Ирак – болевая точка планеты

Владимир Вольфович Жириновский
Ирак – болевая точка планеты

Наблюдатели сходятся во мнении, что сегодня даже слабое подобие группировки многонациональных сил во главе с США времен проведения "Бури в пустыне" – непосильная задача для Белого дома. Вряд ли удастся Вашингтону сформировать и что-нибудь похожее на антиталибскую коалицию прошлого года перед началом операции в Афганистане.

Военно-политические цели разгрома Ирака настолько не очевидны, что доказать мировому сообществу, и даже ближайшим союзникам их явную необходимость Вашингтону на этот раз не удается. В настоящее время Белый дом, понимая бесперспективность усилий в этом направлении, задачу по формированию очередного представительного антииракского альянса фактически перед собой уже и не ставит.

Разгром Багдада вполне по силам группировке вооруженных сил одних лишь Соединенных Штатов. Вполне вероятно, что в силовой акции, как и в прошлом, будет участвовать воинские части самого верного союзника Белого дома – Великобритании. Нельзя исключать и того, что богатые королевства и эмираты Персидского залива дальше словесного неодобрения политики США по отношению к Ираку и на этот раз не пойдут. И, несмотря на их критику в адрес президента Буша, они смогут предоставить в распоряжение Пентагона необходимую инфраструктуру региона, включая военно-воздушные, военно-морские базы и складские сооружения. Вместе с тем Соединенные Штаты, при одном из возможных планов военной операции, могут вовсе обойтись без этой инфраструктуры и подвергнуть Ирак мощным многодневным ракетно-бомбовым ударам только с использованием авианосной авиации, кораблей – носителей крылатых ракет и самолетов бомбардировочного авиационного командования с острова Диего-Гарсия в Индийском океане.

Зарубежные и российские обозреватели отмечают, что за последнее время давление Соединенных Штатов на Россию с целью дальнейшего ужесточения санкций ООН в отношении Багдада значительно усилилось. Помимо этого однозначная российская поддержка Ирака может привести к определенной изоляции Кремля от Запада, что вовсе не согласуется с общим курсом администрации президента Путина. Что касается гипотетического одобрения Москвой силовых акций США, то они будут явно свидетельствовать о дальнейшей утрате самостоятельности в проводимой Российской Федерацией линии на мировой арене. И то и другое, по всей видимости, одинаково плохо для Москвы. Тем не менее, сделать некоторые предположения сегодня можно.

В этой сложной ситуации по формированию антиамериканской и антииракской коалиций особое место по-прежнему занимает Россия. Военный обозреватель "НГ" М.Ходаренок считает, что перспективы создания единого фронта исламских государств против США и их союзников в апреле этого года просматривались достаточно малореальными, даже, несмотря на то, что значительная часть стран Арабского Востока неодобрительно относится к маневрам США вокруг Ирака. Возможность выработки единой с европейскими странами позиции России в отношении Ирака выглядит тоже достаточно туманно. Далее неодобрения на словах (и то в самых осторожных выражениях) самые решительные европейские критики американской позиции по Ближнему и Среднему Востоку не пойдут. Таким образом, поиск Россией гипотетических союзников для противодействия проводимой США политике в регионе достаточно проблематичен. И это будет до тех пор, пока не будут формулированы долговременные политические цели очередной конфронтации с США.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Написание этой книги совпало по времени с подготовкой администрацией президента Буша военной операции против Ирака. Подготовка растянулась фактически на год. В течение этого времени происходило нарастающее давление со стороны Вашингтона на руководство Ирака, что в свою очередь инициировало ответные защитные действия как со стороны Ирака, так и со стороны других "стран-изгоев". Более критическую и более осторожную политику в отношении поддержки США в предстоящей военной акции стали занимать и ведущие европейские государств. Особую и неизменную позицию в отношении Ирака продолжали занимать Россия, Китай и Индия. В книге была сделана попытка проследить хитросплетения дипломатического, политического, информационного, экономического и, наконец, военного противоборства Вашингтона и Багдада.

