Спасти темного властелина

Владимир Мясоедов
Спасти темного властелина

© Мясоедов В., 2014

© Оформление. ООО «Издательство «Эксмо», 2014

Пролог

Среди бескрайнего ничто беседовали двое. Точнее, для них окружающее пространство пустотой не было. Ведь как можно считать ничем собственный сон?

– Сделка? – прозвучал содержащий тусклый лучик надежды вопрос. – Ты согласен мне помочь?

– Сделка, – уверенно прозвучал ответ. – У меня есть немного собственной силы. Но хочется большего.

– Тогда приготовься к тому, чтобы получить новые знания, без которых тебе не справиться со своей задачей, – первый голос стал чуть более оживленным. – Предупреждаю, будет больно.

Бескрайнее ничто вздрогнуло, рассыпалось как карточный домик и собралось заново. Уже совсем другим. Более плотным и содержательным.

– Я знаю, ты не поверишь клятвам. Они лишь слова, а друг друга мы знаем слишком мало, – обладатель первого голоса выглядел крайне необычно. Если не сказать пугающе. Высокий рост, иссиня-черная кожа, копыта вместо ступней, большие загнутые рога. И две черные повязки, закрывающие глаза и образующие на лбу косой крест. Из-под неплотно прилегающей ткани практически ежесекундно пробивались отдельные всполохи пламени. – Но я хочу на свободу. А значит, кому-то придется мне помочь. И смельчаку от меня достанется очень и очень многое. Авансом пойдет магическая мощь, ради которой адепты волшебства тратят десятилетия на самосовершенствование. И это будет только началом.

– Молчи! Просто молчи! – его собеседник выглядел как человек, да, собственно, и был им. Вот только в недобрый для себя час решил попрактиковаться в осознанных сновидениях. И повстречался в них с тем, кто был несоизмеримо сильнее, старше и опытнее его. – Ох, голова… Подожди… Это не мой образ мыслей… Ты пытался переписать свое сознание на новый носитель?! В мои мозги?!

Окружающее этих двоих бескрайнее ничто дрогнуло и начало становиться все менее и менее реальным. Контакт между двумя разумами рвался, и рвался стремительно, поскольку один из них пытался всеми силами его разрушить, спасая свою жизнь.

– Стой! Успокойся! Это было необходимо! – Рогатое существо изрядно забеспокоилось, если не сказать запаниковало, но это не мешало ему действовать самым решительным образом. Стремительно теряющую материальность фигуру человека опутала взявшаяся из ниоткуда тонкая светящаяся цепь. Пытающийся удрать сноходец немедленно принялся ее рвать, но на это ему как минимум требовалось какое-то время. – Как бы ты мог мне помочь, если бы банально не знал языка?! Не имел представления о географии?! Не знал новейшей истории?! Да прекрати вырываться, я из последних сил удерживаю нас вместе, и нет времени на всякие глупости! Желай я разорвать твое сознание, это было бы можно сделать куда более простым способом, чем передачей маленького, буквально микроскопического кусочка памяти!

– Пожалуй… соглашусь. Тем более, как показала практика, ты все равно намного сильнее, – человек раздосадованно посмотрел на сковывающую его цепь, покрывшуюся в паре мест тонкими, едва различимыми трещинами. – Хм… подожди. Ты думаешь, что люди это просто выродившиеся мутанты-фейри с вывалившимися клыками?!

– Может быть, и ошибаюсь, но меня так учили в школе, – развел руками его собеседник. – Фейри самая древняя раса нашего мира[1]. Под влиянием внешних факторов, в первую очередь, магии, они разделились на несколько рас. Которые, в свою очередь, постепенно изменялись и давали начало новым народам. В том числе моему.

– Перестройка генетического кода в течение одного поколения. Пф! Отказываюсь в это верить! – человек казался слегка шокированным. – Стоп, одно поколение – это для простых обывателей… Магия позволяет полностью изменить свой облик и физиологию куда быстрее.

– Это если специально стараться. Но обычно мало кто этим занимается, предпочитая более мягкие и плавные изменения, происходящие с ним на протяжении десятков лет, – рогатый поднес к лицу руку с внушительными когтями. – Сложно поверить, но в молодости я был хрупким и изящным темным эльфом.

