Ирак – болевая точка планеты

Владимир Вольфович Жириновский
Ирак – болевая точка планеты

Один из июньских номеров "Нью-Йорк Таймс" был посвящен рассмотрению вопроса о том, какую стратегию следует выбрать. Так гражданские сотрудники Пентагона и некоторые члены Национального совета по безопасности, по словам представителей администрации и конгрессменов, выступают резко против плана, предполагающего совместные наземные операции американского спецназа и сил иракской оппозиции по афганской модели.

Газета сообщала, что в частных беседах представители объединенного комитета начальников штабов говорят, что разница между Ираком и Афганистаном слишком велика, и полагаться в обоих случаях на одни и те же методы не стоит. Военные считают, что если применять силу, то лучше наносить решительный удар с использованием превосходящих сил.

Начальники штабов отмечают, что для вторжения придется мобилизовать как минимум 200 тысяч военнослужащих. Они опасаются, что Хусейн будет обороняться с помощью биологического и химического оружия. Кроме того, по их мнению, продолжительная оккупация Ирака может привести к тяжелым последствиям.

Представители администрации Буша согласны с тем, что иракского лидера необходимо отправить в отставку, но они по-разному оценивают военную мощь Ирака и способность США справиться с правительством этой страны ограниченными средствами.

Обсуждаются три подхода: материально-техническая поддержка и предоставление разведывательных данных врагам Хусейна в надежде на мятеж иракских военных; военно-воздушная поддержка оппозиционных групп и ограниченные наземные операции; открытое вторжение сил США.

В качестве руководителя военными действиями в Ираке президент Буш назначил главу генштаба генерала Томми Фрэнкса. 21 июня в министерстве обороны США генерал Фрэнкс выступил с докладом на тему о способах свержения Хусейна. Позднее свои предложения генерал передал Бушу.

Организация военного переворота – один из наиболее предпочтительных вариантов, но сотрудники Центрального разведывательного управления считают, что у переворота мало шансов на успех. Уже более десяти лет они безуспешно пытаются подорвать позиции Хусейна, однако это не удается. Хусейн в свою очередь принимает тщательные меры предосторожности.

Второй вариант получил поддержку после успешной американской кампании в Афганистане. Войска спецназа США могут войти в южный Ирак и создать там свободную зону. Затем силы оппозиции могут начать наступление на Багдад, а США предоставят им материально-техническую поддержку, разведданные и прикрытие с воздуха.

Главными сторонниками этой стратегии являются гражданские сотрудники Пентагона во главе с заместителем министра обороны Полом Вулфовицем и генералом Уэйном Даунингом, заместителем национального советника по борьбе с терроризмом.

Предполагается, что в настоящее время позиции Хусейна не так сильны, как во время войны в Персидском заливе, и силы оппозиции могут рассчитывать на массовое дезертирство из армии Ирака. Противники этого плана говорят, что не стоит надеяться на то, что эта операция будет такой же успешной, как война в Афганистане. Силы Северного альянса, который поддерживали США, и талибов были примерно равны. В Ираке совсем иная ситуация.

По мнению критиков, даже в случае проведения ограниченных операций, войскам США придется столкнуться с угрозами, которых не было в Афганистане, в частности с наземной противовоздушной обороной и возможным использованием оружия массового поражения.

По словам чиновников, скорее всего американские и, возможно, британские войска начнут масштабное вторжение в Ирак. Некоторые наблюдатели называют этот вариант "Малой войной в Персидском заливе", поскольку в ней примет участие в два раза меньше военнослужащих, чем в 1991 г. (подробнее о вариантах операции по свержению Саддама Хусейна см. главу 3).

В конце июля сего года официальную точку зрения в отношении Ирака и режима Саддама Хусейна с объяснением, почему он представляет угрозу для его собственного народа, для его соседей, для всего региона и, фактически, для всего мира, высказал заместитель официального представителя Государственного департамента США Филип Рикер. По утверждению Рикера угрозы исходят из усилий Саддама по разработке оружия массового поражения, его нежелания выполнять требования резолюций Совета Безопасности ООН, с которыми он сам же согласился по окончании войны в Персидском заливе, его поддержки терроризма, его варварского отношения к народу его собственной страны.

