Ирак – болевая точка планеты

Владимир Вольфович Жириновский
Ирак – болевая точка планеты

Ранее Блэр выступал с куда более резкими заявлениями в отношении Ирака. "Если необходимо, действия должны быть силовыми… и заключаться в свержении режима", – говорил британский премьер в начале апреля после визита в США. Между тем Блэр сталкивался с растущей критикой со стороны парламента в целом и членов Лейбористской партии в частности. Около 150 членов палаты общин, преимущественно лейбористы, подписали заявление, в котором говорится о "сильной обеспокоенности" по поводу возможного участия Великобритании в ударах по Ираку.

Уна Блэкман, заместитель редактора отдела политики "Би-Би-Си" 21 августа сообщила, что в сентябре Тони Блэра проинформируют о том, что операция по свержению режима Саддама Хусейна будет незаконной.

Группа видных юристов должна подготовить доклад, который ляжет на стол премьер-министра перед тем, как он обнародует свои планы в отношении Ирака на ежегодной конференции лейбористов, намеченной на сентябрь. Депутаты от лейбористской партии, некоторые министры и профсоюзные лидеры уже решительно высказались против отправки британских войск для участия в операции под руководством США.

Ближайшие советники премьер-министра, обеспокоенные негативной реакцией со стороны общественности и политических кругов, поручили главным юристам правительства дать правовую оценку возможной операции против Ирака. Они хотели вооружить Блэра убедительными аргументами, с помощью которых он мог бы дать отпор своим критикам.

Однако данная стратегия дала результаты, обратные желаемым: ведущие юристы Уайтхолла выразили серьезные сомнения по поводу законности упомянутой операции.

Генеральный прокурор Великобритании лорд Голдсмит, а также некоторые эксперты МИД и министерства обороны опасаются, что удар по Ираку, если он состоится, будет нанесен в нарушение норм международного права. Они решительно настроены предупредить Блэра, что для свержения Саддама ему необходимо предварительно получить санкцию СБ ООН.

НАТО наложило вето на планы США

Также неоднозначной и во многом негативной остается позиция ряда других государств – членов НАТО в отношении расширения масштабов антитеррористической операции США и их союзников. Многие стремятся уклониться от непосредственного участия в боевых действиях, считая перенос войны боевых действий на территорию Ирака не борьбой с терроризмом, а очередной попыткой свергнуть неугодный США режим Саддама Хусейна. Поэтому решение по оказанию силового давления на Ирак, полагают даже сторонники Вашингтона, должно приниматься только под эгидой ООН. Тем не менее, некоторые военные приготовления стран НАТО к акции против Ирака все-таки ведутся. Опасения европейских союзников в связи с тем, что США могут предпринять против Ирака односторонние действия, в том числе опять без каких-либо санкций ООН, вполне оправданны, полагают многие аналитики.

Однако следует особо отметить, что верный союзник США по антитеррористической коалиции – военно-политический блок НАТО уже в конце 2001 года высказал свое решительное несогласие относительно готовящейся операции в Ираке. И выразил его в достаточно жесткой форме.

Альянс, обеспокоенный планами США относительно начала антитеррористической операции на территории Ирака, наложил вето на американские планы. Об этом 22 ноября 2001 года сообщил министр иностранных дел ФРГ Йошка Фишер после встречи с высокопоставленными американскими должностными лицами в Вашингтоне. "Каждый в Вашингтоне знает, что у Европы появятся серьезные, очень серьезные вопросы относительно действий на территории Ирака, говоря дипломатическим языком", – заявил Фишер журналистам.

Однако ответить на дополнительные вопросы Фишер отказался, он сообщил лишь, что принимал участие в переговорах с госсекретарем США Колином Пауэллом и советником президента по национальной безопасности Кондолиззой Райс.