– Женщины и сейчас будут падать к твоим ногам штабелями, – усмехнулся человек. – В обморок. Стоп, а почему я все время думаю о бабах? Непрерывно! Каждую секунду! В фоновом режиме!

– Эм… – смутился рогатый. – Наверное, я передал тебе вместе с радикально урезанной копией своего сознания еще и некоторую часть своих желаний. Видишь ли, длящееся уже три тысячи лет заключение изрядно меня напрягает. Пока у нас еще есть время, попробуй вспомнить самую важную для исполнения своей миссии информацию. А не то придется повторить эту неприятную процедуру со слепком сознания.

– В твоем мире, называемом Арсарот, два континента. Очень большой Западный и куда меньший Восточный. Еще имеются острова, но они почти никому не интересны, свободных территорий в общем-то хватает. – Человек напряг свое сознание: – Так вот, на Восточном материке древними фейри были обнаружены сооружения неизвестной расы[2]. Такие иногда находили и в других местах, но эти отличались тем, что еще работали. Собирали из окружающей среды магическую энергию и концентрировали ее в себе. Этакие волшебные аккумуляторы.

– Волшебные что? – переспросил рогатый. – Я плоховато разбираюсь в вашей технике.

– Неважно, – махнул рукой человек. – Комплекс подземных построек-артефактов получил название «Кристалл Мира». Из-за своей главной части, которой являлась большая светящаяся прозрачная каменюка с несколькими тысячами граней[3]. Поселившиеся рядом с ним зимние фейри довольно быстро научились пользоваться повышенным энергетическим фоном вокруг нее. И мутировали в темных эльфов, отличавшихся от своих предшественников более темной кожей, повышенными способностями к чародейству и… вечной жизнью?!

– Просто очень долгой, – поправил человека его собеседник. – Настолько долгой, что от старости пока никто из моего народа не умер. Однако привычка жить в месте концентрации большого количества волшебства сыграло с нашим народом дурную шутку. Появился феномен, называемый Увяданием. Если тело эльфа не может вбирать из окружающей среды большое количество магической силы, то он начинает слабеть и чахнуть. И в конце концов умирает.

– Темные эльфы создали свою империю, чьи правители по какой-то традиции звались королями[4]. Она заняла весь Восточный континент. Развивались науки, искусства, ремесла… – тот, в чью память заложили новые сведения, непрерывно морщился, словно жевал лимон. Однако же находил в своем сознании ранее отсутствовавшую там информацию. – Я… в смысле ты, был самым типичным темным эльфом. Родился в семье, исповедующей поклонение природе. Ох, слушай, а как у вас с богами? Как-то на этом месте все расплывается.

– С настоящими богами никак. Я, во всяком случае, ни одного не видел, – рогатый принялся расхаживать туда-сюда. – Вот с их заменителями прекрасно. Понимаешь, в моем мире магическая энергия куда более податлива, чем в твоем. Если племя дикарей начнет бить поклоны попавшей к ним серебряной вилке для омаров, то лет через сто она будет одаривать своих верующих вполне реальными благами. По-моему, все, о ком я слышал как о небожителе, это либо разожравшиеся воплотившиеся духи, либо чересчур ушлые маги. Культ природы, который исповедовала моя семья, имеет свою собственную живую святыню: сына Мелены, богини луны и звезд, сатира Реннариуса[5]. О, поверь, это очень могущественное и опасное существо, обладающее многотысячелетней мудростью…

 

– Но на самом деле он довольно туп и большой козел, – прервал рогатого человек. – К тому же его мать хоть и реально существующий великий дух, но заставить ее навести порядок хотя бы в вашей стране решительно невозможно. Я эту скотину немного помню. Благодаря тебе. Кстати, а почему в моем сознании не появилось знаний о том, как пользоваться магией?

– Заклинания и боевые рефлексы – это очень похожая друг на друга работа ауры и мышц, – наставительно пояснил собеседник. – Скопировать их теоретически можно… Но только я не знаю как.

