолюций Совета Безопасности Организации Объединенных Наций ".

Дэн Бартлетт, впервые участвовавший в воскресной программе новостей, подчеркнул, что президент Буш-младший еще не принял окончательное решения о начале военной операции. "Если он решит, что нам необходимо применить силу, чтобы свести к минимуму угрозу со стороны иракского президента Саддама Хусейна, он сделает так, чтобы это его решение было ясно изложено американскому народу и было понятно нашим друзьям и союзникам", – сказал он и отметил, что президент США будет и дальше работать "со всеми имеющимися в его распоряжении инструментами", включая дипломатические и финансовые способы воздействия, чтобы добиться смены правящего в Ираке режима.

Тем временем аналитики продолжают обсуждать неожиданный российский демарш в направлении существенного сближения с Ираком – как раз накануне готовящейся президентом Бушем военной операции против Багдада. Однако ретроспективный анализ российско-иракских отношений позволяет взглянуть на это событие достаточно трезво. Готовящееся к подписанию российско-иракское соглашение об экономическом сотрудничестве прекрасно вписывается в дипломатическую стратегию Кремля последних лет. Смысл ее сводится к тому, что Москва готова оказывать всю необходимую помощь Вашингтону в борьбе с мировыми террористическими центрами, как в случае с Афганистаном, но только при условии, что ей представят убедительные доказательства вины тех или иных авторитарных режимов.

Таким образом, Россия с самого начала антитеррористической кампании, объявленной президентом Бушем, четко заявила об обязательных условиях своего участия в борьбе со странами-спонсорами международного терроризма. Иная ситуация с Ираком. Несмотря на невероятные усилия американских спецслужб предоставить убедительные данные о причастности Багдада к событиям 11 сентября прошлого года, на сегодняшний день таких данных нет. Даже если предположить их существование, американцы не торопятся поделиться ими ни со своими партнерами по НАТО, ни с Россией. Именно это обстоятельство и вызывает протесты по поводу подготовки США к новой войне в Персидском заливе в Европе и других частях света. И в данном случае Россия – не исключение. Напомним, что о своей готовности в той или иной форме поддержать готовящуюся военную операцию заявил только премьер-министр Великобритании Тони Блэр. Однако общественное мнение самой Великобритании, в которой значительную часть населения составляют мусульмане, воспринимает новую войну на Ближнем Востоке не столь однозначно.

Аналогичную позицию Москва занимает и в случае с российско-иракскими торгово-экономическими соглашениями на 40 млрд. долларов. Если вина Ирака не доказана, с ним можно торговать, не нарушая, конечно, запретов и санкций, введенных ООН. Следует заметить, что точно такой же позиции Москва придерживается и в отношении двух других государств, отнесенных США к "оси зла" – Ирана и Северной Кореи. Именно так следует расценивать представленный в июле этого года план сотрудничества РФ с Ираном в области ядерной энергетики и прошедший в августе визит в Россию лидера КНДР Ким Чен Ира. Здесь уместно напомнить об американских двойных стандартах. То, что можно Америке, не позволительно другим. Всему миру известно, что США, например, открыто поставляют ядерные технологии той же Северной Корее, которую Буш приписал к "странам-изгоям", строя там реактор, аналогичный тому, что сооружает Россия в Иране. Вашингтон делает все, чтобы помешать России в строительстве атомной электростанции в Иране. Возникает естественный вопрос: почему Америке можно, а России нельзя?

Особое отношение Москвы и других европейских столиц к иракской проблеме в Вашингтоне давно известно. Видимо, именно этим и объясняется сдержанность комментария к сообщениям о российско-иракских экономических проектах официального представителя Белого дома. Безусловно, эти экономические проекты заметно усложняют планы США в отношении Ирака. Чтобы не допустить случайной гибели российских специалистов во время массированной атаки на Ирак, число которых в Ираке должно резко возрасти, исходя из количества подписываемых контрактов (более 60-ти). Пентагону придется либо ускорить свои военные приготовления, либо отложить начало операции. Ведь едва ли Вашингтон захочет сейчас портить с Москвой отношения, вышедшие на новый, доверительный уровень. Либо американской администрации следует предложить Москве какие-то свои контракты в сфере экономики, компенсирующие упущенные ею выгоды в Ираке.