Рикер отверг полезность гаданий по поводу того, что может, а что не может произойти в ближайшее время, а также полезность выдвижения идей, высказывания мыслей или построения планов, не приносящих большой пользы. "Мы весьма ясно выразили наши опасения и дали понять, что мы очень и очень внимательно следим за развитием ситуации. Мы ведем переговоры с нашими друзьями и союзниками, мы публично выражаем нашу озабоченность, но Президент сказал, что он не получал никаких официальных рекомендаций от своих советников по национальной безопасности и не принимал никаких решений. Но наша политика остается весьма четкой. Мы наблюдаем за Ираком. Мы полагаем, что смена тамошнего режима пошла бы на благо всем нам, включая иракцев, включая те страны региона, для которых Саддам Хусейн представляет прямую угрозу, а также остальных из нас, кого должны очень сильно беспокоить его попытки разработать оружие массового поражения и создать возможности для его использования".

Выступая 16 августа перед журналистами на семейном ранчо вблизи г. Кроуфорда (штат Техас), Буш заявил, что ни у кого не должно быть "сомнений в том, что этот человек (Саддам Хусейн) бросает вызов всему миру, что он травил газами свой собственный народ, что его боятся соседи, и что он стремится заполучить оружие массового поражения. Я намерен использовать самые последние данные разведки для принятия информированных решений о том, как сохранить мир во всем мире, как лучше защитить свободу на самую далекую перспективу…Мы будем продолжать наши консультации и с республиканцами и демократами. Речь идет о нормальных дебатах, где люди выражают свою точку зрения. Люди должны иметь возможность высказать свое мнение. Но Америка должна знать, что я буду принимать решения на основе самых последних данных разведки и исходя из самых надежных вариантов защиты нашей страны, а также наших друзей и союзников".

Один из главных идеологов американской внешней политики – госсекретарь США Колин Пауэлл уже в начале этого года заявлял, что он поддерживает высказывание президента Джорджа Буша о том, что Северная Корея, Иран и Ирак являются странами "оси зла". В феврале, выступая в эфире телекомпании Си-Би-Эс, Пауэлл сообщил, что Вашингтон располагают данными об угрозе со стороны этих стран для безопасности и интересов США.

Он утверждал, что Иран "продолжает спонсировать террористическую деятельность", поддерживать такие организации как "Хезболла", а также пытается установить "чрезмерное влияние" на западе Афганистана и даже в Кабуле.

При этом Пауэлл сообщил, что по данному вопросу США "не согласны" с позицией России, заявляющей об отсутствии доказательств о причастности Ирана к террористической активности. Госсекретарь утверждал, что, по его мнению, такую причастность "почти никто не оспаривает".

Колин Пауэлл также заявил, что Иран и Северная Корея продолжают попытки создания баллистических ракет. Сославшись на новые данные разведки, госсекретарь сказал, что Северная Корея не только не прекратила работы в этой области, но "пытается увеличить потенциал ряда систем, которые он предлагают на экспорт, и это опасно".

В отношении Ирака, Колин Пауэлл заявил, что США "знают" об иракских разработках по оружию массового уничтожения, и поэтому Багдад должен допустить международных инспекторов, если хочет доказать, что такие разработки в этой стране не ведутся.

В августовском интервью "Би-би-си" другой влиятельный член администрации Буша – советник по национальной безопасности Кондолизза Райс заявила, что существуют неопровержимые аргументы в пользу отстранения от власти иракского лидера Саддама Хусейна, хотя Президент Буш пока и не решил, как это будет сделано: "Он (президент Ирака) применял химическое оружие против собственного народа и своих соседей. Он вторгался на территорию соседних государств. По его приказам убиты тысячи его соотечественников. Он отдает приказы об обстреле наших самолетов в бесполетной зоне, где мы пытаемся обеспечить выполнение резолюций ООН, и он, несмотря на проигранную им войну – войну, начатую, между прочим, им самим, – пытается вести переговоры с ООН как победитель. Я считаю, что эти обвинения говорят сами за себя"

По словам Райс, в истории можно найти много примеров бездействия в отношении диктаторов, которых следовало остановить прежде, чем они становились вдохновителями массовых убийств.

