Чужая кровь

Владимир Мясоедов
Чужая кровь

Пролог

Горячий влажный воздух, проникающий внутрь каюты через слегка приоткрытый иллюминатор, не замолкающий ни на секунду мягкий шелест волн, едва-едва заметная качка и доносящиеся с верхней палубы обрывки ленивой перебранки матросов никак не способствовали аппетиту двух джентльменов, подоткнувших за воротник салфетки и обедающих в кают-компании плывущего по морю корабля.

– И все же, дружище, мне не понять эту твою любовь к морю, – барон Джон Лонгтауэр откинулся на мягкую спинку кресла, с брезгливым интересом осматривая многочисленные тарелки и блюда, из под которых лишь кое-где виднелась застеленная белоснежной скатертью столешница. – Необходимость ограничивать себя во всем, право слово, меня угнетает. Качка еще ладно, к ней можно привыкнуть. Повар твой…Ну, учитывая сложности с сохранением свежести продуктов, я готов сделать ему некоторую скидку. Но вот эта постоянная теснота, право слово, просто бесит! Шона, почему ты еще не достала бургундское?! Разве ты не видишь, что мой бокал уже пуст?!

Вздрогнувшая от резкого окрика девушка с темно-коричневого цвета кожей и рыжими волосами, облаченная лишь в коротенькую синюю юбочку, топ из двух перекрещивающихся лент ткани того же цвета, да широкий кожаный ошейник, отложила в сторону серебряный нож, которым нарезала источающую умопомрачительные ароматы дыню на аккуратные тонкие ломтики и поспешила схватиться за возвышающуюся над столом бутылку темного стекла.

– Ты слишком изнежен, кузен, – пожурил его двоюродный брать Вильям, проигнорировав как обращение к девушке, так и телодвижения самой рабыни, при помощи ножа и вилки отрезая кусочек от исходящего ароматным паром куска жареного мяса. – Право слово, тебе бы стоило хоть один раз попробовать матросской солонины вместо традиционного бифштекса, заменить испеченный специально ради нас на камбузе хлеб окаменевшей еще во времена короля Артура галетой и переночевать в гамаке матросского кубрика, который по площади целиком вполне сравним с нормальной кроватью.

– Пф, ну скажешь тоже! – барон едва не подавился куском пирога, который как раз закинул в свой рот. – Зачем мне это делать?! Найди хоть одну причину, чтобы человек нашего положения и могущества должен был хоть в чем-то уподобиться одной из палубных крыс родом из бездарного простонародья!

– Все познается в сравнении и воистину стоит один раз попробовать те помои, которыми питаются эти отбросы, чтобы потом всю жизнь ценить как следует вкус изысканной пищи. – Виконт усмехнулся, видя выражение шока на лице своего родственника. Ранее представить своего старшего родственника и владельца корабля в подобном амплуа он явно не мог. – К тому же хороший капитан обязан знать, как живут его матросы. А я, смею надеяться, один из лучших во всем торговом флоте нашей благословленной Англии…

– Свистать всех наверх!!! – Разнесшаяся на весь корабль команда, отданная громогласным голосом боцмана, легко проникла через доски палубы и заставила двух только-только усевшихся за обеденный стол аристократов удивленно вскинуть брови, а прислуживающую им девушку вздрогнуть и пролить несколько капель вина мимо бокала, прямо на одежду барона.

– Дряная девчонка! Сколько можно тебя учить?! – Мощная пощечина сбила рабыню на пол и отшвырнула в противоположенную часть кают-компании. А вот бутылка, вылетевшая из её рук, оказалась аккуратно перехвачена еще в воздухе и бережно водружена обратно на стол. – Дождешься, бестолочь, что я тебя продам! Живо пошла наверх и узнала, почему этот переполох начался! Ну!

– Если действительно будешь продавать, то делай это не в метрополии, – меланхолично посоветовал кузену капитан корабля, вытирая руки салфеткой. – Там последние года два цены на гибриды негров и ирландцев совсем упали.

