Приморская разруха

Владимир Мясоедов
Приморская разруха

– Да, неприятная ситуация, но все же начало полноценной войны с Англией и попадание нашего отряда под первый же их удар должно более или менее соответствовать понятию форс-мажор. – Не согласился с ним Стефан. – Тем более, архимагистр сейчас должен быть очень зол на островитян. Они ведь не только убили его дочь, но и захватили Стяжинск, который Савва уже несколько сотен лет под себя обустраивал.

Каких конкретно островитян, англичан или японцев, сибирский татарин польского разлива не уточнил, но в этом и не имелось особой нужды. Древний волхв, являющийся чародеем седьмого ранга и в принципе не сильно уж и отстающий от архимагов, был персоной жесткой и жестокой. А потому сейчас должен был молить своих покровителей о божественных карах, обрушивающихся как на Лондон, так и на Токио. И кто конкретно снимал кожу с его дочери, а кто безропотно наблюдал за процессом выделки пергамента, на котором написали страшное послание её отцу, Савве наверняка было не то чтобы совсем наплевать…Просто он, скорее всего, собирался убить всех мало-мальски причастных к данному событию. А заодно и тех, кто захватил его дом, наверняка наложив руки на собираемые сотни лет сокровища, осквернив капище древних богов и возможно прикончив еще кого-то не безразличного архимагистру.

– Да они вообще весь Дальний Восток захватили, но Савва обратно в Россию почему-то не торопится. Вчера только ходил в штаб специально узнавать, где находится наш экспедиционный корпус. Пятьдесят золотых рублей на взятки потратил. – Недовольно пробурчал Олег, которому было очень жаль денег, которые лишь относительно недавно для него могли считаться если и не целым состоянием, то по крайней мере очень даже неплохой суммой.

– Дык, а если это…Сообщение ему, ну, послать через астральных кудесников? Мы ж того-этого не хухры-мухры, а два ж энтих…Два летучих корабля. Пущай, дык и маленьких. – Почесав голову предложил Святослав. – Мол так и так. Ситуация, дык, неоднозначная. Ждем, того-этого, приказов! А там ужо посмотрим, чяво ответют. И ежели чего, стал быть, сделаем вид, шо затерялась среди бумаг штабных с Китаю писулька.

– Вообще-то для того, чтобы наш вольный отряд не утратил своего статуса, хватит и одного судна. – Осторожно заметил Стефан. – А второе можно продать…На них как раз и цены в связи с войной взлетели жутко. Если надо будет, Олег еще сделает, вроде он уже неплохо наловчился.

– Только мне на это потребуется время и комплектующие, которые самостоятельно не изготовить. Стоят они безбожно дорого и сейчас в открытой продаже их черта лысого найдешь, ибо они мгновенно стали жутким дефицитом с началом боевых действий. А два судна почти в любой ситуации лучше, чем одно, пусть даже с их объединенным тоннажем. Единственные пришедшие в голову исключения: сильная буря и масштабные площадные заклинания. Но вот насчет сообщения архимагистру – мысль здравая. Пожалуй, так и надо сделать. – Поддержал бывшего крестьянина Олег. Впрочем, боевой маг третьего ранга никогда и не сомневался, что мозги у его косноязычного друга варят неплохо. Другое дело, образование у того хромало. Да и понять Святослава оказывалось тяжеловато даже тем, кто давно его знал. – Сегодня же отправим к местным штабисткам Анжелу. Наверняка супруга сможет договориться с коллегами, чтобы они наше послание вне очереди отправили, а ответ в случае необходимости где-нибудь в груде бумажек похоронили, нам даже на глаза не показывая. Ну, чтобы в случае чего лгать не пришлось.

Поскольку жена Олега являлась магом-связистом, он очень хорошо представлял себе всю сложность и ненадежность обмена мыслеобразами через астрал. Сообщения запросто могло так и не найти адресата, либо оказаться искаженным до неузнаваемости, поскольку принявший его чародей половину не понял из-за разрывающей его мозги боли, а вторую неправильно сформулировала еще мучающаяся многодневной мигренью передающая сторона. И, понятное дело, этим многие пользовались в своих интересах. Одни атаковали противника без команды надеясь добыть трофеи и славу, другие наоборот избирательно глохли либо постоянно все по десять раз переспрашивали, дабы замешкаться и не вступить в столкновение с пугающим их врагом, третьи вообще начинали воевать куда-то не туда, набрасываясь на нейтралов или вообще союзников, к коим имелись личные претензии. В штабах скрипели зубами, но радикально изменить ситуацию не могли. Иные известные в этом мире варианты связи были либо слишком дороги, либо чересчур медлительны, либо еще менее надежны.

