ПВО для НЛО

Владимир Мясоедов
ПВО для НЛО

© Мясоедов В., 2016

© Оформление. ООО «Издательство «Э», 2016

Синопсис

Двоюродные братья Святослав и Станислав Краежоговы во время рыбалки видят, как неизвестный летательный аппарат уничтожает летящий вертолет. Прервав отдых, они пытаются вернуться домой, но обнаруживают, что увиденная ими катастрофа – лишь маленькая часть вторжения неких непонятных агрессоров, предположительно инопланетного происхождения. Лишившиеся денег и документов родственники вынуждены некоторое время обитать на даче одного из них. Не желающие оставаться в наступившем хаосе кузены изготавливают самодельное оружие и с его помощью помогают одному из соседей отразить налет бандитов. Их действия замечает отряд, прибывший навести порядок в дачном поселке. Родственников, проявивших некоторый технический талант и изобретательскую смекалку, вербуют. Теперь они помощники исследователей, изучающих пришельцев, и выполняют всю грубую работу.

Пришельцы накрыли крупные города, ставшие основными целями вторжения, непроницаемыми силовыми куполами. Святослава с несколькими солдатами посылают в один из пригородных поселков, чтобы забрать оттуда для нужд оставшихся с голыми руками ученых-исследователей хоть какое-то оборудование. Их отряд встречается с пришельцами, уничтожившими жителей поселка, и вступает в бой. Людям удается убить нескольких инопланетян, а остальные отступают, и победители собирают трофеи. Их исследуют, посылают отряды за новыми, стараются добыть источники информации и найти людей, способных оказать пользу сопротивлению.

Постепенно в ходе боев и изучения противника перед людьми открываются крайне любопытные факты, дающие им шансы на победу. Пришельцы, напавшие на Землю, не слишком многочисленны, да к тому же неумело распоряжаются своей техникой. И им явно не хватает опыта ведения боевых действий. Если бы не растерянность, вызванная уничтожением командных центров, люди бы легко одолели такого врага. Полученные от пленных сведения проясняют обстановку. Землю атаковали беженцы, спасавшиеся от гнева врагов и почти не имеющие нормальной боевой техники. Основная масса боеприпасов ими была использована в первые дни вторжения. Теперь пришельцам надо стремительно разворачивать свое производство, если они не хотят остаться безоружными. Благодаря трофейному оружию и найденным слабым местам противника у людей появляется возможность вести с ним боевые действия на равных.

Военным удается спланировать масштабную операцию против захватчиков, которая должна одновременно начаться во многих местах. Инопланетянам, чтобы отразить ее, придется изрядно распылять свою силу, и они вряд ли смогут добиться успеха везде. Святослав и Станислав защищают плацдарм, с которого ведется атака оружием массового поражения. Она направлена на крупный корабль пришельцев, севший посреди захваченного города. В ходе боевых действий представитель элитных войск инопланетян ломает оборону людей и калечит Станислава. Однако он отвлекается на ядерный взрыв и погибает, его убил один из бойцов. К доставленному в госпиталь раненому приходят кузен и шеф и сообщают, что атака прошла более чем успешно. Уничтожено громадное количество сил противника, убита часть вражеских лидеров. Оставшиеся, устрашенные такими потерями, подсчитали вероятность своего поражения в затянувшемся конфликте и попросили мирных переговоров.

Пролог

Непонятная штука, не похожая ни на самолет, ни даже, черт побери, на классический неопознанный летающий объект, вынырнула из облаков. Стремительным броском, развивая явно умопомрачительную скорость, она приблизилась к вертолету то ли Рыбнадзора, то ли какой-то иной службы, мирно летевшему по своим делам над водохранилищем. А затем без лишних сантиментов долбанула его отчетливо видным даже летним днем ярко-синим лучом. Результат данного деяния походил на действие футуристических лазерных пушек в каких-нибудь компьютерных играх. Машина распалась на две практически симметричные половины, которые, повинуясь закону всемирного тяготения, спустя несколько секунд бултыхнулись в воду с громким бульком. Интересно, почему они так и не взорвались? А агрессор, напоминающий получившую птичьи крылья стрекозу чудовищных размеров, снова набрал высоту. Он медленно летел куда-то на восток. Или на запад. Сегодня уж слишком большая облачность, чтобы заметить солнце сквозь пелену туч. Да и с ориентированием на местности у меня проблемы то ли с рождения, то ли с детского сада.

