Звездные флибустьеры

Владимир Лещенко
Звездные флибустьеры

Некстати Антону вспомнился сериал "Реггана", где юная бедная фермерша продает свою яйцеклетку, а двадцать лет спустя узнает в миллиардерской наследнице – героине светской хроники – себя в молодости; и начинает искать встречи с дочерью, из чего проистекали приключения и несчастья на сто двадцать серий.

Сошли они после двух переходов, так что Антон, несмотря на свое знание монора, никак не мог определить – в каком месте агломерации они находятся, увидев лишь незнакомое название платформы – «Сити-Ленд».

Пройдя метров сто они оказались перед здоровенным обшарпанным куполом, напоминавшем акварапарк – как их строили лет сорок назад.

Вывеска гласила – "Центр спортивных поединков "Лакримоза"

Нур сунула пару монет в кассу у входа. Миновав ворота, она и Антон попали в здание. Над головой сияли диодные лампы. В воздухе стояли запахи сигарет, перегара и мускусный дух непонятной живности. Антон оглядел собравшихся – мрачных личностей в рубашках с короткими рукавами и круглых шапочках, юнцов с собранными в перевитые нитями бус косички прическами и их спутниц в лосинах и куцых кожаных курточках, небрежно наброшенных на плечи. Сомнительных типов жующих сэндвичи и одновременно ухитрявшихся что-то передавать через коммуникатор – одним пальцам порхая по сенс-панели. Скудно одетых юных девушек-танорок вьющихся около них – судя по всему начинающих проституток.

– Ты когда-нибудь бывал здесь?

– Нет.

– И как оно тебе?

– Не слишком-то. Притончик так себе...

– Перестань, – одернула его Нур. Снобизм тебе не идет. Надо быть проще и принимать жизнь такой, какая она есть.

– Ладно, – смутился Антон. – А зачем мы тут?

Нур пожала плечами.

– Зачем люди ходят на бои? Потешить душу азартом, ну и выиграть немного денег. – Я собираюсь расплатиться с тобой за чудесную поездку, – сказала она и повела его к застекленной трибуне.

В баре сидели два старика, и курили сигары. Монитор над стойкой показывал бои для тех игроков, которым было лень оторвать задницы от стульев.

Антон занял столик, а Нур пошла к стойке. Вернулась она с программой состязаний и двумя пинтами темного пива в литых стеклянных кружках.

Антон пригубил зелье и еле-еле удержался от брезгливой гримасы. Оно напомнило ему об университетских годах. Вернее, о пьяных поездках за город в набитых битком машинах; о пустых банках от пива, катающихся по полу под задним сиденьем, и трусливо-похотливом лапаньи повизгивающих подружек по кустам.

Нур подвинула к нему программку боев:

– Поторопись – осталось три боя, у нас есть минут десять, чтобы сделать ставки. Ты выбери ящерок, а я заплачу. Выигрыш – в твою пользу. Будем надеяться, что уйдем отсюда с достаточным количеством денег на мелкие расходы. Ну, давай развлечемся, – капризно надула она губки.

Антон взял программку и посмотрел на цветные головрезки. В голове уже начинало бродить выпитое пиво, и он еле-еле сосредоточился на кличках трилапов: Владычица Смерти, Дикий ветер, Черная Линия, Сумасшедшая Богиня.

– Надо же – бои трилапов. Моя мать бы оттаскала меня за уши, – подумал он вслух.

– Не думай об этом, – посоветовала Нур. Что тут особенного? Просто играй – и выиграешь – она улыбнулась, и ее улыбка показалась Антону многозначительной и слегка зловещей – такой ему раньше видеть не доводилось.

– Когда речь идет, например, о борцах без правил, – заметил Антон, снова глянув в программку, – то еще можно чего сказать. В данном случае перед нами безмозглые твари, капризные и непредсказуемые как сто чертей…

«Твари безмозглые»! – прорычал один из старых игроков. Да у наших жабочек мозгов будет больше чем у некоторых сопляков!

– Слыхала мнение настоящего игрока? – подзадорила его Нур.

