Приморская разруха

Владимир Мясоедов
Приморская разруха

Глава 2

О том как герой действует по обстоятельствам, попадает под дождь и оказывается ошеломлен действиями противника.

– С помощью флажковой азбуки передают сигнал: «Действовать по обстоятельствам»! На парящем линкоре губернатора спущен его личный стяг и нет никакой альтернативы, что означает отсутствие командующего на борту! – Первой оправиться от потрясения смогла Анна, которая впрочем скорее всего в состояние шока и не впадала. Если уж во время внезапной атаки на Владивосток автоматрон благодаря своей природе действовала на редкость холоднокровно и сумела самостоятельно покинуть ремонтную зону, чтобы вовремя добраться до одного из летучих кораблей вольного отряда, то сейчас ей паниковать или впадать в ступор было вообще не с чего. Город пока еще не горел, да и артиллерия у противника если и имелась, то до сих пор никак себя не проявляла. – Других стягов тоже нет…Да вообще непонятно, кто там командует и командует ли!

– И куда вдруг все начальники запропастились в то время, когда они так нужны? – Задал риторический вопрос Олег, напрягая свой дар оракула в попытках почувствовать наиболее благоприятную линию развития событий. Увы, способности к предсказанию молчали. Ну, вернее сигнализировали о постепенно приближающейся угрозе, но о её наличии чародей и сам знал прекрасно.

– В Санкт-Петербурге они, еще вчера вечером губернатор Иркутска и большая часть флотских чародеев ушли туда порталом, – внезапно ответила ему Доброслава. – На рынке только и шушукаются о том, что один штурм северной столицы уже отбили, но англичане обязательно нападут на неё еще. Ведь балтийский флот они тоже утопили, пусть и в бою с большими потерями, а не так позорно как тихоокеанский. Ну а сам император сейчас на Черном море, пытается не дать им наши южные рубежи сокрушить. Разрушь они крепости и османские пираты мигом набегут, даже о своей войне с австрияками забудут.

Олегу оставалось только выругаться. До сего момента он знал, что война идет отнюдь не только на прилегающих к океану территориях Сибири, но знание это было каким-то абстрактным, оторванным от реальности и не связанным с ним лично. Во-первых, до кипевших в той части страны сражений было далеко. Даже если и придет внезапно приказ на передислокацию сил, то транспортировка войск займет не одну неделю. А во-вторых, никто из окружения боевого мага третьего ранга всерьез не верил в то, что у Лондона получится добиться там больших успехов. Западные окраины Росси были не только довольно плотно заселены, но и укреплены весьма неплохо. Спасибо регулярным конфликтам с европейскими соседями, не дающими забыть властям о том, что необходимо регулярно выделять деньги на поддержание укреплений и содержание армии. В общем умом то чародей понимал, что Англия атаковала не только со стороны Тихого океана. Более того, ущерб который наносил её флот Дальнему Востоку, мог считаться смешным по сравнению с тем, что творилось на берегах Баренцева и Черного моря. Ведь кружевным путем чтобы укусить Россию за её метафорическую пятую точку отправилась лишь где-то одна десятая самого большого в мире флота. А может даже меньше, если считать поголовно вооруженные торговые суда. В общем до сего момента Олег как-то не думал, что кипящие на противоположенной части страны битвы могут хоть как-то затронуть его судьбу.

– Ситуация становится все лучше и лучше с каждой минутой, – злобно процедил Стефан, с тревогой посматривая на своих жен, которые сейчас стояли на носу корабля. Полноценной боевой подготовкой ни Марина ни Река-Бегущая-Меж-Камней не обладали, однако кое-какие боевые заклятия знали, пусть даже и отрабатывали свои навыки либо на мишенях, либо во время дружеских спаррингов. Краснокожая представительница аборигенов Северной Америки была, в общем-то, вполне квалифицированным шаманом. Чернокнижники, в подвалах которых будущие супруги и познакомились, даже оказались вынуждены реанимировать свою экзотическую пленницу, поскольку та сумела понять кто её захватил и чуть не отправила навсегда свой дух в страну вечной охоты, ну или куда там дочери индейской ведьмы и русского беглого эмигранта попадают. А вот её подруга являлась слабеньким алхимиком и даже умела вполне неплохо варить яды…От крыс, мышей, змей, пауков, тараканов, муравьев и колорадского жука, который и в этом мире неизбежно появлялся там, где есть картошка.