Я машинально взглянул на поплавок и тут же дернул со всей дури удилище вверх. Стержень гусиного пера, который по своим качествам ничуть не уступал цветастым импортным пластиковым игрушкам, перешел из горизонтального положения в вертикальное. Более того, индикатор поклевки упорно стремился солдатиком уйти на дно. Зная характер местных злобных пескарей, медлить не стоило. Опоздаешь подсечь, червя съедят, а крючок обсосут и выплюнут. Если, конечно, не проглотят с ходу острую железку, загнав ее даже не в губу, а в желудок. Бывают и такие экземпляры, жадные, словно наше родное правительство. Сколько же с ними мороки…

В вытянутую руку ткнулась повисшая на конце лески серебристая чешуйчатая тушка, отчаянно бьющая хвостом. Извлеченная из родной среды рыба изо всех своих невеликих сил сопротивлялась и все еще на что-то надеялась. Я легко отцепил ее и взглянул на место крушения. Там не было видно ни одной головы плывших к не такому уж и далекому берегу людей. Зато расплывалось здоровое масляное пятно. Не галлюцинация, последние собой водоемы не загрязняют.

– Третья мировая, – предположил я, медленно осознавая увиденное. В привычные рамки жизни оно, мягко говоря, не вписывалось. А потому разум постепенно впадал в состояние, близкое к нокдауну. Рука чисто рефлекторно стиснула пальцы, в которых бился медленно задыхающийся без привычной среды обитания улов.

– Или и правда инопланетяне. – Казалось, Святослав прочел мои толком не сформировавшиеся еще мысли. Он так же оцепенело пялился в небеса, только с куда большим комфортом. Сидя на свежесорванной охапке подстеленной для пущего комфорта травы и в позе роденовского мыслителя. Впрочем, и обликом он походил на известную скульптуру, чем лишь усиливал впечатление. Кудрявый, с волосами темно-каштанового цвета, загорелый до черноты и мускулистый. Только яркие зеленые глаза выбивались из общей картины. Судя по всему, его мозгам от анализа увиденного тоже весьма серьезно досталось. Будь они компьютером, протестующий писк уже разносился бы на всю округу. – Откуда-нибудь из далекой-далекой галактики или иного измерения, расположенного за ближайшим углом пространственно-временного континуума. А может, мне просто пора в палату с мягкими стенами, длиннорукавными белыми рубашками и добрыми мускулистыми санитарами.

– Лучше не надейся на это, Славик, – посоветовал ему я, вопреки собственным словам все же надеясь на лучшее. То есть на ухудшение рассудка своего друга и двоюродного брата, с которым мы по случаю выходных выбрались немного отдохнуть на рыбалке. Любовь к вдумчивому сидению с удочками обоим привил еще наш общий дедушка, уже лет десять как покинувший бренный мир. И подобное времяпрепровождение для всех его потомков делом являлось отнюдь не редким. – Коллективных галлюцинаций не бывает. Только миражи.

Добыча отправилась в ржавый двухлитровый бидончик, помнивший еще построение коммунизма. Он был примерно наполовину заполнен водой. Та позволяла пескарям, красноперкам, окунькам и прочим обитателям мокрой стихии некоторое время пожить, дожидаясь попадания на разделочную доску. Ну или как минимум не протухнуть на более чем тридцатиградусном пекле. Куканом пользоваться для этой цели еще в детстве уже покойный старший родич отсоветовал. Заявляя, что подобный способ резко снижает улов. Мол, рыба чует боль собратьев и уходит в сторону… Хотя щуки и другие водоплавающие хищники, напротив, активизируются. Но блесны с собой сегодня нет, да и не люблю ее, если честно.