– Я-то не игрок, – возразил Антон, – меня это не касается. И вдруг почувствовал, как что-то в нем перевернулось – в конце концов, почем бы не сыграть, раз дама просит? Тем более говорят что новичкам везёт. Он выбрал Владычицу Смерти, интуитивно решив, что она победит.

Нур сделала ставки в последний момент, и они отправились в зал, оставив наполовину допитое пиво.

– А вот и наши попрыгунчики, – объявил рефери, указывая на трилапов, сидевших в забранных решетками ячейках по периметру арены, шипевших и подвывавших в предвкушении драки. Прогремел гонг, ячейки открылись, и трилапы рванули к центру арены, сминая друг друга. Перемешалось все: буро-зеленые пятнистые шкуры, многосуставчатые конечности, треугольные головы и поднятый в воздух песок.

Зрители вопили, взвизгивали, выкрикивали что то несуразное, размахивали билетами и самодельными плакатиками с именами любимцев...

Слышалось только:

– Разорви его, Дубина!

– Вырви ей гляделки, Веселая!

– Прикончи!

– Раздави!..

– Врежь ей, твари чешуйчатой!

– Выпусти кишки жабе!

А потом внезапно все кончилось.

На изрытом, забрызганном сине-лиловой кровью песке среди поверженных, валяющихся на спинах трилапов горделиво возвышался один, на брюхе которого была намалевана цифра семь. Победительница твердо стояла на двух лапах, воздев кверху третью, украшенную длинными полупрозрачными когтями, способными царапать стекло.

– Победила Владычица Смерти, – объявил голос из динамиков.

Нур одобрительно хлопнула его по плечу и убежала за выигрышем.

Она вернулась улыбаясь и вручила Антону пачку шестиквотеровых купюр.

– Поставила двадцать, – сообщила она, – выигрыш тридцать к одному. Мало кто ставил на Владычицу.

– Новичкам всегда везет, – пожал плечами Антон, пытаясь выглядеть равнодушным, но удивление с лица согнать не сумел.

Страсть играть вновь и выигрывать нарастала в нем почти физически, так что щемило под ложечкой а во рту вдруг появился медный привкус.

– Давай уйдем отсюда, – предложил он тем не менее. – Я знаю случаи, когда вот так начав, люди останавливались только оставшись без штанов – причем в самом прямом смысле.

Нур положила ему руку на плечо. В отсветах ламп ее глаза блестели, как самоцветы редкостной огранки.

– Последний бой, – сказала она серьезно и спокойно. – Сделай это для меня. Пожалуйста.

Он наобум перечислил клички:

– Царица Змей, Эсмеральда и Леонарда.

– Спасибо!

Улыбнувшись, она продолжала сидеть, не снимая руки с его плеча. И рука эта казалась ему восхитительно крепкой и горячей.

Впрочем, идиллию испортило воспоминание из светской хроники примерно полугодичной давности. Тогда знаменитая блондинка Элис Колтон во второразрядном казино впав в азарт, проиграла последовательно всю наличность, роскошный байк индивидуальной сборки, вечернее платье от Ункоро – лучшего модельера Иштар, украшения и наконец – свой знаменитый пирсинг с бриллиантами и фламиниттами, и была вышвырнута вон когда громогласно начала предлагать своё тело в качестве ставки.

Сирена сообщила об окончании боев, и он поднял глаза на табло. Да так и обмер – его трилапы одержали победу – все трое. Стало быть выигрыш составил семьдесят к одному при двадцатиквотеровой ставке.

По случаю шальных денег, для возвращения в город Нур наняла самое роскошное из стоявших у "Лакримозы" такси. Это был уже неновый «компаунд-арк», длинный, как спасательный катер, чей бампер был украшен стразами, а место водителя отделялось толстым стеклом.

Напоследок, официантка с недовольной миной вручила им бутылку подарочного шампанского – от заведения.

