Мое генеалогическое путешествие, или Корни не отбрасывают тени

Владимир Ткаченко-Гильдебрандт
Мое генеалогическое путешествие, или Корни не отбрасывают тени

Посвящается всем моим предкам и родственникам из Средней Франконии, Баварии, Швабии, Австрии, Тироля, Чехии, Славонии, Померании, Швеции, Саарланда, Рейнланд-Пфальца, Франкфурта-на-Майне, Вормса, Польши, Соединенных Штатов Америки и России


МОЕ ГЕНЕАЛОГИЧЕСКОЕ ПУТЕШЕСТВИЕ ИЛИ «КОРНИ НЕ ОТБРАСЫВАЮТ ТЕНИ»[1]

Род Гильдепрандт из Паркштейна. Его происхождение, родственники, однофамильцы и окружение.

Социально-родословный очерк истории одного изначально франконского семейства в контексте стран, времен и событий

«…Якоже щедрит отец сыны, ущедри Господь боящихся Его. Яко той позна создание наше, помяну, яко перст есмы. Человек, яко трава дние его, яко цвет сельный, тако отцветет, яко дух пройде в нем, и не будет, и не познает ктому места своего. Милость же Господня от века и до века на боящихся Его, и правда Его на сынех сынов, хранящих завет Его, и помнящих заповеди Его творити я…»

Псалтырь, Псалом 102, ст. 13–18

«Кровь – это корень и источник силы каждого человека в отдельности. Сила крови такова, что ею определяются наши сокровенные мысли и желания. И вот человек осознает, что окружающий его мир состоит из образов и представлений, а кровь является сущностным миром, который порождает эти образы и представления и придает им ту или иную форму…

… Происхождение пульсирует в наших жилах на протяжении всей жизни и ежечасно, ежесекундно направляет наше существование, все, что мы делаем, и все, что происходит с нами. Это и есть кровь, и именно она порождает самые глубинные пласты душевной энергии».

Мартин Бубер. Иудаизм и евреи (1909) // Цель и предназначение I. – Иерусалим: Сионистская библиотека, 1984. – С. 24–26 (на иврите). Цит. по книге: Шломо Занд «Кто и как изобрел еврейский народ», перевод М. Урицкого, Москва, 2010. – Сноска № 487.

Прим. Все переводы с немецкого языка сделаны автором.


EDLER VON HILLEBRANDT REICHSRITTER VON PRANDAU

Вступительное слово

 
Es ist ein schoenes, herrliches Gefuehl,
Die lange Reihe seiner grossen Ahnen.
 
Th. Koerner


 
Это прекрасное, благородное чувство
Долгой вереницы своих далеких предков.
 
Т. Кёрнер

В первой четверти XVIII века появляются в России довольно многочисленные носители немецкой фамилии Гильдебрандт, принадлежавшие вероятно к одному роду. Их Появление связано с тем, что после Северной войны в результате Ништадтского мира (1721 год) к молодой империи Петра Великого отошел обширный прибалтийский край, ранее находившийся во владении Швеции, которая в поединке с Россией потерпела сокрушительное поражение.