– Времени мало, надо действовать быстро. – Уверенным тоном заявила стальной комиссар. – Предлагаю подняться на максимальную высоту, и произвести бомбардировку противника с безопасной высоты!

– Нет, я не верю, что такая масса тварей может передвигаться без зенитного прикрытия. Вряд ли всей этой оравой тварей управляет полный идиот, не могло нам так повезти. – Анна была профессионалом высочайшей пробы, ветераном Третьей Мировой Войны…И потому действовала несколько шаблонно, даже не задумываясь о том, что она больше не часть величайшей армии мира. Ну, или по крайней мере одной из величайших, все же Союз Орденов не проиграл ни одной серьезной войны, кроме гражданской. А потому автоматрон действовала как привыкла, максимально прямолинейно, стараясь в первую очередь нанести противнику как можно больше вреда и уж потом заботясь обо всем остальном. Увы, прочность и защита самодельных летательных аппаратов оставляли желать лучшего, да и трату снарядов и пороха вольному отряду вряд ли бы возместили из казны. – Станем прикрывать драпающих в город крестьян, каждая минута которую мы сможем для них выиграть, скорее всего, спасет не один десяток жизней!

При объявлении общей тревоги жители близлежащих населенных пунктов должны были бросать все и мчаться за стены Иркутска. Ну, если им жизнь дорога. Впрочем, не так уж и много мародеров отваживались тянуть руки к чужому имуществу в подобных ситуациях. Чтобы чего-нибудь урвать пользуясь суматохой, а потом выгодно продать или оставить себе, прежде всего требовалось остаться живым. А смерть ходила рядом с обитателями этого мира так часто, что излишне самоуверенные личности даже до совершеннолетия отнюдь не всегда доживали.

– Может, выгрузим припасы? – Предложила Олегу супруга. – Без них мы сможем принять на борт несколько десятков лишних человек.

– Хорошая идея, – поколебавшись пару секунд, вынужден был признать боевой маг. Сухари и вяленое мясо были важны и стоили денег, но даже в случае если вернуться за ними не получится, серьезной проблемой это не станет. Человек способен довольно долго продержаться без еды, первые пару суток почти не снижая своей боеспособности. А воды в окрестностях Иркутска много, без проблем наберут. В крайнем случае, собравшиеся на летучем корабле маги при необходимости её вообще прямо из воздуха конденсируют, если живы будут. – Только быстро! Не нравится мне чего-то шевеление, намечающеееся в голове колонны. Искры там какие-то яркие мелькают, великаны коробочкой бредут кого-то своими тушами прикрывая…Не к добру это!

Экстренная разгрузка заняла едва ли больше пяти минут, поскольку мешки и ящики сваливали со снизившихся летучих кораблей как попало, не заботясь о целостности тары и невредимости содержимого. Однако, когда с ней оказалось закончена, ситуация с наступающей колонной уже успела несколько измениться. И отнюдь не в лучшую сторону, пусть даже нечто подобное и было ожидаемо. Замеченная Олегом группа гигантов так и держалась вместе, возглавляя неспешно двигающийся вперед строй и у людей оставалось по крайней мере полчаса, прежде чем они достигнут ближайшей к ним деревни. Вот только в постепенно проясняющихся рассветных сумерках стало видно, как от громадной колонны самых разных чудовищ вперед и в стороны выстреливают узкие длинные ручейки тварей, передвигающихся куда быстрее остальных. Каждая группа мчалась к своей цели, которой очевидно являлись окружающие Иркутск селения, либо же иные стратегически важные места. Причем часть монстров передвигалась по воздуху, пусть и не слишком высоко.