– Слишком много понаоткрывалось в прошлом веке питомников, где их разводят, – скривился барон и снова отпил вина. – Боюсь скоро предприятие дядюшки Френсиса с такой конкуренцией может стать нерентабельным и ему придется какую-нибудь экзотику разводить, вроде американских краснокожих.

– Или нелюдь, – поддакнул ему кузен. – Орки, конечно, вряд ли кого заинтересуют, а эльфов защищает их статус вассала королевы, но те же наги, как мне кажется, пользовались бы на наших рабских рынках популярностью.

– Да ну, они и растут слишком долго, и на одних только инстинктах изредка колдовать учатся, из-за чего надсмотрщиков на них не напасешься. – Не согласился с капитаном корабля барон. – Да и спрос будет не ахти, ведь худородные сквайры и мелкие лавочники станут опасаться таких рабов, которые могут попробовать пусть ценой своей жизни, но напасть на хозяина…Ну что там?!

– На горизонте замечена лодка, господин. – Поклонилась успевшая вернуться девушка, на щеке которой с неестественной скоростью наливался кровью отпечаток ладони. – Вроде бы идет нам на встречу, но мы все равно к ней довернули.

– Насколько я помню, нормальных островов рядом нет, одни бесплодные скалы. Да и бури, способной унести рыбаков далеко от берега, уже больше месяца не бушевало. – Виконт задумался, подперев подбородок рукой и даже отложив по такому сторону нож и вилку. – Спасательная шлюпка?

– Вполне возможно, – кивнул его двоюродный брат. – И если так, то нам сегодня определенно улыбнулась удача. Вопрос лишь в том, будет ли это никчемный человеческий мусор, почетный гость способный хорошенько отблагодарить за свое спасение или ценный пленник.

– Лучше бы последнее, корабельный алтарь давно уже не получал хорошую жертву, владелец судна чуть усмехнулся, понаблюдав за тем, как вздрогнула при этих словах рабыня. – Пленного колдуна мы прирезали больше года назад, а покупать ради этого одаренных невольников у каперов её величества слишком дорого…

– Тревога!!! Развернуть корабль к востоку на сорок пять градусов! – Новый громогласный рев боцмана заставил капитана судна мгновенно позабыть о приеме пищи и поскакать на верхнюю палубу со всей доступной скоростью. В голосе главного врага всех ленивых матросов, подгоняющего не проявляющих должной расторопности членов экипажа крепким словом и кулаком, слышалась нешуточная тревога, практически переходящая в панику. И беспокоиться по пустякам этот бывалый морской волк, за долгие десятилетия службы вдоволь навидавшийся и штормов, и пиратов, и ужасающих чудовищ из глубин океана, уж точно бы не стал. А сыпавшиеся из его луженой глотки все новые и новые приказы отнюдь не добавляли владельцу судна хорошего настроения. – Запустить магический двигатель! Пушки к бою!!!

– Что стряслось?! – Выкрикнул виконт, стремительно взлетая на кормовую надстройку, чтобы не тратить время на преодоление ступенек, которые к тому же сейчас были заняты матросами, пытающимися либо подняться, либо спуститься. Только сейчас он понял, что поднялся на палубу прямо как был. С салфеткой, заправленной за воротник. Впрочем, первый после бога на судне мог бы расхаживать по палубе хоть вообще голышом, взбреди ему в голову подобная блажь или напейся до белой горячки.