Однако Гильдебрандты еще в XVII веке и задолго до Северной войны перебрались из Германии в Швецию, Эстляндию и Курляндию. Позднее их шведская ветвь укрепилась и в Лифляндии. Так, различные российские и иностранные источники говорят нам о Гильдебрандтах, обосновавшихся в Ревеле (Эстляндия, ныне Таллинн), – большинство из них было ювелирами (золотых и серебряных дел мастерами). Хотя помимо ювелиров в ревельской фамилии Гильдебрандт на протяжении столетия мы встречаем также и одного пастора, одного купца, одного шведского офицера, одного музыканта. Приблизительно одновременно с Гильдебрантами, осевшими в Ревеле, в Курляндии в городке Бауске пускает корни ювелир Бертрам Гильдебранд (Гиллебранд), несомненный родственник ревельцев. В 1710 году в сражении при Эрастферской мызе попадает в плен к русским основатель витебско-белорусской ветви шведский лейтенант Йост Генрих фон Гильтебрандт, уроженец Уппланда (Швеция), а также единственный представитель ветви, имевший в то время дворянское достоинство (хотя, судя по документам, само дворянство Йоста Генриха все-таки военного, а не наследственного происхождения, и уже его сыновья, за исключением Густава Вильгельма, получившего по Указу Императрицы Екатерины Второй потомственное лифляндское и эстляндское дворянство, возвращаются в родное бюргерское сословие). До и после 1722 года Йост Генрих фон Гильтебрандт проживает периодически в Курляндии, Лифляндии и Финляндии. Его отпрыски, покинув пределы скудной Северной Лифляндии (ныне Эстонская Республика), оказались довольно преуспевающими на русской и польской службе. Правда, в отличие от ревельских и курляндских Гильдебрандтов, все они, – обер-офицеры, военные врачи, аптекари и провизоры, что, однако, не противоречит их родству с последними. В середине XVIII века приходит в Россию через остров Эзель (сейчас о. Сааремаа, Эстония) в Балтийском море вормсско-рейнская ветвь Гильдебрандтов, прославившаяся в России, подобно витебско-белорусской ветви потомков Йоста Генриха, на медицинском поприще и в военной службе…

В начале XIX-го столетия въезжает в Россию молодой учитель музыки Михаэль Давид Готтфрид Гильдебрандт (фон Гиллебранд) – мой предок и представитель австрийско-чешской ветви фамилии, состоявшей в дальнем родстве с ее померанско-шведскими и вормсско-рейнскими ветвями.

Именно о судьбе многих представителей разных ветвей этого рода городских патрициев, начиная от его обозримых истоков в позднем германском Средневековье и заканчивая нынешними временами, пойдет у нас речь ниже. Карта нашего исследования обширна и включает в себя добрый десяток европейских стран, что, несомненно, будет интересно читателю, всерьез увлекающемуся генеалогией, геральдикой, фамильными хрониками и устными преданиями. К тому же, поколенные росписи, данные в Приложениях, наглядным образом продемонстрируют ему социальную историю фамилии, ее расслоение с течением столетий на различные сословные и имущественные группы, среди которых мы находим, с одной стороны, генералов и штаб-офицеров, высокопоставленных докторов медицины, богатых помещиков, образованных лютеранских теологов и пасторов, замечательных музыкантов и преуспевающих купцов; с другой, – заурядных мещан, держащих мелкую торговлю, портных, сапожников, кожевенников, белильщиков кожи и иных скромных ремесленных обывателей городов.

* * *

Почти пять столетий отделяют меня, далекого потомка, от моего предка, жившего в иной стране и говорившего на ином языке. Много ли это? Конечно, для мировой истории не столь много, но для истории фамильной, истории рода – существенно. Хотя и в мировой истории за эти годы произошли разительные перемены, повергшие в прах былые ценности и воспитавшие нового технократического человека без корней на скорбном надгробии бедной христианской старушки Европы. Горькое своеобразие нашей поры как раз и заключается в том, что текущая современность, по моему мнению, вконец испепеляет в людском сознании остатки последних символов прежних христианских времен, каковыми являются символы рода. Ведь вера в своего предка это не просто вера в существовавшего некогда на земле человека, но и вера в определенный символ, реально продолжающий жить во времени своей тонкой духовной оболочкой. Но здесь мы уже переходим от вопросов генеалогии к вопросам метафизики, монадологии, а это – отдельный разговор. Добавим только, что греческое слово symboli, symbolon означает по-русски как предзнаменование, так и связь, соединение, причем последнее соответствует латинскому religio.

Итак, вперед – в прошлое, исследуя и разгадывая в его туманных просторах вечно мерцающие символы наших столь далеких, сколь и близких предков.