"Нам нужно просто проанализировать исторические события и спросить себя, скольких диктаторов, которые превратились в величайшую глобальную угрозу и организовали истребление миллионов людей, мы должны были вовремя остановить. Над этим вопросом действительно стоит задуматься", – заявила она.

Вопрос о том, атаковать или не атаковать Ирак, вызвал горячие споры и в средствах массовой информации США, и в Конгрессе. Все согласны с тем, что Саддам представляет собой угрозу, однако пока нет единого мнения, стоит ли предпочесть упреждающий военный удар продолжению нынешней политики сдерживания в отношении этого режима.

Так, сенатор Карл Левин (демократ от штата Огайо), председатель сенатского Комитета по делам Вооруженных Сил, недавно заявил, что нападение на Саддама может спровоцировать то, чего мир больше всего опасается с его стороны – применения химического и биологического оружия.

По словам Райс, если в качестве способа отстранения Саддама будет выбрано военное вторжение, то следующим этапом кампании должны стать меры по повышению уровня жизни населения Ирака и других стран региона. "Я считаю, что после окончания любых действий, которые могут быть предприняты нами для смены режима, мы все будем обязаны заняться улучшением жизни народа этой страны и народов региона", – заявила она.

 

И хотя администрация Буша еще не приняла решения о нанесении военного удара, она уже взаимодействует с группами иракской оппозиции в вопросах подготовки к постсаддамовской эпохе. Администрация дополнительно выделила Иракскому национальному конгрессу 8 млн. долларов на издание газеты, вещание антисаддамовских программ на Ирак и осуществление программ гуманитарной помощи. Кроме того, администрация принимает конкурсные заявки от неправительственных организаций на получение 6,6 млн. долларов, предназначенных для финансирования программ доставки гуманитарной помощи населению Ирака.

Отвечая на вопрос ведущего "Би-би-си", не следует ли в качестве следующего шага в контексте войны с терроризмом содействовать разрешению конфликта между израильтянами и палестинцами вместо того, чтобы начинать военные действия против Ирака, Райс заявила, что президент Буш ведет очень активную работу по оказанию содействия обеим сторонам в деле установления мира.

"Президент представил очень активную программу действий и очень конструктивную перспективу урегулирования на Ближнем Востоке, предусматривающую сосуществование двух государств. Он выступил с гораздо более открытыми заявлениями о двух государствах, чем любой его предшественник на посту американского президента. Он назвал будущее государство Палестиной, и это изменило сам характер спора, – заявила Райс. – Для того чтобы этот замысел осуществился, должно появиться такое палестинское руководство, которое было бы готово вести борьбу с терроризмом по существу".

1.2. Ставка на иракскую оппозицию.

В августе Соединенные Штаты планировали принять в Вашингтоне шестерых лидеров иракской оппозиции, чтобы обсудить вопрос о будущем Ирака. На этой встрече, которую совместно организовали заместитель государственного секретаря США Марк Гроссман и заместитель министра обороны США Дуглас Фейт, должны были "обсуждаться дальнейшие шаги в координационной работе администрации Буша с деятелями иракской оппозиции" и меры по поощрению "координации и сотрудничества между этими группировками".