– Вампиры! – Ответ боцмана заставил и капитана, и его поднявшегося следом двоюродного брата синхронно почувствовать, как несмотря на теплую тропическую погоду по спине у них катится холодный пот. Обычные морские разбойники никогда не славились человеколюбием, но все же при встрече с ними оставались неплохие шансы уцелеть. Во-первых, пираты имели обыкновение умирать, будучи проткнутыми сталью или нафаршированными свинцом, а во-вторых, даже в самом худшем случае пленники – это тоже вполне себе ходовой товар практически в любом государстве мира, а из рабства при доле удачи можно сбежать или выкупиться. Но ходячие мертвецы могли игнорировать такие раны, которые трижды убили бы любое живое существо, за очень редким исключением не боялись боли или прекращения своего физического существования, а людей и нелюдей они предпочитали не держать в ошейниках, а просто и незатейливо жрать. Исключения, служащие им консервами долговременного хранения и скотом, по слухам жили на порядок меньше и хуже чем обитатели самых ужасных плантаций или каменоломен.

– И где… – Взгляд враз побледневшего, словно из него уже высосали всю кровь, барона зашарил по океанской глади. Обычно корабли вампиров, состоящие в большей степени из пропитанных темной магией костей, чем из дерева, металла и иных привычных живым людям материалов, были достаточно большими, чтобы вместить в себя сотни и даже тысячи ужасающих тварей. Нежить никогда не отказывалась захватить чье-нибудь судно, если подворачивалась возможность, однако её почти не интересовали перевозимые по морю товары. А вот обладатели горячей свежей крови – совсем другое дело. И потому целью кровососов практически всегда являлись прибрежные или хотя бы стоящие недалеко от воды деревеньки и города, вернее их обитатели. С малыми же силами осуществлять нападение на мало-мальски крупный населенный пункт было просто бессмысленно: все кто не мог или не хотел драться с вампирами, при одном только виде ходячих трупов бросались наутек, а потому чтобы сладить с огрызающейся и разбегающейся добычей требовалось изрядное число загонщиков из числа низшей нежити, да десятки младших офицеров в роли которых обычно выступали новообращенные кровопийцы.

– В четырех милях к северо-западу! Это та лодка, которую мы заметили несколькими минутами ранее! Она вся целиком состоит из костей, – боцман ткнул рукой в почти незаметное посреди волн пятнышко, которое на гордое звание корабля ну никак не тянуло. И даже на маленькую яхточку. – Нам повезло, что подзорную трубу для вахтенного делали гномы. Иначе мы бы приблизились к ним и….И все! Они бы всех сожрали!

– Но у нас же с нежитью Империи Крови ныне заключен военный союз против китайских варваров и безбожных московитов! – Несколько неуверенно пробормотал барон.

– Не в обиду вам будет сказано, сэр, но это – открытое море. Именно оно и породило выражение «концы в воду». – Боцман выразительно обвел рукой горизонт и окружающую корабль со всех сторон воду. – А нежити никогда не нужен лишний повод, чтобы напасть на живого человека. Хватает и желания жрать.

 

– А это точно вампиры? Я никогда раньше не слышал, чтобы они плавали на чем-то меньшем, чем костяная галера. – Подзорной трубы при себе у капитана не было, но ему она и не требовалось. Губы шепнули несколько слов на древнем и ныне почти забытом языке, пальцы скрестились в сложном жесте, помогая творить заклинание, и воздух перед чародеем замерцал, преобразуясь в несколько крупных линз примерно метрового диаметра. Перед взором волшебника предстала вытянутая конструкция, состоящая из множества костей, то ли сплавившихся, то ли сросшихся друг с другом столь плотно, что внутрь корпуса, по всей видимости, не могло проникнуть и капли воды. Притом лодка оказалась довольно непривычного дизайна, практически всю её поверхность за исключением носа покрывал купол из того же материала. Впрочем, некоторые инородные включения в нем все же присутствовали. Четыре довольно крупные пластины из желтого металла, симметрично расположенных по бокам странного суденышка, ярко посверкивали в лучах яркого тропического солнца.

– Кости и золото. А еще эта лодка закрыта от солнца со всех сторон, кроме маленького пятачка на носу. – Озвучил очевидное боцман. – Кто кроме вампиров Империи Крови так будет строить?

– Никто, – согласился с ним барон. – Да и зачем? Даже самые отпетые некроманты османов, у которых на веслах сидит армия скелетов, предпочитают корпус строить все же из дерева. Так ведь дешевле.