Об имени и фамилии Гильдебрант

Согласно «Словарю немецкого языка» Якоба и Вильгельма Гриммов (немецкий аналог толкового словаря В. Даля), Гильтпрандт, иначе Гильдебранд, есть староверхненемецкое личное имя, происходящее с 7 века и переводимое на русский язык, как «меч битвы» от Hilti (битва) и Brand (меч). Уже гораздо позже, начиная с 13 века из этого личного имени появляются фамилии, дошедшие до нас в самых различных формах и вариантах по написанию и звучанию, – Гильдебранд, Гильбрант, Гилле(н) брандт, Геллербранд, Гюлленбранд, Гильтпрандт, Гильдебранди, Гелебрант, Гюльтебранд, Гильтебрандт, Гильдебрандус, Гельбрантц, Гиллебрандес, Гильдебрандссон, Вильбрандт, Виллебрандт, Ильдебрандини, Альдобрандини, Алипранти, Гиллепранд, Гильдербранд, Геллебронт, Гильденбранд, Гильдпранд, Гильдтебрант… Историк и генеалог конца прошлого и начала нынешнего столетия прусский ротмистр Трауготт Гильдебранд-Кокожин (Hildebrand-Kokorzyn), впервые разработавший четкую научную методологию в изучении различных родов отыменной немецкой фамилии Гильдебранд, отмечает в своих трудах, что фамилия эта зародилась приблизительно одновременно в двух немецко-говорящих регионах, а именно – на Юге Германии (Бавария, Штирия, Тироль, Швабия, Швейцария, Эльзас) и на Северо-Востоке (Саксония, Тюрингия, Бранденбург). Однако в том же Бранденбурге личное имя, да и фамилия Гильдебранд, могли появиться вместе с немецкими колонистами с юга. Трауготт Гильдебрад-Кокожин в своей статье “Hildebrant” приводит любопытный перечень лиц, взятый им из «Бранденбургского кодекса» Рийделя, в котором уже наглядно личное мужское имя Гильдебранд уступает место соответствующей отыменной фамилии. Вот этот перечень.

 

1391 год. Иоганн Гильдебранд, называемый Дювелем, пробст из Арендзее (очевидно одно лицо с бароном Тепелем фон Гильдебрандом).

1411 год. Петер Гильдебранд, младший судья в Цольмерсторфе около Беескова.

1411 год. Коппе Гильдебранд, советник в Притцвальке.

1420 год. Антон Гильдебранд, мещанин в Притцвальке.

1440 год. Юрген Гильдебранд, староста мясников, он же в 1460 году бургомистр Кенигсберга в Неймарке.

1462 год. Анна Гильдебранд из монастыря в Линдау.

1463 год. Мертен Гильдебранд, алтарник в Швибусе.

1479 год. Якоб Гильдебранд, мещанин из Нейруппина.

1541 год. Стеффен Гильдебранд, мещанин в Остербурге.

«Книга имен Нюрнберга» сообщает нам от 1319 года о трех братьях, для которых это распространенное имя стало фамилией: «Зифридус, называемый Гильтпрант, его брат Фридерикус, называемый Гильтпрант, и Генрикус, называемый Гильтпрант, их брат. Все они, судя по всему, являются сыновьями жителя Нюрнберга Вернхеруса (Wernherus) Гильтпранта из Фойта (Fewht), отмеченного в городских документах в 1296 и 1308 гг.