В то время как в США делают новые заявления о подготовке военных ударов по Ираку, Россия готовится заключить крупную сделку с иракским лидером Саддамом Хусейном. Российско-иракское соглашение о долгосрочном экономическом сотрудничестве может быть подписано в ближайшее время. Как было сказано выше, стоимость контракта, по разным источникам, оценивается от 40 до 60 миллиардов долларов.

Готовящееся к подписанию торгово-экономическое соглашение вызвало оживленные комментарии в прессе. Ниже приведены некоторые высказывания, опубликованные на страницах печати, отражающие мнения различных политических деятелей, официальных лиц и независимых обозревателей.

Так, по словам иракского посла в Москве Аббаса Халафа, соглашение будет подписано уже в первой половине сентября. Ранее посол называл журналистам общую стоимость будущего соглашения – 40 миллиардов долларов. Однако обнародовать еще какие-либо подробности он счел преждевременным. "Да, соглашение готовится, каша уже сварена, но это пока еще холодная каша", – сказал Аббас Халаф.

"Холодная каша", пользуясь гастрономической терминологией иракского дипломата, в России воспринята весьма горячо. Газета "Коммерсант", к примеру, называла другую сумму сделки – 60 миллиардов долларов – и утверждала, что, форсируя договор с Россией, Ирак не просто рассчитывает на поддержку этой страны.

По мнению газеты, реализация контракта потребует привлечения в Ирак большого числа российских специалистов, что неминуемо затруднит Соединенным Штатам проведение военной операции против Саддама Хусейна.

Так что же больше перевешивает в российско-иракском договоре: политика или прагматика?

Официальные источники в России подчеркивают, что готовящееся соглашение никоим образом не направлено на подрыв антитеррористической кампании, которую проводят США, и что будущее соглашение вообще не предусматривает какого-либо сотрудничества с Ираком в военно-технической области.

Депутат государственной думы России Алексей Митрофанов, утверждает, что российское руководство в данном случае стоит на чисто прагматической позиции, заключая сделки с теми странами, которые ему выгодны.

"Я не вижу причин, которые могли бы побудить Россию отказаться от этой сделки. Ведь речь идет не только о крупной сумме, но и о долгосрочных интересах России в этом регионе. Известно, что Ирак обладает пятой частью запасов нефти, это крупный потенциальный экспортер газа и вообще богатая страна", – заявил он.

 

По словам Митрофанова, сегодня ситуация такова, что перспективное решение энергетических проблем для России намного важнее, чем сиюминутная политическая конъюнктура. Экономика, по его словам, "явно перевешивает".

Политолог Ирина Кобринская попыталась оценить пользу готовящегося соглашения с Ираком с игровой точки зрения, используя понятие "риска". Она считает, что готовящееся соглашение с Ираком, ошибочно рассматривать в первую очередь в политической плоскости. Что касается чисто экономического риска, который берет на себя Россия, вступая в долгосрочные договорные отношения с Ираком, то он, по ее мнению, оправдан.

"Риск оправдан, но лишь в том случае, если Россия сумеет соблюсти все правила игры и не окажется изгнанной из тех приличных домов, в которые ее пустили", – говорит Ирина Кобринская.

При этом политолог полностью исключает элемент какой-либо демонстрации со стороны российского руководства, идущего на подписание соглашения с Ираком. Проблема отношений Ирака с Соединенными Штатами, по ее словам, все больше становится проблемой именно для Вашингтона. Позиция Буша слабеет на глазах – он подвергается все большей критике как в мире, так и в своей стране.

Тем не менее, многие наблюдатели обращают внимание на тональность последних заявлений в ведущих западных изданиях. Так, британская газета "Файнэншл таймс" пишет, что США обеспокоены активизацией отношений России с государствами, которые в Белом доме называют "осью зла".

Недавно объявленная Москвой программа 10-летнего сотрудничества с Ираном в сфере ядерной энергетики, новый визит в Россию президента Северной Кореи Ким Чен Ира, и, наконец, экономическое соглашение с Ираком на Западе называют тревожными симптомами.