– Пожалуй, вы оба правы. Кроме краснорожих упырей из Империи Крови кости для создания кораблей больше никто в подобных количествах не использует. Ладно еще один-два больших артефакта из неё или там украшение какое…Но чтобы в нем ни одной доски не было?! До такого маразма даже кровососы из Трансильвании не докатились, а ведь казалось бы они с вампирами Южной Америки одного поля ягоды! – Согласился с ними капитан судна, разглядывая две застывшие на носу фигуры, облаченную в дорогую даже на вид броню, сверкавшую на солнце множеством драгоценных камней, которые вот уже не первое тысячелетие использовались в качестве магических накопителей по всему миру. Шлемов на них сейчас не имелось, и можно было рассмотреть вполне себе человеческие лица. Одно принадлежало типичному европейцу с закрытым черной повязкой правым глазом, а второе азиату с абсолютно лысой головой. – Видимо кому-то все-таки улыбнулась удача потопить корабль кровососов, но твари не пожелали идти на дно вместе со своими ручными монстрами, а спаслись на шлюпке. Странно, правда, что она не летающая…Возможно, основную уничтожили в бою, а это запасная. Или и вовсе сделанная из первых попавшихся под руку костяков, ведь когда корабль тонет и простому плотику рад будешь.

– Я правильно сделал, что в первую очередь приказал изменить курс и прибавить ходу? – Осторожно уточнил боцман. – Нет, пушки у нас конечно есть, да и лодка эта не выглядит особо большой и опасной…

– Ты поступил абсолютно верно. А тех идиотов, которые до сих пор по какой-то причине тянут с включением магического двигателя, обязательно надо высечь, протащить под килем, лишить жалования и выгнать взашей в первом же порту. – Капитан рассеял свое заклинание и принялся медленно создавать новые чары, призванные наполнить паруса попутным ветром. К его огромному сожалению, помочь в этом сложном деле ему никто не мог: на борту он был единственным, кто владел подобной магией. Кузен виртуозно управлялся с молниями, боцман мог буквально за один миг создавать водяные лезвия, один из офицеров умел творить иллюзии, а корабельный врач помимо своей основной специализации неплохо разбирался в алхимии и друидизме. Однако им просто не хватило бы сил на столь масштабное воздействие, способное заставить шхуну почти в прямом смысле слова лететь по волнам. – Если на носу лодки, несмотря на дневной свет, кто-то стоит, то значит это слуги и внутри им места не хватило. И чары высших кровососов по дальнобойности и убойности ничуть не уступают пушечным ядрам, скорее даже превосходят их. А уж если хоть одна из подобных тварей сумеет до нас долететь или телепортируется прямо на палубу – все мы станем просто закуской для монстров. И никакие союзные обязательства между нашими державами для оголодавших за время плаванья тварей преградой не станут. Полный вперед!!! Убираемся отсюда!!!

Глава 1

О том, как герой остается спокойным, совершает маленькое чудо и дерется с другом.

Ярко светло солнце, легкий ветерок чуть заметно колыхал морскую гладь, заставляя волны слегка покачивать борт костяной лодки, два сидящих в ней два молодых человека изволили пребывать в несколько расстроенных чувствах.

– У-ро-дыыы!! – Раскатистый рев, вырвавшийся из глотки Стефана и заметавшийся над волнами, больше всего напоминал медвежий рык и мог бы запросто довести неподготовленного человека до мокрых штанов или даже инфаркта. Обычно этот сибирский татарин польского разлива был толст и добродушен, как и положено всякому порядочному косолапому, однако сейчас обладатель сверкающей в лучах яркого тропического солнца лысины напоминал того же самого мишку, которого разбудили посреди зимы и выгнали пинками из родной берлоги в холодный и голодный лес. В узких глазах-щелочках горело бешенство, чуть желтоватая кожа на лице и других частях тела обвисала складками, скрючившиеся наподобие когтей пальцы оставляли на стволе сжимаемого в руках ружья отчетливые царапины. – Олег, ну что это такое, а?! От нас уже четвертый корабль удирает, едва завидев!!!