В первом из вышеприведенных перечней обозначены в основном представители мещанства и духовенства. Но наряду с образованием бюргерских фамилий Гильдебранд, история донесла до нас и первых дворян-рыцарей той же фамилии; среди них – «благородный Гиллебранд» в 1506 году «обременивший» прусский город Эльбинг (в настоящее время Эльблонг, Польша) и Кнет фан Гильдебранд, упоминаемый в 1334 году также в Пруссии. В соседней Швеции уже как фамилия родовое прозвище Гильдебранд фиксируется в 1485 году, когда впервые среди стокгольмского бюргерства значится хозяин гостиницы и почетный гражданин Гинрик Гиллебранд (Hinric Hillebrandh, также Henrik Hillebrand), затем ратман шведской столицы и один из вероятных прародителей шведско-немецких дворянских и бюргерских семей Гиллебранд и фон Гиллебранд из Эстергётланда и Уппланда (Гинрик Гиллебранд был женат на Маргрете Энгельбректс, но о его детях обнаружить сведения пока не удалось). Вполне вероятно, что именно с этой шведской фамилией связан родственными узами старинный род бюргеров из Ревеля и Нарвы в Эстляндии, к которому принадлежал знаменитый римско-католический архиепископ Риги и професс Тевтонского рыцарского ордена Михаэль Гильдебрандт (1433–1508).

В 1930 году баварский священник Иоганн Гильдебранд опубликовал в нескольких номерах «Записок баварского земельного товарищества по изучению фамильной истории» свое прекрасное генеалогическое исследование «Регенсбургский род Гильтпрант», впервые пролившее свет на родственное происхождение нескольких дворянских, мещанских и крестьянских фамилий Гильдебрандт. Этому автору, перебравшему многие исторические архивные документы и летописи Баварии, серьезно ознакомившемуся с “Monumenta boica”, удалось, пожалуй, главное – восстановить и выстроить единую общую родословную основу угасших древних дворянских фамилий, возникших из регенсбургского рода Гильтпрант, как то – Гильдебранд фон Рюкгофен, Гильтпрант фон Эресбах (в литературе встречается их иное имя – Фрибертсгоферы, Фридтвитцгофены; от замка Фрибертсгоф, которым они владели), Гильпрантов фом Гофов… К сожалению, в своей работе баварский священник Иоганн Гильдебранд не упоминает своего коллегу Ульриха Гильтпранта, бывшего настоятелем Домского собора в Регенсбурге и жившего в самом начале 13 века (1203 год), хотя о нем сказано в достаточно известном издании Йорга Манца «Родословная книга существующего и угасшего немецкого дворянства», вышедшем в середине позапрошлого столетия в том же Регенсбурге.

В настоящее время немецкая фамилия Гильдебранд, когда-то распространившаяся из двух вышеназванных регионов германского мира, стала повсеместной не только в самой Германии, но и нередкой в сопредельных с ней странах, – Голландии, Чехии, Венгрии, Польше, Швеции, Дании, Северной Италии и Тоскане. В старину староверхненемецкое личное имя Гильдебранд проникло и в отдаленные от Центральной Европы суровые горы Сванетии, где, сделавшись фамилией, встречающейся по сей день, обрело звучание Гильбраншвили (иногда Гильбрандшвили). И неудивительно, поскольку некоторые этнологи вполне обоснованно считают сванов германским племенем, пришедшим во время Великого переселения народов на Кавказ, затем ассимилированным в окружающей картвельской языковой среде, но сохранившим свое самоназвание «сван», что сродни архаическому этнониму «свев» и его более поздним формам «суаб», «шваб», которые, как выясняется, одного и того же корня со славянскими словами «свой» и «свобода».

Об однофамильцах из верхней Швабии

Около 1530 года в имперском городе Вальдзее в Верхней Швабии проживал Йодок Гильдепрандт, брат моего предка и основатель шведско-померанской и рейнско-саарской ветвей фамилии, обладая почетным званием городского сенатора. Сюда он переселился из Ландсберга-на-Лехе, где его отец Андреас занимал должность судебного чиновника, являясь бюргером этого баварского города. Итак, оказавшаяся в Вальдзее ветвь рода не была автохтонной, хотя уже в ту пору в Верхней Швабии насчитывалось довольно много иных носителей одноименной фамилии, которых между собой не связывали никакие кровные и родственные узы.

