Спасти темного властелина

Владимир Мясоедов
Спасти темного властелина

– Однако да, – сказал гоблин и замер.

Проследив за его взглядом, Мал увидел три отрытых дварфами скелета. Судя по их размерам, это была мать и двое детей, которых она когда-то тщетно прикрывала своим телом. Рядом с останками стояла Фиэль и смотрела на них так… В общем, орк был готов прозакладывать свои клыки, что это место для разбора завалов было выбрано отнюдь не случайно.

– Судя по гневу, плескавшемуся в глазах нашей частично златокудрой предводительницы, – начал гоблин, – она ради возможности оторвать яйца Сартару готова побриться наголо, станцевать стриптиз посреди Холма и на бис доплыть до Восточного континента кролем. Кстати, кто у нас самый большой спец по запретной магии, если не брать некромантов?

– Ну… фейри, наверное, – ответила Лонари, наблюдая за тем, как ее командирша устраивает при помощи своей магии торжественное перезахоронение найденных тел. – Эти клыкастые уроды всегда баловались проклятиями, призывами разной дряни и прочей мерзостью. Вроде когда-то давно они подобно нынешним сектантам поклонялись какому-то могущественному злому существу, но потом отказались от этого. Ну и еще орки. Они совсем недавно подчинялись демонам и должны были сохранить частички умения своих хозяев.

– На мой народ не рассчитывай, – покачал головой Мал. – Во время войны сильных шаманов в плен не брали. Да они и не сдавались, поскольку были самыми верными слугами демонов. А новых учить было некому. Да и запрещали это в человеческих резервациях. Тот же Кралл хоть и талантливый, но по большому счету самоучка.

– Ладно, хватит болтать, – гоблин посмотрел вверх и с неудовольствием отметил, что полдень давно уже минул. А значит, скоро будет вечер. И прячущиеся от солнца призраки вылезут наружу, мешая добывать из-под руин ювелирные украшения. – Работать надо. Судя по тому, что уже пошли не сидевшие в башне солдаты, а мирное население, нужный нам слой где-то рядом. Золото и истина, они всегда где-то рядом, но не у тебя. В крайнем случае, могут даться в руки маленькими кусочками.

Булыжники замелькали, разлетаясь в стороны. Ведомый жаждой наживы гоблин был неутомим. И он отрыл сразу трех призраков.

Крик, заставивший воздух пойти волнами, подбросил Тимона вверх. Еще два крика, догнавших его уже там, дважды изменили траекторию полета истошно вопящего снаряда и в итоге уронили почти на место взлета. Рассерженные духи, не любящие ясный день, миндальничать не собирались. Они бы порвали нарушившего их отдых живого на мелкие кусочки, но, уже падая, тот успел окутаться сеткой электрических разрядов. Которые в момент приземления рванули от него во все стороны, расшвыривая нежить. Заодно ими же повалило с ног Мала и Лонари, ринувшихся спасать зеленого коротышку.

– Проклятье! – орк поднялся с земли и похлопал себя по лысой голове, стряхивая с макушки налипшую каменную крошку. Агрессивных призраков он больше не опасался. Покойники словили по несколько стрел и пуль от остальных членов отряда и уже растекались лужицами безопасной эктоплазмы. – Когда я уже запомню, что если гоблин летит, то надо ждать взрывов? Ух ты…

Последнее относилось к эльфийке. Волосы Лонари рванули во все стороны разом, обретя невиданный объем. Более того, в легком ветерке отдельные пряди шевелились и по ним пробегали крохотные синие искорки. Сейчас девушка больше всего напоминала блондинистый подвид грозового одуванчика, если, конечно, такие растения где-нибудь существуют.

– Интересный побочный эффект, – прокомментировал гоблин, наблюдая за делом магии своей. – Наверное, мое волшебство как-то вошло в резонанс с твоими собственными способностями. Или что-то в этом роде. Но мне нравится. Наверное, надо подумать о том, чтобы дополнительно освоить профессию стилиста.