Если бы не недостаток свободного места в плавательном средстве, сделанном из множества сросшихся друг с другом костей, он бы наверняка подобно большому хищнику принялся метаться из стороны в сторону, но увы. Лодка, которую его друг долгие-долгие дни создавал из позвоночников приманенных к маленькому клочку суши посреди безбрежного океана акул, являлась очень маленькой. И большая часть имеющегося в ней места к тому же была занята, оставляя пассажирам лишь совсем маленький клочок свободного места на носу судна.

– Эти, по крайней мере, по нам из пушек не палили, – второй и последний обитатель лодки был несколько более холоднокровен и без особых эмоций смотрел своим единственным глазом вслед постепенно исчезающему на горизонте кораблю. Худощавый и темноволосый, он сидел прислонившись к бортику лодки и задумчиво барабанил пальцами по небольшому потертому жезлу из зеленого камня. Черная повязка, закрывающая ему правый глаз, придавала молодому человеку, определенно еще не достигшему и тридцати лет, несколько бандитский вид, однако спокойное и мирное выражение лица этому всемирноизвестному пиратскому аксессуару ну вот ни капли не соответствовало. – Между прочим, у меня глаз уже почти успел восстановиться, он уже цвета отчетливо различает, только от света болит, зараза…. А его опять позавчера чуть не выбили!

– Ничего-ничего, за три дня – это уже был второй корабль! – Попытался взять себя в руки Стефан. – Значит, мы заплыли в оживленный район! Рано или поздно кто-нибудь нас подберет…Или наткнемся на остров с нормальными деревьями, из которых ты сам сделаешь нормальный корабль!

– Вот как раз не уверен, что с деревом так же хорошо получится, как с костями акул, – задумчиво протянул Олег. – Я, конечно, друидизму учился чуть-чуть, да и ты вроде тоже…Но навыков наших абсолютно недостаточно, чтобы суметь заставить срастись сырые доски так, чтобы между ними не проникала вода.

– Ну, тогда хоть корой обошьем нашу лодку или еще как её замаскируем! Нам главное к нормальному кораблю метров на триста подобраться, а после черта лысого эти мореплаватели куда от меня денутся, даже если понадобится взять их лоханку штурмом! – Сибиряк в гневе стукнул кулаком по борту лодки, заставив раскрошиться парочку костей и еще большее их количество покрыться трещинами. Олег досадливо поморщился, видя результат действий своего друга, обладавшего феноменальной физической силой, выносливостью и некоторыми другими особенностями организма из-за проведенных над ним в детстве процедур модификации тела. Протянув руку к пострадавшей части судна, чародей сконцентрировался и пропустил по пострадавшей части своего творения немного энергии, заставившей осколки задрожать и словно расплавиться на мгновение, а потом вновь срастись в единое целое. – И вообще, ты не мог сделать что-нибудь, чтобы она не выглядела как творение безумного некроманта?!

– Эй, скажи спасибо, что хоть такую смастерить получилось! Иначе мы бы до сих пор куковали на том крохотном островке, где плюнуть некуда, чтобы в линию прибоя не попасть, – Олега за прошедшие с момента начала плаванья дни критика его творения изрядно успела задолбать. – Я, между прочим, по одной специальности целитель, по другой погонщик големов, а артефакторику, некромантию, пиромантию и прочие магические дисциплины изучал совершенно самостоятельно, в свободное от ведения военных действий время. Если ты забыл, то хочу напомнить, мы с тобой не ученые-исследователи, не богатые бездельники-путешественники и даже не дипломированные маги-аристократы высокого ранга, которых годами натаскивали пользоваться своим даром в разных ситуации и старательно готовили к абсолютно любого рода передрягам. Мы – всего лишь армейское пушечное мясо, которое не подохло на фронтах Четвертой Мировой Войны и чудом выбилось в младшие офицеры!