Гулкий рев сирены, пробирающей до самых костей и способный заслышавшего его человека либо поднять со смертного одра, либо уложить в могилу в связи с разрывом сердца, поставил точку в их разговоре. И в трудном жизненном пути ведущей на кухню двери, которую три очень торопящихся облачиться в боевое снаряжение боевых мага случайно снесли с петель и раскололи на кусочки. Впрочем, в последнем их вряд ли бы стал обвинять даже тот, кому придется убирать этот мусор. Когда на всю округу звучат сигналы, призывающие всех способных держать оружие встать на защиту своих жизней и жилищ, подобные мелочи, как правило, оказываются меньшей из вдруг появившихся проблем. Да и вообще не факт, что это здание уцелеет, а его обители останутся живы к концу данного дня. А может уничтоженным до основания окажется и весь Иркутск, хотя он и достаточно крупный город. Прецеденты подобного, во всяком случае, имелись. И даже в относительно недавней истории. А потому была разработана специальная система сигналов, сообщающая о надвигающейся опасности. Вести себя во время нашествия демонов надо совсем не так как, как при пробуждении наколдованного вражескими архимагами вулкана или приближении магического смерча, способного засосать в себя не только оказавшегося на открытой местности человека, но и вполне себе упитанного слона. Раздающийся на весь город вой, если прислушаться к нему повнимательнее, мог довольно многое сообщить выучившим нужную таблицу личностям.

– Нашествие тварей, значит. Разных, действующих организованно и настолько многочисленных, что и не сосчитать! И чего это они из лесов выбрались, интересно? – Пропыхтел наконец-то разобравшийся с расшифровкой звукового кода Олег, натягивая на себя весящие не меньше полутора килограмм офицерские брюки. Куртка же имела массу почти в три раза больше, благо волшебники все как один ребята на редкость выносливые, если сравнивать их с простыми людьми. Между двумя слоями очень прочной ткани в форме боевого мага прятался тонкий кольчужный слой, что в совокупности давало вполне достаточную защиту, чтобы не бояться скользящих ударов ножей, стрел на излете, отрикошетивших пуль или клыков чего-нибудь вроде бешеной собаки. – Анжела, ты почему еще не на корабле вместе с Игорем?!

Вылезшие из чащоб монстры являлись для обитателей России явлением не то чтобы повседневным, но и редким бы его никто не назвал. Под влиянием природных магических аномалий некоторые животные менялись до такой степени, что охотиться на них стоило не с ружьем, а с крупнокалиберной пушкой. Впрочем, такие встречались намного реже, чем целенаправленно созданные чародеями твари, оказавшиеся способными к размножению. Просторы самой большой страны мира были слишком обширны, чтобы их получилось вычистить от различных человекоядных созданий. Особенно, когда молодь таких регулярно подбрасывают во вроде бы ставшие безопасными места волшебники враждебных стран. В Сибири же ситуация являлась и того хуже. Уже которую тысячу лет тайгу наполняли потомки созданного магами легендарной Гипербореи живого оружия. С большей их частью люди могли справиться, поскольку звери есть звери и любое животное всегда можно забить толпой…Но встречались и такие экземпляры, от которых приходилось спасаться бегством даже сильным и опытным боевым магам, если тех насчитывалось меньше пары десятков. А еще иногда в монстрах просыпались инстинкты их далеких предков, заставляющие чудовищ сбиваться в огромные стаи, действующие подобно настоящим воинским подразделениям.