И тут донесся какой-то непонятный, еле слышимый звук. Повернув голову в его сторону, я увидел метрах в ста пятидесяти левее себя еще одного отдыхающего. Он махал руками, показывая непонятно кому то на небо, то на воду. А еще, судя по всему, выражал свое удивление настолько громко, что его можно было расслышать даже на таком расстоянии.

– Стасик, это не мираж, – решил Святослав, наконец-то отмирая и поднимаясь на ноги. – Если в дело пошла секретная техника, то и до атомной бомбардировки недалеко. А уж в случае, если летающий аппарат, вооруженный бластером и управляемый совсем не людьми, гоняется за гражданскими вертолетами… Ну, тогда дело совсем швах. Может дойти до геноцида, то есть, тьфу ты, ксеноцида. Мы же для инопланетян самые натуральные чужие. В любом случае пора бежать. Только вот куда? Шансов уцелеть в надвигающейся бойне, чем бы она ни была, у простого человека столько же, сколько вот у этих пойманных рыбок…

Я по натуре человек логичный и рациональный. В мистику и приметы не верю принципиально. Но бидончик над водой перевернул. Вдруг пронесет? Маловероятно, конечно, но в таком деле и десятитысячной долей процента пренебрегать нельзя. В набегающие на крупную гальку волны полетел десяток мелких тушек, годных, если честно, только на приготовление ухи или кормление кошек. Большая их часть закачалась кверху брюхом без всяких признаков жизни. Но две-три рыбки, в том числе и моя последняя добыча, шустро забили хвостами по мелководью. Спустя какую-то секунду они уже скрылись в глубинах водохранилища, где их ждала долгая жизнь и спокойная смерть от старости. Или же, что более вероятно, преждевременная и скоропостижная смерть в зубах щуки. А может быть, сома.

Глава 1

– Не рационален ты, Стас, – не переставал укорять двоюродный братец, после того как узнал ход моих мыслей, сматывая собственную удочку. – Единственного доступного продовольствия нас лишил! А ну как в городе больше ничего найти не удастся? При условии, конечно, что он еще есть. И не в виде радиоактивных руин.

 

– Так чего же ты очнулся уже после того, как я выпустил всю добычу? – хмыкнул я, не чувствуя за собой особой вины. – Остановил бы. Не дал бы свершиться непоправимому разбазариванию ресурсов. В конце концов, кто из нас старше и обязан заботиться о подрастающем поколении?

– Самому пора о себе заботиться, – откликнулся кузен, высыпая на землю банку с червями. Я же тем временем старательно зачехлял рыболовные снасти. – Большой уже лоботряс. И, между прочим, ты младше всего на полтора года!

Несмотря на слова Славика, вроде бы правильные и логичные, где-то в глубине души я был уверен: поступил правильно. Загадочна ты, русская душа рядового продавца электроинструментов, пославшего в выходной к чертям желание поваляться на диване и махнувшего на природу, чтобы развеяться и порыбачить. Дорыбачились… Нет, ну, может, это все-таки глюки были? Мало ли от чего мог вертолет упасть? Воздушная яма, ошибка пилота, техническая неисправность… А никакой летающей чертовщины, похожей на громадное насекомое, и в помине не было? Она мне просто пригрезилась. И брату тоже, будем надеяться. От перегрева. Хоть и не слишком жарко сегодня.

С такими оптимистичными мыслями, отдающими легким сумасшествием, я прицепил удочку к своему велосипеду. Двухколесный транспорт с ножным приводом, может, и не слишком быстр, зато бесплатен. Дождавшись слегка замешкавшегося кузена, я медленно покатил в сторону дороги, не видимой из-за окружающих водоем деревьев. Близость реки влияла на них крайне благотворно. Из-за своих выдающихся размеров они напоминали скорее маленький лес, чем большую лесопосадку. Хотя у нас, в Брянской области, с подобной растительностью вообще проблем никаких нет.