– Это ты чудом выбился в младшие офицеры, – пробурчал себе под нос Стефан, несколько успокаиваясь. – Я же как был магом-егерем, у которого всех забот пули зачаровывать, по лесу ходить следов не оставляя, да врагам глотки резать, так им и остался. Ну, остался бы, если бы ты не пересадил мне сердце магистра Шапочникова и не перелил полведра его же крови, заполировав их до кучи своей собственной требухой.

– Нет, ну ты совсем больной! О таком не то, что вслух говорить, думать надо лишний раз надо опасаться! – Простонал Олег, с размаху припечатывая ладонь к своему лбу. – Да если кто-нибудь узнает, что мы не просто убили магистра, а еще и за счет него поднялись в ранге, усилив свой дар раза в два, то уничтожат и нас, и наши семьи! На то, что первое вообще-то являлось самозащитой, а второе получилось случайно – всем будет плевать. Не родственники Шапочникова, так его коллеги или иные какие-нибудь могущественные колдуны постараются прикончить слишком много себе позволивших выскочек! Из принципа, чтобы с ними уж точно ничего подобного не произошло!

– Да ладно тебе паранойей страдать, – отмахнулся Стефан. – Кому нас тут подслушивать, посреди открытого моря то? Рыбам?

– Да хоть рыбам, хоть русалкам! Или тритонам, водяным элементалям и прочим разумным обитателям океана, которых в нем плавает не сказать, чтобы мало! – Немедленно последовал жесткий ответ. – Ты еще погромче покричи, что у нас вся лодка чуть ли не по самый нос сокровищами забита: могущественные артефакты, золото, драгоценные камни-накопители, прах высших вампиров, в общем, чего там только нету. Авось с корабля услышат и назад повернут! И, кстати, совсем не факт, что в какой-нибудь волшебной побрякушке, стоимостью больше чем иное село, не спрятаны подслушивающие чары, которые работают прямо сейчас!

– Если бы у нас тут имелся хоть один маячок, то нас бы давно уже кто-нибудь нашел! – Не пожелал сдаваться сибирский татарин. – Тот же архимагистр Савва, когда ему было надо, находил врученный им когда-то жезл из нефрита моментально и либо перетаскивал тебя к себе через половину Сибири, либо отправлял к артефакту кого-нибудь из своих слуг.

– Возможно, тут аномальная зона какая-нибудь. Или перенос при помощи явно нестабильного телепорта за авторством вампиров все настройки посбивал, – для Олега и самого являлось загадкой, почему их еще не нашли. Вернее не их конкретно – кому он и Стефан нужны, кроме друзей и родственников? Но хозяин чуть ли не всего Дальнего Востока просто обязан был узнать, куда пропали два подчиненных ему магистра. Все-таки чародеи шестого ранга на дороге не валяются, волшебников подобной мощи, способных в одиночку разнести вражеский военный корабль или спалить небольшое поселение, даже у шести мировых сверхдержав всего по паре сотен, и они априори входят в число высшей аристократии крупнейших и сильнейших стран планеты. И пусть древний волхв вряд ли сильно обрадовался бы известию, что его люди после победы над вампирами устроили безобразную склоку, в результате которой один магистр холоднокровно прикончил другого, а после оказался добит низшими чинами, но по крайней мере обратно в Россию он бы Олега и Стефана переправил…Если бы не решил спрятать все концы в воду. Да и высших вампиров, которым принадлежала примерно половина сваленных в лодке сокровищ, их клыкастые повелители тоже должны были искать. И уж возможностей для подобного волшебства у нежити из Империи Крови имелось никак не меньше, скорее даже наоборот. Однако вынужденная робинзонада друзей продолжалась уже чуть ли не месяц, и пока никто не торопился её прерывать. – В любом случае – держи язык за зубами. Это сейчас рядом с нами никого лишнего вроде бы нету. А когда появятся, ляпнешь где-нибудь по привычке и все, приплыли…Я, конечно, неплох как целитель, но избирательную амнезию устраивать людям не умею. И неизбирательную, в общем-то, тоже. Но видимо придется научиться, если ты продолжись столь безответственно себя вести, ведь лучше так, чем зачищать свидетелей.