– Потому что сам ты в эту сбрую одеваться будешь пять минут, а с моей помощью только две с половиной. – С достоинством ответила супругу высокая блондинка, уже успевшая полностью одеться, собрать и вооружиться. Правда, китель магов-связистов был впопыхах напялен наизнанку, но зато за левым плечом висел надрывающийся голосом их общего сына рюкзачок, а за правым болталось на ремне техномагическое автоматическое оружие, способное плюнуть из двух своих стволов не только пулями или дробью, но и мощным электрическим разрядом. Правда, Олегово. Вообще-то супруги покупали себе абсолютно одинаковые дробовики американского производства, но поскольку жена сидела дома её экземпляр остался новехоньким, а вот второй обзавелся парочкой царапин на покрытом рунами прикладе. Впрочем, на функциональность ружья-артефакта столь мелкие повреждения ни малейшего влияния не оказывали. – К тому же откуда мне знать, на какой корабль ты отправишься?

– Естественно, на «Кота». С «Котенком» Святослав единолично управляется на столь достойном уровне, что хочется подарить ему это судно на ближайший день рождения. – Фыркнул чародей, построивший своими руками оба летательных аппарата Честно говоря, не сильно они и различались. Просто одно было совсем крохотным, стоящим на грани того чтобы называться не летучим кораблем, а летающей лодкой, а второе просто мелким. Зато прирожденный маг-погодник мог, при необходимости, удержать их в воздухе несколько секунд даже в случае отказа левитационных артефактов и тем превратить крушение в аварию. Или ускорить куда сильнее, чем это позволяли сделать паруса и магический движитель. – Подай, пожалуйста, кирасу и шлем!

– Держи. – Анжела протянула супругу артефакты, бывшие предметом его гордости. Далеко не у каждого истинного мага или потомственного аристократа имелось нечто подобное. Сделанный из чуть желтоватого металла панцирь втягивал в себя практически любую враждебную магию, а неимоверно прочный шлем создавал вокруг головы дополнительный магический барьер, пробить который было очень и очень тяжело. Их, а также вытягивающие при каждом ударе из противника жизненную или магическую энергию топоры-вампиры Олег вытащил из руин подземного города царства Кащеева. Учитывая же, что держава царя в железной короне являлась последним осколком легендарной Гипербореи, за качество работы неведомых мастеров переживать не приходилось. Эти артефакты уже не раз спасали жизнь своему обладателю в тех ситуациях, где кто-нибудь другой давно бы помер. – Слушай, а ты не находишь странным, что тревогу объявили всего-лишь из за каких-то зверей? Иркутск же большой и хорошо защищенный город, у него не должно быть проблем с лесными монстрами, в какую бы стаю те не сбились.

 

– Ну не знаю, может губернатор все выделяемые на защиту города деньги в свой карман положил и теперь в пушках пороха на два выстрела, серебряные энерговоды в стационарных артефактах заменили медными, а покосившиеся стены любой великан в два удара дубиной разломает? – Не слишком уверенно предположил Олег, который один из крупнейших городов Сибири видел только мельком. Был слишком занят тем, что сначала лечил экипажи своих кораблей, среди которых после сражения во Владивостоке невредимых почти не оказалось, затем чинил летательные аппараты, ну а потом отдыхал, чтобы от чрезмерных нагрузок ноги не протянуть. Его выносливость была во много раз выше чем у простых людей, но разумеется и она имела свои пределы.

– Да ну, это ж подсудное дело… – Не согласилась с мужем Анжела. – Даже для губернатора. Нет, чего-то он украл конечно, все же воруют, но чтобы совсем в разорение защитные системы города привести, это большую наглость иметь надо.

– Вот в чем-чем, а в жадности, лихости и дурости ваша верхушка никогда недостатка не испытывала. Отец рассказывал, что даже в ту пору, когда Россия была республикой, а не монархией, половине успешных налетов он был обязан не собственным талантам, а тупости, алчности и разгильдяйству своих противников, которые могли пропить и продать хоть солдат, хоть оружие. – В комнату просунулась морда и плечи чудовища, в облике которого смешались человеческие и волчьи черты. Вдобавок все тело принявшего боевую форму оборотня словно покрыли яркой синей краской…Хотя на самом деле этот был металл, очень прочный и вместе с тем способный менять свою форму вместе с изменениями тела хозяина доспеха-артефакта.

