Звездные флибустьеры

Владимир Лещенко
Звездные флибустьеры

Глава 5. Перемена участи

Несколько недель спустя.

Коммуникатор зазвонил как раз тогда, когда он умывался. Антон растерянно стоял в ванной, и вода капала с рук на яркие изразцы пола. Он подождал, пока сработает автоответчик.

– Антон, я знаю, что ты меня слышишь, – зазвучал голос Нур. – Ответь мне.

Обтерев руки о футболку, он прошлепал в комнату.

– Нур, куда ты пропадала? – полюбопытствовал он. С момента их последней встречи прошло уже дней девять – и редкость этих свиданий его надо сказать угнетала.

– По делам, – сказала Нур, – но сейчас я не об этом.

– Не могла бы ты…

– Помолчи, – прервала она его. Значит так – слушай меня внимательно: господин Александер вспомнил о своей игрушке, и очень скоро яхта отправляется в круиз по Системе. Нам не хватает матроса, и я подумала…

– Нур, подожди минутку.

– Что?

– Я ничего не понимаю в космоплавании, и вообще не собирался никуда улетать.

В коммуникаторе запищали помехи – сейчас как раз был пик летних магнитных бурь.

– Алло?

– Антон! – наконец прорезалась Нур.

Антон ничего не ответил.

– Ты жаловался, что твоя жизнь идет невесть куда, – пристыдила его Нур. – Я чувствую это даже на расстоянии. Ты сидишь и жалеешь себя, пока разъедает твои внутренности. Поэтому тебе необходимо слетать в космос.

– Это просто смешно, – заявил Антон, однако в его голосе прозвучали нотки сомнения.

– Может быть, – ничуть не смутилась Нур, – но разговор не об этом. У тебя есть какие-то профессиональные удостоверения: ну там техника, строителя – в смысле человека, который что-то может делать руками? Хотя бы права на флайт?

– Это зачем? – осведомился Антон.

– На их основе тебе выдадут лицензию матроса каботажа. Вообще-то существует что-то вроде экзамена, но мы сможем увильнуть от него. У меня есть связи в Союзе Космонаров.

– Нур…

– Так есть или нет?

– Ну это… помощника техника энергохозяйства на плавучем заводе разве что… И еще карточка оператора связи в нацгвардии… – с некоторой растерянностью сообщил Скиров.

– Этого вполне хватит, – довольно ответила Нур. Значит, встретимся в полдень в холле Союза. Он, кстати, в двух кварталах от твоей замечательной фирмы. Я займусь бумажной волокитой, тебе придется только все подписать и внести деньги.

Антон закрыл глаза и представил Нур в тусклом освещении рубки, на фоне черной пустоты за бронестеклом блистера.

Увидел стоящий над низким лунным горизонтом исполинский сине зеленый серп Иштар. Лишь томительное ожидание несчастья вернуло его к реальности.

– Нет, Нур, я не могу… так – выдавил он. Так сразу!

– Почему? – В ее голосе слышалось разочарование.

– Просто не могу.

– Послушай, тебе нравится твое нынешнее положение? Ты доволен своей жизнью? По моему… По моему нет. Или я не права?

– Это так но… очень многое удерживает меня здесь.

– Например?

– Я не хочу объясняться с тобой в семь утра.

– Ну, ну, Антон… Ты ведь еще не знаешь – что тебе предлагают. Ты вообще знаешь – кто такой Эбрэхэм Александер?

– Смеешься? Это же великий гроссмейстер слияний и поглощений!

– Ага. И с этого дня – твой работодатель. Он планирует пролететь от Иштар до Нергала, затем вернутся напрямую через всю внутреннюю часть системы, сделать пару остановок на станциях и астероидах. На все про все – три месяца. Когда мы достигнем Мардука – а это случится в начале осени, на твой счет ляжет двадцать пять тысяч. А когда мы вернемся, то тебе отвалят еще двадцать пять тысяч. Итого пятьдесят тысяч квотеров на всем готовом. Чертовски неплохо для рядового матроса по-моему??