– Стефан, какие твари впереди всех движутся? И насколько они быстры, если с нашими кораблями сравнивать? – Обратился Олег к своему другу, который и так-то имел очень острое зрение, а сейчас вдобавок еще и подзорной трубой вооружился.

– Из летучих в основном грызущие нетопыри, бабочки-кровохлебки, мраны, да шерстяные змеи. Первых двух опасаться не стоит, мы от них легко улетим. С могильными воронами посложнее будет, ну да противники это не шибко страшные, справимся. А вот коли на стаю мохнатых гадов нарвемся, худо нам будет. – Потомственный сибирский охотник с сомнением пожевал губу. – Раздерут они корабль на отдельные доски, вот как есть раздерут. Картечь и пули их шерсть пробивает плохо, да и не горит она…Змеюк обычно ядом специальным травят, да только где ж нам его сейчас взять?

– Тогда отслеживай перемещение этих летучих носков-переростков и, если те сделают хоть одно поползновение в нашу сторону, сразу кричи Анне, чтобы к городу поворачивала. – Распорядился Олег, вспоминая изображения, которые он видел в трактатах по бестиологии. Если верить им, то сибирские шерстяные змеи были ближе к гусеницам, чем к рептилиям. Только летающим за счет магии и очень больно кусающимися своими длинными жвалами. Длинные покрытые густой серой шерстью веретенообразные тела примерно трех с половиной метров изгибались зигзагом, буквально ввинчиваясь в воздух, а приплюснутая голова одним укусом невероятно мощных челюстей могла вырвать лошади хребет. Многочисленные лапки у них тоже имелись, но почти рудиментарные, да увидеть те можно было лишь после того, как кто-нибудь хорошо поработает бритвой. – Приказов сигнальной азбукой еще никаких не передавали? Тогда вперед!

Олег уже видел, как на ведущие к городу гужевые дороги, по сути дела представляющими из себя всего лишь участки наезженной земли с вытоптанной травой и колеями от колес, выбираются первые телеги, всадники, либо просто тащащие узлы пешеходы. И сразу несколько стад животных, которых кто-то решил попробовать перегнать в Иркутск, чтобы не остаться без одного из главных источников дохода среднестатистического крестьянина. Про то, что это лишь затруднит эвакуацию для всех остальных, разумеется, никто даже не подумал. Наверняка нашлось некоторое количество индивидуумов, решивших переждать беду, спрятавшись по подвалам и прочим ухоронкам. Увы, им Олег помочь уже ничем не мог. В его колдовском арсенале просто не было никаких сканирующих заклятий, если не считать за таковые усиление собственных органов чувств.

 

– Воздух! – Внезапно заорал кто-то, и в следующий миг на летучий корабль обрушился удар, который имеющийся вокруг судна защитный барьер, кажется, даже не заметил. Здоровенный кусок скалы обрушился на корму судна, двигаясь то ли со скоростью звука, то ли еще быстрее. Туда, где находился штурвал и стоящая за ним Анна. Камень, который даже рассмотреть толком никто не успел, в мгновение ока смял все, что оказалось у него на пути, и проследовал дальше к земле, а получивший сильнейший удар летательный аппарат задрал нос к небу, вытряхивая за борт большую часть находящегося на верхней палубе экипажа. В том числе и Олега с Анжелой.

– Поймал! – Прокряхтел от натуги зависший в воздухе благодаря вшитым в телом левитационным пластинам чародей, крепко удерживая супругу телекинезом. А сын у неё за плечами так был закреплен намертво.