Громадная машина неспешно катилась по улицам. Сквозь стекло, отгораживающее пассажиров от водителя, проникал слабый зеленоватый свет. Антон выпил один за другим три бокала шампанского и его неожиданно развезло – видать пиво в смеси с игристым вином приобрело кумулятивный эффект с которым его печень не смогла справиться.

– Похоже, это у тебя в крови, – голос сидевшей рядом Нур прозвучал как-то приглушенно.

– Склонность напиваться? – пробормотал Антон.

– Везение, – пояснила Нур. – Говорят, удача, успех, или как там еще это назвать, плюс склонность играть и выигрывать передаются по наследству. На то похоже – ты подряд дважды выиграл. Понятно, почему ты стал брокером.

– Да ничего подобного – я никудышный бизнесмен, – с некоторым усилием выговорил Антон. – Эти фьючерсы и акции просто достали меня.

– Что? – не поняла Нур.

– Говорю – не мое это! А Марго этого так и не усекла! Вот последнюю неделю я знаешь чем занимался? Фьючерсами на продажу виртуальных серверов! Ну подумай сама – я ни-чер-та не понимаю в виртуальных серверах, а должен их продавать! – печально выдохнул он, стараясь чтобы язык не заплетался.

– Ну не волнуйся ты так – я тоже ничего в них не понимаю, – усмехнулась Нур. Только вот помню один анекдот:

«На виртуальном сервере создали еще один виртуальный сервер. На нем – другой виртуальный сервер. На другом – третий, на третьем – четвертый, на четвертом – пятый. На пятом – шестой...

– А с-сколько их всего было? – спросил Скиров.

– Весь смак анекдота сбил! Двенадцать.

– А что потом?

– В смысле?

– Что крутилось на последнем сервере?

– Не помню уже, – давно слыхала анекдот. Кажется – там был сайт для пассивных зоофилов.

– Извини, – извинился Антон. – Я не привык к такому количеству вина. Обычно я веду вполне так сказать, бла-ачестивую и правильную жизнь.

За окнами оранжевой дымкой светилось городское небо. Промелькнули фосфоресцирующие дорожные знаки путевой развязки, потом они пронеслись под заброшенным монорельсовым мостом...

Затем Антон обнаружил, что, что наступило утро и что он лежит дома на диване полностью одетый, страдая от головной боли.

Он даже никак не мог вспомнить, каким образом попал домой.

Наглотавшись аритина, он поехал на работу, и весь день, изо всех сил старясь не выдать своего состояния пытался воссоздать по частям картину событий предыдущего вечера. Сказала ли ему Нур что-нибудь, поцеловала ли на прощание, назначила ли встречу?

 

Но его душу бередило смутное подозрение, что он забыл нечто важное.

Глава 4. Стечения обстоятельств

Шли дни. Нур не звонила. Возможно, он чем-то обидел ее или она разочаровалась – а может быть улетела в срочный рейс. Будучи втайне фаталистом, он решил положиться на судьбу – не говоря уже о том что крутить роман с двумя женщинами одновременно (а ведь разрыва с Маргарет всё же не было) – противоречило его жизненным принципам.

Но потом он всё же решил зайти к ней в салон, потом передумал и сказал себе: «Не надо».

Потом опять передумал и пошел – но приют оккультных наук оказался закрыт.

И стоя перед запертой дверью, Антон вдруг прикинул – раз уж он не может не думать об этой странной девушке, то наверное ему нужно пойти в «Лакримозу»: может быть там он найдет её.

Решение казалось нелепым, но это был не первый случай в его жизни, когда он поступал казалось бы вопреки логике, и тем не менее это приводило его к успеху.

Улыбнувшись своему отражению в витрине салона, за которой в чинном порядке расположилась старинная магическая утварь, он вспомнил забавный случай из своего детства. Однажды в пятом классе общинной школы Карловки, на уроке родного языка, им дали задание по архаичным формам речи.

Каждое из данных в ребуснике словосочетаний надо было дополнить в вольной манере. Одним из них было "домашняя утварь". Подумав, он одарил одноклассников фразой – "Домашняя утварь, почуяв чужой запах, куда-то попряталась"... – и не понимал, почему его наставница, почтенная седая Зинаида Дэвис, долго смеялась – как и многие соученики. Лишь потом наставница указала ему на ошибку, когда он перепутал «утварь» и «тварь».