– Не отставай! – повелительно прикрикнул братец, вырываясь вперед и постепенно удаляясь. Профессионал, что тут еще сказать? Легкоатлет. Кандидат в мастера спорта по бегу. На Олимпиаду, конечно, не попадет, но первенство по району держит стабильно. Да и на общероссийских соревнованиях пару раз призовые места занимал. До наших квартир, находящихся в соседних домах, с их телевизорами и выходом в Интернет было каких-то полтора часа езды на велосипеде. Плевая дистанция, по меркам марафонца. Люди, подобные ему, не так уж и сильно нуждаются в личном автомобиле или ином транспорте при перемещении на расстояния меньше чем в полсотни километров. А без доступа к информации о происходящем даже гадать толком не получится… Стоп! Мы два осла! Есть же телефоны!

– Притормози и подержи велик две минуты, – попросил я Святослава, с которым наконец-то поравнялся. – Попробую какую-нибудь новостную рассылку найти. Или радиостанцию ближайшую поймать, вдруг чего толкового скажут.

– Сети нет, – отрицательно мотнул головой он, и не думая останавливаться. – Я уже проверил. Хотя раньше в этих местах прекрасно ловила. Получается, непорядки с аппаратурой провайдера. Их главный офис в центре города. Все вместе это наводит на очень неприятные мысли. В общем, времени нам терять нельзя! Это тебе спешить особо некуда, а у меня Ленка в том районе живет. Дом ее стоит почти напротив военкомата! А тот является для любого агрессора целью если не первого, так второго эшелона!

– Паразит, – только и осталось процедить вслед упорно прущему вперед словно танк родичу, видимо не на шутку перепугавшемуся за свою давнюю подружку. Ей весьма не повезло иметь жилплощадь рядом со зданием, снящимся в кошмарах призывникам. Но если раньше рядом с ним просто не желали гулять лица призывного возраста, то теперь могут появиться воронки от взрывов. Хорошо еще, если не ядерных.

Вытащить свой мобильный аппарат из кармана штанов и вставить на ходу играющие роль антенны наушники, да еще петляя по извилистой тропинке между деревьями, было делом сложным. Но я честно старался с ним справиться. Пока не навернулся, больно ударившись о землю левой ногой и боком. По счастью, не угробил в процессе полета и приземления маленькую коробочку с хрупкой электронной начинкой производства то ли Китая, то ли Кореи.

– Вставай! – Все-таки вернувший назад Славик поднял меня за шиворот и, поставив на ноги, символически отряхнул. – Вот же гуманитарий свалился на мою голову! Как ты не убился-то еще, чудо в перьях?

– Утихни, стероидов профессиональный потребитель! – не остался в долгу я, ошалело крутя головой и потихоньку приходя в себя. Черт, небо может рухнуть, но мы с двоюродным братцем будем вести себя как всегда. Собачиться на словах и дружно действовать рука об руку на деле. Сегодня все точно так же, как и последние двадцать лет. Даже странно, что я в спорт следом за ним не подался, а неожиданно для самого себя начал осваивать профессию переводчика. С которой, после выпуска, устроился торговать дрелями, перфораторами и лобзиками. Ладно, всю эту лирику и пару полученных царапин побоку. Зато теперь ничто не мешает попробовать послушать эфир, думаю, ради чего-то чрезвычайного обычную попсу с них уберут куда подальше.

– Машина! – дернул меня за плечо Святослав, когда до ушей донесся звук мотора. И помог отойти в сторону от накатанной колеи вместе с моим транспортным средством. Как оказалось, мы едва успели вовремя. Мимо на скорости, наверное, километров в девяносто, подпрыгивая на ухабах и лязгая открытым багажником, пронеслась иномарка. За рулем ее красовался знакомого вида мужик. Волна теплого воздуха, расходящаяся в стороны от стремительно движущейся машины, качнула волосы и швырнула в глаза мусор. А боковое стекло пронеслось лишь в нескольких сантиметрах от моего плеча.