– Ой, мама… – Ведьмочка, кажется, далеко не сразу вообще поняла, что случилась. Однако по прошествии пары секунд смогла взять себя в руки и осознать окружающую обстановку, а взгляд её приобрел сосредоточенность. – Опускай нас на землю, я падение готова амортизировать!

– Хорошо. – Полноценно летать Анжела не умела, но зависнуть в воздухе на несколько секунд могла. Тем более, ей тут при всем желании оказалось бы особо негде набрать скорость и инерцию, «Кот» еще не успел подняться на большую высоту, зависнув лишь чуть выше уровня городских стен. В тех, правда, целых двадцать пять метров было, однако часть расстояния до земли съедали расстилающиеся внизу дома. Прямо сейчас боевой маг третьего ранга видел нескольких своих людей, которые приземлились на крыши и потому отделались относительно легко. Тем же, кто мимо них промахнулся, наверняка пришлось гораздо хуже. – Мда, кажется погода сегодня не летная…Каменный дождь!

Разнесший корму «Кота» булыжник не являлся единственным куском скалы, который с чего-то решил презреть земное приятежение. Может быть, он даже не являлся первым из снарядов, что нашел свою цель. Воздушный флот безостановочно бомбардировали рушащиеся откуда-то из под облаков глыбы, разившие практически без промаха и пробивавшие любые магические барьеры с возмутительной легкостью. Кажется, они даже маневрировали слегка, чтобы врезаться не куда попало, а точно в критически важное место. Во всяком случае, сделанный руками Олега летучий корабль сейчас спешно снижался, выпуская пар из шелковой оболочки. В связи с полной потерей превратившихся в кашу органов управления, это был единственный способ, которым команда могла сменить высоту. Понятное дело, ни о каком дальнейшем участии в бою не могло быть и речи. Судно, сделанное на основе вызубренных Анной до последней заклепки чертежей обычного десантного бота, свое отлетало как минимум на сегодня. Хотя скорее ремонт занял бы не меньше пары суток, и то исключительно при наличии всех нужных запчастей и материалов.

Болью в сердце у Олега отозвался громкий треск, с которым очередной булыжник потрясающих размеров начисто оторвал нос «Котенка». Водопад щепок вместе с примесью влажных ошметков, еще недавно бывших несколькими человеческими телами, брызнул во все стороны. Хода сократившееся в размерах примерно на четверть судно вроде бы не утратило, да и боесопобность в принципе пока сохраняло, но сразу становилось понятно, еще одного такого попадания сделанная руками боевого мага конструкция не переживет. И защититься от рушащихся с высоту скал не получится: обшитые железом со всех сторон и напоминающие железные утюги летающие броненосцы, отступавшие от Владивостока вместе с остальным воздушным флотом, дырявились быстро летящими камнями почти также легко, как и полностью деревянные конструкции. Навылет их, правда, прошибало только в одном случае из пяти…Но уж один раз их броню булыжники прошибали гарантированно! Причем недостатка в явно зачарованных обломках скал тот, кто запускал их в небеса судя по всему не испытывал. Во всяком случае и без того снижающемуся «Коту» от его щедрот прилетела еще одна плюха, окончательно превратившая судно в груду деревянного мусора. Снаряд прошел навылет наполненный паром баллон, а после оставил о себе на пять дыру примерно пятиметрового диаметра в центре палубы. Как раз там, где располагался алхимический реактор, снабжающий энергией разнесенные по всему корпусы руны снижения веса. Экипажу, впрочем, относительно повезло. Несколько секунд магические знаки еще действовали, выкачивая последние крохи силы, задержавшиеся внутри серебряных энерговодов, словно вода в трубах. А после и падать то уже оказалось совсем невысоко.