В Пентагоне уже разработаны планы по вторжению в Ирак и отстранения от власти президента Саддама Хусейна. Однако отсутствие правдоподобного предлога и законного основания до сих пор не позволяли президенту Бушу принять окончательное решение о начала операции. За 2002 год сроки начала операции неоднократно переносились. В открытой печати назывались даты начала операции: в марте, июне, сентябре, октябре 2002 года и, наконец, в феврале 2003 года.

За 2002 год произошли существенные сдвиги в понимании международным сообществом истинной роли Соединенных Штатов в мире. После событий 11 сентября ореол страны-мученицы и жертвы безжалостных террористов стал постепенно тускнеть и превращаться в символ страны-мстительницы, которая поклялась словами своего президента, наказывать кого бы то ни было, и где бы то ни было, если так пожелает президент. Такое поведение Буша не могло остаться незамеченным как в демократическом американском обществе, так и во всем цивилизованном мире, которые традиционно всегда болезненно реагировали на ущемление прав человека. Воинственные призывы Буша, подогреваемые, прежде всего, его ближайшим "ястребиным" окружением – вице-президентом Чейни и министром обороны Рамсфелдом при активном одобрении госсекретаря Пауэлла – в последнее время стали все больше наталкиваться на критику со стороны американского конгресса, видных политиков, бывших крупных государственных деятелей, широкой американской общественности, а также руководителей ведущих государств мира, не говоря уже о явном осуждении со стороны большинства арабских государств.

С неожиданной публикацией в "Вашингтон пост" от 6 сентября выступил бывший президент США Джимми Картер. В своей статье Картер подверг острейшей критике нынешнего президента, заявив, что Буш за время своего правления изменил Америку и не в лучшую сторону. Ниже приводятся некоторые фрагменты из этой статьи.

"На наших глазах происходят фундаментальные изменения в политике США в отношении прав человека, нашей роли в мировом сообществе и в мирном процессе на Ближнем Востоке, зачастую без предварительных открытых дебатов, исключая те случаи, когда они происходят в недрах самой администрации. Некоторые из этих изменений вызваны быстрой и благоразумной реакцией президента Буша на события 11 сентября, однако, другие уходят корнями в амбиции и далеко идущие планы консерваторов, которые воспользовались ситуацией и действуют под прикрытием объявленной войны с терроризмом.

Некогда наша страна являлась признанным повсеместно эталоном соблюдения прав человека. Теперь же мы стали объектом критики для уважаемых международных организаций, борющихся за эти базовые принципы существования демократического общества. Мы игнорировали или потворствовали злоупотреблениям в тех государствах, которые формально поддержали нашу борьбу с терроризмом, в то же время, заключая под стражу без обвинения и суда американских граждан "как вражеских солдат", не предоставляя им права на юридическую защиту.

Эта практика уже подверглась осуждению в федеральных судах, но министерство юстиции остается непреклонным, и проблема все еще остается нерешенной. Несколько сотен пленных талибов находятся на Гуантанамо по тем же самым причинам. Министерство обороны декларирует, что они не смогут выйти на свободу даже в том случае, если когда-то их невиновность будет доказана. Подобные действия ничем не отличаются от действий тиранических режимов, которые исторически осуждались американскими президентами.

В то время как президент ограничивает правосудие, американцы ежедневно подвергаются давлению со стороны вице-президента и других представителей администрации, убеждающих их в существовании разрушительной угрозы со стороны Ирака и настаивающих на немедленном отрешении Саддама Хусейна от власти. Наши иностранные союзники, равно как бывшие руководители американской администрации, неоднократно заявляли, что в настоящий момент Багдад не представляет реальной угрозы для США.

Ведь совершенно очевидно, что в условиях эффективного наблюдения и колоссального военного превосходства США любое агрессивное действие Хусейна против соседей, любое самое незначительно ядерное испытание, потенциальная угроза применения оружия массового поражения или попытки снабдить такими технологиями террористические организации – это смертный приговор для Багдада. В то же время, велика вероятность того, что в случае американского нападения такое оружие будет использовано против Израиля или самих американских войск в регионе.