– Ах ты… – Цензурных слов в адрес водителя у меня не было. Затормозить при виде людей этот чертов гонщик если бы и хотел, то вряд ли успел бы. Запоздай я убраться с дороги хотя бы секунды на три – заполучил бы кучу переломов и прочих травм. Мгновенно превратился бы в тяжело больного человека! Или и вовсе мог сыграть в ящик. Сразу или после того, как окажется, что в больнице заниматься тяжелым пациентом теперь некому и некогда. – Нет, ну как можно так ездить, а?! Почему разные дегенераты покупают себе права, а потом на улицу выйти страшно?! Прибил бы! Нет, ну честно, просто прибил!

– Кажется, это был наш сосед по рыбалке, – задумчиво протянул братец, смотря вслед быстро удаляющемуся автомобилю. – Интересно, с чего он так спешит? Как на пожар несется. Неужели что-то о происходящем знает и потому торопится?

Его слова заставили меня вспомнить о сжатом в руке до хруста пластиковом корпусе телефона. С сомнением и робкими трепыханиями все еще теплящейся в груди надежды я вставил наушник в предназначенное для него гнездо. И застучал по сенсорному экрану, судорожно вспоминая, в каком месте интерфейса спрятано радио. Внешний динамик, к счастью, оказался настроен на максимальную громкость и дальнейших настроек не требовал.

– Нет поводов для паники, – уверенно вещал на первой же пойманной волне мягкий мужской голос. – Не выходите из своих домов, соблюдайте дисциплину. Вам не будет причинено никакого вреда. Не пугайтесь происходящего на улицах, не смотрите в окна…

Я вслушивался в слова и понимал – это что-то важное. Очень важное. И его никак нельзя пропускать. Надо сесть, успокоиться и попробовать понять…

От неловкого движения затекших мышц небрежно воткнутый штекер наушника вылетел из гнезда. Наступила тишина. Но мое сознание на это не отреагировало, продолжая находиться в каком-то расслабленном и полусонном состоянии. Сколько так просидел, не знаю. Но на лицо упала капля. Вторая. Начался слабенький, грибной дождик, который уже был сегодня пару раз, но не заставил нас свернуть рыбалку. Стекающая по коже вода, дополняемая вроде бы и не сильным, но ставшим вдруг очень холодным ветерком, наконец-то привела мозги в норму. А вот кузен по-прежнему стоял на одном месте, пялясь в видимую только ему точку без малейших проблесков разума во взоре.

– Славик! – Мой отчаянный вопль заставил его вздрогнуть и, кажется, частично воспринимать окружающую обстановку. Но тем не менее в дополнение к акустическому воздействию понадобилась еще парочка пощечин. Только после грубого тактильного воздействия прямо по морде родич окончательно пришел в себя и стал отбиваться.

– Стас, отстань, ну хватит, – вяло отмахнулся он, шатаясь и позорно плюхаясь на траву. – Проклятье! Что это было? И сколько мы здесь уже торчим?

Я прислушался. Машины слышно не было. Она, наверное, уехала уже очень далеко за то время, что я сидел в прострации.

– Вот блин! – До меня дошла мысль, жуткая настолько, что речевой аппарат, не спрашивая согласия своего владельца, решил ее озвучить: – Нас же только что чуть не зомбировали!

Не в том смысле, разумеется, какой вкладывают в этот термин различные мечтатели, не в меру начитавшиеся фэнтези. В каноническом. В том, который известен шаманам на далеком тропическом острове Гаити. Едва не сделали живой безвольной куклой! Хитроумные негры для этого пользовались ядом какой-то экзотической рыбешки. Но в нашем цивилизованном обществе давно изобретены более совершенные технологии контроля сознания. Начиная от пресловутого двадцать пятого кадра, а заканчивая даже и не скажу чем. Одну из них, кажется, мне только что пришлось испытать на себе. Если бы не вылетевший из гнезда наушник, сидел бы я тут, пока… Пока что? Пока не умер бы от голода и истощения? Или инстинкт самосохранения смог бы рано или поздно пересилить внушение? Не знаю. И проверять на себе не хочу. Радио больше мы включать точно не будем. Да и от телефона надо бы избавиться. Точно знаю, по нему можно отследить владельца. Вот только родителям и друзьям позвонить надо бы… Ах да, нет сети. Стоп! Вот же на экране весьма знакомого вида значок!