– Да какого черта?! – Взвыл аккуратно опустивший супругу на землю Олег, наблюдая за тем, как многочисленные и смертоносные военные летательные аппараты попросту расстреливают одно за другим. Вероятно, примерно так выглядела бы охота на уток с автоматом. Хотя нет! Учитывая количество выпущенных по целям боеприпасов, это был как минимум ручной пулемет! А ответить огнем оказалось банально не по кому! Противник в зоне досягаемости самым наглым образом отсутствовал! Усилив при помощи чар из арсенала целителей свое восприятие и зрение до предела, чародей смог разглядеть в воздухе очередную группу камней, двигающуюся по параболической траектории. Один конец мысленно выстроенной им дуги упирался в город, а второй находился примерно там, где маршировала небывало крупная и хорошо организованная колонна монстров. – Откуда у дикого зверья архимаг-геомант в группе поддержки?! Хотя…Бляя….

Среди потомков живого оружия гипербореев монстров, способных сравниться с чародеем восьмого ранга не было. А вот среди их же немертвых созданий – имелись. Размножаться они, понятное дело, не могли, но им этого и не требовалось. Со времен падения древней сверхдержавы популяция обитающих в сибирских лесах мамонтов-личей сократилась не сильно. Одного такого Олег уже видел и уцелел лишь благодаря удаче. Его банально не воспринимали как достойную цель, а под площадной удар посчастливилось не попасть. Тогда тварь атаковала парящий линкор китайского архимага, полный русских наемников во главе с архимагистром и почти сумела расправиться с зашедшими на её территорию людьми. Серьезно пронять гибрид человека и ископаемого мохнатого слона могла лишь высшая магия, а на остальное, включая пушечные выстрелы в упор, он чихать хотел. Владыки древних чащоб не боялись никого и ничего, ибо имели тысячелетия боевого опыта, а в магии смерти и земли могли грубой мощью заткнуть за пояс почти любого человека. Исключения имелись, но их следовало на всей планете считать по пальцам. К тому же если мамонт-лич все же проигрывал схватку, то это для него почти ничего не значило. Пока оставалась цела тщательно запрятанная филактерия, монстр мог создавать себе новое тело сколько угодно раз.

Летучие корабли, те которые еще оставались летучими, а не оказались издырявлены подобно куску сыра или вообще сбиты к чертям собачьим, собрались в нечто вроде сферы и окутались единым общим барьером. Эту мерцающую пелену запущенные по дуге камни пробивали, но теряли свою скорость и убойную мощь, после чего их могли остановить обычные щиты. Противник понял это очень быстро, буквально по итогам трех залпов, а потому прекратил атаку. Некоторое время Олег ждал, что мамонт-лич переключится на заклинания из арсенала магии смерти, очень даже хорошо разъедающие любые преграды на своем пути, но видимо изображавший из себя артиллерийскую установку монстр решил сэкономить силы. Он, разумеется, был невероятно силен, но все же не обладал бесконечными запасами энергии. Как, в принципе и летвиационные пластины, удерживающие в воздухе чародея третьего ранга.

– Святослав, как у вас тут дела? – Опустился Олег на палубу приземлившегося посреди улицы «Котенка», что прижался к земле и теперь старательно притворялся выведенным из строя. Если придется драпать из Иркутска, который может и не устоять перед такой ордой монстров с поддержкой в виде мамонта-лича, а скорее всего даже нескольких, то лучше бы делать это на летучем корабле. Своим ходом человек от населяющих сибирские леса чудовищ попросту не уйдет. Среди них есть те, кто способен легко догнать несущуюся галопом лошадь, а уж в умении идти по следу диким тварям и подавно не откажешь. – Корабль летать способен? Ремонт своими силами произвести сумеете? Сколько времени вам понадобится?