Впрочем Каролина Ивановская, королева красоты его класса, сообщившая что «Кое – что из домашней утвари придется найти и использовать в наведении марафета» вызвала куда большее веселье…

Вот с такими веселыми воспоминаниями он и покинул улицу «Старый Мост» отправившись в игорное заведение.

В эти вечерние часы городские тротуары заполняла толпа. Бары и кафе ломились от посетителей. Но Антон не соблазнился ярко сияющими голограммами вывесок и вскоре монорельс, заполненный выходцами из Танора, сотрудниками контор и гостиниц, возвращавшимися с работы, быстро принес его к искомому – «Платформе Сити-Ленд»

Ристалище встретило его шумным сборищем, и ярко красной надписью бежавшей по фасаду – «Сегодня у нас Ежемесячный Турнир».

Антон оживился – возможно Нур и в самом деле тоже захочет посетить вызвавшую у неё столь большой интерес игру? Войдя, Антон поискал глазами свою возлюбленную, но не заметил никого похожего на нее.

Правда высмотреть кого-то в этой толпе было непросто.

Люди собирались толпой у арены, рассаживались в креслах на возвышении, поднимались на галерею где были расставлены столики – для самых солидных игроков, переходили с места на место. И при этом ещё собравшиеся демонстрировали редкое разнообразие представителей этого мира.

Рыжие и светловолосые широкоплечие северяне в прилично пошитых пиджаках и узких новомодных брюках. Танорцы всех разновидностей со всех многочисленных островов – игерийцы, лаитяне, арвийцы – все в шляпах украшенных флагами своих городов и земель… Несколько обитателей горных провинций континента – деревенского вида бородачей в клетчатых туниках, подпоясанных традиционными малиновыми кушаками. Вполне светские дамы – и так сказать «не дамы». Видимо, у трилапьих боев поклонников хватало. Не переставая оглядываться в поисках знакомого лица, он не глядя сунул пару монет официанту, взял с подноса матовый бокал джина с мятным орехом. Отхлебнул, и не удержавшись крякнул, вытер рукавом губы, подражая персонажам боевиков и уселся в свободное кресло. Расположившаяся неподалеку голубоглазая девица в боевой раскраске, заинтересованно взглянула на него.

Против ожидания Антон ощутил к профессионалке вполне здоровый мужской интерес, хотя обычно продажными женщинами брезговал.

«Ну, и впрямь – за что их презирать, – с усмешкой произнес он про себя. Эти милые девушки – часть системы и варятся в этом нектаре отнюдь не первый год. Я в конце концов тоже сопричастен их жизни фактом скромного сосуществования рядом с ними.»

На арену вышли два коренастых танорца, в пластиковых защитных доспехах, ведя на цепочках больших поджарых трилапов – одного с голубой чешуей, другого – черного как сажа.

Создания сипло свистели скребли песок когтями, и явно рвались в бой. А вокруг уже заключались пари. Полдюжины молодых людей неясной этнической принадлежности ходили в толпе и принимали ставки, регистрируя их в электронных блокнотах.

Получается, это вторая азартная игра за его жизнь? Причем всего за пару недель? Может быть, встреча с Нур – знак, предвещающий перемены в его жизни?

– Мистер? – обратился букмекер к Антону. Антон вопросительно глянул на него.

– Ставим на…

– Черного, – покровительственно бросил Антон.

– О’кей! Сколько?

Антон сунул руку в карман вытащив первую попавшуюся бумажку. Вот незадача – это оказались пятьдесят квотеров.

– О, вижу, мистер знает толк в игре! – изрек молодой человек, принимая ставку.

Грянул гонг.

Танорцы отпустили трилапов, отпрыгнули назад, и бой начался. Антон почти ничего не видел, кроме летящей чешуи и льющейся лиловой крови. Бой закончилось менее чем за две минуты. Трилап-победитель издал победный клич и начал рвать тело поверженного врага.