Антон застыл с открытым ртом.

– Думаю... эээ вполне приемлемо… Только как быть с моей квартирой, с барахлом, со счетами? – осведомился он.

– Не волнуйся – этим займется Хорди. К ней постоянно наведываются ведьмочки, проходящие стажировку. Так что твоя квартира будет сдана внаем в течение недели.

– Я согласен, – упавшим голосом сообщил он, потому что больше возразить было нечего.

– Тогда жду…

Отключившись, он пошел на кухню и съел завтрак. Тщательно пережевав пищу, он оделся в рубаху и штаны цвета хаки, повязал яркий шейный платок и белые туфли и покинул своё обиталище.

* * *

Все, что происходило дальше, казалось Антону ирреальным. Он будто видел сон – про парня по имени Антон Скиров, вдруг отказавшемся от привычных поездок на монорельсе и сидения в офисе и решившего лететь в космос. Но скоро он очнется от этого сна и очутится в своем офисе у компьютерного терминала с озабоченной Марго на втором плане. Но сон не проходил, наоборот, развивался по восходящей.

Встреча с Нур, затем возвращение в квартиру, торопливое укладывание барахла в сейф-кладовую, появление в дверях симпатичной блондинки неплохих форм, обмен сестринскими поцелуями в щечку между ей и Нур, и заверения Антона в том что его квартира будет возвращена ему в целости и порядке. Наконец – посещение пресловутого союза космонаров – где он поставил, по архаичному порядку подпись под какими-то бумагами.

То, что все происходит в реальности, дошло до сознания Антона, когда он увидел истертые ступени лестницы профсоюза космонаров. Антон почувствовал, как от подступившей растерянности у него кружится голова, и даже сел на ступеньку. Нур, понимающе посмотрела на него:

– Сомневаешься??

Он пожал плечами. Здание Союза возвышалось позади них как один из древних клановых замков Сигайской степи, что ныне стоят пустые и заброшенные, и лишь ветер гуляет в разрушающихся залах.

Из ниш на фасаде, напоминающих врата в бездну, выглядывали бронзовые статуи великих космонаров прошлого. Прямо напротив него торчала маленькая азиатка в скафандре.

«Йоко Мичи» – прочел он надпись, смутно пытаясь припомнить – где он мог слышать это вроде бы знакомое имя. Но так и не вспомнил – кто это такая.

Нур вздохнула, сняла с плеча сумку и села на камень лестницы рядом с Антоном.

– Ну чего ты? Все тип-топ, – сообщила она, сунув ему пластиковую голографическую карту. – Единственное, что тебе осталось сделать, – это поднятся на борт корабля – и космос твой.

Он прочел надпись на карте:

«Скиров Антон, космонар второго разряда, «Звезда судьбы“, Иштар.»

– Объясни мне одну вещь, – попросил Антон, собираясь с мыслями. – Почему именно я?

Нур посмотрела на него сквозь темные очки и отвернулась.

– А ты не понимаешь?

– Любовь? – в вопросе прозвучала невольная ирония, хотя он ничего такого в него не вкладывал.

– А ты не веришь в любовь? Мне казалось что бизнес еще не успел тебя испортить… – ответила она негромко, и с оттенком легкой печали.

– Я… прости, Нур. Я тоже… – слова «Люблю тебя» он так и не решился выговорить. Слишком уж неожиданной была эта мысль и это чувство.

– Ну, в общем, скажем так: ты мне понравился сразу, едва появился в салоне со своим дурацким выражением лица, – продолжила Нур. Я еще подумала – «Какой он милый и забавный!» Ты казался таким потерянным. Именно поэтому я решила увезти тебя отсюда.

Антон опустил голову и некоторое время хранил молчание.

– Ты меня так мало знаешь...