– Дык, пострадала по большей части токмо наша энта… Гордость! – Обрадовал друга бывший крестьянин, выглядящий скорее раздосадованным, чем напуганным. Впрочем, как и большая часть экипажа. Руки дрожали почти у всех, а аристократичная бледность очень шла набранным с городского дна рекрутам, но истекающих кровью либо же вопящих от боли видно не было. Те, кто попал под прямой удар каменной глыбы, на здоровье уже не жаловались, ну а тяжелых ранений от вторичных поражающих факторов вроде разлетающихся в разные стороны щепок людям посчастливилось избежать. – Я итъ смог заставить судно равновесие того-этого, удержать! Да и трюм пустой же ж был, в передней части ты ж енту сделал… Цистерну для воды. Ну а шо нет у нас более, дык, фальконетов носовых и тех, кого за них поставили, так то дело житейское. Два ж человека, то ж не потери а смехохулечьки одни, когда плюха этакая от супротивника прилетит!

– Все познается в сравнении, – согласился с ним боевой маг третьего ранга и бегом помчался к тому, что осталось от «Кота». Другого профессионального целителя в их отряде не имелось. Наложить жгут или перебинтовать мог почти любой, а Густав и одна из жен Стефана даже владели азами лечебной магии вроде волшебного обезболивания и чар ускорения регенерации, но все это было не то. У Олега, набравшегося опыта на полях сражений и в прифронтовых госпиталях, умирали лишь те, кого в его родном мире даже и реанимировать бы не стали. Опытный целитель мог за короткое время восстановить любые свежие ошметки в целые ткани, которые словно никогда и не были травмированы. Главное, чтобы мозг пациента не умер от недостатка кислорода, пока ему не успели привести в порядок жизненно важные органы вроде сердца и легких или срастить разорванные сосуды. А все остальное со временем владеющий волшебством врач поможет регенерировать, если раны были нанесены простым физическим воздействием, либо низшей магией. С теми чарами, которые негативно воздействовали на энергетическую составляющую организма, увы, справиться было посложнее. Хорошо еще, пользовались ими редко, ибо волшебники не желали тратить много силы на уничтожение простой пехоты или кого-то подобного, а спецбоеприпасы стоили неприлично дорого.

После попадания сразу двух громадных булыжников в летучий корабль, раненных было много. Вернее, таковыми оказались практически все. И это Олег не учитывал простые ушибы, вырванные щепками клоки мяса, либо же закрытые переломы. В общем, все то, что могло потерпеть несколько дней, пока у целителя руки не дойдут. Понятное дело, без погибших тоже не обошлось, и количество их ужасало. В безвозвратные потери следовало записать целых пятнадцать человек, почти четверть вольного отряда! Причем среди покойников имелись отнюдь не только рядовые бойцы, которых можно было бы заменить с относительной легкостью. Чародей уже было собрался заняться ближайшим к нему телом, которое еще слабо дергалось несмотря на вывернутую под явно неправильным углом шею, как вдруг внезапно ощутил огромную опасность для своей жизни. Рефлексы боевого мага заставили его упасть плашмя и перекатиться в сторону, поскольку он нарабатывал их спасаясь от пуль…И это было не очень правильным решением. Удара каменным шипом в спину волшебник, конечно избежал, да только боевое заклинание из арсенала геомантов разворотило бок раненному, который дернулся, захрипел и наконец затих. А вот сам Олег имел бы все шансы пережить его без последствий, благодаря целому комплекту защитных амулетов и доспехам!

– Блин, я должен был догадаться, – мелькнула мысль в голове волшебника, когда он развернулся. – С чего бы это мамонт-лич стал швыряться в нас обычными зачарованными булыжниками, когда он может кидаться свернувшимися в компактную форму каменными големами?!

Куски скал, которые прошибали на вылет летучие корабли, не обладали правильной геометрической формой. Они были лишь более-менее шарообразными, обтесанными явно наспех и кое-как. И такими же стали отдаленно похожие на гуманоидов каменные конструкции, на которые эти булыжники начали разлепляться, видимо получив какую-то команду от своего создателя. Из одного снаряда в итоге получалось от трех до пяти фигур, напоминавших поделки детей из пластилина. Только вот куда более прочных, очень-очень агрессивных и владеющих боевыми заклятиями из арсенала магов земли. Монстры просто стреляли своими пальцами как снарядами во всех, кто оказался рядом.