На удивление, девушка не стала ругаться. И даже бить гоблина не стала. Или хотя бы пинать лужицы эктоплазмы, оставшейся от истинного виновника данного происшествия – баньши. Она просто стояла, чуть-чуть покачивалась и хлопала глазами.

– Ты как? – подскочивший к девушке эльф-целитель принялся диагностировать ее состояние. – Так, тут норма. И здесь норма. И там все нормально.

– Мне хорошо, – отстранила она его рукой и почему-то икнула. – Ой. Совсем хорошо.

– А вот с сознанием у нас нелады, – сделал вывод отрядный лекарь. – Налицо стресс. Прописываю полный покой хотя бы до ужина и соблюдение дистанции от гоблинов на расстояние не меньше десяти шагов. Желательно пожизненно.

– А я что? Я ничего! – Тимон засмущался и вернулся к разбрасыванию камней телекинезом. Но от Фиэль Златокудрой, покинувшей свой наблюдательный пост, это его все равно не спасло.

– Ты колдуешь уже несколько часов, притом почти без перерывов, – ее тон был странно задумчив.

Зеленый коротышка на всякий случай проверил наличие поблизости тяжелых тупых предметов и тут же страшно расстроился. Они в прямом смысле слова лежали под ногами. Эльфийка могла выбрать любой обломок и с его помощью гонять гоблина до тех пор, пока ей не надоест.

– Незримые руки не слишком сложные чары, – продолжала эльфийка. – Но очень выматывающие. Я бы от такого напряжения упала в обморок. А все прочие чародеи нашего отряда одолели бы едва ли половину подобной нагрузки. Почему же ты даже не запыхался?

– Эм… – Тимон растерялся и стал с виноватым видом ковырять землю ножкой. Работающий недалеко Мал немедленно задумался, что же и как же натворило это наказание, посланное ему предками за грехи. Ведь если бы гоблин ни в чем виноват не был, он бы свои возможности еще и постарался выпятить, как только можно. – Почему?

– Вот и мне интересно, – сказала эльфийка, оценивающе рассматривая зеленокожего коротышку. – То ли резерв у тебя больше, чем у практикующего не первую сотню лет заклинателя. То ли скорость восполнения выше, чем у упившегося эликсиров тролля-шамана, способного камлать часами.

– Это очень странно? – спросил Тимон, оглядываясь по сторонам и явно выискивая пути к отступлению. – Вы меня в чем-то подозреваете? Или уже обвиняете?

– Нет, конечно, бывают уникумы, буквально от рождения предрасположенные к волшебству, – примиряюще подняла руки вверх эльфийская волшебница. – Единственный выживший представитель правящего рода принц Фартас Солнечный. Нынешний лидер людей Джоана Блекмур. Тот же король Сартар, будь он неладен. Но обычно это потомки древних родов, чья кровь буквально пропитана магией. Я не слышала о гоблинских династиях. Даже торговых. А уж колдуны гоблинов явление настолько редкое, что многие вообще не задумываются о его наличии.

– А может, он полукровка? – предположила Лонари, более-менее отошедшая от встряски. – Смотрите, какой крупный. Обычно гоблины еще ниже и худосочней.

– Нашли! – прервал допрос находящегося в этническом меньшинстве представителя отряда радостный вопль какой-то эльфийки.

Девушка стояла, подняв высоко в воздух большую золотую брошь, украшенную по центру синим сапфиром. А работавший рядом с ней дварф старательно собирал в плотный полотняный мешочек извлеченные из-под завала ювелирные украшения. Те ярко блестели в лучах солнца, открывшись после смещения очередного пласта строительного мусора.

– Так, вы двое покараульте пока близлежащие улицы, – велела орку и гоблину Фиэль. – Без обид, но мы вас знаем недостаточно хорошо, а обыскивать не хотим.

Сразу же вслед за этими словами раздался сдавленный мужской вопль. Все уставились на его источник и тут же оцепенели от неожиданности. Отрядный маг-телепортер не смел пошевелиться, так как был приперт к стенке полуразрушенного дома, а к горлу его был приставлен кривой и явно очень острый кинжал. Оружие сжимала в руках эльфийка, отличавшаяся от остальных присутствующих в этом месте девушек серым цветом кожи. И практически полным отсутствием одежды. Какие-то лохмотья, скрывавшие меньше, чем показывавшие, не в счет.