На встречу были приглашены следующие шесть лидеров иракской оппозиции: "Шариф Али бен Хуссейн, представляющий Движение за конституционную монархию; Аяд Аллави, представляющий организацию "Иракское национальное согласие"; Мохаммед Бакир аль-Хаким, представляющий Верховный совет Исламской Революции в Ираке; Массуд Барзани, представляющий Демократическую партию Курдистана; Ахмед Чалаби, представляющий Иракский национальный конгресс; и Джалал Талабани, представляющий Патриотический союз Курдистана". По мнению принимающей стороны, приглашенные представляют "наиболее видные иракские оппозиционные группировки". Американцы по-прежнему считают, что режим Саддама Хусейна является "угрозой для его собственного народа, для его соседей, для всего региона и, фактически, для всего мира". Приглашенные представляют наиболее видные иракские оппозиционные группировки, на которые США возлагают большие надежды в том, чтобы поднять координацию и сотрудничество между этими группировками на новый уровень, а в этом и состоит цель проведения этой встречи – стимулировать этот процесс. Американцы будут продолжать свои усилия по организации более масштабной, более представительной конференции иракской оппозиции, которая планируется в ближайшие месяцы.

9 августа состоялась ранее запланированная встреча лидеров иракской оппозиции с представителями госдепартамента и министерства обороны США. Американскую сторону представляли заместитель государственного секретаря по политическим вопросам Марк Гроссман и заместитель министра обороны по политическим вопросам Дуглас Фейт.

Заместитель официального представителя государственного департамента Филипп Рикер сообщил, что американские представители и лидеры иракской оппозиции провели "плодотворную дискуссию", направленную на укрепление сотрудничества с целью устранения режима Саддама Хусейна.

Ниже приводятся выдержки из заявления заместителя официального представителя госдепартамента Филиппа Рикера о состоявшейся 9 августа встрече с лидерами иракской оппозиции:

"Лидеры иракской оппозиции встретились сегодня в Государственном департаменте с заместителем Государственного секретаря по политическим вопросам Марком Гроссманом и заместителем министра обороны по политическим вопросам Дугласом Дж. Фейтом.

На встрече присутствовали следующие иракские лидеры: Шариф Али бин Хусейн из Движения за конституционную монархию, Ияд Аллави из Иракского национального соглашения, Абделазиз аль Хаким (представлявший Мухаммада Бакра аль-Хакима) из Верховного совета исламской революции в Ираке, Хошияр Зебари (представлявший Масуда Барзани) из Демократической партии Курдистана, Ахмад Чалаби из Иракского национального конгресса и Джалал Талабани из Патриотического союза Курдистана.

Группа провела плодотворную дискуссию, направленную на координацию работы правительства США с иракской оппозицией и укрепление сотрудничества между иракскими оппозиционными группами. На встрече были рассмотрены перспективы проведения большой расширенной политической конференции иракской оппозиции в ближайшие несколько месяцев.

Соединенные Штаты и иракская оппозиция разделяют идею лучшего будущего для иракского народа после ухода Саддама Хусейна и его режима. Наше видение предполагает демократический Ирак с правительством, которое соблюдает права своих граждан и власть закона, больше не угрожает своим соседям, отказывается от создания оружия массового поражения и от обладания им, поддерживает территориальную целостность страны. Мы считаем, что эту цель разделяет международное сообщество. США продолжат работать с теми, кто добивается политических перемен в Ираке, и с международным сообществом для достижения прогресса на пути к этой общей цели".

Другой видный деятель иракской оппозиции – один из лидеров Иракского национального конгресса – в августе подтвердил свою приверженность будущему демократическому правлению в Ираке. Выступая в Вашингтоне 8 августа, официальный представитель Иракского национального конгресса Шариф Али Бин Аль-Хусейн заявил журналистам, что оппозиционные группы в Ираке готовы играть активную роль в переходе к демократическому режиму.

"Иракская оппозиция обеспечит территориальную целостность Ирака, преемственность его институтов и восстановит в Ираке демократию и власть закона", – заявил Аль-Хусейн 8 августа на пресс-конференции в Вашингтоне.

Аль-Хусейн, двоюродный брат последнего короля Ирака из династии Хашемитов, и другие лидеры иракской оппозиции должны были встретиться 9 августа с представителями государственного департамента и министерства обороны для обсуждения их предложений по строительству демократического Ирака.