Безусловно, мы не можем игнорировать разработку химического, бактериологического или ядерного оружия, но война с Ираком – это не решение проблемы. Совершенно необходимо, чтобы ООН добилась проведения неограниченной инспекции объектов в Ираке. Но так уж произошло, и это, по-видимому, не случайно, что подобная возможность становится все более нереальной из-за нашего пренебрежения ближайшими союзниками.

Очевидно, действуя наперекор госсекретарю и частично президенту, вице-президент низводит подобный вариант развития событий до уровня упущенных возможностей. Фактически, мы демонстрируем остальному миру абсолютно неконструктивный подход и отрицаем взятые на себя международные обязательства по кропотливой дипломатической работе.

Безапелляционное отклонение соглашений по контролю за ядерными и бактериологическими вооружениями, о защите окружающей среды, о предотвращении использования пыток и наказании военных преступников соседствует в нашей политике с экономическими угрозами в адрес тех, кто не согласен с нашим мнением. Эти односторонние действия все более изолируют США от тех стран, которые могли бы принять самое активное участие во всемирной борьбе с терроризмом.

Очевидно, что в недрах администрации идет борьба за определение стратегических целей и направления ближневосточной политики".

 

Далее Джимми Картер затронул другую болезненную для внешней политики США проблему – израильско-палестинский конфликт.

"Вполне определенные обязательства президента по приведению в исполнение ключевых решений ООН и поддержанию создания Палестинского государства завуалированы туманными заявлениями министра обороны о создании до истечения срока его полномочий "некоего юридическое образование" и его ссылками на "так называемую оккупацию".

Такая позиция демонстрирует отказ от политики всех американских администраций с 1967 года, настаивавших на выводе израильских войск с оккупированных территорий и достижении мира между Израилем и его соседями. Воинственные настроения, очевидно, преобладают сейчас в Вашингтоне, но они, в конечном итоге, не отражают мнение президента, Конгресса или федеральных судов.

В этой связи чрезвычайно важно, что исторически главными американскими ценностями являлись мир, правосудие, права человека и международное сотрудничество".

Критика в адрес Буша слышится не только в самой Америке, но стала все чаще звучать в речах руководителей ведущих и влиятельных арабских государств Ближнего Востока и Северной Африки, до этого демонстрировавших свою лояльность по отношению к Вашингтону.

В августе на совещании в Джидде (Саудовская Аравия) разочарование ближневосточной политикой, проводимой администрацией Джорджа Буша, выразили министры иностранных дел стран – членов Совета сотрудничества арабских государств Персидского залива. Министр иностранных дел султаната Оман Юсеф бен Алауи бен Абдалла, который председательствовал на заседании, заявил, что "если Соединенные Штаты нанесут удар по Ираку, то вызовут ответные чувства мести и насилие в арабских и исламских странах". По его мнению, "американская агрессия усилит враждебность к США".

"Наши традиционные друзья (Соединенные Штаты) не хотят принимать в расчет интересы арабов. Надежды, которые мы связывали с взаимным партнерством, так и не осуществились. Исходя из своей политической стратегии, они (США) подталкивают события таким образом, чтобы круг проблем на Ближнем Востоке расширился", – заявил бен Алауи. Министр и указал "на недопустимость ослабления роли ООН в проведении диалога с целью установления под ее эгидой мира между народами". "Сила, господствующая в ООН, не хочет считаться с интересами Ирака и арабов, и напротив, стремится осложнить иракскую проблему в соответствии с собственными замыслами".

Страны – члены Совета сотрудничества арабских государств Персидского залива выступили в защиту суверенитета Ирака и его территориального единства. "Совет сотрудничества отвергает нанесение удара по Ираку или какой-либо другой арабской стране, потому что такая акция повергнет в состояние нестабильности весь район Ближнего Востока", – заявил генеральный секретарь Совета Абдель Рахман бен Хамад аль-Атыйя. В Совет входят шесть нефтедобывающих монархий. При этом они призвали Багдад продолжить конструктивный диалог с ООН и выполнить взятые на себя обязательства перед Лигой арабских государств по нормализации отношений с соседним Кувейтом.