В своем противостоянии с Вашингтоном Ирак пытается предотвратить американское вторжение не одними только торгово-экономическими сделками с Москвой. Учитывая, что одним из важнейших инструментов дипломатического давления на Ирак со стороны США является требование Вашингтона допустить военных инспекторов на промышленные объекты Ирака, подозреваемые в производстве смертоносного оружия, министр иностранных дел Ирака Наджи Сабри направил послание генеральному секретарю ООН, в котором, в частности, говорится, что его страна "вновь выражает готовность принять главу комиссии ООН по разоружению, контролю и инспекциям Ханса Бликса и его специалистов и дает им полное право задать любые вопросы, которые их интересуют".

Следует напомнить, что наблюдатели ООН, которые были направлены в Ирак после войны в Персидском заливе, чтобы контролировать процесс уничтожения оружия массового поражения, были вынуждены покинуть страну в декабре 1998 года. Ирак до сих пор не соглашался с их возвращением, называя специалистов ООН американскими шпионами. Такое смягчение позиции Багдада может также усложнить задачу американских военных, поскольку, как сообщала минувшей зимой, ссылаясь на военные и дипломатические источники, британская газета "Гардиан", формальным поводом для начала военной операции США в Ираке должен послужить конфликт в связи с намерением досмотра иракских военных арсеналов международными инспекторами.

4.3. Россия предостерегает США от войны с Ираком

Принципиальная позиция России в отношении Ирака, высказанная президентом России Владимиром Путиным уже в 2001 году, через три месяца после трагических событий 11 сентября, последовательно озвучивалась высшим российским руководством на дипломатическом и военном уровнях на протяжении всего 2002 года. Ниже изложен материал, дающий представление о вкладе МИДа и министерства обороны России в пропаганду официальной позиции Кремля.

В начале февраля влиятельная американская газета "Нью-Йорк Таймс" сообщила о заявлении министра обороны России Сергея Иванова о том, что Москва не поддержит планы переноса войны с терроризмом в Ирак. Министр предупреждал администрацию Буша, чтобы она оставалась в рамках международного права, подразумевая, что новые удары по Ираку должны быть санкционированы ООН.

Несмотря на то, что Россия считает войну, которая ведется в Афганистане под руководством США, законной, однако "любые действия государств и международных организаций против террористов, включая применение силы, должны основываться на нормах и принципах международного права", – заявил Иванов собравшимся в феврале в Мюнхене сотрудникам служб безопасности и экспертам из более чем 40 стран. Иванов выступил со своими комментариями на следующий день после того, как Китай предупредил администрацию Буша, чтобы она не наносила ударов по странам, причастность которых к терактам 11 сентября явно не доказана.

Выступая накануне в Мюнхене, заместитель министра иностранных дел Китая Ван И подчеркнул, что возглавляемая США антитеррористическая кампания не должна "произвольно" расширяться.

Китай, как и Россия, поддержал американскую операцию в Афганистане, однако он сохраняет тесные связи с Ираком, Ираном и Северной Кореей. Как и Китай, Россия заявляет, что у нее нет доказательств, что эти страны поддерживают терроризм. Вашингтон утверждает обратное.

Заместитель министра обороны Пол Вулфовиц отреагировал на эти предупреждения, заявив, что США имеют право на защиту своей безопасности. "Я решительно не согласен с тем, что нам необходим мандат ООН для таких действий, – отметил он, имея в виду также и другие страны НАТО. – Мы подверглись нападению, а нападение на одного оправдывает действия по защите всех нас".

Однако министр иностранных дел Иванов и многие европейские союзники проводят резкое разграничение между ударами по Афганистану, оправданными соображениями самозащиты, и военными операциями против таких стран, как Ирак, Иран или Северная Корея.

На встрече в Мюнхене министр обороны Германии Рудольф Шарпинг заявил, что он выступает за политическую, а не военную стратегию в отношении Ирака. По его словам, проведение военной операции против Ирака было бы "ошибкой".

Даже Тони Блэр, премьер-министр Великобритании и ближайший союзник Вашингтона в войне с терроризмом, предостерег от любых военных ударов по Ираку, пока не будет убедительно доказана причастность Багдада к терактам 11 сентября.