По сообщению компании "Эн-Би-Си", это заявление лишний раз подтвердило существование планов США распространить военные действия на другие страны, особенно Ирак, "чтобы, наконец, разобраться с режимом Саддама Хусейна". В то же время, сообщалось, что именно в День благодарения, президент США Джордж Буш впервые подтвердил то, что подобные планы существуют. Заявление было сделано на военной базе "Форт Кэмпбелл" в штате Кентукки перед 10 тысячами американских десантников 101-й дивизии. "Афганистан – это только начало войны с терроризмом. Есть также другие страны, которые небезопасны до тех пор, пока мы не уничтожим существующую угрозу", – сказал Буш. Ранее замминистра обороны США Пол Вулфовиц выступил за необходимость расширения антитеррористической кампании на территорию Ирака. "Я считаю, что любое правительство, которое поддерживает террористов, должно сейчас сильно беспокоиться", – сказал он.

Между тем, как пишет "Эн-Би-Си", до сих пор нет доказательств того, что Ирак был причастен к организации терактов на территории США 11 сентября. В то же время страна ни раз заявляла, что у нее есть ядерное и химическое оружие. Кроме того, не раз сообщалось, что это химическое оружие использовалось во время войны между Ираком и Ираном. "В течение многих лет мы говорим о том, что Ирак представляет собой угрозу для соседних стран. Мы не должны были напоминать после 11 сентября, что они угрожают и американским интересам", – сказала в интервью "Си-Эн-Эн" Кондолизза Райс. При этом она добавила: "Теперь мы будем принимать меры".

Напомним, что Пентагон уже не раз наказывал Ирак бомбовыми ударами по Багдаду за нарушение режима зоны, запретной для полетов. Однако на этот раз речь идет о подготовке операции для завершения разгрома иракского военного потенциала как одной из составных частей кампании по борьбе с международным терроризмом.

Ни одна из влиятельных европейских держав, кроме пожалуй Голландии, не приветствует ближневосточную стратегию США. Так, французский министр обороны Ален Ришар, выступая в феврале этого года в программе телеканала ЛСИ заявил, что если Ирак не согласится допустить на свою территорию экспертов для проверки программ вооружений, то необходимо оказывать на него давление по линии ООН. По словам Алена Ришара, "мы, как и наши европейские партнеры, не разделяем американской концепции о стратегическом приоритете борьбы с тремя странами так называемой "оси зла". Не разделяем потому, отметил он, что она не отвечает реальным угрозам стабильности в мире.

Федеральный канцлер ФРГ Герхард Шредер в августе подверг резкой критике возможную военную акцию против Ирака. Если она будет предпринята, то, по оценке лидера социал-демократов, развалится международная антитеррористическая коалиция. Отвечая на вопрос газеты "Бильд", Шредер заявил, что атака на Ирак не будет воспринята мировым сообществом как средство защиты. "Ближний Восток нуждается в мире, а не в новой войне. И это отвечает нашим политическим и экономическим интересам. Любая другая политика лишь усугубит мировой экономический кризис". Если же военная акция против Ирака состоится, то, по мнению главы правительства, она должна быть предварительно одобрена со стороны СБ ООН.

Главный соперник Шредера на предстоящих в сентябре выборах – Эдмунд Штойбер также в своем заявлении газете "Бильд" подчеркнул, что участие бундесвера в новых операциях за пределами Германии не стоит в повестке дня.

Однако, не исключено, что       последние высказывания ведущих политиков Германии по поводу Ирака определяются особенностями предвыборной обстановки в Германии. По мнению некоторых наблюдателей, своей жесткой критикой антииракского похода Шредер решил несколько разнообразить предвыборную тематику на фоне плохих для него результатов опросов общественного мнения. И хотя неизвестно, удастся ли лидеру социал-демократов сохранить за собой канцлерский пост, его позиция по Ираку вполне совпадает с мнением стран Евросоюза (за исключением Великобритании).

Новую позицию в антииракском альянсе пытается продемонстрировать верный союзник США по НАТО – Турция. Эту тенденцию в американо-турецких отношениях отметил в начале года на страницах "НГ" научный сотрудник Института востоковедения Нодар Мосаки.