– Ладно, качаться буду самостоятельно, – вздохнул человек, вновь пытаясь разорвать сковывающую его цепь. – Твое полное имя Илларион Шторм. Ты был сторонником научного подхода и потому отношения с семьей имел немного натянутые. Даже со старшим братом Фурионом. С которым вы были влюблены в одну и ту же девушку, вашу соседку Рэну. Рос, учился, пошел в какой-то аналог научно-исследовательского института, изучавшего Кристалл Мира и пытавшегося воссоздать технологии тех, кто его построил. Получил репутацию гения. И через какое-то время был сделан прорыв.

Темный эльф кивнул:

– Королева Шазара покровительствовала нашим изысканиям и возглавляла их. И смогла добиться успеха. Пользуясь подсказками древних, она создала пространственные чары, при помощи которых можно было перемещаться между мирами. Мы бросились жадно осваивать новые горизонты ради знаний и ресурсов… И почти сразу же привлекли к себе внимание тех, кто в этой отрасли волшебства разбирался несоизмеримо лучше. Демонов.

– Общность этих существ, подобно эльфам, способных при подпитке магией существовать практически вечно, называется Огненной Ордой, и правит ими хан Сакромонд[6], – педантично выдал информацию человек. – По сути, они представляют собой конгломерат нескольких миров, которые полностью или частично контролируются хозяевами этой Орды, архидемонами, живущими уже много тысяч лет и при необходимости воскресающими из мертвых. Ведут довольно агрессивную завоевательную политику, которая сдерживается по большей части междоусобной борьбой за власть.

– Нам они поначалу казались идеальными партнерами для общения и торговли, – вздохнул темный эльф и потер основание левого рога. – Они щедро делились знаниями, продавали уникальные артефакты, водили наших дипломатов и путешественников по прекрасным дворцам и показывали сияющие города, существовавшие дольше, чем наша раса. Я был одним из тех, кто общался с ними больше всех. И знал их лучше всех. А потом с окраин нашего королевства стали приходить тревожные вести. Кто-то уничтожал маленькие поселения. Пропадали без вести сотни эльфов… В число их попали и мои родители. Я бросил все дела и вместе с братом и нашей общей возлюбленной кинулся на поиски. Мы использовали все свои знания и таланты. И нашли их обескровленные тела, лежащие у алтаря, на который непонятно как попавшие в наш мир демоны тащили очередную жертву.

– Переход в другое измерение – дело трудное и опасное, как и вообще вся пространственная магия, – кивнул человек, в сознании которого эти истины буквально пропечатались. – Чтобы переправить в ваше королевство армию, которая могла бы справиться с его обитателями, архидемоны решили использовать местных жителей в качестве ресурса для открытия порталов. Фурион и Рэна подняли восстание природопоклонников, обвиняя существующую власть в реальных и вымышленных грехах. Ты представил убедительные доказательства творимых Огненной Ордой преступлений магам, являющимся элитой и одним из столпов общества. Но королева Шазара прислушалась к своим новым друзьям-архидемонам, заявившим, что они ничего такого не делали и делать не могли. Она сочла ваши действия мятежом и использовала для его подавления поддержку аристократов и помощь отрядов, присланных ее союзниками из иных измерений. Вспыхнула гражданская война.

– Силы были равны. Конфликт затянулся на десятилетия. Фурион и Рэна стали личными учениками Реннариуса и возглавили культ природопоклонников. Я создал орден демонологов, в котором наделял добровольцев из числа чародеев сильными сторонами наших истинных врагов: способностью видеть магию, бесстрашием, громадной выносливостью, изменением обличья…

– Тебя убедили стать двойным агентом и временно перейти на сторону врага, – продолжал вспоминать события не своей жизни человек. – Для правдоподобности ты долго торговался с командованием противника, соглашаясь брать плату за предательство исключительно авансом. А потом при помощи скоординированного удара демонологов в спину тварям и штурма вашей столицы армиями восставших была одержана победа. Удалось прикончить несколько бессмертных архидемонов. Королева Шазара выжила, но сбежала. В процессе разборок вы вдребезги разнесли Кристалл Мира.

– Мне до сих пор больно вспоминать об этом факте варварства, – вздохнул великий чернокнижник.