 

К счастью, люди и так были настороже и во всеоружии, а потому неожиданную угрозу им нашлось чем встретить. Лязгающая как кузнечный цех Доброслава в прыжке повалила одного из големов на землю и теперь в ураганном темпе молотила своего соперника закованными в металл страшными лапами, раскалывая породу. Лишь чуть меньше шума производил Стефан, успешно отстреливавший врагам головы и конечности зачарованными пулями, взрывающимися при контакте с целью…Жаль только, те и без них себя вполне неплохо чувствовали, продолжая бороться до тех пор, пока оставались одним более-менее целым куском. С борта «Котенка» рявкнули пушки одного из бортов. Причем в цель канониры попали сразу тремя ядрами из четырех, не иначе как случайно! В любом случае, одного из противников можно было сразу списывать со счета, поскольку он развалился на части, а второй потерял правую руку и оттого серьезно снизил свою боеспособность. Грохотал дробовик Анжелы, посылая в пытавшегося убить её мужа гиганта пули из обоих своих стволов вперемешку с разрядами молний. И судя по тому, как далеко в стороны разлетались отколовшиеся от туловища голема куски, особо прочным он не являлся. Впрочем, ему и не надо было, ведь редкое оружие сможет с той же легкостью дробить скалу, да и истечь кровью подобное существо не могло за неимением оной.

– Бить по ногам! – Скомандовал Олег, когда следующий заостренный булыжник чуть не оторвал ему голову, но в последний момент разлетелся мелкими осколками, столкнувшись с пеленой магического щита, на миг возникшего перед лицом чародея благодаря зачарованному шлему. Сорвав телекинезом пороховницу с тела лежащего чуть дальше стрелка, он силой мысли вбил её в щель, появившуюся от выстрелов Анжелы чуть выше пояса монстра. А после поджог, чтобы воспламенить и без того готовую полыхнуть субстанцию ему не требовались ни жесты, ни концентрация, ни даже сколько-нибудь значимое количество энергии. Все же высокий контроль над собственным даром имел свои преимущества. Впрочем, голем разорванный едва ли не на две части, но все еще пытающийся шевелиться с ним бы вряд ли согласился. Скорее всего, он попросту не являлся разумным, представляя из себя лишь подобие зачарованной куклы, способной лишь на самые простые действия и не имеющей связи с хозяином. – Роняйте их на землю, они медлительные!

Образовавшиеся из распавшихся на части снарядов големы и в самом деле не могли похвастаться быстротой реакцией. Видимо потому-то они и сосредоточили все усилия на том, чтобы буквально засыпать людей каменными снарядами, почти не пытаясь кого-нибудь пнуть или раздавить. Внезапно вспыхнувшее сражение продолжалось едва ли минуты и закончилось безоговорочным поражением творений магии мамонта-лича, но, тем не менее, определенный урон те все же успели нанести. Когда Олег наконец-то смог приступить к лечению, число его пациентов значительно увеличилось. Как и количество погибших.