– Не беспокойся! У нас будет предостаточно времени, чтобы узнать друг друга.

Антон завернул в интеллект – сервис-центр, и принялся заполнять купленный тут же лучший флеш-декс. Нур, сложив руки крест-накрест, с недоумением пожала плечами.

– Лишний вес, – сказала она, когда Антон сунул пластинку информ-носителя в сумку.

– Да ладно – аж сто граммов. – Я не смогу обходиться без чтения!

– Думаешь, у тебя будет время читать? Да стоит мне заметить, что ты сидишь за книгой, как я тут же пошлю тебя полировать обшивку, – она рассмеялась. Пойдем, посидим где-нибудь напоследок.

Вечереющее небо было зеленовато-золотистым. На набережную обрушивались высокие волны, заливая старинную брусчатую мостовую: сошедшиеся вместе луны поднимали высокие приливы. На горизонте Антон заметил силуэт ролкера видимо идущего со стороны Сен-Иственских подводных рудников.

Антон прислушался к себе, ожидая какого-нибудь знака, или предчувствия беды. Но предчувствия его молчали, и он прогнал все мрачные мысли – в конце концов, человек принявший решение не должен колебаться.

В баре где они обосновались несколько неохиппи у металлической стойки пили мате и курили сигареты – не табачные. Среди них выделялась девушка с лиловыми волосами, напоминавшая персонаж из какого-то сериала – какого: он никак не мог вспомнить.

Официант оказался длинным костлявым танорцем с лицом священника. Он, похоже, смутился, когда они заказали тушеных устрицы, поскольку в «Элькано, известном блюдами из даров моря, предпочитали рыбу или креветок. Ресторан был местной достопримечательностью.

Тут собирались обычно молодые люди, недовольные жизнью – их тянуло к соленому ветру, странной атмосфере свободы, туманным надеждам и красивым татуированным женщинами – ко всему этому они убегали от беспросветной жизни в городских кварталах. Хотя современная жизнь безжалостна и прагматична, «Элькано» каким-то образом удавалось сохранять романтическую атмосферу. На табуретках у стойки бара расселись юнцы, корчащие из себя богему, а может к ней принадлежавшие. Девушка с сине-красными волосами, причудливо извиваясь, исполняла какой-то танец, ей хлопками аккомпанировала парочка молодчиков с дюжиной серег в ушах.

Нур попросила минеральной воды и принялась смаковать её мелкими глотками.

Некоторое время они сидели молча. Темнота сгущалась, но на западе, у самого горизонта, еще виднелась полоска света.

Из дверей вышла полосатая кошка, и удивленно посмотрела на Антона – как же ты мол так, куда тебя черти несут??

– Я и в самом деле решился, – сказал он не столько Нур, сколько кошке.

Нур улыбнулась:

– Ну вот видишь! Ты решился хоть на что-то и это уже славно!

 

Антон собрался с духом.

– Нур, есть еще кое-что…

Нур сдвинула брови.

– Кое-что или кое-кто? – понимающе протянула она.

– Ты угадала, – бросил Скиров.

– Помолвка?

Антон торопливо помотал головой.

– Тогда что? Подружка?

– Вот уже два года.

– Хреново... – она казалось совсем его не упрекала – просто констатировала факт.

– Но последнее время наши отношения последнее время пошли куда-то не туда...

– Не объясняй ничего. Тебе, пожалуй, нужно связаться с ней и всё объяснить. Я подожду.

Антон отошел к дверям.

Он позвонил Маргарет, но нарвался на автоответчик. Ушла куда-нибудь или спит? Он посмотрел – не оставила ли Марго ему сообщение, но увы – не было ничего.

Коммуникатор прогудел пять раз, шесть… То ли Маргарет его забросила в номере то ли вообще перевела Антона в игнор. Антон собрался было дать отбой: «В конце концов, можно послать сообщение уже с орбиты – или со станции.