– Ваш народ готовился к смерти от Увядания и молился всем известным богам о том, чтобы хотя бы некоторые дети смогли приспособиться к условиям, в которых не будет избытка магической энергии, – продолжил рассказывать своему пленителю его же историю человек. – И тогда, используя записи королевы Шазары, полученные от архидемонов знания, остатки древних артефактов и собственные наработки, ты создал новый источник магической энергии. Новый Кристалл Мира. А потом на радостях упился вдрызг и поперся хвастаться перед своей девушкой, которая в последнее время слишком уж сблизилась с твоим братом. Рэна назвала тебя героем, подарила ночь любви и опоила снотворным, после которого очнулся ты уже на суде. Где тебя заклеймили предателем, добавили к звучному имени Илларион титул «Убийца» и осудили на вечное заточение, не дав и мяукнуть в свою защиту.

Великий маг скрипнул зубами. Эти далеко не самые приятные воспоминания о его молодости будили в темном эльфе настоящее бешенство.

– А еще твои близкие стали правителями вашей расы, поскольку якобы нашли способ спастись от Увядания, – продолжал напрягать не совсем свою память человек. – При помощи Реннариуса и его матери-лжебогини создали Священную Рощу, являющуюся источником магии природы. Это было совсем не то же самое, что Кристалл Мира. Но темные эльфы могли использовать ее эманации, чтобы жить. По странному совпадению, она оказалась как раз над тем местом, где был возведен в глубинах земли твой шедевр.

– Все так и было, – согласился волшебник, ныне больше похожий на демона. – Отлично. Выделенную для копирования часть моей памяти ты усвоил.

– Подожди! – вдруг замер человек. – В моей новой памяти есть несколько основных вариантов развития ключевых событий. Ох, это… странное чувство.

– Слушать, расшифровывать и пытаться самому плести Нити Судьбы – одно из немногих оставшихся мне развлечений, – буркнул демоноподобный эльф, устало подпирая голову кулаком. Учитывая, что до того он находился в позе лотоса, выглядело это весьма необычно. – Предсказывать будущее – это сложно, муторно, неэффективно… Зато стенами тюрьмы не блокируется. Если ты связан по рукам и ногам, остается только шевелить ушами. Сейчас нет оракулов, равных мне. Я все еще остаюсь тем, кто был равен в своей силе и мудрости ханам демонических орд. Тем, кто создал Кристалл Мира! Тем, кто… кто… Кто уже целую вечность гниет за решеткой и очень хочет еды. Вина. Бабу. Ну, или хотя бы просто подохнуть!!!

Яростный рык разорвал окружающее двоих ничто. Копыта демоноподобного эльфа вспыхнули огнем. Рога тоже. За спиной расправились широкие кожистые крылья, источавшие мрак.

– Решительно не понимаю, почему тебя просто не убили? – спросил человек. – Это было бы логичным поступком.

– Не смогли создать свой аналог Кристалла Мира. И знали, что никогда не сумеют этого сделать. Магия – это не ремесло, а искусство. Можно научить его азам даже самого тупого гоблина, но чтобы создать истинный шедевр, надо быть великим мастером, – Илларион произнес все это уныло, вновь подпирая голову кулаком. Мало-помалу его вид возвращался к прежнему, во всяком случае, крылья уже истаяли как дым. – Я в молодости очень не хотел умирать. И предусмотрел почти все. Если физическое тело будет уничтожено, то Кристалл удержит душу и вырастит своему создателю новое.

– Почти абсолютное бессмертие, – задумчиво пробормотал себе под нос человек. – Неудивительно, что тебя возненавидели те, с кем ты отказался им поделиться.

– Я отказался?!

Человек захрипел, потому что громадная рука схватила его за шею. Сейчас в Илларионе опознать эльфа вряд ли бы кто сумел. Увеличившийся полудемон мог поспорить шириной плеч с минотавром.

– То же самое относится к Рэне и Фуриону! – прорычал он. – Даже вдрызг пьяным я сначала позаботился о близких и только потом принялся хвастаться! Мог бы и других эльфов сделать по-настоящему вечными! Им только и надо было достигнуть определенной ступени в развитии магического дара! Чтобы Кристалл мог зацепить их ауру!