Матерящийся на смеси татарского, польского и русского Стефан потерял дядю, попавшего под удар каменного кулака, не пробившего латы, но разорвавший сердце. А еще он едва не потерял отца. Маги живучи, но во время аварии череп Густава в нескольких местах пробило обломками досок, а мозги почти вытекли наружу. Погибла прямо за штурвалом Анна, уцелевшая в горниле Третьей Мировой и не обратившаяся в ржавчину за десятилетия на морском дне. Упавший с неба булыжник врезался прямо в автоматрона и пробил её стальным телом сначала перекрытия корпуса, а потом брусчатку улицы. Глыба остановилась уже в находящейся намного ниже уровня земли городской канализации, где получившиеся из неё големы и барахтались в грязи, пока их не расстреляли. Ну а растащенные их ногами и окончательно потерявшие былую форму искореженные куски металла теперь не имелось ни малейшего шанса восстановить в исходное состояние. Очень глупо умер мастер Чан, пожилой китайский башмачник, благодаря наставлениям которого набранные в Нанкине рекруты сумели бы в рекордно короткие сроки переквалифицироваться из солдат в сотрудников маленькой мастерской по пошиву обуви. Собравшийся сражаться ремесленник облачился в одну из трофейных кольчуг, приземлился в чей-то колодец и камнем ушел на дно. Его бы до сих пор искали, если бы это не видел один из рухнувших рядом стрельцов, отделавшийся раздробленными ногами и сломанным позвоночником. Успей кто-нибудь выудить китайца чуть-чуть раньше и сделать ему искусственное дыхание и проблем бы не было…Однако, помочь нанкинскому сапожнику вовремя оказалось просто некому. Как и многим другим, имевшим бы все шансы выжить и поправиться, если бы им хотя бы остановили кровь в первые полминуты.

– Вроде закончил… – Почти час понадобился Олегу, чтобы вытребовать у вселенного в револьвер духа обратно всю ту магическую силу, которую чародей своему сверхъественному питомцу понемногу каждый день одалживал. Астральная сущность совсем не желала расставаться с запасами силы, но тем не менее волшебник был настойчив. При помощи своего таланта, нескольких жертвенных поросят притащенных с ближайшего подворья и этой своеобразной заначки он сумел сделать всех умирающих просто тяжелораненными, состояние которых не должно было ухудшиться, если не произойдет ничего экстраординарного. Ну, или всего час понадобился на несколько полевых операций и массовых ритуалов исцеления, это как посмотреть. В принципе, чародей уже сейчас мог бы претендовать на место главврача в какой-нибудь небольшой больнице, поскольку в одиночку был способен заменить весь её персонал. Не слишком тяжелых пациентов стабилизовали его помощники при помощи методов радикальной хирургии, бинтов и самой капельки магии в виде алхимических зелий. – Что там делают монстры?

– Дык, ничего хорошего. Жрутъ! – Откликнулся Святослав, помогавший с транспортировкой раненных. – Я, стал быть, трубу брал зрительную и в воздух поднимался, одним глазком того-этого, посмотреть….Рассыпались по округе, ну чисто саранча! Одни пшеницу с рожью хрумкают, вторые роют репу, третьи чавкают скотиной, птицей и теми, хто убечь не успел…Кажись, даже плетни в огородах и те, дык, глодает кто-то!

– А как далеко звери держатся от стен? – Пушки пока хранили гордое молчание, а значит, в зоне их поражения попросту не имелось целей. Иначе кто-нибудь бы да не утерпел, выпалив ядром, чтобы хоть на пределе дальности, да зацепить обнаглевших тварей. Воздушный флот так и продолжал держаться в сферическом построении, прикрытый барьером. К удивлению чародея, потери он хоть и понес, но вовсе не такие тяжелые, как казалось изначально. Каменный дождь уничтожил лишь несколько крупных кораблей, а остальные лишь временно вывел из строя и уронил на землю, и теперь они по одному возвращались обратно в небо. Основная масса попавших под удар летательных аппаратов получила довольно тяжелые, но в общем-то некритичные повреждения. А вот разной мелочи пузатой, вроде его собственных судов, досталось сильнее. Её число сократилось процентов на пятнадцать. В принципе, не такие уж и внушительные цифры…Если бы их подводили по итогам боя, а не одной безнаказанной вражеской атаки!

– Дык, далече. Так, шобы их ужо точно не достали, – подтвердил предположения Олега маг-погодник. – Я вот тока уразуметь не могу, почему. В осаду итъ Иркутск брать смысла нетути. Придут порталом кудесники со столицы ведь када-никада. И оставят, стал быть, от супостатов токмо суповые же и наборы.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23 
Рейтинг@Mail.ru