– Чего стоишь? – окликнул меня Святослав, уже успевший извлечь откуда-то свой невероятно старый аппарат мобильной связи и теперь судорожно жавший на кнопки. – Здесь пока еще ловит! Видно, не все у них там окончательно вырубилось. А может, часть аппаратуры заново запустили. Быстро звони нашим! У меня денег на счету, как всегда, копейки, а Ленка, с которой соединение бесплатное, почему-то не берет трубку.

Никто из тех, за чью судьбу мы беспокоились, трубку не взял. По загривку полилась холодная вода, и было ее слишком много для почти прекратившегося дождика. Судорожно обзванивая все имеющиеся номера, я наконец добился разговора хоть с кем-то. В моем родном магазине на своем рабочем месте и в сознании оказалась страшно перепуганная сменщица, Екатерина Петровна. Пожилая и довольно вредная тетка, имевшая детей и, очень может быть, внуков, истерила, словно маленькая девочка.

– Стас, Стасик! – буквально рыдала она в трубку. – Они тут! Тут! Они тут ходят и всех собирают! Все стоят, как мертвые, и меня не слышат, не видят! Все, все, ты понимаешь?! Все! А теперь еще и эти рыцари приехали и собирают их! Они и меня соберут!

Я слегка отодвинул надсадно кричащий динамик от уха. В голове промелькнула мысль, не без какого-то мстительного удовольствия, что склочную продавщицу сначала разберут на запчасти. А уж только потом смогут осуществить процесс ее сборки.

– Они их как грибы собирают! – вопила в трубку женщина околопенсионного возраста. А может, она уже и пенсионерка, ведь вроде имеет какую-то там степень инвалидности, с которой можно уйти на покой на пяток лет раньше, чем обычному работяге. – Они и за мной пришли! Они уже дверь ломают!

– Опа! – сказал Славик, благодаря громкой связи тоже все прекрасно слышавший, и мы переглянулись.

А вот это уже серьезно. Кажется, нас могут лишить единственного источника информации раньше, чем хотелось бы.

– Екатерина Петровна, кто они? – почти прокричал я в трубку. – Кто?! Американцы?! Китайцы?! Кто?!

– Нелюди они, Стас, нелюди! – было мне ответом. – Каланчи трехметровые в латах! Они дверь ломают, Стас, дверь… А! Засов, они его выламывают! Ай! А-а-а, нет, уйди, отпусти, хватит!!!

Неожиданно голос престарелой продавщицы резко оборвался. Вместо него зазвучал другой, довольно приятный. Судя по всему, принадлежащий человеку, уверенному в своих силах. Или компьютерной программе, встроенной в скафандр. Ну, или как там называется обмундирование этих типов, одетых в нечто, принятое перепуганной женщиной за средневековые железные доспехи.

– Здравствуйте, – сказал мне неизвестный собеседник. – Как вас зовут? Я бы хотел с вами поговорить…

Мне, замершему в странном оцепенении, вовремя врезал по руке с аппаратом чего-то вопящий изо всех сил Святослав. А потом он, не затыкаясь ни на мгновение, принялся судорожно выключать аппарат. Из него до сих пор несся гипнотический голос, заставляющий погрузиться в оцепенение. К счастью, возможности этого акустического гипноза оказались недостаточно велики. Или, скорее, чересчур слабыми оказались динамики. В любом случае их не хватило, чтобы погрузить в транс сознание человека, пытавшегося не слушать опасные звуки. А также по мере возможности заглушающего все и вся собственным ором. Когда я полностью пришел в себя, вынырнув из искусственного оцепенения уже второй раз за последний час, то чуть не разбил о ближайшее дерево телефон. Хорошо, руку вовремя успел перехватить Святослав.

 

– Оставь, – велел кузен, аккуратно изымая опасный аппарат. – Даже если звонить по нему теперь опасно, он может работать будильником. Сообщения в текстовом виде пересылать можно попробовать опять же. Ну или вообще продадим его при случае каким-нибудь не слишком умным людям. Модель у тебя новая, дорогая, значит, как минимум на буханку хлеба сменяем. Вроде и мелочь, а для голодных так целое состояние.