Немецкий историк и краевед Вюртемберга Теодор Шён, живший в конце XIX века, писал о том, что личное имя Гильдебранд было очень рано распространено в Верхней Швабии, в отличие от Старого Вюртемберга, куда оно пришло в довольно поздний период. Так, впервые это имя появляется в верхне-швабских документах в 797 году с упоминанием Гильтипранда из Гофа (округ Ленткирх). Уже за ним следуют: 822 год – Гильтибрант из Апфлау (округ Теттнанг), 836 год – Гильтибрант из Гимбаха (округ Вальдзее) и 867 год – Гильдебрант из Аргенау (северный берег Боденского озера). Только в 1187 году встречается Гильдебранд фон Таль, первый аристократ, носивший данное имя. Далее проходят в документах другие представители благородного сословия, для которых имя становится обиходным, к примеру – Гильтбранды фон Мольпертсгаузены (община Вольфегг, Вальдзее), Гильдебранды фон Рехберги, ведущие свое происхождение из времени Гогенштауфенов…

Теодор Шён считал, что верхне-швабская крестьянская фамилия Гильдебранд возникла также очень давно и идет от личных имен феодалов, – тех же Талей, Мольпертсгаузенов, Рехбергов, владевших этими крестьянами. Иными словами, крестьянские дети при крещении часто получали имена своих господ, впоследствии становившиеся фамилиями их и их потомков. В Верхней Швабии фамилия вольных и крепостных крестьян Гильдебранд особенно часто встречается в районе Теттнанга и вблизи Равенсбурга и, как правило, привязана к одним и тем же селам и местечкам. Так, 7 декабря 1543 года отпустил аббат Петер монастыря в Крейцлингене из крепостной зависимости Ганса Гильдпранда из Бункгофена. 9 января 1544 года вновь был продан Ганс Гильдпранд из Бункгофена в крепостную зависимость монастырю Вейссенау и поселен в Манцелле (округ Теттнанг). 6 августа 1676 года Гансу Гильдтбрандту из Манцелля монастырь пожаловал двор в Зенглингене (округ Теттнанг). 11 ноября 1603 года отпустил вышеназванный монастырь в Вейссенау из крепостного рабства Вальпурга Гильтпранта из Манцелля, ранее 22 октября он отпустил Агату Гильдтпранд из Алльмансвейлера (округ Теттнанг)… 12 декабря 1667 года аббат Якоб монастыря в Крейцлингене отпустил из рабства жену и детей Йосса Гильдебрандта из Аппенвейлера (округ Теттнанг)…

Профессор церковного права Эмиль Гёллер из Фрейбургского университета в Брейсгау (Баден) в своем труде «Repertorium Germanicum I – Перечень лиц, церквей и мест немецких государств, их диоцезов и территорий, упомянутых в реестре документов Папы Римского Климента VII из Авиньона 1378–1394 гг.», изданном в Берлине в 1916 году, расширяет круг фамилии Брэндли, указывая на более поздних ее носителей с ЮгоЗапада Германии – Генрикуса Гильтпранта, клирика Констанцкого диоцеза, и Николауса Гильтпранди, клирика этого же диоцеза из населенного пункта Радольфцелль. Здесь же в связи с бенефициями епископской церкви Аугсбурга сообщается еще об одном Гильдебранте по имени Ульрикус и по прозванию Брендли, который на исходе того же столетия числился клириком Констанцкого диоцеза. Кстати, первые упоминания о крестьянах, в том числе крепостных, по фамилии Гильдебрант в Баден-Вюртемберге Теодор Шён относит лишь ко второй половине XV века. Ранее он говорит только о Маргарете Гильдебранд (1356–1357 гг.), жене сельского дворянина Ренца фон Аблаха (Аблах – наименование родникового источника в округе Зоальган) и сестре бюргера из Месскирха Генриха Гильдебранда (Гильтпранта). Уже за ней следуют Иоганнес Гильтпрант из Грюнингена (округ Рийдлинген), внесенный в конце октября 1479 года в матрикулы Высшей школы в Тюбингене, и Конрад Гильтпранд из Литценгофена (округ Теттнанг), которого 19 декабря 1488 года духовное начальство в Тальдорфе (округ Равенсбург) наделило двором. От последнего происходят Анна Гильдтпранд, домоправительница Ганса Виланда в Тальдорфе, проданная 2 октября 1576 года в крепостную зависимость монастырю Вейссенау, и Блази Гильдтпрандт: ему Якоб, аббат монастыря в Вейссенау, пожаловал 5 ноября 1608 небольшую усадьбу…