В то же время арабские парламентарии призвали свои правительства "занять сторону Багдада в случае развязывания Соединенными Штатами агрессии против Ирака".

"Нападение на Ирак следует рассматривать как вооруженную акцию против всего арабского мира", – заявил в Багдаде на чрезвычайной сессии Арабского парламентского союза его председатель Нуреддин Башкодж. Председатель подчеркнул важность этого форума "в ответственный для арабских народов момент". По его словам, "это поворотный пункт в истории арабов, учитывая всеобщую солидарность с Ираком".

С разоблачением "опасных планов Вашингтона по установлению безраздельного господства на Ближнем Востоке" выступил заместитель главы Совета революционного командования Ирака Иззат Ибрагим. Он подчеркнул решимость иракцев отстоять независимость и национальное достоинство.

"Мы не боимся американских угроз и собираемся убедить в этом наших арабских братьев", – заявил накануне спикер иракского парламента Саадун Хаммади. "Наш народ способен пресечь любые попытки нарушить суверенитет Ирака", – добавил он.

Следует подчеркнуть, что в сессии участвовали парламентарии из 20 арабских стран. К сожалению, на сессии отсутствовали представители Саудовской Аравии и Кувейта. На прошлогодней сессии в Объединенных Арабских Эмиратах Парламентский союз высказался за полное снятие с Ирака международных санкций, введенных в 1990 году после его вторжения в Кувейт.

Годовщина трагических событий 11 сентября 2001 года совпала с началом работы 57 сессии Генеральной ассамблеи ООН. Работа этой сессии автоматически приобретает историческое значение, поскольку в повестку дня включены важнейшие вопросы современности – борьба с международным терроризмом и предотвращение кризиса на Ближнем Востоке. Российскую делегацию в Нью-Йорке возглавляет министр иностранных дел Игорь Иванов.

Важнейшим событием Генассамблеи ООН станет запланированное на 11-е сентября специальное заседание Совета безопасности ООН на уровне министров иностранных дел по борьбе с международным терроризмом. Как ожидается, Игорь Иванов выступит на Генассамблеи ООН 13 сентября. В этот же день пройдет многосторонняя встреча на министерском уровне по Афганистану.

На 16-е сентября запланирована встреча глав внешнеполитических ведомств России, США, Евросоюза и Генсекретаря ООН по ближневосточному урегулированию.

Запланирован также целый ряд традиционных встреч, которые проходят обычно в Нью-Йорке в рамках Генассамблеи ООН: встреча министров иностранных дел пяти постоянных членов СБ ООН с Кофи Аннаном; беседа министров иностранных дел "большой восьмерки"; переговоры министра иностранных дел России с глава МИД Евросоюза.

В ходе этих мероприятий будут обсуждаться международные проблемы и актуальные вопросы наших двусторонних отношений с целым рядом государств. Всего, как ожидается, на 57-сессии Генассамблеи ООН будут рассмотрены 168 вопросов и принято несколько сот резолюций.

За неделю до начала 57-й сессии Генассамблеи ООН повышенную активность проявили ведущие политические руководители США и Великобритании.

Выступая 5 сентября на пресс-брифинге в Йоханнесбурге (Южная Африка) по завершении Всемирного саммита по устойчивому развитию, государственный секретарь Колин Пауэлл заявил: "Отказ Ирака от выполнения резолюций ООН вызывает озабоченность у нас и, как мы полагаем, должно вызывать озабоченность у всего международного сообщества. Соединенные Штаты вправе обеспечивать собственную безопасность, однако, они намерены и дальше консультироваться с мировым сообществом".