– Тогда тем более понятно, почему тебя засунули в тюрьму, – человек прекратил хрипеть и вырываться. Более того, заговорил нормально. – С такой властью черта бы с два кто другой оказался лидером вашего народа.

– Ах, да, вокруг ведь еще сон, – Илларион, спохватившись, разжал руку и вновь вернулся к нормальным размерам. – Мы с тобой дышим здесь только по привычке, хотя и не обязаны этого делать. Мои извинения, кстати. Раньше я не был таким вспыльчивым и жестоким, но… Вечность в каменном мешке никого не красит.

– Вроде бы кто-то из твоих последователей вместе с беженцами от новой власти добрался до соседнего континента и основал там государство светлых эльфов. Кстати, очередная повальная магическая мутация сделала их подозрительно похожими на людей. Что, как мне кажется, в пух и прах громит теории, изученные тобой в школе. Даже свой собственный Кристалл, Кристалл Дня, там кто-то из демонологов сотворил, – человек с любопытством взирал на вновь свирепеющего Иллариона. – Правда, он умер в процессе и не смог дотянуть свое творение до максимально возможной мощности. Но это уже детали. Кстати, а ты понимаешь, что сейчас под определение вменяемого существа подходишь не очень?

– Вменяемый?! Ах-хах-ха! Да я удивлен тому, что до сих пор не забыл свое имя! Не уверен, что еще сохраняю способности к членораздельной речи! Вломись сейчас в камеру Рэна и раскайся в своих грехах – я ее не смогу ни простить, ни удушить! Язык давно уже присох к горлу, а тело окаменело от вынужденной неподвижности! – Илларион расхохотался. – Я после трех тысяч лет воздержания готов жениться на гарпии, гоблинше, великанше, даже драконше, не умеющей менять обличье! Но добиться им от меня хоть каких-то результатов будет не многим легче, чем от успевшего полностью лишиться плоти скелета! Лишь знание того, что ничего по-настоящему вечного не бывает, не дало мне свихнуться! Оно и робкая надежда на месть и справедливость – вот единственный защищающий от безумия барьер! И лучше бы тебе даже не догадываться, насколько он тонок!

– Ладно-ладно, вот только орать не надо, – человек демонстративно поковырялся в ухе. – Перейдем к делу? Разрушить одно из самых защищенных мест вашего мира будет… проблематично. Особенно если демоны уже начали очередное вторжение в Арсарот.

– Начали-начали, – вздохнул Илларион. – Уже несколько десятков лет бродят по Арсароту кровожадные мертвецы, воняющие, помимо гнили, еще и Огненной Ордой. Труп одного из проигравших в междоусобной борьбе ханов превратили во что-то вроде заготовки для бога мертвых и зашвырнули в наш мир, спрятав среди бескрайних льдов севера. Сначала это существо, называемое Зерулом[7], пыталось манипулировать орками. Оно подчинило духов их предков, а через них шаманов. И зеленые дикари объявили войну всему свету, после чего закономерно огребли и оказались в резервациях. Но за время войны тварь окрепла, отожралась на жертвах и теперь уже управляет целыми ордами восставших мертвецов.

 

– И людей. В моей памяти есть информация о том, что в его армии много представителей человеческой расы. Зерул смог завербовать немало людей обещаниями бессмертия… – Человек помолчал и добавил: – И даже выполнил эти обещания, помогая своим неопытным культистам создавать из их лидеров высшую нежить. Лучшим его слугой стал король государства Олерон, ныне известный как Сартар Проклятый[8]. Его последователей также называют проклятыми. И их много. Но, к счастью, большая часть населения Западного континента решительно против кровавых поклонений нежити и демонам. Близлежащие к Олерону человеческие страны и государства иных рас объединились, чтобы противостоять общей угрозе. Они создали политический блок, называемый Союзом. Правда, два его члена уже уничтожены: Лиморанская республика магов[9] и царство высоких эльфов, Светлолесье[10].