В Равенсбурге, столице Верхней Швабии, впервые фамилия стала известной с 22 августа 1460 года, когда было пожаловано бюргерское право Гансу Гильтпранду из Битценгофена, селения, принадлежавшего с 1413 по 1803 год имперскому городу Равенсбургу и находящегося в коммуне Обертойринген (Oberteuringen) неподалеку от Боденского озера. От 21 сентября 1460 года нам дошли сведения о Гансе Гильтпранде цу Иттенгаузене (Hans Hiltprand zu Ittenhausen), выступавшем в качестве представителя равенсбургского бюргера юнкера Ганса Зюрга на судебном споре последнего с настоятельницей женского доминиканского монастыря Лёвенталя. Позднее в Иттенгаузене проживал Саломон Гильтбранд, арендовавший там мельницу (1515 год) у города Бухгорна (Фридрихсгафена). Сама же фамилия Гильдебранд была внесена во Вторую часть книги бюргеров Равенсбурга как приобретшая бюргерское право в период с 1439 по 1549 год (“Stadt Ravensburg von Anbeginn bis auf die heutigen Tage”; bearbeiter von Johann Georg Eben. Erster Band, Ravensburg, 1835:

II. Buerger=Aufnahms=Buch von 1437 bis 1549. S. 523). В 1835 году фамилия в перечне бюргеров и жителей этого города отсутствует. Мы не исключаем того, что ставший бюргером Равенсбурга Ганс Гильтпранд из Битценгофена являлся потомком ветви фамилии, некогда осевшей в Донауэшингене, Месскирхе и Энгене (см. ниже).

У истоков. Средневековое родство

1. Франконский рыцарский род фон Паркштейн

Удивительное совпадение, но две древних фамилии Гильтпрант тесно связаны с Верхним Пфальцем, его столицей Регенсбургом и аббатством Святого Эммерама. Одна из этих бюргерско-дворянских фамилий, которой посвящен прекрасный труд пастора Иоганна Гильдебранда из Лангквайда, опубликованный в «Бюллетене баварского земельного общества изучения фамилий» в 1930 году, произошла от регенсбургского жителя Атцелина (Ансельма) из Санкт-Пауля (1155 год); другая – выделилась в особую ветвь из рыцарского рода фон Паркштейн, став именоваться поначалу фон Алофсгейм, а позднее фон Штопфенгейм, пока не отбросила дворянские предикаты и не приобрела бюргерское право Айхаха и Ландсберга-на-Лехе: очевидно, городская жизнь позднего Средневековья ей пришлась более по вкусу, нежели рутинное существование утрачивавшего роль в позднее Средневековье вассального дворянства. Итак, для того, чтобы подняться к истокам этой исследуемой фамилии, нам необходимо обратиться к родовой истории Паркштейнов, в чем нам поможет сборник документов «Реестр к истории города Вайдена с учетом замка и поселения Паркштейн», составленный вайденским городским писарем Гансом Вагнером и увидевший свет в альманахе «Верхний Наабгау» в его третьем выпуске в 1936 году (“Regesten zur Geschichte der Stadt Weiden unter Mitber cksichtigung der Burg und des Ortes Parkstein”; “Der obere Naabgau”, 3 Heft, 1936).