– Думаю, в вашей заботе о честности этих двоих больше нет никакой необходимости! – сказала незнакомка каким-то очень уж сиплым голосом. Из земли, как грибы после дождя, стали появляться призраки. Которых даже по самым предварительным подсчетам было не меньше тысячи! Отряд был бы уничтожен за несколько секунд, но покойники пока почему-то не атаковали. – И спасибо за украшения. Мои слуги не могут выполнять грубую физическую работу. А я не хотела лично таскать обломки.

– Леди Селена?! – в голосе Фиэль слышался ужас. – Но как… Ты же… В Олероне… С Сартаром…

– Проклятый король нашел себе новую фаворитку примерно с месяц назад, – дернула плечом покойная глава рейнджеров. – А меня отправил в родные леса, чтобы отлавливать партизан. Вот только помощников пожалел, даровав вместо нормальных некромантов и вурдалаков особую власть над призраками, в изобилии встречающимися в этих местах. Бросайте оружие! Жизнь на некоторое время гарантирую. Украшения это хорошо, но вы должны еще разрыть мне магазин с одеждой. Да и потом до ближайшего алтаря демонов дойдете своими ногами.

– Проклятье, похоже, против такой орды у нас нет шансов, – Мал оглядывал обступивших отряд духов. Те недовольно корчились под лучами солнца. Однако полученные приказы явно были готовы выполнять, не жалея своей нежизни. – Тимон! Тимон…

Взгляд гоблина был прикован к леди Селене. Точнее, к весьма внушительному бюсту эльфийки, держащей кинжал у горла мага-телепортера.

– Пожелай мне удачи, – чуть слышно прошептал он Малу и поднял руки. – То, что я сейчас сделаю, будет настоящим безумием!

– Мне не нравится, как это звучит! – Мал был орком, а значит, смерти не боялся. Но вот пытки, которые ему немертвые наверняка могут обеспечить, уже совсем другое дело. – Что бы ты ни делал…

Над замершей в испуганном оцепенении площадью прогремел радостный вопль:

– Сссиськи!

А после гоблин сделал жест выставленными вперед руками, будто что-то сжимал. Раз пять или шесть. И точно в таком же ритме начали деформироваться округлости леди Селены, прикрытые лишь отдельными лоскутками ткани. У живых округлились глаза и отвисли челюсти. У духов, впрочем, тоже. Видимо, они были недостаточно мертвы и тупы, чтобы не понять смысл происходящего.

 

– Секундочку, – гоблин, явно доживающий последние секунды, вдруг прервал свое занятие и уставился на собственные ладони так, будто в первый раз их видел. В голосе его звучало искреннее удивление и даже какой-то шок: – Я что? Гребаный некрофил?!

– Ты-ы!!! – кинжал немертвой эльфийки полетел в Тимона. А следом она выхватила из-за спины лук и, мгновенно наложив на него стрелу, натянула тетиву, но… Отпущенному магу-телепортеру момента ее жуткой ярости хватило, чтобы обеими руками вцепиться в висящий на шее артефакт. И телепортировать весь отряд прочь отсюда.

Леди Селена осталась посреди обломков, полных баньши, ментально связанных с нею и потому не растерзавших живых. Дикий хоровой вопль, переполненный ненавистью и темной силой, пронзил пространство, разносясь по всему Арсароту и даже дальше.

Где-то за пределами мира вздрогнул периодически присматривающий за происходящим в своих новых владениях архидемон.

– Эльфы, – пробормотал синекожий гигант, хан Сакрамонд, в раздумьях потирая подбородок, на котором колыхались щупальца, заменяющие этому странному существу бороду. – Все-таки это перспективные рекруты для Огненной Орды. Пусть даже за последние три тысячи лет они несколько измельчали.