"Соединенные Штаты оставляют за собой право делать все, что посчитают нужным для обеспечения своей безопасности и защиты американского народа. Сегодня президент США дал ясно понять, что намерен проводить широкие консультации с конгрессом, с американским народом, с нашими друзьями и союзниками и с ООН. В то же время он ясно заявил о том, что мы оставляем за собой возможность реализовать все имеющиеся у нас варианты решения данной проблемы … – сейчас мы пытаемся объяснить миру опасность существующей угрозы, так как считаем, что она носит вполне реальный характер", – заявил Пауэлл.

По словам Пауэлла, тема Ирака находится в центре внимания США, поскольку имеющиеся разведданные указывают на намерения Ирака продолжать разработки в области оружия массового поражения. "Это уже не является предметом спора. Разведывательная информация ясно указывает, что в той или иной форме оружие массового поражения у них имеется, и что они пытаются создать дополнительное его количество, а также разработать такое оружие, для которого у них еще нет соответствующего оперативного потенциала", – продолжил Пауэлл.

Пауэлл заявил, что администрация планирует в самом ближайшем будущем представить всем заинтересованным странам имеющуюся у нее информацию с тем, чтобы "мировое сообщество могло сделать собственные выводы" относительно исходящей от иракского режима угрозы. Характерно, что в тот же день – 5 сентября – перед сенаторами США в Вашингтоне.выступил на эту же тему министр обороны Дональд Рамсфелд, входящий в президентскую группу "ястребов".

На пресс-брифинге в Йоханесбурге Пауэлл заявил журналистам, что инспекции вооружений и смена режима – вот два способа решения проблемы оружия массового поражения, и они станут темой разговора Президента Буша с иностранными лидерами в ходе новой сессии Генеральной Ассамблеи ООН в Нью-Йорке 12 сентября.

Синхронно с госсекретарем Пауэллом, но уже в Вашингтоне в американском Институте мира, выступил заместитель государственного секретаря Ричард Армитадж. В противоположность своему начальнику по госдепу он уделил большее внимание необходимости преодоления причин конфликтов. Армитадж высказал мнение, что для обеспечения продолжительного и прочного мира во всем мире необходимо мобилизовать ресурсы, чтобы преодолеть "причины, которые лежат в основе конфликтов". В частности он заявил: "Лучше и дешевле в смысле крови и денег решать проблемы, которые могут подпитывать и поддерживать терроризм, чем проводить против него военные операции".

Заместитель госсекретаря указал, что сейчас есть редкая возможность "мобилизовать внутренние ресурсы для помощи, торговли и инвестиций в невиданных масштабах". Хотя Соединенные Штаты не могут нести такую ношу в одиночку, отметил он, лидерство США "может стимулировать более широкие международные усилия". Наряду с тем, что Соединенные Штаты продолжат действовать в своих интересах, "при необходимости не спрашивая разрешения", они "редко действуют одни".

По словам Армитаджа, руководители Америки "должны быть уверены и достаточно проницательны, чтобы знать, что есть пределы американского превосходства. Многостороннее сотрудничество должно быть не просто инструментом, который удобно использовать, когда это нас устраивает и происходит на наших условиях; иначе со временем мы обнаружим, что такие инструменты в лучшем случае затупляются и ломаются и что наше превосходство не служит нам так хорошо, как мы надеялись".

"Сегодня мы не выигрывали бы войну с терроризмом без эффективного многостороннего сотрудничества, – заявил Армитадж. – Наша национальная трагедия с самого начала имела глубокие международные последствия".

По словам заместителя госсекретаря, он увидел, "какой трудной может быть война с терроризмом", в ходе визита на полуостров Джаффна в Шри-Ланке. "Могу честно сказать, что такого разрушенного, печального ландшафта я не видел давно, наверняка со времен моей службы во Вьетнаме", – поделился он своими впечатлениями. Непосредственно от тамильских и сингальских политиков и лидеров он услышал об их усталости от дорогостоящей войны и явном желании обрести безопасность.