– Марионетки Огненной Орды пока еще не победили всех врагов даже на своем континенте, но… – Илларион вздохнул. – Я невысокого мнения о полководческих способностях своего брата и его сучки. Они за три тысячи лет только и смогли, что окончательно похоронить остатки нашей великой державы да собрать остатки не успевших сбежать аристократов на медленно уходящем под воду маленьком острове, рассчитывая оставить свои руки чистыми, но погубить кучу народа. Вот кем надо быть, чтобы оставить такое место без надежной охраны и дать королеве Шазаре пробраться к своим вернейшим сторонникам? А после новые власти еще удивлялись, почему это те не утонули всем составом, а за пару десятилетий превратились в новую расу, народ сирен. Легко быть величайшими из темных эльфов, если этих эльфов во времена моей молодости по уровню магических сил взрослыми бы не признали.

– Весело вы живете, – человек покачал головой и пробормотал себе под нос: – С такой магией заботиться об экологии вообще не надо, влияния от химикатов и радиации на общем фоне все равно никто не заметит. – Он взглянул на собеседника: – А раньше ты кого-нибудь на дело освобождения себя из темницы пробовал найти? Боюсь, я не смогу работать в такой нервной обстановке. Командой же действовать и легче, и безопаснее.

– Было дело, – кивнул Илларион. – Ты далеко не первый, хотя и удавалось мне зацепить в иных мирах готовую на сотрудничество душу максимум пару раз в столетие. Вот только к настоящему времени нет никого из тех, кого мне удалось призвать в Арсарот. Они либо погибли, либо предали меня, отказавшись от борьбы. Увы, тебе негде искать помощи. Лучше не проси ее даже у тех эльфов, которые называют себя светлыми из-за цвета кожи. Сочтут сумасшедшим, ибо по официальной версии истории я мертв, причем уже очень давно.

– Понятно, – вновь пробормотал человек, растерянно потерев голову. Кажется, сейчас он стал еще сильнее жалеть о том, что во все это ввязался. – Можно ли будет поддерживать меж нами телепатическую связь? И чего мне ждать в качестве стимулирующего эффекта?

– После того как мы окончим нашу беседу, ты окажешься предоставленным самому себе, – вздохнул Илларион, водя когтем по щеке. – А я снова не буду иметь возможности поговорить ни с кем, кроме как с самим собой. Нет, собеседник-то, бесспорно, будет великолепен. Вот только он успел мне несколько надоесть, причем еще две тысячи девятьсот девяносто девять лет назад. На сто лет ты станешь связан энергетическим каналом с Кристаллом Мира. Как результат – маны будешь оттуда тянуть столько, сколько сможешь осилить. Почти бесконечный резерв, несбыточная мечта всех чародеев. К тому же прекратишь стареть и будешь за счет постоянного притока магии в тело иметь неплохую регенерацию. Но если через век меня еще не схватят демоны, я разорву канал. Отдача от него испепелит в одно мгновение хоть неудачника, хоть предателя. Все понял? Ну, тогда вперед, наше время истекает.

– Я не услышал ни слова о самом главном, – усмехнулся человек. – О своей награде.

– Ты ее сначала заслужи. Десятки претендентов до тебя не справились, – демонический эльф печально вздохнул. – Сам прекрасно понимаешь, материальных ценностей в каменном мешке нет. Но ты, если вытащишь меня оттуда, отныне и вовеки станешь любимым учеником. А после сам добьешься чего захочешь. Даже если проснется тяга к власти, другие миры завоевывай сколько душе угодно. Все, пора прощаться. Мост между нашими сознаниями начинает разрушаться.

– Стоп! – человек усилием воли вернул себя в ту зыбкую нереальность, где они сейчас пребывали. Она продолжала выдавливать его из себя, но пока сноходцу удавалось удерживать контакт с собеседником. – А какое тело я получу? Где оно будет находиться? Нельзя же так, совсем без подготовки!

– Эй, я сижу в каменном мешке, глушащем магию! – возмутился Илларион. – Тюрьма мешает мне наблюдать за тем, что происходит на соседнем континенте. Даже иные реальности открыты лучше, чем уголки родного мира. Откуда я возьму такие подробности? Твой дух займет еще не успевшее умереть, но уже лишившееся души тело мужчины. Вернее, мой прощальный подарок залечит на нем тяжелые раны, а дальше за счет подпитки от Кристалла и сам справишься. Постараюсь выбрать такого индивидуума, чтобы он находился на контролируемых людьми территориях. Но ничего не обещаю! Если окажешься посреди пиршественного зала нежити, удивленной прыткостью своего обеда, мои тебе соболезнования.