– Доброслава, ну сколько раз тебя можно просить, ну не упоминай ты о своем кащенитском происхождении. – Тяжело вздохнул Олег, заранее понимая, что обречен на неудачу. Упрямства и твердолобости в его любовнице, периодически превращающейся из рыжеволосой грудастой красотки в способное испугать до мокрых штанов чудовище, было столько, словно она перекидывалась не в волка, а в осла! – Нарвешься же когда-нибудь на отмороженного мстителя, который на вашу партизанящую по лесам уже больше тысячи лет братию зуб имеет и сможет прибить тебя, несмотря на доспех!

– Ну, когда рядом истинные маги или магистры, я молчу как рыба. А у всех прочих, чтобы со мной справиться, кишка тонка. Но если хотят, пусть попробуют! Люблю вкус заносчивых идиотов по утрам. – Требовалось очень хорошо знать кащенитку-изгнанницу, чтобы в оскале способных откусить человеческую голову челюстей опознать насмешливую улыбку. Нет, кое-какие основания для самоуверенности у Доброславы и впрямь имелись: огромная сила, скорость, ловкость, феноменальная регенерация, слабые способности к магии воды, а также обтягивающий, словно вторая кожа и ничуть не стесняющий движений доспех гиперборейского производства. Особенно последний, ведь без него снести перевертышу голову или уничтожить сердце является задачей пусть сложной, но в теории выполнимой даже для обычного человека. К счастью меняющие форму вместе с хозяйкой латы не изнашивались, поскольку восстанавливали себя с течением времени и следовательно не должны были сломаться от частого использования по назначению, то есть остановке вражеских ударов…Но все же чародей очень боялся, что когда-нибудь свойственная всем оборотням импульсивность погубит рыжеволосую красавицу, к которой он успел привязаться. Да и как знать, найдется ли еще хоть одна женщина, с которой Анжела сумеет найти некоторые точки соприкосновения.

Олег успешно закончил облачаться в свою боевую экипировку, навесив на себя артефактный дробовик, прихватив свои топоры-вампиры и нацепив на левый бок кобуру, в которой покоился револьвер со вселенным в него духом. Еще и сделанный из нефрита, но слегка потертый за долгие десятилетия работы жезл-накопитель в специальную петлю на поясе засунул. Сам себе он в этот момент из-за общего количества артефактов немного напоминал увешанную игрушками новогоднюю елку…Однако риск запутаться в многочисленном снаряжении был все же намного предпочтительней ситуации, когда на врага придется идти с голыми руками или честной сталью. Все-таки среди многочисленных противников встречавшихся Олегу на жизненном пути люди или хотя бы нечто на них очень похожее, вроде орков или гноллов, составляли в лучшем случае половину от общего числа. А справиться с вампиром, боевым големом, химерой или демоном собственными силами чародей имел очень мало шансов. Свой третий ранг волшебник получил благодаря смекалке и умениям, а чисто силовое противостояние он проиграл бы большинству обладателей второго.

Оба летучих корабля вольного отряда стояли прямо у домов, которые арендовало формально принадлежащее Олегу полунезависимое военное формирование. В мирное время, разумеется, простому чародею третьего ранга никогда бы не разрешили держать под прицелом бортовых орудий близлежащие улицы, однако война внесла свои коррективы в понятие «общественная безопасность». Лучше было рискнуть, что какой-нибудь пьяный солдат выпалит ядром по толпе или карете благородного человека, чем сгрудить авиацию на относительно небольшой площади воздушной гавани и потерять целиком, если вражеские высшие маги нанесут удар по этому месту. Разумеется, такие места хорошо охранялись, да и почти любой летучий корабль имел собственные энергетические барьеры…Однако было слишком дорого поддерживать двадцать четыре часа в сутки защиту, способную отразить нападение архимага или просто действующей совместно группы чародеев низших рангов. Рассредоточить силы, чтобы не повторилась трагедия Владивостока, когда англичане спалили в гавани или захватили большую часть военного тихоокеанского флота, оказалось проще на порядок.

– Капитан на борту! – Раскатился по кораблю зычный и отдающий металлом голос, едва только Олег ступил на палубу.

– Комиссар, ну зачем так орать? Во-первых, всем тут командуете вы и потому куда больше заслуживаете этого звания. Ну а во-вторых, меня и так сложно не заметить, поскольку судно маленькое и спрятаться тут при всем желании некуда. – Поморщился чародей, бросая недовольный взгляд на более чем двухметровую фигуру, стоящую за штурвалом. Для того, чтобы управляться с пилотированием летучего корабля требовалась большая физическая сила, хороший глазомер и стальные нервы. К счастью, у все это у неё имелось. Последнее даже в самом прямом смысле. – О, вы надели платье?