Среди вечных льдов севера вспыхнули в гробнице колдовским огнем останки Зерула. То, что осталось от убитого своими же сородичами архидемона, задумалось о том, что неплохо бы ему усилить свою защиту. Вдруг живые, спасающиеся бегством от этого существа, переполненного яростью, наткнутся на его пристанище? Способное повелевать великими силами существо в прямом бою было абсолютно беспомощным. И даже убежать никуда не могло, поскольку его вмуровали в каменную колонну. Переделавшие бывшего коллегу в полезного раба ханы Огненной Орды позаботились о том, чтобы их новый и очень полезный слуга никогда не смог бы вернуть себе свободу.

Попытался вскочить с кровати великий вождь орков шаман Кралл, плывущий в недрах корабля вдоль своих владений на Восточном континенте. Поскольку заснул он в гамаке, то просто свалился на пол и, ударившись головой, лишился сознания. А когда очнулся, то содержание очередного кошмара вспомнить не смог. Но был полностью уверен – тот был стра-а-а-а-ашным.

У новой фаворитки Сартара, занимающейся крайне важным делом, свело челюсти. Ментальный крик, отразившийся в сознании высшей нежити через ее связь с Зерулом, вызвал непоправимые последствия. Проклятый король окончательно потерял надежду завести наследника, если бы когда-нибудь в невообразимо далеком будущем он стал ему зачем-то нужен.

Глава 5

Жуткий вопль разорвал ночную тишину и мгновенно поднял на ноги весь отряд мародеров-лесозаготовителей, едва-едва унесший ноги из столицы Светлолесья. Эльфы, дварфы и один орк мгновенно проснулись и, опознав тональность гоблинского голоса, запаниковали. Весь день они бежали без перерыва, стремясь оказаться как можно дальше от разгневанной леди Селены и ее баньши. Раненного кинжалом гоблина, получившего острую железяку в живот, выносливые подгорные жители передавали друг другу как знамя. Никто еще не определился с тем, считать ли его поступок подвигом или просто счастливым совпадением аморальных наклонностей носатого коротышки и подвернувшегося отряду шанса удрать. Но все были твердо уверены в одном: бывшая глава рейнджеров, ныне ставшая генералом армии нежити, такой позор не простит. И немедленно пустится в погоню, чтобы покарать виновника происшедшего и устранить всех свидетелей.

– Бежим! – Фиэль Златокудрая ударом волшебства вынесла стенку дома, в котором остановилась большая часть отряда.

На удивление, улица заброшенного поселка не была полна агрессивных призраков. Нечленораздельный вопль сменился отчетливыми и такими же громкими призывами о помощи. Из отдельно стоящего сарайчика, куда поместил раненого отрядный целитель, чтобы тот своими стонами не мешал спать остальным, доносились звуки борьбы. Что-то падало, колотилось в стены, взрывалось. Пробив окно, в небо улетела шаровая молния, сыплющая во все стороны разрядами электричества. Зеленый коротышка явно сопротивлялся нападавшим и пытался дорого продать свою жизнь.

– Эй, орк, ты почему не спасаешь своего напарника?! – крикнула Фиэль.

– Сама свою Селену попробуй задержать! – ответил Мал. – Я не самоубийца! И вообще ей на один удар!

Последнюю фразу он сказал, уже перепрыгивая через ограду, которая отделяла территорию поселка от леса. Стройные хрупкие эльфы перепархивали эту преграду словно бабочки и, сломя голову, неслись под сень деревьев. Впрочем, массивные дварфы, не снимавшие на ночь доспехов, составляли им в этом деле достойную конкуренцию. Хрупкая изящная ограда скрипела, едва выдерживая вес карабкающихся на нее тел. А один коротышка вообще решил пройти ажурную конструкцию насквозь. Выбив с разбегу своим пузом целую секцию ограды, он поехал на ней дальше, как на санях. И орк готов был прозакладывать кожу с собственной лысины, что если бы на месте декоративного заборчика стояла каменная стена, с ней бы было то же самое. В такой панике и крепостные ворота могли мимоходом снести с петель.

– Как кричит… – Лонари, оказавшаяся рядом с Малом, на бегу обернулась и кинула последний взгляд туда, где остался принимающий жуткую смерть гоблин. – Даже знать не хочу, какую боль надо испытывать, чтобы так орать.