По словам Вулфовица, его комментарии были призваны дать толчок дебатам среди союзников по поводу того, что делать с Ираком, Ираном и Северной Кореей; и он не имел в виду, что война неизбежна.

Иванов выразил сожаление в связи с тем, что Запад с такой же решимостью не хочет осуждать экстремистов в Чечне, с какой он клеймит Осаму бен Ладена.

По словам главы МИДа, точно так же, как США осуждают Ирак и Иран, Россия осуждает некоторых американских союзников, таких, как Саудовская Аравия, за оказание помощи чеченцам. "Не многим на Западе нравятся наши торговые отношения со странами, которые вы называете государствами-изгоями, – подчеркнул Иванов. – Но нам тоже не нравится, что некоторые ваши союзники, такие, как Саудовская Аравия или страны Персидского залива, финансируют деятельность террористических организаций".

В середине июля министр обороны России Сергей Иванов говорил о том, что Россия не может быть безучастна к судьбе Ирака и выступает против проведения каких-либо односторонних силовых акций против этой страны: "Сообщения о подготовке к проведению военной акции против Ирака вызывают у нас беспокойство. Россия выступает против проведения каких-либо односторонних силовых акций против Ирака, которые могут быть предприняты без санкции Совета Безопасности ООН".(ИТАР-ТАСС)

По словам Иванова, помимо чисто геополитических интересов, связанных с ситуацией на Ближнем и Среднем Востоке, у России есть чисто экономические интересы. "Ирак – это наш давний партнер и должник, поэтому мы не можем быть безучастными к происходящим там событиям", – подчеркнул Иванов, выступая на совместной со своим британским коллегой Джеффом Хуном пресс-конференции. Россия исходит из того, что никаких решений военного характера в отношении Ирака не принято, и поэтому продолжает консультироваться с партнерами, в том числе с Великобританией, заявил глава военного ведомства России Сергей Иванов.

Позиция России заключается в том, что "возможные озабоченности мирового сообщества в отношении средств массового поражения Ирака могут быть сняты обычным, более простым путем". Для этого на территорию Ирака, сказал министр, должны быть допущены – "но не навечно" – международные наблюдатели, которые "в относительно короткий срок должны дать ответ на вопрос, обладает ли Ирак оружием массового поражения".

ГЛАВА 5. ИРАКСКИЙ ДАВИД БОРЕТСЯ С АМЕРИКАНСКИМ

ГОЛИАФОМ

На фоне нарастающих воинственных угроз со стороны самой богатой и милитаризованной страны мира – Соединенных Штатов в адрес сравнительно небольшого государства на Ближнем Востоке – Ирака, возникает естественный вопрос: "а есть ли вообще какие-либо шансы правительства Ирака оказать серьезное сопротивление в предстоящей войне?". И какими вообще защитными и ответными средствами располагает современный Ирак в неравном противостоянии с жестоким и всесильным врагом. В излагаемом ниже материале рассмотрены главные средства и методы противостояния Ирака в борьбе против США – дипломатические, информационные, экономические и, наконец, военные.

5.1. Противоборство на дипломатическом и информационном

фронтах

Еще в начале декабря 2001 года, как сообщало российское агентство ИТАР-ТАСС, президент Ирака Саддам Хусейн на встрече с руководством южных провинций страны – Басра и Мейсан заявил, что Ирак готов к войне с США, если те ее развяжут. Ирак в состоянии отбить любую атаку со стороны Америки, если в ходе антитеррористической операции Джордж Буш решит, что следующей мишенью должен стать Ирак. По словам иракского лидера, обстановка в Ираке безопасная, и поэтому нет необходимости проводить мобилизацию. Саддам подчеркнул, что иракцы в состоянии защитить свою страну в случае, если она подвергнется нападению.

В свою очередь, вице-премьер Ирака Тарик Азиз на открытии Международного фестиваля поэзии в Багдаде.подтвердил, что Ирак готов к войне с США, если те ее развяжут. Он заверил участников фестиваля словами: "Мы абсолютно уверены в том, что у нас есть и силы и средства для отражения любой агрессии. США много раз нападали на государства без всякого повода. Если они захотят напасть на нас снова, это будет их собственное решение". Тарик Азиз вновь подтвердил отказ Ирака допустить на свою территорию международных инспекторов в области контроля над разоружением, на чем упорно настаивал глава Белого дома Джордж Буш. Следует заметить, что такая жесткая позиция Ирака по недопущению американских инспекторов к лету 2002 года была смягчена, но с обязательным выполнением иракских условий инспектирования.