"Шри-Ланка сейчас рассчитывает на свой лучший за поколение шанс добиться мирного урегулирования", – отметил Армитадж. Однако для того, чтобы там утвердился мир, "понадобятся политическая воля и последовательные усилия по преодолению основополагающих обид, неравенства и нарушений прав человека, которые давно дают приют и поддержку террористам в этой стране".

Отвечая на заданный ему вопрос об Ираке, Армитадж сказал: "Ирак – это проблема, существующая, по меньшей мере, последние 11 или 12 лет, и нам придется ее решить, и президент заявил, что мы это сделаем. Вопрос о том, как, когда и каким образом, пока остается открытым".

Какими бы ни были обстоятельства смены режима в Ираке, указал заместитель Государственного секретаря, "после этого будет большой простор для расчистки. Уже по одной той причине, что надо будет помочь провести эту расчистку, нам необходима широкая коалиция".

В самое последнее время мир является свидетелем нового всплеска "братских американо-британских отношений". Недавно премьер-министр Великобритании Тони Блэр заявил, что Вашингтон и Лондон полностью согласны в том, что от Ирака исходит угроза миру – Багдад нарушает резолюции ООН, запрещающие этой стране обладать оружием массового уничтожения. Вашингтон и Лондон постоянно консультируются по вопросу о том, какими должны быть действия в отношении Ирака.

Британский премьер пообещал, что "через несколько недель" будет опубликован документ с доказательствами осуществления Ираком программы производства оружия массового уничтожения. Выступая 3 сентября на пресс-конференции в своем избирательном округе Седжефилд, Тони Блэр подчеркнул, что режим Саддама Хусейна представляет "реальную угрозу", в том числе национальным интересам Великобритании". По его словам, "нет ни малейшего сомнения" относительно того, что Ирак создал арсенал химического и бактериологического оружия и пытается завладеть ядерным оружием.

Британский премьер-министр впервые озвучил вариант усеченной антииракской коалиции с участием вооруженных сил США и Великобритании, взяв за образец операцию в Афганистане. Он также призвал европейские страны поддержать США в решение вопроса об устранении угрозы со стороны Ирака. При этом, как и прежде, Тони Блэр уклонился от ответа на вопрос, когда возможно принятие решения о начале операции.

 

О том, что в военной операции против Ирака Соединенные Штаты не нуждаются в помощи европейских союзников, кроме Великобритании, заявил также и советник Пентагона, бывший помощник министра обороны США Ричард Перл.

Выступая в программе телекомпании "Эй-Би-Си", Перл сказал, что администрация президента Буша полагается только на помощь Великобритании и оппозиционных иракских сил.

По сведениям из военных кругов США и Великобритании, в настоящее время США развернули в Кувейте танки и другую технику для оснащения одной бронетанковой бригады. В Катаре и на острове Диего-Гарсия ожидает транспортировки техника для еще двух американских бронетанковых бригад.

Поддержку сухопутным войскам США и Великобритании будут оказывать три авианосные группы – две из США и одна из Великобритании, которые могут быть введены в действие в Аравийском море в течение месяца.

Для операции на территории Ирака будут использованы силы быстрого реагирования США – 101-я аэро-штурмовая дивизия, базирующаяся в штате Кентукки, и воздушно-десантная 82-я дивизия, расквартированная в форте Брэгг, которая сейчас заменяет подразделения 101-й дивизии в Афганистане.

Подводя итоги проведенного в книге анализа сложной ситуации вокруг Ирака в условиях крайне неопределенной и противоречивой информации, остановимся на некоторых выводах и рекомендациях.

Вряд ли у кого-нибудь могут возникнуть сомнения в том, что, и теоретически и практически Соединенные Штаты могут нанести сокрушающий удар по Ираку с невосполнимым уроном для его вооруженных сил и военно-промышленного комплекса. Естественно этот удар приведет к огромным человеческим потерям среди военнослужащих и, в большей степени, среди гражданского населения Ирака. Но возникает многочисленные проблемы, касающиеся будущего Ирака после окончания военной операции. Способны ли американцы решить сложный комплекс проблем по управлению постсаддамовским Ираком. Каков будет авторитет Соединенных Штатов в остальном мире и, прежде всего на арабском Ближнем Востоке. Смогут ли Соединенные Штаты по-прежнему выступать в качестве борцов за права человека, или они с новой силой продолжат свои "разборки" с неугодными и "подозрительными" для них режимами. И не появиться ли опасность того, что вместо долгожданного века справедливости и законности настанут черные дни беззакония и грубой силы.