– Так, а где нежить-то? – предводительница отряда приостановилась и принялась пересчитывать своих подопечных. – Все тут, кроме гоблина, целителя и его помощницы… Может, на нас небольшой отряд некромантов натолкнулся?

– Труповодов Тимон бы не испугался, – орк совсем невежливо толкнул ее вперед. – Он же был самым гоблинистым гоблином среди всех гоблинов! Особенно после аварии нашего дирижабля, похоже, выбившей из него весь страх, мозги и чувство самосохранения!

– Пожалуй, ты прав, – Златокудрая снова набрала шаг и поправила седую прядь, упорно лезущую ей на глаза. – Я мало знала этого паршивца, обладавшего помимо наглости еще и какой-то особенной харизмой, но обычных врагов он бы встретил достойно. Вурдалаков этот типчик явно мог грызть зубами, костяных пауков пинать по животу изнутри, некромантов приносить в жертву их любимым демонам, а мясные танки продавать мыловарням в качестве сырья.

Новый отчаянный вопль, на этот раз женский, донесся из покинутого поселка. И даже расстояние не могло толком приглушить его.

– Помощница целителя, – определил маг-телепортер. – Лишь у нее был такой по-настоящему музыкальный голос. До войны с нежитью девочка выступала в театре, а потом решила вместе с нами по руинам шастать и своему дяде помогать справляться с чужими ранами, – он сплюнул на траву и перешел с бега на шаг. – Эй! Все ко мне! Я, конечно, порядочно устал, но перенести нас шагов на тысячу сумею. Не знаю, одна леди Селена за нами пришла или, может, есть с ней небольшая свита, но так врагу придется потратить куда больше времени, чтобы обнаружить наш след.

Отряд чуть не раздавил наловчившегося пронзать пространства чародея в своих объятиях. И перенесся от поселка.

– Смотрите! – вдруг пронзительно пискнула какая-то эльфийка и указала пальцем назад. – Там! Там!!!

В воздух примерно на том же месте, где до этого находился отряд, поднимался столб недоброго темно-зеленого света. Что именно его вызвало, никто не знал. Но природным явлением данная аномалия точно не являлась. Скорее уж результатом чьих-то чар. А поскольку, кроме попавшего в переплет целителя, его ассистентки и их пациента, отсутствующих не было…

– Загонщики, – констатировал Мал, который как представитель расы орков очень любил охоту. – За нами следом идут скрытно какие-то твари. Но теперь они потеряли свою добычу и заволновались, созывая остальных.

– Почему тогда сразу не напали? – спросил кто-то.

– Видимо, Селена и вправду взяла с собой весьма маленький эскорт, – пожала плечами Фиэль. – Нежить же по лесам не слишком быстро передвигается. Но сейчас она закончит играться с пленниками и начнет нас преследовать. Расстрелять весь отряд по одному глава рейнджеров даже и при жизни смогла бы. А уж сейчас, когда ее больше не тревожат ни страх смерти, ни усталость…

– Бежим! – прервала речь предводительницы Лонари Серебряный Цветок. – Только не рассыпаться! По одному нас нежить точно переловит рано или поздно, а группой, может, будет шанс спастись!

– Вообще-то, командую здесь я, – строго сказала Фиэль. – Но ты права, надо бежать!

– А вот где-то я слышал, что если бегать от снайпера, то добьешься лишь того, что умрешь уставшим! – пропыхтел через несколько минут тот самый дварф, который выбил своим пузом секцию забора. Кстати, среди себе подобных он был самым толстым и самым главным. А еще самым одоспешеным. Сквозь его железные доспехи далеко не каждый нож смог бы достать до тела, даже если бы резал сталь, словно бумагу. Такую толстую скорлупу нацепил на себя этот типчик. – Уф! Клянусь всеми горнами Холма, я это от первоклассного стрелка слышал!