В конце января 2002 года проходил пятидневный визит премьер-министра Турции Бюлента Эджевита в США. По признанию главы турецкого правительства, его встречи с американскими руководителями были посвящены в первую очередь обсуждению "иракского вопроса". Дальнейшее направление глобальной антитеррористической кампании, ставшее после разгрома талибов основной темой международной политики, пожалуй, серьезно волнует Анкару, так как наиболее вероятной целью называется ее юго-восточный сосед и "коллега по курдскому несчастью" – Ирак.

Несмотря на то, что президент Буш не объявлял об окончательных планах атаковать Ирак, его слова о том, что антитеррористическая кампания не ограничится разгромом талибов и "афганских арабов", наряду с обвинениями Багдада в поддержке терроризма воспринимались именно как намек на возможность подобного развития событий. В январе 2002 года Анкара, как союзник США полностью поддержавшая их действия в Афганистане, неоднократно заявляла, что бомбардировки Ирака могут поставить под угрозу его территориальную целостность. Единство этого государства, искусственно созданного Великобританией после распада Османской империи, обеспечивается лишь жесточайшей диктатурой арабов-суннитов. Однако 20-летнее правление Саддама Хусейна создало такую ситуацию, когда единственной реальной оппозицией "баасистскому Сталину" являются курды и шииты. Поэтому в отличие от Афганистана операция против Ирака может, по мнению Анкары, вскрыть региональный ящик Пандоры.

Но, по мнению некоторых турецких аналитиков, критикующих "зацикленность" Эджевита на Ираке, позиция Турции не имеет для Вашингтона особого значения. А значит, лучше вести переговоры по экономическому сотрудничеству, которое между этими стратегическими партнерами находится на крайне низком уровне и представляет собой, как правило, американскую помощь Турции. Идея покойного турецкого президента Тургута Озала изменить модель двусторонних отношений "с помощи на торговлю" представляется пока неосуществимой. Эджевит "в связи с ростом финансовых затрат" страны, связанных с ее участием в афганских делах, просил США "списать, смягчить или отсрочить" 5-миллиардный долг. Вашингтон к визиту Эджевита уже сделал Анкаре "маленький подарочек", увеличив квоты для турецкого текстиля.

 

Турецкий премьер провел также переговоры с Международным Валютным Фондом и Всемирным Банком о предоставлении его стране кредита в 10 млрд. долларов. Он также просил США оказать давление на ЕС, с которым у Турции полемика по кипрскому вопросу и курдской проблеме, ставшей для европейцев предлогом для недопущения Турции в ЕС.

Даже один из самых верных сторонников США на Среднем и Ближнем Востоке – Турция выразила определенное беспокойство по поводу возможного проведения США военных действий в Ираке с целью свержения режима Саддама Хусейна. По оценкам Анкары, это может привести к дестабилизации обстановки в регионе и к усилению курдских сепаратистских движений не только в Ираке, но и в самой Турции, что обернется большими потрясениями для нее. В свою очередь, в Белом доме отметили, что Америка не нуждается в посреднических услугах Турции, а подобный подход Анкары лишь укрепляет позицию стран, выступающих против переноса контртеррористической кампании на Ирак.

Хотя в США давно было известно, что к числу "защитников режима Хусейна" относится ряд европейских союзников Америки по НАТО, факт подключения к ним Турции, которая рассматривается Вашингтоном как "самый надежный друг на Среднем Востоке", не мог не вызвать негативной реакции Белого дома. Там прямо дали понять, что "проиракская позиция" Анкары негативно скажется на турецко-израильском военном и военно-техническом сотрудничестве, которое успешно развивается исключительно благодаря соответствующим усилиям США. Таким образом, позиция государств – членов НАТО по отношению к расширению масштабов антитеррористической операции США неоднозначна и скорее оценивается как негативная.