Родовым гнездом, из которого произошли все Паркштейны, в том числе и фамилия Гильтебрандт-Вильбрандт, является епископский замок Паркштейн в Верхнем Пфальце, хорошо известный с середины XI века и подожженный в 1053 году баварским герцогом Куно из-за тяжбы с Гебгардом, епископом Регенсбурга.

Первый носитель фамилии обнаруживается в документах начала XII столетия. В одном из них, подтверждающем передачу кайзером Генрихом V церкви епископа Оттона Бамбергского замка Альбвиништейн и составленном в Мюнстере 27 апреля 1112 года, выступает в качестве свидетеля Генрих де Пархштейн при заключавшем это соглашение графе Берингерусе фон Зульцбахе. Вообще, Паркштейны служили зависимыми управляющими (министериалами) у графов Зульцбахов. В этой связи, немецкие генеалогические источники говорят о кровном родстве графов фон Зульцбахов с фон Паркштейнами: в Средневековье министериалами старались назначать людей, связанных с сюзеренами узами кровного родства. Часто это бывали представители младших не титулованных ветвей одного и того же рода. После смерти в 1188 году Гебгарда, последнего из графов фон Зульцбах, кайзер Фридрих II выкупил в 1189 году соседний с Паркштейном замок Флосс у его единственной дочери Аделаиды, в замужестве графини фон Клеве. В этот же период представители фамилии Паркштейн становятся имперскими министериалами одноименного замка. В 1212 году его передал Фридрих II Флосс с другими имениями королю Чехии Оттокару. Позднее все они вновь отошли императорской династии Гогенштауфенов. В 1251 году король Конрад IV сдал в аренду замки Флосс и Паркштейн своему дяде герцогу Отто Баварскому, и оба имения с прилегающими к ним землями вошли в состав части герцогства, которая называется Нижней Баварией.

 

С другой стороны, в семействе богемских баронов Гильдпрандт фон унд цу Оттенгаузен сохранилось древнее интереснейшее предание о родстве фамилии с лангобардским владетельным родом Гильдебранди-Альдобрандески из Тосканы, из которого происходил сам Папа Римский Григорий VII. Биография генерала Ордена капуцинов патера Гартманна фон Гильтпрандта цу Мар унд Райнегг из Бриксена доносит нам от 1074 года имя основоположника фамилии – полковника и капитана папских гвардейцев Иоганна Гильтпранта, получившего благоволение со стороны понтифика Григория VII. Мы полагаем, что вышеназванный полковник служил затем управляющим у регенсбургского епископа, владевшего замком Паркштейн, и когда замок перешел в обладание графов фон Зульцбах, Гильтебрандты-Вильбрандты продолжали исполнять в нем обязанности управляющих и впоследствии породнились с этой франкской аристократической фамилией. Факт предания, сохранившегося у баронов Гильдпрандт фон унд цу Оттенгаузен, а также указание на папского полковника из биографической книги о генерале Ордена капуцинов патере Гартманне Гильтпрандте, позволяет считать, что у минестериалов из Паркштейна это личное германское имя Гильдебранд уже использовалось в качестве фамилии. В определенных случаях оно могло опускаться, поскольку дворянство в ту пору в основном именовалось по месту проживания и имениям, но затем обнаруживалось вновь, что мы увидим на примере фогта из Штопфенгейма и его сыновей – Генриха и Ульриха дер Вильбрандт фор дем Вальд фон Паркштейн (der Willbrandt vor dem Wald von Parkstein).