– Это он тебе весьма расхожую байку впарил! – пояснила ему одна из эльфиек, вооруженная длинным луком. Последний как раз зацепился за какой-то чересчур прочный кустарник, и девушка никак не могла освободить его. – Ты знаешь, сколько весит оружие снайперов и каких оно габаритов? Я могу подстрелить за пятьсот шагов лягушку, но вот играть вместе с ним в догонялки, стараясь не потерять убегающую мишень… Стойте! Да подождите же вы меня!

– Фух! Да ну его к демонам такие нагрузки, староват я уже для них, – дварф в особо толстом доспехе ущипнул забывшую даже взвигнуть от возмущения Фиэль за задницу. А после развернулся и помчался к отставшей девушке. И одним движением руки вырвал из земли ту цепкую пакость, которая не пускала дальше слабосильную снайпершу. – Идите вперед, погоня здесь немножечко споткнется. Дайте мне кто-нибудь еще парочку заряженных ружей. Три не надо, последним выстрелить, наверное, уже не успею.

– Не неси чушь, десятник Строри! – прикрикнула на него Фиэль, машинально потирая пострадавшее место.

И тут в ночи раздался далекий вой. В нем явно переплетались несколько голосов, тягучий звук «у-у-у-у» несся над лесом.

Фиэль закончила уже гораздо тише и неуверенней:

– Мы уйдем все вместе.

– Нет, – снайперша отцепила от своего оружия вырванный куст и наложила на тетиву стрелу, чье древко украшали светящиеся в ночи руны. – Они уже близко, слышите? Идите без нас. Я подвернула ногу на расчистке завалов и тоже долго бежать не смогу. Папаша, подсади-ка меня на дерево, может, там не сразу достанут, и я успею опустошить колчан.

– Хе, возможность потискать такую молоденькую попку стоит того, чтобы раньше времени отправиться к Небесному Горну! – старый вояка с довольным видом выполнил команду. – Ну, чего встали и смотрите на меня, как горные бараны на новую кузню? А ну, пшли отсюда, молодежь!

И они «пшли». Отряд несся по ночному лесу, не делая остановок на своем пути… До тех пор, пока их ушей не достигли звуки выстрелов. Сначала одного. Потом, через показавшийся очень долгим промежуток времени, второго. А последнего так и не было. Один из оставленных пожилому дварфу мушкетов так и не успел ему пригодиться.

– Река! – крикнул кто-то из вырвавшихся вперед эльфов. – Надо найти мост и взорвать его за собой, нежить не любит воды!

– Так все мосты в округе леди Селена обрушила, когда еще живой была, – сказала Фиэль. – Я сама тогда где-то здесь пыталась помешать переправе некромантов.

– Долго ли дерево повалить? Мы, конечно, не гоблины, но тоже со взрывчаткой кой-чего могем, – заявил один из дварфов, оглядываясь по сторонам и сжимая в руках рог с порохом. – Эй, лесные жители, а ну найдите мне подходящую лесину, чтобы до того берега достала. А уж я-то ее как надо мигом уроню.

Река была быстрой и довольно широкой. Пересечь ее нечего было и пытаться, дварфы до другого берега в своих доспехах точно бы не доплыли. А худосочных эльфов таким течением могло и к океану унести. Понятное дело, наладить мгновенную переправу все же не получилось. А когда вековая ель все-таки рухнула, подметя макушкой песок противоположного берега, Фиэль при помощи своей магии почувствовала погоню.

– Я не чую мертвых, но к нам приближаются пятеро живых, – сказала она и буквально пинками под зад стала заталкивать на неустойчивый «мост» первого из дварфов. Получалось у него не очень. Пятая точка подгорного жителя отличалась изрядным бронированием, а туфельки с консервными ножами вряд ли имелись в гардеробе даже самой завзятой эльфийской модницы. – Это не может быть никто, кроме некромантов! И они, должно быть, как всегда прутся позади своих тварей! Только скрывают их от поисковых заклятий.

– Мы их задержим, – произнес один из мечников отряда, переглянувшись с сородичами. – Вперед, братья! Покажем, на что способны последние мастера клинка из Светлолесья!

 

– Пороху мне, – сказал минер, спрыгнув с собственноручно сделанного им моста и едва не плюхнувшись в воду. – И фитиль в зубы. Догоню Строри по дороге к Небесному Горну, а то этот сквалыга три серебряных мне должен остался.