"Мы приветствуем эту возможность представить наши доводы правительству США единым фронтом, в один голос и защитить права и надежды иракского народа", – сказал он.

Аль-Хусейн подчеркнул непопулярность правительства Саддама Хусейна и необходимость смены режима. По его словам, торжества в связи с вызывающей речью Саддама Хусейна ранее в тот день проводились под оружейным прицелом.

"Все население Ирака находится в оппозиции к Саддаму Хусейну. Никто в Ираке не будет защищать режим, в том числе военные – и регулярная армия, и Республиканская гвардия… Весь Ирак много лет страдал от гнета режима Саддама Хусейна, и в Ираке нет ни одного человека, который будет воевать за него или защищать его", – заявил он.

Аль-Хусейн отметил, что другие страны региона, включая Саудовскую Аравию, Сирию и государства Персидского залива, вторят этим настроениям, но возражают против американской военной кампании в регионе, беспокоясь за безопасность иракского народа. Поэтому он предположил, что Соединенные Штаты, если они решат направить войска против Саддама Хусейна, должны подчеркивать, что их решение нацелено только на структуру государственной власти, и не допускать ущерба гражданской инфраструктуре.

Однако до решения вопроса о военном вмешательстве, предостерег Аль-Хусейн, международное сообщество должно много работать с оппозиционными группами над подготовкой проекта, обеспечивающего гладкую передачу власти временному правительству.

"Мы категорически отказываемся менять одного диктатора на другого. Этот вариант неприемлем для оппозиции и для иракского народа, и мы не считаем, что такой вариант должен рассматривать кто-то еще в международном сообществе или в регионе", – заявил он.

Точные контуры будущего иракского правительства еще предстоит определить, хотя несколько оппозиционных групп представили разнообразные идеи – от конституционной монархии до республики по американскому образцу. Аль-Хусейн считает основным вопросом не форму власти, "а восстановление демократии и справедливое обращение с иракским народом".

"Мы хотим дать иракскому народу возможность прийти на избирательные участки и выбрать систему власти, которая ему нужна, и правительство, которое будет им управлять", – сказал он.

Отвергая опасения, что этническое и политическое разнообразие Ирака будет препятствовать процессу восстановления, Аль-Хусейн заявил, что иракская оппозиция остается единой в своей цели – создать демократическое правительство. По его словам, у Ирака есть необходимые средства для построения демократии.

"У него есть действующие государственные институты. У него есть структуры. У него есть образованное население. У него есть огромное богатство и ресурсы. Лишь бездействие осложнило бы национальное строительство в Ираке", – отметил Аль-Хусейн.

Однако с учетом прошлого опыта отношений с правительством Саддама Хусейна и продолжающейся реализации иракских программ по биологическому, химическому и ядерному оружию, Аль-Хусейн предупредил, что международное сообщество не может позволить себе вечно игнорировать эту угрозу. По его словам, в случае американской атаки иракская оппозиция восстанет против режима Саддама Хусейна.

"Мы в оппозиции, которую вы видите снаружи, и оппозиции, которую вы не видите изнутри, восстанем против Саддама в случае американской атаки, – заявил он. – Мы не будем сидеть, сложа руки, и ждать событий. Мы возглавим события. И сейчас мы пытаемся также возглавлять политический процесс, поскольку это действительно наше дело. Речь идет об иракском народе… и мы сохраняем за собой право решать, какая форма власти придет после Саддама Хусейна".

Другие представители иракской оппозиции в эмиграции обсуждали экономические проблемы Ирака. В Вашингтоне 6-7 августа группа экономистов иракского происхождения провела встречу в государственном департаменте, посвященную анализу экономического положения нынешнего Ирака и будущего Ирака, свободного от диктатуры Саддама Хусейна. В дискуссии принимал участие – д-р Салах Аль-Шейхли, признанный в международных кругах экономист, который десять лет проработал в высших эшелонах иракских институтов государственного планирования. Ниже изложены некоторые высказывания видного экономиста, которые помогут лучше понять настроения в среде иракской оппозиции.