– К сожалению, все мои мундиры пострадали в бою и восстановлению не подлежат, а портной которому я заказала обновку не только дерет втридорога за пошив формы времен существования республики, но и безбожно затягивает работу. – С явным оттенком недовольства прогудела облаченная в легкомысленную расшитую васильками светлую материю стальная дама, скорчив на своем обычно спокойном искусственном лице негодующую гримасу. В отличии от родного мира Олега, мыслящие машины в данном измерении получили весьма широкое распространение. И значительная их часть настолько сильно копировала облик людей, что боевому магу очень хотелось называть их андроидами. Пусть даже достигалось это не созданием искусственного интеллекта, равного человеческому, а отпечатыванием чьей-нибудь души в зачарованном металле. Правда, большая часть подобных конструкций по уровню своего интеллекта так и оставалась в лучшем случае на уровне собаки или обезьяны, но некоторые все же с течением лет становились вполне целостными личностями со своими желаниями, привычками, характером…Церковь им даже справки о наличии души продавала.

– Может он заложил Анну царской охранке, как персону не признающую власть государя-императора и потому зело подозрительную? – Предположила Доброслава, которая тоже не претендовала на звание верноподданной Российской Империи. Впрочем, в Сибири по большому счету всем на это было наплевать, поскольку таковых в восточной части страны была половина, если не больше. В холодные северные края, полные разнообразных монстров, нелегальных эмигрантов, нелегальных старателей и просто бандитов, как минимум три последних правящих режима ссылали неугодных им личностей. Тех, которых по каким-то причинам решено было не казнить. Ну а хозяйствующие в крупных городах губернаторы вместе с прислуживающей им администрацией, опирающиеся на личную силу и солдат, иной раз действовали так, словно являлись оккупантами, грабящими покоренные земли. Всей разницы, что половина хапуг отправилась в эти края сознательно, дабы по-быстрому разбогатеть, а вторая оказалась выпнута из высшего общества и потому всеми правдами и неправдами выжимала из людей деньги, дабы поддерживать привычный уровень комфорта и копить деньги на возвращение обратно. В результате жители этой части России, как правило, к исполнению законов относились как к тяжкой повинности, неисполняемой при любом удобном случае. А патриотизм предпочитали проявлять исключительно в тех случаях, когда за него хорошо платили. – И теперь они пытаются найти, какое бы преступление на неё лучше навесить, чтобы по-быстрому арестовать, переплавить и получить премию за поимку опасной смутьянки?

– Возможно, ты права, – согласилась с ней Анна, впрочем не показывая ни малейшего страха по поводу подобного развития событий. Присягавшая еще развалившейся державе разумная машина вообще не боялась никого и ничего. И обязательно бы сражалась против монархической революции до последнего, если бы в момент её начала не лежала на морском дне, полностью исчерпав энергию и обрастая ракушками. Буря выбросила стальное тело на берег уже много лет спустя после того, как Союз Архимагов оказался распущен, уступив место Возрожденной Российской Империи. К тому же автоматроны и так-то по сравнению с людьми являлись не слишком эмоциональными созданиями, а уж если они еще и служили комиссарами при десантном подразделении, то испугать их становится задачей на редкость нетривиальной. – Учитывая, что контрразведка проморгала действия многочисленных английских и японских шпионов, ослабивших нашу оборону диверсиями в нужный момент, ей сейчас нужны любые успехи.

– Сирена все еще ревет, но никаких монстров еще не видно и не слышно. Да и пушки вроде не стреляют. Может, ложная тревога? – Перевел тему разговора Стефан, который взошел на борт летучего корабля чуть раньше своего друга и теперь оглядывал небеса в поисках подходящих целей. Длинная крупнокалиберная винтовка в его руках являлась достаточно весомым аргументом, чтобы заставить считаться с ней почти любое живое существо, поскольку зачарованные сибирским охотником пули могли пробить до пары сантиметров брони. И в том, чтобы попасть ими белке в голову с расстояния в пару сотен метров толстяк ни малейших проблем не испытывал. Потому и магии учился он постольку-поскольку. Дар у него был несколько сильнее, чем у Олега, а вот контроль оказался куда хуже. И потому боевым заклинаниям маг-егерь предпочитал снайперский выстрел. Или несколько. В его исполнении это для противника оказывалось куда как более неприятно.