Запирсингованный молодчик заиграл на губной гармошке, и лилововолосая девушка запела (вернее даже заверещала) на умопомрачительно высоких нотах.

Плюнув на связь, он решил отправить Маргарет звуковое письмо на ящик. Пара переключений на сенс-панели коммуникатора, и его новенький "Уроборос" вошел в нужный режим.

Выдержав паузу секунд в пять (Антон не знал, с чего начать) он выпалил одним духом:

– Марго, я уезжаю. Наши отношения дали трещину. Мы оба знаем об этом. В моей жизни сейчас нет ничего такого, что делало бы меня счастливым. Мы ссоримся, мы миримся. Все время одно и то же. Я задыхаюсь от этой жизни. Извини, так получилось. У меня просто нет времени на то, чтобы сказать тебе это при встрече. Я покидаю Иштар через пару часов. Все. Надеюсь, увидимся. Может разлука пойдет на пользу нашим отношениям. Он отправил письмо и вырубил устройство.

Нур окинула Антона долгим оценивающим взглядом.

– Ну что – вижу, дело сделано? – спросила она, когда он сел. Антон грустно кивнул.

– Эй, Тони, – сказала Нур и сильно сжала ему плечо ладонью. Затем она привлекла его к себе и крепко поцеловала в губы. Он обнял её, почувствовав сквозь натянувшуюся кофточку тугие груди. Через минуту Нур отстранилась, слегка дрожа...

– Не надо, – сказала она. – Не сейчас.

– Почему это? – возмутился Антон.

– По двум причинам. Во-первых, если мы сунем местному вышибале десятку, он конечно пустит нас в подсобку, но заниматься любовью в сапогах мне не так чтобы нравится. Во-вторых, и это важнее, – нам нужно притворяться, будто мы незнакомы. Так я сказала капитану «Звезды судьбы». Кстати, старого перечника зовут Кёрл Эрангеквист и на полетах он съел не то что собаку, а целую псарню. Если обнаружится, что мы любовники, он чего доброго сразу спишет тебя.

– Он что: идиот или гомик? Или по совместительству еще и аббат Братьев Чистоты? – раздраженно осведомился Антон.

– Ничуть. Он просто против постоянных пар на кораблях – старая школа. Девушки должны быть свободными и за время рейса переходить из одной каюты в другую по возможности чаще. Так что нам следует притворяться пока мы не стартуем.

– А когда?

Нур не ответила. Она еще раз поцеловала Антона и взяла бутылку.

– Давай еще по бокалу и пошли! – сказала она. Мы должны быть на борту «Звезде судьбы» сегодня в полночь. Так что вперед – тем более да астропорта на монорельсе пилить почти час!

Хроника вторая. Космонар

Глава 6. Корабль для дураков

Добро пожаловать за край, холодных скучных дней…

Алексей Горшенев


«Звезда судьбы – в нео-астрологии – ключевая звезда, чье положение определяет наиболее важный момент жизни индивидуума, и тем самым – всю его жизнь»

Словарь-справочник современного оккультизма. Иштар. Эридан-Сити Год от Первой Высадки 1503

...Бледные призрачные огни метались вдоль берега реки, покрытого ночными безмолвными джунглями. Они были бессильны рассеять кромешную тьму.

Глубокая тишина струилась отовсюду, одновременно знакомая и необычная. Там, во мраке чудилось (или что вернее чувствовалось) неопределенное движение, словно облака мрака то сгущались то рассеивались, одновременно выполняя странный и зловещий танец...

Вдруг из ниоткуда раздался визг, полная луна на черном небе становится красной, река начинает бурлить и пениться, и нечто древнее и жуткое всплывает на ее поверхность, неся с собой что-то по настоящему ужасное…

Антон проснулся от внезапного удушья, простыня насквозь промокла от пота.

Да, возможно так и умирают во сне. От удушья, которое приснилось, или – кто знает? – от меча, которым персонаж твоего сна пронзает твое сердце.