Аль-Шейхли является представителем целого поколения иракских профессионалов. Получив в 1968 году докторскую степень в Великобритании, Аль-Шейхли вернулся в Багдад. В интервью корреспонденту американского агенства "Ю-Си-Эй" Аль-Шейхли рассказал о себе: "В 26 лет я был адъюнкт профессором экономики развития в Багдадском университете. Потом занимал несколько должностей в правительстве, в том числе работал директором Статистического бюро, заместителем директора Государственного планового комитета и управляющим Центральным банком. В 1976 году я возглавил Иракский фонд – программу содействия развитию Ирака, действующую в Южной Америке, Африке и в арабском мире. В те годы мы осуществляли серьезные программы в Афганистане…

О тех годах, с 1968 по 1978, я вспоминаю как о самом лучшем десятилетии… В Багдаде тогда расцветали профессиональные таланты, мы были молоды и страстно хотели осуществить свои мечты. Мне было 36 лет, когда я возглавил Центральный банк. Если в те ранние годы мы и сомневались в Саддаме Хусейне, то думали, что он исправится. Ведь он практически мой ровесник, всего на два года старше".

В 1978 году ООН предложила Аль-Шейхли возглавить Арабское бюро Программы развития ООН (ЮНДП) в Нью-Йорке. Несколькими годами позже, по словам Аль-Шейхли, "начались преследования", и ему не позволили вернуться на прежнюю должность в Багдаде, поскольку Саддам Хусейн ввел широкие меры против лиц, чьи мнения он считал политическим несогласием, и их родственников.

Аль-Шейхли уверен, что стал для режима мишенью в отместку за политическую деятельность своего двоюродного брата – бывшего министра, который в начале 1980-х попал в тюрьму, а затем был убит в Багдаде. В 1983 году Аль-Шейхли решил не возвращаться в Багдад, а поступить на работу в международный аналитический центр, связанный с Оксфордским колледжем св. Иоанна в Великобритании. Об этом периоде своей жизни он говорит: "В колледже св. Иоанна мы одними из первых стали изучать финансовые и торговые процессы, которые сейчас называют "новым экономическим порядком".

 

Аль-Шейхли считает, что он и его коллеги, родившиеся в Ираке, не дали "заржаветь" своей экономической смекалке. "Люди говорят об иракской диаспоре так, будто мы сидим сложа руки. Напротив, экономисты вроде меня работают в учреждениях ООН и в других международных институтах. Мы работаем консультантами во многих арабских странах. И многие из нас, собравшихся за этим столом (в Вашингтоне), обладают большим опытом работы в таких финансовых институтах, которые могут помочь Ираку войти в новую мировую экономику", – отметил он.

С чем бы он рассчитывал столкнуться сегодня, если бы вернулся на пост руководителя Центрального банка Ирака? Аль-Шейхли ответил: "С хаосом, поскольку Центральный банк больше не выполняет своей институциональной роли в экономике. Он не регулирует обменный курс или процентные ставки, эти решения контролируются режимом. В действительности Саддам и его сыновья контролируют печатные станки и просто выпускают больше денег".

Напомнив о динамичном характере иракских бизнесменов, Аль-Шейхли сказал: "Я верю, что в Ираке еще остались профессионалы, но их работу надо упорядочить. Нынешняя система предлагает мало наград – нет рабочих мест, нет стимулов, только высокая стоимость жизни, ломающая реальный экономический рост".