ГЛАВА 4. ПРОВЕРКА ПРОЧНОСТИ РОССИЙСКО-ИРАКСКИХ

ОТНОШЕНИЙ

В условиях глобальной антитеррористической кампании, возглавляемой Соединенными Штатами, российско-иракские отношения подверглись серьезному испытанию на прочность. России предстояла сложная дипломатическая работа по выбору правильных ориентиров в своих отношениях: с одной стороны – с партнером по антитеррористической коалиции – Соединенными Штатами, а с другой стороны – с Ираком – традиционным торгово-экономическим партнером на Ближнем Востоке, проводящим на протяжении многих лет упорную борьбу против американо-израильского экспансионизма.

Обеспокоенность Ирака в возможных трудностях и даже охлаждении российско-иракских отношений явилось причиной приезда вице-премьера Ирака Тарик Азиза в Москву уже в начале 2002 года. Целью визита являлось обсуждение перспективы урегулирования иракской проблемы и возобновления международного мониторинга.

24 января иракский гость провел переговоры с главой МИД РФ Игорем Ивановым, с председателем Госдумы Геннадием Селезневым и Патриархомом Московским и всея Руси Алексием II.

На следующий день его собеседниками были руководитель Совета Федерации Сергей Миронов, министр энергетики Игорь Юсуфов, глава МЧС Сергей Шойгу. В планы иракского вице-премьера входила также встреча с заместителем председателя Думы Владимиром Жириновским.

Как заявил в интервью ИТАР-ТАСС посол Ирака в РФ доктор Музхир ад-Дури, в Багдаде всегда придавали большое значение диалогу с Москвой и на этот раз "надеются, что позиция России относительно урегулирования иракской проблемы сыграет свою положительную роль".

Позиция МИДа России на переговорах в то время состояла в том, чтобы убедить Тарика Азиза в необходимости скорейшего возвращения в Ирак инспекторов ООН, которые были выдворены из этой страны в 1998 году. И только после возобновления международного мониторинга в Ираке, считали российские дипломаты, можно будет говорить о приостановке санкций ООН. Обсуждение же вопроса об окончательном снятии эмбарго можно будет начать лишь после того, как миссия инспекторов ООН в Ираке завершится.

Визит иракского вице-премьера в Москву происходил на фоне нарастающей напряженности в отношениях Багдада с Вашингтоном. За неделю до приезда Тарика Азиза в Москву президент США Джордж Буш дал понять, что Вашингтон может подвергнуть Ирак массированной военной атаке в случае, если Саддам Хусейн не пустит в страну инспекторов ООН. 22 января по распоряжению Буша американские самолеты подвергли бомбардировке позиции сил ПВО Ирака на юге страны, в так называемой "запретной зоне".

Иракская сторона опубликовала в то время доклад, в котором сообщалось, что экспорт нефти из Ирака за период с 12 по 18 января текущего года вырос до 10,8 млн. баррелей стоимостью 200 млн. евро (180 млн. долларов). В Вашингтоне утверждали, что, пополняя свою казну, иракский режим прибегает и к незаконным методам. Так, по словам американцев, в минувшем году Багдад заработал около 2 млрд. долларов за счет продажи нефти, осуществленной тайно от ООН. В частности, США обвиняют Сирию в том, что она импортирует иракскую нефть, обходя контроль ООН. Напомним, что Сирия импортирует в день около 180 тыс. баррелей нефти из Ирака.

Все эти показатели подтверждают, что политика давления США на Ирак не мешает Багдаду развивать экономические связи со своими традиционными торговыми партнерами, в частности с Россией.

Между тем в Москве убеждены, что иракскую проблему нужно решать только путем переговоров. Российская сторона предостерегает Вашингтон о недопустимости массированной военной атаки против Ирака. Россия "не видит каких-либо оснований для американской акции возмездия против Ирака", заявил посол по особым поручениям МИД РФ Николай Картузов. "Если американцы решат нанести удар по Ираку, это будет самый худший сценарий, который приведет к катастрофическим последствиям для региона. В таком развитии событий никто не может быть заинтересован", – подчеркнул в интервью ИТАР-ТАСС российский дипломат.