Это не космос ли так на него действует? Он ведь сейчас на орбите Иштар в трехстах милях над ее поверхности.

Он улетел с надежной тверди, и до конца сам не понимает – почему? Не хотелось расставаться с красивой молодой и желанной (невероятно желанной!) женщиной? Или потому, что ему надоела обыденщина? Или есть другие причины? А может это то самое, о чем говорила ему мама незадолго перед гибелью? То, что сделало ее одной из самых удачливых в своем ремесле, но не спасло от смерти?

Но почему-то он не сомневался в верности решения.

Антон покинул крошечную каютку, и поднялся на пятую палубу. В большой иллюминатор была видна Иштар. Сейчас под ними проплывал континент, над которым стояло зарево городских огней. Антон подумал об освещенных для ночных игр бейсбольных площадках, о переполненных барах, о колоннах машин на шоссе в час пик и флайтах вьющихся в темном небе, о Маргарет, спящей в одиночестве... Всё это он оставлял позади.

Уже сутки как он матрос на яхте бизнес-магната.

…Сутки с лишним назад небольшой спейсер стартовал с одной из коммерческих площадок аэрокосмического комплекса Уэст-Хилл. Машина фирмы "Райс", класса "малютка" весом всего тридцать с небольшим тонн, экипажем из двух человек и самой минимальной грузоподъемностью.

У машины даже не было реактора – по сути это был увеличенный в размерах флайт, ресурса которого хватало лишь на прыжок к орбите.

К стартовому терминалу полицейские пропустили их без лишних вопросов увидев их карточки.

Признаться, Антон думал что они попадут прямиком на яхту, но Нур сообщила что хотя "Звезда судьбы" и способна сесть на планету, на этот раз стартуют они с орбиты.

Не прошло и десяти минут после того как они покинули вагон монора, как Скиров уже расположился в уютном как будто специально подогнанном под его фигуру кресле – рядом со своей спутницей.

Он еще раз оглядел свою спутницу. В дешевых шортах и блузке, и при этом в дорогих сапогах, со стандартным кофром вмещающих стандартные двенадцать килограммов личных вещей, положенных рядовому космонару Нур смотрелась как-то по особому романтично.

Кабина пилотов была рядом, и сквозь прозрачное кварцевое бронестекло были хорошо видны оба пилота – в одинаковых синих комбинезонах – один в виртшлеме а другой без – как полагалось по инструкции.

Пассажиров кроме них было немного.

Угрюмый танорец с физиономией профессионального боксера – но со значком Гильдии навигаторов. Два офицера полиции – вероятно с каким-то заданием покидающие родную твердь.

Степенные научные работники из какого то астрономического или астрофизического научного общества – он не разглядел что именно было на логотипах их багажа.

Пара – пожалуй все-таки пара женщин – коротко стриженных, худых и чем-то похожих.

И еще более неуместной выглядевший тут гламурный тип – продюсер или просто богемный хмырь. Вот и всё. Смутно Антон припомнил – его фирма вообще-то космической техникой почти не торговала – что серия "малютка" считалась не очень удачной, и если бы не отсутствие реакторов, и соответственно не большая безопасность и простота обслуживания – давно бы ей быть снятой с производства.

Полет продлился час с небольшим, и к моменту когда "Райс" оказался у клещей причальных захватов орбитального поселения, красная полоса индикатора услужливо размещенная над кабиной пилотов уползла далеко вправо, сообщая что истрачено 91% процент заряда (так что Антон уже начал волноваться).

Изредка перебрасываясь словами они покинули челнок.

Станция "Гор" была громадной. Помимо садов, беговых дорожек, здесь было немало мест, которые стоило посетить и которые были предназначены для отдыха туристов.