– Какого демона?! – Фиэль в прямом смысле слова всучила Лонари Малу. А после напутственным подзатыльником задала вынужденно обнявшейся парочке направление для рискованной ходьбы по шаткой и скользкой переправе. – Вам почему вдруг так резко в героев поиграть захотелось?!

– Все не уйдем, – заявил мастер по обращению со взрывчаткой, вырвав порох из рук у своей молодой копии. – Мост получился слишком капитальным, сворачивать его тоже с этой стороны надо. Если просто снести лежащую на том берегу макушку ели, нежить все равно пройдет. Только лапы немного замочит.

– Отец, мы тебя не оставим! – в голос возмутились два дварфа, один из которых уже лишился своего пороха.

– А ну вперед! – обоих братьев затолкал на бревно еще один подгорный житель. Причем отвесил им на дорогу такого тычка, что они едва не сбили обнявшуюся орочье-эльфийскую парочку. Выросший вдали от крупных водоемов Мал панически боялся мокрой стихии и потому держался за Лонари, как за спасательный круг. А та возмущенно сипела и пыталась снять крепко вцепившиеся в нее руки орка со своей груди. Ну, или хотя бы просто вдохнуть. – Молоды еще геройствовать. Да и вы идите, леди.

– Но… – попыталась возмутиться Фиэль, однако тут, не слушая ее возражений, дварфийский ветеран схватил хрупкую волшебницу за руку, нагнул до своего роста, смачно поцеловал, обдав ароматом чеснока, перегара и табака. А после запихнул уже готовящуюся испепелить наглеца командиршу на бревно, от всей души ущипнув напоследок эльфийку за задницу по примеру своего десятника.

От боли и возмущения предводительница отряда рванула вперед и остановилась лишь на середине бревна. Хотела было вернуться, но тут из леса донеслись зычные боевые кличи, с которыми мечники обычно бросались в атаку. Видимо, они уже заметили врага и решили порадовать его встречным ударом. Скрепя сердце и послав на прощание минирующим дерево дварфам пару уже бессмысленных для них угроз, Златокудрая поспешила вперед, потирая вторично пострадавшее место.

Зычных кличей больше не было слышно. А звон клинков с такого расстояния даже чуткие уши эльфов вряд ли бы уловили. Уже догоняя остатки отряда, Фиэль услышала одинокий выстрел. И с трудом смогла заставить себя обернуться, чтобы посмотреть, по кому он был сделан. На удивление, дварфы недоуменно смотрели в лес, не переставая готовить мост к подрыву. Неужели кто-то из отрядных мечников взял с собой мушкет? Ну, не лишено логики. Быстрый боец имел некоторые шансы прорваться мимо нежити и в упор выстрелить по некромантам. Вряд ли подобное их убьет, но даже легкие раны никаким преследователям прыти не добавят. Запалив фитиль, пара смертников помахала на прощание командиру и, подхватив оружие вместе с остатками пороха, углубилась в лес. Взрыв, сваливший импровизированный мост в воду, окончательно похоронил их возможность отступления.

Утирая слезы, Златокудрая упорно вела остатки своих бойцов через лес. Мелькали деревья, оглядывались назад братья, оставившие на том берегу отца. Стволы лесных исполинов быстро скрыли реку. Новый взрыв, ознаменовавший конец отважных дварфов, отряд услышал уже еле-еле. И через довольно долгое время. Это заставило Фиэль злобно выругаться. Если бы знать сразу, что нежить не сможет быстро расправиться с пошедшими в самоубийственную атаку мечниками! Тогда бы минерам только и надо было сделать запал побольше и бежать по еще целой переправе. У них бы еще и время осталось, чтобы свои доспехи на бережку водой сполоснуть от налипшего лесного мусора!