– Стой, последний вопрос! – уже чувствуя, что исчезает из этого странного места, крикнул человек. – Если доберусь до тюрьмы, тебе для личного употребления в числе товаров первой необходимости брать гарпию, гоблиншу или все-таки великаншу?

– Мне уже много веков как абсолютно пофиг! – с достоинством ответил Илларион, теперь напоминающий призрак самого себя. – Согласен на любую особу женского пола, если она не выглядит на три тысячи лет и имеет сиськи! Эй! Совсем забыл! А звать-то тебя как?!

1Драконы с этим не соглашаются. Но поскольку они имеют дурную привычку дышать огнем и проглатывать оппонентов из числа иных рас при сильном волнении, то их редко приглашают на научные диспуты.
2Возможно, раса, их построившая, и известна. Только она сама об этом своем достижении не помнит. И никто другой тоже.
316 841 грань. Пересчитавший их исследователь удостоился выговора за занятия ерундой на рабочем месте и путевки на курорт, чтобы восстановить зрение. Светились грани действительно очень ярко.
4Правитель, которому предложили переименоваться в императора, подсчитал, сколько изменений и поправок из-за этого придется вводить в документы и этикет, после чего решил: «Да ну его на фиг!»
5520 × 640 × 380. Длина, ширина, толщина. И все это покрыто белой шерстью. Вес полубога временами варьировался в небольшом диапазоне, но многие втихомолку отмечали, что ему пора сесть на диету. И отказывались верить, что это просто кость широкая.
6Точное имя и возраст неизвестны даже демонам Огненной Орды. Внешний вид и размеры зависят от настроения. Обычно носит обличье гигантского представителя расы падших – синекожих гуманоидов со щупальцами под подбородком, – но вряд ли является им. Если только родился еще в ту пору, когда этот народ никуда не падал и имел совсем другое название. Великий маг и хороший интриган, но не слишком успешный правитель. Даже лучшие из его вассалов все время играют в какую-то свою игру и не особо помогают сюзерену в том, чтобы захватить все мироздание.
7Прижизненное имя неизвестно. В том числе и самому Зерулу. Дата смерти также скрывается. Даже то, что раньше он был одним из ханов Огненной Орды, сомнительно. Верховный хан Огненной Орды Сакромонд за время своего правления убил многих выдающихся личностей и потому наверняка имел в своем распоряжении достаточно трупов, пригодных стать основой для данного существа.
8Его величество правитель Олерона Сартар Седьмой, при жизни названный Проклятым. Малый титул, полный занимает свиток в руку толщиной. После вступления на трон в раннем возрасте очень боялся покушений на свою жизнь и потому прислушался к словам своего духовного наставника Шаризеда. И даже вместе с ним принес присягу Зерулу, избавившись от страха смерти. А потом, опасаясь получить от близких вотум недоверия, убил их всех. Увлекшись, вырезал большую часть населения собственной столицы. Несмотря на принятые меры, поддержку населения не получил.
9Город-государство Лиморан, формой правления являлась магократия. Имел очень мало территорий, но не особо в них нуждался из-за самого большого числа чародеев в мире на душу населения. Был образован бунтарями из числа магов-дварфов, не желавших подчиняться своим старейшинам. Вместе с ближайшими родичами туда потянулись и гномы. Третьими пришли волшебники-эльфы, которых интересовали товары, производимые местными артефакторами и алхимиками. А потом к этой компании присоединились чародеи-люди, переняли большую часть умений своих учителей и так размножились, что стали доминирующей силой и правящей расой этого образования. Был разрушен совместной атакой нежити, демонов и предателей из числа людей-сектантов.
10Территория, занятая бежавшими с Восточного континента эльфами. Была выбрана ими для жилья благодаря большому количеству природных магических источников. Их не хватало, чтобы предотвратить Увядание, но было достаточно, чтобы растянуть агонию на пару столетий и найти решение проблемы. Местное население в виде летних фейри было уничтожено или попряталось от агрессивных захватчиков по лесам и скатилось до уровня дикарей.
1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23 
Рейтинг@Mail.ru