Незадолго до этих выступлений иракского руководства бывший президент ЮАР Нельсон Мандела заявил в Кейптауне, что перенос англо-американской антитеррористической операции на территорию Ирака станет настоящим бедствием для всего мира. Мандела отметил, что "Англия и США продолжат войну в обход мнения ООН и это вдвойне опасно, потому что внесет разлад и хаос в международные отношения".

Эти выступления ведущих государственных лидеров Ирака были связаны с тем, что в последнее время в СМИ все чаще стали появляться сообщения о том, что после завершения антитеррористической операции в Афганистане, США начнут боевые действия в Ираке.

Президент США Джордж Буш не упускал любого удобного случая, чтобы одновременно напугать и, якобы "по-джентельменски", предупредить иракского лидера Саддама Хусейна, что в случае, если Багдад и дальше будет сопротивляться процессу возвращения в страну международных инспекторов ООН по ядерному разоружению, то его просто заставят это сделать.

В свою очередь Ирак неоднократно заявлял, что не имеет никакого отношения к международному террористу бен Ладену, который, по мнению США, является организатором атак 11 сентября на Нью-Йорк и Вашингтон.

Таким образом, в информационной войне Саддам имеет решительное преимущество перед Бушем, поскольку до сих пор не были названы, и тем более пойманы, истинные участники и организаторы террористических актов в Нью-Йорке и Вашингтоне 11 сентября 2001 года. При этом самый главный из подозреваемых террористов – Осама бен Ладен – до сих пор не арестован, а начатая операция в Афганистане под предлогом разгрома "Аль-Каеды" и уничтожения бен Ладена продолжается с неопределенными сроками ее окончания. Таким образом, обвинения и подозрения Буша в адрес Ирака и персонально Саддама Хусейна в связях с международным терроризмом ни на чем не основаны, и не могут всерьез рассматриваться мировой общественностью. В связи с этим антииракская коалиция, на формирование которой президент Буш так сильно рассчитывал, распадается на глазах. Буш рискует остаться только в компании с Израилем, и с не решившей еще окончательно – Великобританией.

 

Ирак обвинил Соединенные Штаты в государственном терроризме

Ирак в дипломатической и информационной борьбе с Соединенными Штатами не только не признал за собой какую-либо связь с международным терроризмом, а наоборот, выступил с резким обвинением Вашингтона в сопричастности его к террористической деятельности.

20 февраля этого года английское агентство "Би-Би-Си" опубликовало заявление, в котором Ирак обвинил Соединенные Штаты в государственном терроризме. Это заявление стало очередным демаршем в разгорающейся дипломатической войне между двумя государствами.

В докладе, который Багдад представил комитету ООН, изучающему антитеррористические законы в различных странах, говорилось, что Ирак стал жертвой государственного терроризма. По утверждению Багдада, США тратят десятки миллионов долларов на проведение террористических операций против Ирака.

Иракское руководство считает, что участие Америки в государственном терроризме официально закреплено в американском законе об освобождении Ирака. Этот закон был принят конгрессом США еще при президенте Клинтоне. Представители США отвергли эти обвинения и охарактеризовали их как обычную пропаганду Багдада.

Непрекращающиеся взаимные обвинения между США и Ираком способствуют нарастанию напряженности между этими странами. Президент США Джордж Буш неоднократно заявлял, что Ирак является частью "оси зла" и входит в группу государств, разрабатывающих оружие массового поражения и представляющих угрозу для всего мира.

Политические обозреватели на Западе все чаще высказывают предположения, что Ирак может стать следующей после Афганистана мишенью для военной кампании Соединенных Штатов. При этом они считают, что любая "провокация" со стороны Ирака будет способствовать росту числа тех американцев, которые поддерживают идею начала боевых действий против Багдада.