– Нехорошие у меня предчувствия, – пробормотал себе под нос Олег, нервно ежась. Его пророческий дар настоящий предсказатель назвал бы смешным, но вот угрозу своей жизни чародей ощущал великолепно. Это вообще считалось далеко не самым редким талантом, им даже кое-кто из простых солдат владел. А еще у боевого мага третьего ранга иногда непонятным образом получалось узнавать прошлое людей или предметов, либо видеть варианты возможного будущего. – Все на борту? Ждем оставшихся и тут же взлетаем! Кажется, на земле в ближайшие минуты станет куда как менее безопасно, чем в воздухе!

Неприятные предчувствия Олега оправдываться не спешили. Оба летучих корабля спокойно дождались опаздывающих членов экипажа, после чего взлетели в воздух. Никто их не обстрелял. Над городом не стояли столбы дыма от горящих зданий. Не слышно было воплей ужаса и боли пожираемых заживо людей или рыка чудовищ. Молчали пушки. Даже накрапывавший было дождь прекратился, тучи разошлись и в утренних сумерках стало прекрасно видно окрестности обнесенного высокой каменной стеной Иркутска. Благо лес вокруг города давно уже свели, пустив не на дрова, так на строительство домов в окружающих этот сибирский «мегаполис» деревенек, где в почти полной безопасности от возможных угроз крестьяне выращивалось продовольствие для населенного пункта.

 

– Матерь божья… – Внезапно выдохнула Анжела, уставившись куда-то вдаль и выпучив глаза.

– Шайтан. – Согласился с ней Стефан, развернув голову в ту же сторону.

– Ты же вроде как буддист, а не мусульманин. – Толкнул друга Олег, пытаясь понять, что такое он увидел в том направлении. Вроде бы все там было как обычно, тихо мирно и спокойно. Разве только каким-то странным темным блеском отдавала небольшая река…Которой боевой маг третьего рана раньше в этом месте не помнил. Вот только это еще ничего не значило, разглядывать окрестности Иркутска с высоты птичьего полета ему раньше доводилось только мельком, мог и запамятовать. Да и потом, даже если по течению плывут какие-нибудь нефтехалхиимические загрязнения или идет плотный косяк вытеснивших своими телами воду сибирских пираний, что с того? Русло находится в стороне от города, да и вообще за редким исключением опасности мокрой стихии не представляют никакой угрозы тем, кто прочно стоит на суше.

– А все равно шайтан, – согласился с сыном Густав Полозьев, вытирая рукавом свой лоб, несмотря на не самую жаркую погоду покрывшийся бисеринками пота. Олег понял, что он чего-то не понимает и еще раз оглядел окрестности. А потом, так и не найдя вокруг ничего подозрительного, снова обратил взор к странной реке…И наконец-то осознал, что это блестит не вода. Хотя в определенном смысле данное явление и можно было бы счесть потоком. Кровь это же жидкость, а там её находились десятки тысяч литров. А может быть даже сотни. И все они двигались в одном и том же направлении. Чародей протер глаза, чтобы убедиться в том, что они его не обманывают, однако аномалия и не подумала рассеиваться, как сделал бы это мираж, созданный утомленным сознанием.

Всего в паре десятков километров от стен города маршировала длинная и широкая колонна самых разнообразных монстров. Конец её едва-едва успел отделиться от расположенного за границей расчищенных земель лесного массива, а голова уже приближалась к Иркутску. Основу там составляли не слишком-то крупные обитатели сибирских чащоб, которых глазом с такого расстояния по отдельности различить не получалось, но вместе они создавали однородную темную массу, которую Олег первоначально принял за воду. Ну а волнами на ней являлись более крупные экземпляры и оных также имелось немало, очень немало. Десятки тысяч или даже больше. Пожалуй, если бы все жители города выстроились в подобную колонну, она бы оказалась куда как короче данного шествия. Раза в три минимум!

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23 
Рейтинг@Mail.ru