Они поднялись на верхний балкон центрального зала станции, и перекусили в крошечном кафетерии. Он заказал фирменный ленч – спинки крабоногов и побеги фасоли, завернутые в блинчик, а Нур попросила стакан вина и салат из криля.

Ожидая официанта, они сидели молча, будто незнакомые.

А затем спустились вниз, в переходы и тоннели причальных служб станции.

Охранники в темно-рыжих комбинезонах с синими нашивками без звука пропустили их.

Пройдя низким, но широким коридором, металлические стены которого покрывала синяя эмаль, они вышли к воротам терминала № 20-117, где их встретили.

Высокий, одетый в белую куртку и широченные синие штаны, лет тридцати с небольшим тип, шею которого украшал пурпурный шарф а талию – такой же пояс.

Худой жилистый арвиец неопределенного возраста. Невысокий крепыш в форме, на взгляд Антона толстоватый для космонара.

И интеллигентного вида чернокожий в дорогой пиджачной паре.

Они похоже знали Нур, ибо приветствовали её вежливо но в то же время небрежно – как старого знакомого.

Она кивнула, и представила им Антона.

Арвиец оказался коком по имени Сайяд Куби, высокий и крепыш были соответственно пилотом и бортинженером, – по имени Вильям Уорден и Джозеф Гордон, а темнокожий – корабельным врачом Патриком Н'Губи.

Знакомясь с товарищами по команде, Антон не забывал разглядывать висевший за иллюминатором на гофрированном переходнике корабль – яхту миллиардера Александера, на которой он служит с сегодняшнего дня. (Ну и ну!)

– Любуетесь, матрос? – осведомилась Нур, изображая строгого начальника. Да – корабль этот хоть куда! Двести сорок футов, пятнадцать жилых палуб – апартаменты люкс, одноместные каюты для команды, бассейн отделанный золотом и мрамором. Пневматические лифты. Настоящий дворец, черт возьми! У твоего старого босса такой никогда не будет!

– Чем больше комфорта, тем лучше, – примирительно пожал плечами Антон изучая сплющенный сверху и снизу конус корпуса с блестящим блестящей бриллиантом наверху – "фонарём" рубки.

– Это как я понимаю – бывшая военная машина? – деловито спросил Антон.

– Нет, конечно, – махнул рукой пилот. «Звезда судьбы» – гражданское судно индивидуальной постройки, хотя не отрицаю – при этом конечно за основу был взят дальний скаут нордийской разработки.

Правда – вооружение тоже имеется – он указал на заслонку, напоминающую сплющенную раковину ближе к корме. Там скорострельная электромагнитная пушка – а с другой стороны еще одна.

– Пушка? Вооружение? – удивленно переспросил Антон.

– Противометеоритное, – небрежно уточнила Нур, многозначительно подмигнув.

А затем вытащив коммуникатор нажала сенсорную панель.

– Эрангеквист на связи! – прохрипела машинка, видимо умышленно переключенная на режим громкой связи.

– Капитан, докладывает квартирмейстер – экипаж готов подняться на борт.

– Подняться на борт разрешаю...

– Ну что – пошли? – бросила она, пряча коммуникатор. Экипажу – занять свои места!

– Эй, мистер! Почему вы не спите?

Антон очнувшись от воспоминаний, быстро повернулся и увидел перед собой худого приземистого немолодого человека. Морщинистое лицо, седая борода, строгий китель.

Кэп Эрангеквист собственной персоной.

– Эй – я вас спрашиваю, мистер младший матрос! – капитан угрожающе надвинулся на Антона. – Согласно уставу вы обязаны отвечать.

Антон вдруг вспомнил что почти голый – нем были лишь трусы в горошек и шлепанцы.

– Вы первый раз в рейсе? – смягчившись, осведомился капитан.

– Да, сэр!

– Вас нашла, насколько я помню, лично Нур Сидри под свое поручительство?

– Да, сэр.

– Вы ее хорошо знаете?

– Ээ – не очень, сэр.