– Не расслабляться! – велела Златокудрая, устало вздохнув и чувствуя, что после этой ночи у нее вполне может добавиться седых прядей. – Вряд ли командиры нежити тупее нас и не догадаются свалить подходящее дерево! А вурдалаки своими зубами работают быстро…

Подбодренные такой информацией, дварфы и эльфы бежали, бежали, бежали… Долго бежали. Даже уже на шаг как-то сами собой начали переходить, без всяких команд. Сказывалась бессонная ночь, а также общая усталость от тяжелой и опасной работы в последние дни. А потом откуда-то из-за их спин вылетела пылающая стрела. С изрядным перелетом она вонзилась в ствол одного из деревьев, никого не задев. Однако лучшего намека о своем наличии рядом противник дать бы не ухитрился при всем желании. Эльфийское зачарованное оружие тоже нельзя было не узнать.

– Селена, – выдохнула Фиэль и закусила губу. Гадать, как именно мертвая глава рейнджеров догнала их, было бессмысленно. В конце-то концов, у нее столетий рысканья по лесам больше, чем у самой Златокудрой педагогического опыта. – Так! Слушай мою команду! Телепортируйтесь и бегите дальше! А я ее задержу.

– Но… – попытался было заикнуться волшебник, сжимая в руках артефакт, который из-за слишком частого использования уже не мог в ближайшие сутки дать ему большого количества дополнительной маны.

– Не спорить! – острое зрение эльфийки уже различило среди деревьев медленно приближавшиеся фигуры, среди которых виднелся тонкий женский силуэт с огромным луком. Пальцы сплелись в жесте, выставляющем вокруг бывшей нянечки способный отклонить стрелы воздушный щит. – Уходите! Я потрачу всю свою магию, но смогу ее достать. А к тому моменту, как леди Селена регенерирует, вы уже должны быть далеко! Не спорить, я сказала! Исполнять!

С негромким хлопком отряд исчез. Вряд ли он перенесся слишком далеко, но… Даже такой отрыв лучше, чем встреча лицом к лицу с генералом армии нежити. Фиэль Златокудрая глубоко вздохнула, собрала все свои магические силы в кулак и принялась ждать вестницу своей смерти.

«По крайней мере больше не надо будет искать краску», – отрешенно подумала она, колеблясь между двумя самыми эффективными заклятиями в своем арсенале. Гнев природы должен был оживить несколько деревьев и натравить их на врага. Учитывая, что на раны получившиеся конструкты реагировали еще меньше, чем нежить, ущерба они могли причинить немало. Тиски корней, чары, недавно пущенные ей в ход против толпы вурдалаков, теоретически могли причинить больше ущерба. Особенно если применять их не по площадям, а по одиночной цели. Но от дробящих объятий можно было увернуться, скажем, взлетев или просто убежав. А вот ожившие деревья могли преследовать свою цель и не остановились бы раньше, чем их уничтожат. Ну, или раньше, чем кончится питающая их магия.

Эльфийка с длинным луком шла вперед. Видимо, где-то себе нормальную одежду леди Селена все же нашла. Теперь ее мертвое тело скрывал плащ с накинутым на голову капюшоном. За спиной ее двигались другие фигуры, мало похожие на вурдалаков или некромантов… Присмотревшись, Фиэль ахнула и закусила губу до крови. Следом за генералом армии мертвых шли погибшие члены отряда самой Златокудрой. Пошатываясь и неловко ковыляя, покойники, чьи тела, наверное, еще не успели остыть, приближались к своей командирше. Вот эльфы-мечники полным составом. От былой грации не осталось и следа. Стремительные при жизни бойцы тащатся так, словно у каждого на ноге висит по гире, спины сгорблены. При ходьбе периодически опираются на свое оружие, словно на костыли. Вот целитель со своей помощницей, оба вместо одежды теперь обряжены в заляпанное чем-то темным рубище. Знакомая картина, так и выглядят трупы, погибшие от клыков нежити. За ними гуськом следуют дварфы, еще более неуклюжие и грузные, чем обычно… Не все. Ну да, минеров, наверное, на мелкие клочки разорвало, учитывая, сколько пороха они при себе имели. У самых ног бывшей начальницы рейнджеров Светлолесья семенит маленькая фигурка гоблина.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23 
Рейтинг@Mail.ru