На вопрос об утверждениях Ирака о том, что санкции ООН разрушили иракскую экономику, Аль-Шейхли ответил, что, по его мнению, эти претензии носят исключительно политический характер. "Когда в 1976 году я ушел из Центрального банка, страна имела активный баланс в 40 млрд. долларов. К 1990 году, к концу первой войны в Заливе, которая велась против Ирана, иракский долг составил 42 млрд. долларов. В иранской экономике после войны дела обстояли гораздо лучше (чем в иракской) по той причине, что Иран на ранней стадии войны ограничил свои расходы. Саддам думал, что может одновременно вести войну и наполнять потребительский рынок". Аль-Шейхли подчеркнул пагубные последствия решения Ирака не продавать нефть в 1990-1996 годах, а затем приостанавливать ее добычу по политическим мотивам. В результате, сказал он, государственный и коммерческий долг Ирака в размере 42 млрд. долларов не обслуживался 12 лет и вырос до 130 млрд. долларов.

Эта задолженность была одной из нескольких проблем, обсуждавшихся иракскими экономистами, которые собрались 6-7 августа в Вашингтоне. Они образуют "Рабочую группу по государственным финансам" – одну из более десятка экспертных рабочих групп, заседающих в рамках проекта госдепартамента "Будущее Ирака". Рабочая группа по финансам подготовит ряд докладов, которые, по мнению Аль-Шейхли, смогут послужить основой для дальнейших дискуссий с другими экономистами и политическими активистами иракского происхождения, стремящимися определить будущее Ирака.

Группа надеется, что ее рекомендации помогут новому правительству привести иракскую экономику в соответствие с мировыми рынками и содействовать развитию частного сектора. Сейчас она ставит перед собой задачу провести исследования и подготовить доклады по трем областям, критически важным для экономического будущего Ирака. Одна группа экономистов даст всестороннюю оценку нынешнего состояния иракской экономики. Вторая группа изучит потребность и способность Ирака взаимодействовать с основными международными финансовыми институтами. Третья группа предложит экономические меры, позволяющие обеспечить стабильность и развитие в решающий период после смены режима в Ираке.

На вопрос о том, будут ли преданы огласке их выводы, Аль-Шейхли ответил: "Мы готовим доклады, в первую очередь, для себя. Однако я ожидаю, что мы будем использовать наши выводы и доклады для просвещения политиков, которым всем надо понимать реальность, чтобы после смены режима в Ираке мы смогли эффективно работать. Без прочной экономической основы для принятия решений есть опасность угодить в порочный круг".

Д-р Аль-Шейхли провел консультации с членами Иракского национального альянса (ИНА), в который он входит, и пятью другими иракскими оппозиционными партиями, которые встречались 9 августа с высокопоставленными представителями администрации Буша. Аль-Шейхли рассматривает эту встречу как очень важную возможность по объединению усилий оппозиционных партий, а также как эффективный инструмент по вовлечению администрации США в диалог о будущем Ирака.

Сразу же после встречи с лидерами иракской оппозиции администрация Буша от слов перешла к делу. Для поддержки средств массовой информации, покрытия административных расходов и оказания гуманитарной помощи США предложили Иракскому национальному конгрессу (ИНК) еще 8 млн. долларов в рамках нового соглашения о сотрудничестве. Об этом на брифинге в Государственном департаменте США в Вашингтоне 14 августа сообщил заместитель официального представителя Госдепартамента Филипп Рикер. По его словам, государственный департамент уведомил Конгресс США о своем намерении предоставить ИНК эти деньги еще 23 мая, и теперь ждет от ИНК официального ответа.

"Мы очень хотим продолжать оказывать поддержку Иракскому национальному конгрессу, издаваемой им газете, принадлежащей ему телестанции, его региональным отделениям, бюро гуманитарной помощи. Поэтому мы полагаем, что они смогут продолжать играть весьма продуктивную и полезную роль посредством деятельности, предусмотренной этим новым соглашением", – отметил Рикер. По словам Рикера, выделяемые средства рассчитаны на освоение в период с июня 2002 года до декабря 2002 года.

Рикер также заявил, что США хорошо понимают опасения иракской оппозиции, учитывая имеющийся у Саддама Хусейна опыт массового подавления и убийства его политических противников и тот факт, что в прошлом он уже использовал химическое оружие против мирных жителей.

Рейтинг@Mail.ru