В ходе переговоров Тарика Азиза с официальными российскими лицами внимание было также уделено расширению двусторонних экономических связей. Как отмечали эксперты, торговый обмен между Россией и Ираком в рамках программы "Нефть в обмен на продовольствие" достиг к тому времени 25 млрд. долларов. При этом десятая фаза этой гуманитарной программы принесла России 2 млрд. долларов. Россия оказалась на первом месте среди внешнеэкономических партнеров Ирака в рамках программы ООН "Нефть в обмен на продовольствие", оставив позади Францию и Египет. С 1996 года, когда вступила в силу эта программа ООН, российские компании подписали с Ираком контракты на 4 млрд. долларов, из которых 1,4 млрд. – за период с середины минувшего года. В настоящее время Москва и Багдад обсуждают ряд двусторонних проектов, общая стоимость которых достигает 30 млрд. долларов.

4.1. Геополитическое значение Ирака для России

В середине августа главный редактор аналитического отдела редакции иранского информационного агентства ИРНА в Тегеране Касем Шариати в одном из интервью заявил, что с точки зрения геополитики и геостратегии Ирак имеет для России особое значение. Именно поэтому в годы холодной войны отношения между бывшим СССР и Ираком были очень тесными.

Обратившись к российско-иракских отношениям, Шариати сказал, что и раньше Ирак имел для русских большое значение из-за своего геополитического положения. Об этом свидетельствует также и то, что во время второй войны в Персидском заливе советское руководство того периода приложило все силы для того, чтобы воспрепятствовать нападению Америки и ее союзников на Ирак.

Долг Ирака России в настоящее время по некоторым оценкам составляет более 7 млрд. долларов. Погашение этого долга зависит от отмены эмбарго в отношении Ирака и от свободного выхода этой страны на мировой рынок. С помощью таких мер, как заключение экономического соглашения, Россия старается вывести Ирак из тупика, в котором он оказался.

Давая оценку российской внешней политики на Ближнем Востоке, Шариати подчеркнул, что при президенте Путине Россия вступила в новый этап в своей деятельности на международной арене. Путин стремится к тому, чтобы Россия заняла свое прежнее место в мировом сообществе, однако для этого необходимо оказывать влияние на ход международных событий. В настоящее время, после того, как Россия прошла путь болезненного реформирования, она вновь обрела способность оказывать достаточно сильное влияние на ситуацию в мире. Прием России в НАТО, проведение российско-американских встреч на высшем уровне – все это свидетельствует о том, что постепенно Россия укрепляет свое положение на международной арене.

Усилия России по заключению экономического соглашения с Ираком можно рассматривать именно с этой точки зрения, т.е., иными словами, предпринимая подобные шаги, Россия намерена повлиять на ход международных событий.

Правительство Путина хочет дать понять Америке и другим странам, что Россия заняла свое прежнее место. Таким образом, шаги России по сближению с Ираком в такой напряженный момент следует оценивать как важное международное событие.

По словам Шариати, подобные действия России свидетельствуют о том, что она намерена начать переговорный процесс с Америкой. Правительство США весьма чувствительно прореагирует на заключение такого соглашения. Русские весьма умело ведут переговоры по заключению сделок, и они будут использовать багдадскую карту в ходе дискуссий на международной арене.

Как отметил Шариати, Америка не может напасть на Ирак до тех пор, пока не получит гарантий, что Россия по крайней мере будет сохранять нейтралитет в ходе антииракской операции.

Заключая в такой ответственный исторический момент соглашение с правительством Саддама Хусейна, Россия заявляет о своем нежелании установления другого режима в Ираке. Своими последними действиями российское правительство закрепляет за собой право влиять на будущее Ирака. Другими словами, предпринимая подобный шаг, Россия открыто показывает, что она не будет оставаться нейтральной в будущей иракской войне.