 

Стефан замолк и надулся, по всей видимости, обидевшись. Олег тоже больше ничего не хотел говорить, особенно на столь щекотливую тему. Пусть даже истинные обстоятельства произошедшего на маленьком и наверняка безымянном островке, куда явно нестабильные чары выплюнули высших вампиров и сражавшихся с ними русских и американских чародеев, занимали в его списке секретов всего лишь почетное второе место. Самой главной своей тайной волшебник обоснованно считал тот факт, что его душа является не родной для тела, а попала в него из совсем другого измерения. Причем география его исторической родины и нового дома совпадала процентов на девяносто, а история – максимум на пятьдесят. Причину же данных различий даже искать долго не требовалось, все дело заключалось в магии, которой на привычной Олегу Земле то ли совсем не имелось, то ли просто было как минимум на пару порядков меньше. А в небесах этого мира летали драконы и зачарованные дирижабли, моря помимо кораблей бороздили превосходящие по размерам и огневой мощи любое судно морские чудовища, на кладбищах могла без посторонней помощи вставать из могил нежить, а власть среди людей и нелюдей так или иначе оказывалась сосредоточена в руках волшебников, которые обладали куда большими возможностями, чем простые смертные. Да и век тут шел уже двадцать третий, если считать от рождества Христова.

– Акула! – Олега, с головой ушедшего в собственные мысли, довольно чувствительно пихнули в бок. – Смотри, акула какая! Вокруг нас круги нарезает!

– Ну и? – Сначала не понял чародей причины такого возбуждения его товарища, а потом и сам заметил плавник размером с человека, который обманчиво-неторопливо нарезал круги вокруг сделанной из костей лодки. Точные размеры тела морской хищницы угадывались с трудом, но не приходилось сомневаться: самодельный транспорт ей будет максимум на пару укусов. И даже то, что он не слишком-то питателен, глупую рыбу не остановит. Олег еще в своем родном мире видел по телевизору передачу, в которой рассказывалось о их неразборчивости в пище. Из желудков акул доставали даже пушечные ядра и корабельные якоря! – Ух, ё! Мегаладон, что ли?

Флора и фауна этого мира по сравнению с родиной Олега напоминали пару саблезубых тигров рядом с домашними кошечками, поскольку волшебство принадлежало отнюдь не только людям. Человечество, конечно, властвовало над этой планетой…Но в некоторые регионы отважные первопроходцы забирались исключительно большой толпой при паре пушек. А иначе самозваные цари природы рисковали стать обедом какого-нибудь монстра, чьи предки то ли сбежали из лабораторий древних колдунов, то ли несколько поколений прожили на магическом источнике. В море же ситуация была и того хуже, большинство кораблей предпочитали плавать исключительно вдоль берега, а океанские маршруты старались прокладывать исключительно по мелководью в пару сотен метров глубиной. Уж лучше крюк в сотню километров и возможность сесть на мель, чем встреча с каким-нибудь глубинным ужасом вроде кракена или левиафана. Акула, пусть даже очень большая, находилась отнюдь не на вершине пищевой цепи открытого моря и на фоне наиболее ужасных чудовищ данного измерения выглядела всего лишь безобидной рыбешкой…Однако парочке горе-мореплавателей и её могло хватить, чтобы отправиться на дно.