В акте от 6 мая 1119 года об учреждении епископом Оттоном Бамбергским монастыря Михельфельда вместе с Букко де Кульманом значится свидетелем Мейнгард де Паркштейн, сын Генриха, встречающегося последний раз до 1125 года в утверждении передачи графом Зульцбахом и его женой Адельгейдой сел Греттих, Сконоберге и Гравенгаде монастырю в Берхтесгадене. Дочь Генриха Петронелла фон Паркштейн вышла замуж за дворянина Зайфрида Лейбельфинга (Leubelfing, Leibelfing) и имела с ним сына Зиггарда (Sighard) старшего Лейбельфинга. Ее брата Мейнгарда как свидетеля под именем Мегингарда де Пархштейна мы обнаруживаем в дарственной приблизительно 1140 года маркграфа Дипольда женскому монастырю Святой Марии в Райхенбахе одного двора в Ашахе со всем к нему относящимся. Затем мы его находим в документах от 8 января 1158 года, 14 июня 1163 года и, наконец, приблизительно 1177 года, после которого он уже не встречается. Фридрих или “homo illustris Fridericus de Barcstein”, сын Мейнгарда или Мегенгардуса (Megenhardus) фон Паркштейна, значится в документе от 14 июня 1163 года служащим (ministerialis) графа Гебгарда фон Зульцбаха: там же упоминается и погибший в походе на Милан его брат. Их сестрой была «некая благородная женщина» по имени Юдифь, упоминавшаяся во вкладной книге монастыря Святого Эммерама, относившегося непосредственно к кафедре епископа Регенсбурга, в связи с поступлением в обитель ее сына и вкладом поместья Паркштейн. Она также появляется в документе, называемом «Вклад Хартвика», сообщающем о приобретении на деньги упомянутого Хартвика (8 талантов), проживавшего в городе Киеве в стране Руссии, поместья Скратенриуте, принадлежавшего Юдифи, для странноприимного приюта монастыря Святого Эммерама ради памяти и спасения души вкладчика. «Судья Фридрих», брат Юдифи, присутствует здесь в качестве свидетеля вклада. Это событие произошло во время игуменства над монастырем аббата Перингера II (1177–1201) и с высокой долей достоверности датируется 1178–1180 гг. Как гласит другой документ от конца мая 1183 года, граф Гебгард фон Зульцбах в присутствии кайзера Фридриха в Эгере передал монахам монастыря Святого Петра из Берхтесгадена свой источник в Зальцквелле (Галльв-Тироле), причем имеется подпись свидетеля Фридерикуса де Паркштейна. Герман, сын Фридриха, стал известен своей тяжбой по поводу уплаты десятины аббатству Святого Михаила в Бамберге в 1218 году. Его брат Отто фон Паркштейн возвысился в имперские управляющие (Reichsministerial) при императоре Генрихе VI Штауфене (1165–1197) и, принадлежа к политической партии гибеллинов, в 1192 году при покровительстве другого имперского управляющего Гуго фон Вормса принимал участие в устранении епископа Льежа Альберта, на тот момент графа Сиенны в Тоскане в Италии. После завоевания кайзером королевства, Отто фон Паркштейн получил свой лен на границе итальянского графства Конца и, породнившись с местным итальянским графским семейством де Лавиано, изменил ее именование на фон Паркштейн-Лавиано. Последним представителем фамилии в Паркштейне являлся сын Германа Гердеген (Herdegen) де Пархштайн, отмеченный вместе с Отто Ценгером (фон Таннштейном) в дарственной от 4 февраля 1273 года Генриха фон Мушендорфа и его жены Кунигунды на двор в Швайссенройте у Вальдека монастырю Вальдзассену, находившемуся рядом с Паркштейном. Гердеген фон Паркштейн фигурирует еще в признании прав за аббатом монастыря Вальдзассена и монастырской братией над полем, некогда принадлежавшем ему в Пишельдорфе, от 8 октября 1283 года. Больше сведений о Гердегене фон Паркштейне в документах мы не встречаем.

1Африканская пословица, воспроизведенная в одном из рассказов Андрея Битова. Действительно, корни не отбрасывают тени. И только поверхность легендарного стола царя Соломона способна отразить толедот (родословие – ивр.), то есть лик прошлых, настоящих и будущих поколений, которые я старался разглядеть, небезуспешно избежав ловушки снов и домыслов…
1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34 
Рейтинг@Mail.ru