Отвечая на вопрос, не хочет ли Америка, осуществив нападение на Ирак, получить возможность использовать иракскую нефть вместо саудовской, Шариати сказал, что в случае свержения режима Саддама Хусейна американская администрация будет вынуждена соблюдать международные договоренности и соглашения, достигнутые с иракской оппозицией. Ей придется согласиться с созданием переходного правительства в Ираке. Создание такого правительства не означает, что иракские проблемы чудесным образом будут разрешены сами собой. Для этого потребуется некий период становления, в течение которого соглашения о восстановлении нефтяных месторождений в Ираке подписываться не будут. Таким образом, в ближайшее время использование иракской нефти вместо саудовской не представляется возможным. Кроме того, Саудовская Аравия, с одной стороны, может без особых усилий увеличить добычу нефти на 1 млн. баррелей в день, а с другой – способна разрушить весь нефтяной рынок ОПЭК., располагая неограниченными возможностями в добыче и поставках нефти.

Шариати подчеркнул, что, тем не менее, если Саддам будет свергнут, и будущее правительство Ирака в полной мере станет проамериканским, и если оно получит достаточные инвестиции и Ирак сможет увеличить объем своих поставок нефти, Америка будет испытывать меньшую потребность в саудовской нефти.

4.2. Реакция США на заключение торгово-экономического договора

России с Ираком

В условиях жесткого контроля со стороны США за действиями стран-участниц антииракской и антитеррористической коалиции серьезным диссонансом прозвучали сообщения из России.

8 августа заместитель официального представителя министерства иностранных дел России Борис Малахов, в интервью одной из российских информационных компаний сообщил о новых планах российско-иракского торгово-экономического сотрудничества. Он заявил: "Долгосрочная программа развития торговли, экономического, промышленного и научно-технического сотрудничества между Российской Федерацией и Республикой Ирак совершенно не противоречит требованиям режима санкций, действующего в отношении Багдада". Далее российский дипломат отметил, что в последние дни активно обсуждается вопрос о готовящейся к подписанию российско-иракской программы долгосрочного экономического сотрудничества, общая стоимость которой, как указывали СМИ, составляет 40-60 миллиардов долларов.

Малахов напомнил, что такой документ действительно существует, о чем российская сторона публично заявляла еще более года тому назад. Срок действия программы определен в 10 лет. Основные параметры Долгосрочной программы были согласованы российской и иракской сторонами. В настоящий момент завершается окончательная доработка этого соглашения. Программа разрабатывается уже продолжительное время, и МИД России регулярно информировал российскую и мировую общественность о ведущейся работе, призванной обеспечить развитие делового сотрудничества между двумя странами,

 

Как постоянный член Совета Безопасности ООН Россия строго придерживается взятых на себя международных обязательств. В полной мере это относится и к Ираку.

Официальный представитель МИДа пояснил также, что ни о каких цифрах (в частности, 40-60 млрд. долларов, упоминавшихся в СМИ) в проекте соглашения речи не идет – оно по своему содержанию является рамочным.

В связи с пояснениями представителя МИДа РФ возникает вопрос: почему упомянутой теме зарубежные средства массовой информации посвятили вдруг так много внимания? Кажется, что основной повод для засомневавшихся в верности России принципам ООН журналистов дал посол Ирака в Москве Аббас Халяф. На пресс-конференции в Москве он сообщил, что в первой половине сентября в Багдаде будет подписан российско-иракский договор об экономическом сотрудничестве общим объемом в 40 миллиардов долларов. По его словам, соглашение охватывает главным образом проекты в сфере энергетики, транспорта и сельского хозяйства. Соглашение будет подписано сначала главой российского правительства в Москве, а затем представителем иракского руководства в Багдаде.

Многие наблюдатели затруднялись с ответом на вопрос, чем больше руководствовался иракский посол, решивший осветить эту тему на пресс-конференции, – желанием выразить удовлетворение поступательным ходом развития российско-иракских экономических связей или настоятельным стремлением привлечь внимание мировой общественности к готовности Москвы развивать долгосрочные связи с Багдадом даже в сложнейших для Ирака условиях военно-политической обстановки, когда Соединенные Штаты последовательно демонстрируют свои воинственные планы в отношении Ирака. Зарубежные обозреватели считают, что, судя по всему, второй мотив – желание привлечь внимание – все же больше присутствует в действиях иракской стороны. Разумеется, большинство российских обозревателей такого мнения не разделяют.