– Мегало…Что? – Переспросил Стефан, провожая движения огромной хищной рыбы стволом крупнокалиберного ружья, в дуло которого мог пролезть человеческий кулак. Патроны ему были под стать: каждый размером как три-четыре пальца…Первоначальным хозяином данной винтовки являлся кто-то из ныне покойных американских боевых магов, и отстреливать из неё предполагалось не людей, а вампиров. То есть цели практически поголовно бронированные на высшем уровне и способные выдержать все, кроме отрывания этой самой головы. Впрочем, чтобы регенерировать в своем теле дыру размером с обеденную тарелку или прирастить на место оторванную конечность даже кровососам требовалось немного времени, которое им в бою старались не давать. – Это по латыни?

– Кажется, да. Большой зуб в переводе…Или большая белая акула…Я уже и сам забыл, если честно, – с каждой секундой Олег все больше и больше убеждался в том, что лодка чем-то приглянулась хищной рыбе, а следовательно проблему надо было решать радикально. И, желательно, одним ударом. Иначе акула уйдет на глубину и если она обозлится, то защищать днище судна от её атак может оказаться проблематично. Надеяться на малую разумность рыбины и неспособность столь примитивного мозга к составлению грамотных планов было слишком рискованно. Чересчур многие монстры этого мира демонстрировали противоестественный уровень живучести, интеллекта и ненависти к людям. – Так, сейчас огоньком вжарю, подстрахуй меня.

– Ты уверен? – Слегка заколебался Стефан. – Все-таки пули у меня только серебряные, нормальных боеприпасов на войну с нежитью владелец оружия с собой не взял, а другие к ней не подходят…

– Ну, так и взял бы в руки какое-нибудь другое ружье, а не эту дурынду крупнокалиберную, из которой бронетехнику отстреливать можно! – Вспылил чародей, и расставил в стороны руки, готовясь создавать боевое заклинание. Между его ладонями загорелась яркая огненная искра, принявшаяся стремительно увеличиваться в диаметре. Всего за пару секунд созданное волей волшебника пламя раздулось в потрескивающий ком, похожий на маленькое солнце и чародей столкнулся с довольно неожиданной для него проблемой. Жара он не чувствовал, поскольку тот надежно удерживался до поры до времени внутри ограничивающей буйство стихии сферы, но прицелиться в акулу теперь не мог, поскольку практически все поле зрения сотворенный им файербол безжалостно слепил единственный работающий глаз.

– Я готов! – Обрадовал его Стефан, видимо успевший слазить в крытую часть их лодки и заменить вампиробойное ружье каким-то другим трофеем. Благо с собой вынужденные мореплаватели везли целый арсенал, пусть даже и состоящий по большей части из холодного, либо магического оружия. И часть его брать в руки опасались, поскольку наиболее могущественные артефакты практически всегда обладали привязкой к владельцу. Если в руках вора или победителя они просто не работали, то ему еще повезло, ведь зачастую подобные предметы снабжали охранными системами, способными обеспечить несанкционированному пользователю смерть быструю, но мучительную. – На счет три?

– Планы поменялись, я из-за всего этого пламени цель не вижу, а если начну ужимать файербол, то он может потерять стабильность и прямо тут рвануть, – вынужденно признался Олег, стыдясь собственной оплошности. Огненные шары, по праву считались одним из наиболее простых и вместе с тем универсальных боевых заклинаний, а потому широко применялись по всему миру. И создавать подобные он умел давно. Но раньше чародею даже при использовании накопителей не хватало энергии на то, чтобы сделать свои заклинания достаточно мощными для появления подобных побочных эффектов. – Бить буду строго по прямой, говори куда целиться.

– Ага, – мгновенно сориентировался Стефан, который неоднократно наводил пушки «на глазок», поскольку в армии Российской Империи до сих пор зачастую использовались примитивнейшие дульнозарядные орудия, напрочь лишенные каких-либо прицельных приспособлений. Да и частники, что победнее, обычно использовали их же, купив тяжелое вооружение прямо с военных складов. Впрочем, по части высоких технологий данный мир от родины Олега заметно отставал почти по всем областям. – Выше на девять градусов, чуть левее…Давай!

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22 
Рейтинг@Mail.ru