– Хорошо, – сдался я, наблюдая, как братец на всякий случай выколупывает из средства связи батарею. А потом с его же помощью забрался на свой велосипед, и мы вместе направились… Куда-то. Интересно, что нужно делать в случае вторжения инопланетян переводчику-неудачнику и средней паршивости спортсмену? Впрочем, знаю. Бомбы! Узнать бы только, как и из чего…

В тревожном молчании мы продолжили путь до города. В принципе, ехать нам было недалеко. Километров десять, если по прямой. Но рельеф и маршрут проложенных дорог увеличивали расстояние раза в два. А еще скорости передвижения сильно мешали разнообразные препятствия вроде намертво вставшего шоссе. Не столько из-за количества людей, на своем личном автотранспорте куда-то спешивших, сколько из-за многочисленных аварий.

– Всадники Апокалипсиса здесь не пройдут, – с тяжким вздохом констатировал Святослав, выбираясь на дорогу, ведущую к городу.

– Угу, ты прав, – подтвердил я, ошалело взирая, как поцеловавшийся с рейсовым автобусом грузовик создал почти непреодолимый даже по встречной полосе затор. – Они застрянут в пробке.

Нагромождение машин колыхалось как болото, оглашая окрестности растерянными, но вместе с тем злыми матюгами их водителей и пассажиров. Нельзя сказать, чтобы автомобили совсем не двигались. Нет, они ехали… Вот только не столь уж и редкие пешеходы их обгоняли с легкостью. Заняты оказались не только четыре полосы, предназначенные для движения и забитые сейчас под завязку. Вплотную подступавшая к деревьям лесопосадки обочина пестрела многочисленными заторами. Кто-то ехал по ней вперед, кто-то назад… И в результате ни те ни другие с места почти не двигались. Аварий было примерно по десять на километр пути. И разбираться друг с другом попавшие в них люди предпочитали без помощи полиции. Зато с применением таких повседневных предметов, как кулаки и монтировки. Но двигаться в ту или иную сторону даже мордобой не помогал.

– Странно, – решил я, определяя, как лучше проехать в просвет между почти соприкасающимися боками автомобилей. – Если война, то почему такую шикарную цель еще не разбомбили? Или не хотят трогать гражданских? И почему так много ДТП? Наши автолюбители, конечно, правила соблюдают лишь в зоне видимости поста ДПС. Но видеть столько столкновений сразу – уже перебор.

– Хаос, – пожал плечами Святослав, объезжая натужно сигналившую новенькую японскую иномарку. Казалось, на ней и краска еще не успела обсохнуть. – Когда он наступает, даже самые простые и элементарные вещи, вроде соблюдения порядка на дорогах, начинают становиться сложнее едва ли не на порядок. И обычные, в общем-то, дела мигом превращаются в эпический подвиг с вступлением, завязкой, танцевальным номером, развязкой и неожиданным финалом. Стоп! Ты это слышишь?

Уши уловили низкий тяжелый гул, далеко разносящийся в воздухе. Что-то подобное, кажется, было в фильмах про Великую Отечественную. Те, кто стоял в пробке на дороге, тоже его услышали. И начали поспешно выбираться из своих машин. Мое тело вместе с велосипедом, с которого непонятно когда успело слезть, нырнуло к корням ближайшего дерева стоящей рядом лесополосы. И там затаилось. Рядышком синхронно повторил маневр Святослав, убравшийся с открытого пространства. Звук все нарастал, на дороге началась паника, а потом… потом вместе с усилением вибрации, от которой, казалось, заныли все пломбы в зубах, она переросла в ужас. В небе, причем совсем не так уж высоко, появился источник неприятных ощущений. И был он просто чудовищно громаден.

«Авианосец! – пришла в голову мысль при взгляде на непонятно как парящую в воздухе конструкцию. – Летающий! Черт, у нас не просто проблемы, а очень большие проблемы!»