Большинство зарубежных аналитиков и ряд российских специалистов по вопросам внешней политики уверены в том, что российско-иракское экономическое сотрудничество гораздо стремительнее и успешнее развивалось бы в условиях снятия санкций с Ирака. А для этого Багдаду непременно пришлось бы выполнить основное требование ООН, которое последовательно поддерживает и российская сторона, – принять у себя инспекторов ООН и через сотрудничество с ними предоставить миру доказательства того, что страна отказалась от притязаний на обладание оружием массового уничтожения. В то время как стойкое нежелание Багдада выполнить это требование, равно как и планы развоевавшегося Вашингтона, не только ставят под вопрос успешную реализацию долгосрочных российско-иракских экономических проектов, но и подталкивают регион и мир к опасной грани очередной войны, со всеми вытекающими из нее последствиями.

В деловых кругах и в государственных структурах России, в частности, в министерстве транспорта России ситуацию, сложившуюся в российско-иракских связях и вокруг них понимают следующим образом: "Транспортники проявляют огромный интерес к сотрудничеству с Ираком. Он распространятся на такие сферы взаимодействия, как строительство дорог, портов, аэропортов, трубопроводов. Наши специалисты уже сейчас находятся в Ираке, изучают местные условия и ведут прикидочную подготовку к сотрудничеству в упомянутых областях. Но без снятия санкций с Ирака такое сотрудничество абсолютно невозможно. Наша подготовительная работа направлена на то, чтобы реальные работы начались сразу после снятия санкций".

Как объяснял в апреле бывший вице-премьер правительства, бывший министр финансов и бывший глава делегации на переговорах с Парижским клубом Александр Шохин, по состоянию на 2002 год Ирак должен России около 6 млрд. долларов после всех списаний и реструктуризаций.

Кроме того, по его словам, у России были большие планы на участие в восстановлении иракской экономики и нефтяного сектора. Российские компании стояли в первых рядах на контракты по восстановлению существующих в Ираке нефтедобывающих производств, нефтеперерабатывающих и на новые проекты. Поэтому, считает Шохин, потери России двоякого рода: долговые, потому что ясно, что расширение экспорта иракской нефти – это был единственный источник возврата российских долгов, и, в равной степени, мы теряем источник получения заказов для российских фирм

Нынешний председатель наблюдательного совета инвестиционной группы "Ренессанс-Капитал" Александр Шохин считает, что "по этим двум каналам доходы посчитать не очень сложно. Их компенсация должна быть оценена в миллиардах долларов, а сделать это можно двояким путем. В частности, какими-то прямыми долгосрочными поставками российской нефти, в том числе в рамках формирования стратегического резерва США. То есть Россия теряет свои финансовые активы, в том числе из-за активной жизненной позиции США, но должна скомпенсировать это уменьшением долга перед Парижским клубом за счет долгов бывшего СССР".

По мнению Шохина, "этот размен вполне возможен, тем более что США всегда тяготели к тому, чтобы советские долги раскассировать. Здесь мы сталкивались с сопротивлением Германии и других основных кредиторов, а США вполне могут сейчас выступить главным инициатором этой схемы. Поэтому самый простой способ – это списание советских долгов, тем более что Россия так и не получила никакого вознаграждения за активное участие в антитеррористической операции".

Администрация Буша сдержанно отреагировала на сообщения о готовящемся подписании соглашения об экономическом сотрудничестве России и Ирака. "Мы уверены, что Россия понимает свои обязательства в рамках резолюций Совета Безопасности ООН и продолжит их выполнять", – заявила журналистам официальный представитель Белого дома Клэр Бьюкен в Кроуфорде (штат Техас) на семейном ранчо президента США Джорджа Буша во время его летнего отпуска. Следует особо подчеркнуть, что для госдепартамента США известие о готовящемся российско-иракском соглашении явилось полной неожиданностью. Так же как и Белый дом, государственный департамент США выразил надежду на то, что реализация этого документа не приведет к нарушению режима санкций, введенных ООН в отношении Ирака.

Рейтинг@Mail.ru