5.2. Ирак в борьбе с экономической блокадой и военной инспекций

Другим инструментом давления, активно используемым Соединенными Штатами в борьбе против Ирака, является использование международных институтов, и в первую очередь Организации Объединенных Наций. Под давлением США экономическая блокада, в которой продолжает оставаться Ирак после окончания войны "Буря в пустыне" 1990-91 гг., осуществлялась под эгидой ООН с помощью различных санкций.

В последнее время в качестве эффективного и действенного средства, имеющегося в арсенале руководства Ирака в экономическом противоборстве с Западом, стало использование участия Багдада в программе "Нефть в обмен на продовольствие".

На страницах иракской газеты "Бабиль" от 11 мая этого года вице-премьер Ирака Тарик Азиз. заявил: "Ирак откажется от программы "Нефть в обмен на продовольствие", если в нее будут внесены изменения, не устраивающие Ирак". Багдад выйдет из этой программы, сказал Тарик Азиз, если США и Великобритания внесут в нее новые элементы, которые будут "служить интересам США и их агрессивным планам".

В свою очередь иракский министр финансов Хикмет аль-Азави заявил, что Ирак не только выйдет из программы "Нефть в обмен на продовольствие", но и прекратит торговлю с "любым государством, которое будет работать по новой схеме". Принятие изменений в режиме санкций, сказал Аль-Азави, будет означать прекращение экспорта иракской нефти и импорта товаров в Ирак, что нанесет ущерб не только Ираку, но и многим государствами мира. Ни одно арабское государство, добавил министр финансов Ирака, "не поддержало до сих пор изменений в режиме санкций".

В 2001 году США и Великобритания выступили за изменение списка запрещенных к импорту в Ирак товаров в сторону его резкого ужесточения, а так же за усиление контроля над приграничной торговлей. Цель этих мер – не допустить ввоза в Ирак товаров "двойного назначения" в обход санкций и экспорта иракской нефти сверх установленной квоты.

Новая система предлагает, что все контракты на поставку товаров в Ирак должны будут направляться на экспертизу в две комиссии ООН, ответственные за ликвидацию в Ираке оружия массового уничтожения – МАГАТЭ и УНМОВИК (Комиссия ООН по инспекциям в Ираке). В случае отсутствия возражений с их стороны товары в Ирак будут направляться по "упрощенной схеме".

ООН продлила санкции против Ирака, но на более мягких условиях

В середине мая 2002 года Совет Безопасности ООН единогласно продлил санкции против Ирака еще на полгода. Характерно, что продление эмбарго отнюдь не было автоматическим и проходило в жесткой дискуссии заинтересованных сторон. В итоге, за многие годы произошла наиболее существенная реформа санкций, наложенных на Ирак.

Совет Безопасности ООН одобрил существенные послабления в режиме экономических санкций против Ирака с тем, чтобы иметь возможность предоставлять этой стране больше гуманитарной помощи. В итоге совет из 15 членов СБ единогласно принял решение о самом существенном изменении санкций с 1996 года.

Смысл этой реформы состоит в резком сокращении бюрократических препятствий для поставок товаров в Ирак, которые, покупаются в обмен на нефть, продаваемую Ираком через посредников. В настоящее время в Ирак относительно быстро поступает только продовольствие и лекарство.

Все остальное – от грузовиков и вплоть до газонокосилок – рассматривается с точки зрения опасений потенциального использования поставляемого оборудования иракской стороной в военных целях. Если товары могут иметь военное значение, то они к ввозу запрещаются. Раньше функции инспекции и контроля над поставками товаров в Ирак возлагались исключительно на американскую сторону.

В настоящее время "арестованы" различные товары, заказанные Ираком, на общую сумму в 5,5 миллиардов долларов. Согласно новым санкциям срок рассмотрения заявок сокращается до 30 дней. Среди новых послаблений в отношении Ирака – придается большое значение органам ООН, опубликован новый, значительно более короткий список запрещенных товаров. В частности, товары, заказанные, но затем задержанные в России на сумму в 700 млн. долларов, подлежат немедленному отправлению в Ирак. В целом, содержание санкций сохраняется, но их осуществление становится менее строгим.

Рейтинг@Mail.ru