Капитан огладил бороду:

– Не знаю – какая тайса ее укусила, но по крайней мере, вы никак не тянете на ее любовника, и это плюс. Тем более, эта девочка – прирожденный космонар, одна из из тех немногих женщин, что могут называться таковыми по праву. Надеюсь, она знала что делала!

– Я тоже очень надеюсь, сэр.

– Конечно, ваши данные оставляют желать лучшего…

– Да, сэр.

Капитан опять тронул бороду:

– Вы другие слова знаете?

 

– Да сэр, – Антон совсем растерялся.

– Ладно, раз уж вы не спите, – вдруг задумался капитан, – в конце концов чему может это повредить? Идемте.

Спустя минуту лифт вынес их к пилотажной рубке – огромному кварцолитовому пузырю, расположенной в самой оконечности судна.

Два кресла с джойстик-перчатками, аварийный ручной штурвал, запломбированный и закрепленный тремя стопорами, умопомрачительное количество светящихся индикаторов на монитор-пультах, бьющие в глаза разноцветием цифровых данных.

– Садитесь, матрос. Не бойтесь, покровительственно усмехнулся Эрангеквист, – пока у вас нет ключ-браслета, вся эта техника безопасна. Он продемонстрировал охваченное полоской металлизированного пластика костистое запястье.

Капитан извлек из кармана деревянную коробочку. Внутри Антон увидел полдюжины ароматных сигар толщиной в палец, каждая в стеклянном футляре и опечатанная настоящим сургучом.

– А сигара-то из акии, – вдруг улыбнулся в бороду Эрангеквист. На Синих Лунах или на Кваззо – тюрьма, – сообщил капитан.

Он вынул сигару, осторожно развернул ее, откусил кончик и прикурил от плазменной зажигалки, потом угостил Антона. Некоторое время оба курили, откинувшись назад и наблюдая за тем, как автоматическая воздухоочистка втягивает ароматный дымок.

– Нет ничего лучше хорошей сигары, – заговорил наконец капитан. – Все прочее либо не нравится сразу, либо надоедает со временем – работа, игры, драки и даже... – он усмехнулся – даже женщины. Но есть кое-что, никогда не приедающееся – например хорошая сигара.

– Когда я буду окончательно списан с кораблей – а случится это очень скоро, то из всех радостей жизни у меня только и останутся что добрая сигара да воспоминания о полётах.

– Сэр, вы потомственный космонар?

– Увы, – ответил Эрангеквист. – Несколько поколений муниципальных чиновников. Я первый за сто пятьдесят лет нарушил традицию.

Мой папаша был ответственным за коммунальное хозяйство нашего городка, и по совместительству – дьяконом городского собора. И порядок дома у него был получше, чем и там и там. Так что я этого не выдержал, и когда мне исполнилось семнадцать, сбежал в стажеры на фаньянский дальнорейсовик…

Тем временем край диска планеты осветился пурпуром, а потом на миг в глаза им ударило солнце – после чего фильтрующие диафрагмы неслышными лепестками выскочили из пазов, погрузив рубку в дымчатый полумрак. На штурманском пульте три раза вспыхнуло и погасло табло. Капитан в отчаянии воздел руки:

– Безмозглые компьютеры! Сообщают, что мы сделали полный оборот вокруг Иштар – будто я сам не знаю. – Он привстал, что-то переключил и опять обратился к Антону. – Вам лучше спуститься вниз. Поспите немного. Скоро мы стартуем.

– Позвольте, капитан, – пролепетал Антон. А разве мы не должны дождаться хозяина?

– Спать надо меньше, – сурово, но со скрытой усмешкой в глазах изрек Эрангеквист, словно не предлагал Антону только что продолжить это занятие. Господин Александер прибыл на яхту два часа назад. Наш босс – человек, который не одобряет шума и суеты. Большие деньги любят тишину – так-то!

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26 
Рейтинг@Mail.ru