Тень накрыла дорогу, лес, ну и еще, наверное, девять-десять гектаров окружающей территории. Плывшая в воздухе громада формой и цветом напоминала чудовищную чернильную кляксу и повергала в трепет. Вокруг нее во множестве кружили темные точки, с такой дистанции кажущиеся очень маленькими. Но в действительности каждая из них наверняка в несколько раз превышала размерами человека. Не знаю уж, чем сейчас заняты военные. Но если у них после всех разоружений, про которые кричали с экранов, нет ракет класса «земля – воздух» с ядерными боеголовками, эту дрянь им не взять. И есть у меня такое смутное подозрение, что если она по какой-либо причине все-таки грохнется вниз, то ударная волна будет не слабее, чем от Тунгусского метеорита. А у того она, говорят, побила все стекла на расстоянии километров в четыреста от эпицентра взрыва. Многочисленные выросты непонятной конструкции слегка шевелились, будто ложноножки чудовищной амебы. Ну, это мне с такого расстояния казалось, что слегка. На самом деле, уверен, амплитуда их движения насчитывала десятки, если не сотни метров. Жуть какая! Это точно не американцы. И даже не Китай. Пытаясь рассмотреть громаду получше, я вышел из-за деревьев.

– Куда ты вытянулся?! А ну назад под деревья, дурило! – Святослав всегда соображал быстрее меня. Правда, он довольно часто ошибался в своих выводах, но сейчас братец явно прав. Не стоит искушать возможных стрелков, маяча в перекрестье их пулеметов. Ну, или чего-то подобного, уж не знаю, чем могут быть вооружены сидящие внутри летучей громады.

Со стороны дороги раздались крики. Я перевел туда взгляд, но уже после того, как вновь схоронился на окраине лесопосадки. В нескольких метрах от земли обнаружилось порядка полусотни существ… Или все же механизмов, очень похожих на тот, что уничтожил вертолет. Непонятно, когда они успели опуститься вниз, но сейчас уже медленно и натужно взмывали обратно в небо. Причем почти приземлились они явно не просто так. В лапах или манипуляторах каждого летательного аппарата находилось по крепко зажатой машине. В большинстве своем даже с пассажирами, которые высовывались из окон и, глядя кто вниз, кто вверх, кричали. Один из них, оказавшийся, видно, не робкого десятка, пока его похититель не успел набрать высоты, сумел открыть дверь своего шикарного «Мерседеса». До земли ему было всего-то метров пять-семь… Вот только двигалось его транспортное средство, цепко схваченное гостем черт знает из какой преисподней, не только по вертикали, но и по горизонтали. Мужчина в темном деловом костюме прыгнул хорошо. Может быть, даже профессионально. Но приземлился он животом на распахнутую дверь покинутого «Форда». Видимо, хозяева транспорта спешно эвакуировались из своей машины, а хотя бы захлопнуть ее не успели. Металл смялся и своими нежданно-негаданно появившимися острыми углами разорвал упавшее на него сверху тело. Мужчина, обильно обагривший асфальт кровью, сделал пару безуспешных попыток встать и замер в неподвижности посреди стремительно расплывающейся алой лужи.

– Меня сейчас вырвет! – Святослав стремительно зеленел. Видно, он представил себе картину разыгравшейся трагедии во всех подробностях, поскольку по роду деятельности часто имел дело с травмами. А вот мне противно не было. В самом-то деле, ну что можно увидеть с такого расстояния? Темную жидкость и подрагивающее тело? В большинстве фильмов ужасов спецэффекты куда внушительнее. Не, если бы мы подошли к трупу, тогда, понятное дело, и мой бы организм взбунтовался. Но на такой-то дистанции с чего желудок опорожнять? А вот страх был. Не хотелось глупо подыхать, встав на пути какой-нибудь твари, родившейся под чужим солнцем. Да и вообще очень даже возможная в свете последних событий близкая смерть пугала. Если бы сейчас на меня напал, к примеру, взбесившийся пудель, то он рисковал одержать победу. Просто по причине того, что его противник даже пнуть собачонку бы не сумел, оцепенев от ужаса.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20 
Рейтинг@Mail.ru