Шахматисты знают простую истину: можно выиграть у противника фигуру (и даже ферзя), а в итоге проиграть партию. Администрации Буша приходится усиленно размышлять над очень непростой шахматной комбинацией в "турнире США-Ирак". Один неосторожный или несвоевременный ход может обернуться для нападающей стороны глобальным проигрышем. Все большее число реальных и потенциальных участников этой партии высказывают мнение о переносе игры в отдаленное будущее. Самым благоприятным исходом партии "США-Ирак" может быть только ДИПЛОМАТИЧЕСКАЯ НИЧЬЯ.

ПРИЛОЖЕНИЯ

Приложение 1

МОИ ВПЕЧАТЛЕНИЯ ОБ ИРАКЕ

ПО РЕЗУЛЬТАТАМ МНОГОЧИСЛЕННЫХ ПОЕЗДОК В ЭТУ СТРАНУ

I. БАГДАД ВЫБРАЛ МЕНЯ

(вместо предисловия)

"Почему Вас называют другом Ирака и почему Вы выбрали Ирак?"– спросила меня молодая корреспондентка из "Вашингтон пост".

До того момента, как США начали планировать операцию "Буря в пустыне", которую поддержал практически весь мир, я не был в Ираке, в этой, как оказалось, сказочно красивой стране – колыбели человеческой цивилизации, стране, гордящейся своей непростой многовековой историей – историей вечного сопротивления, бунта духа, создавшего удивительную, самобытную, уникальную культуру. Я не знал тогда мужественного, стойкого, щедрого и талантливого иракского народа и не был знаком с таким по настоящему мудрым и отважным политическим деятелем и авторитетнейшим мыслителем – руководителем страны Саддамом Хусейном.

Конечно, российская пресса и ТВ осветили эту акцию. Я был приглашен в посольство Ирака, где услышал слова благодарности и искренней признательности за поддержку. Затем я был приглашен в Ирак. Это был ноябрь 1992 года. Я полетел в страну, находившуюся в условиях полной изоляции, в условиях жесткой блокады, в страну, которую никто не признавал.

Воздушного сообщения тогда не было. И я 16 часов ехал по безлюдной пустыне, чтобы в сказочно-красивом Багдаде, называемом "городом чудес", в городе, где в то время не хватало лекарств и продовольствия, но где молодые продолжали учиться, а ремесленники работать, встретиться с Саддамом Хусейном и 4 часа в его кабинете в президентском Дворце вести дружескую, но сложную беседу об острейших проблемах политического, экономического, социального характера.

Уже первая встреча показала, что передо мной человек с благородной позицией, ясной, четкой заботой об интересах не только собственного народа, но всей арабской нации и будущего всей планеты Земля. А затем ежегодные многоразовые поездки в Ирак во главе парламентских делегаций, с российскими бизнесменами и журналистами, продолжительные встречи с Саддамом Хусейном, официальными высокопоставленными лицами, министрами, членами правительства, деятелями культуры, с простыми людьми, молодежью укрепили меня в твердом убеждении, что президент Ирака принадлежит к гуманистическому направлению нового поколения лидеров, просвещенному типу руководителей, что у руководства страны широкие перспективы.

При общении с Саддамом Хусейном чувствуется уверенность, спокойная вера в силу иракского народа. Саддам Хусейн всегда высказывает разумные убедительные политические предложения. Его слова точны, искренни. Объективность оценок, проницательность, высокие моральные качества – все эти черты, безусловно, раскрывают президента как талантливую личность, блестящего руководителя и редкого гуманиста.

Рейтинг@Mail.ru