Антон выиграл триста квотеров. Ставка оказалась высокой – шесть к одному.

В следующем бою сошлись два серых молодых трилапа, хвосты которых украшали пластиковые кольца – одно красное другое синее.

Он поставил весь выигрыш, и снова выиграл – семь к одному.

Вот это удача!

Девица начала потихоньку, бочком подвигаться к нему, соблазнительно оправляя декольте. Но тут путь ей заступила высокая худощавая мулатка в мини – платье.

Пока они, вполголоса шипя, выясняли отношения – видимо, речь шла о нарушении границ охотничьей территории, он сыграл еще дважды – и опять выиграл – пять к одному и три к одному. Толстую пачку денег он сунул в карманы пиджака – объявили перерыв. От волнения и духоты у него кружилась голова, лицо горело.

Антон едва ли понимал, что делает – голос разума велел ему потихоньку уходить с деньгами. Но почему-то он чувствовал себя не в силах уйти. Он вновь обвел взглядом толпу – может быть, Нур, не замеченная им, сейчас видит его и удивляется?

Девочки от ругани вознамерились было перейти к действию, но стоило им попытаться пустить в дело свои коготки – в подражание трилапам – как словно из под земли возникло двое крупных мужчин с дубинками у пояса и вывели вон скандалисток.

Начался новый бой…

Час спустя, во время перерыва между боями, мысли немного прояснились, и Антон заметил что выиграл не много ни мало – двенадцать тысяч квотеров, несмотря на кучу проигрышей.

Заметил он также, что вокруг него народ как-то странно расступился, а прямо напротив него, стоит незнакомый мужчина лет этак сорока с хвостиком, смотрит на него, пряча идеально подстриженных усах легкую усмешку.

Одет он был от кутюр, по моде распространенной среди богачей западных земель – белая рубашка с пышным фиолетовым шейным платком и золотой булавкой с темно синим моринитом, поверх нее – длиннополый пиджак, расшитый золотыми позументами, атласные обшлага окантованы витым трехцветным шнуром. Наряд завершали синие идеально глаженные брюки и изящные золотистые туфли. Загорелая кожа тускло поблескивала в свете ламп, и темно-серые глаза смотрели холодно и непроницаемо.

За его спиной возвышался в полумраке угрюмый гигант-азиат, от которого исходило ощущение скрытой опасности.

– Как так вам удается так хорошо делать ставки против моих жаб? – произнес этот человек почти шепотом.

– Что? – переспросил Антон, тоже автоматически переходя на шепот.

И добавил.

– Э, простите, – с кем имею…

– Что-то мне подсказывает, что такая удача может повернутся к вам задом, – проигнорировал его вопрос мужчина.

– Это как?

Мужчина помолчал с таким видом, словно знал что-то неведомое Антону, и махнул рукой:

– Желаю удачной игры.

От его спокойного тона Антона почему-то бросило в дрожь. Когда букмекер – совсем юный танорец подошел за очередной ставкой, Антон добавил десятиквотерную банкноту и спросил:

– Этот тип в шикарном костюме… Знаешь его?

Паренек скосил глаза и пробормотал почти одними губами.

– Это… Никто с точностью не скажет, но у нас знают его как Эфенди. Он … это очень большой человек. Ну вы понимаете, мистер?

Антон кивнул, внутренне напрягаясь.

Мафия на Иштар была не так чтобы и громко заявляла о себе, хотя в последнее время говорили о её активизации. Неужто он налетел на кого-то из её теневых воротил?

– И что ему от меня может быть нужно? – как можно более небрежно осведомился Скиров.

– Мистер, не знаю что и сказать, – выдавил из себя юнец, – но по моему это означает что вам пора перестать играть.

Антон почувствовал, как у него что-то напряглось в районе солнечного сплетения, и почти уже решил последовать совету юнца. Бой должен был состояться между тощим трилапом с покрытой старыми шрамами серой шкурой и крупным лоснящимся экземпляром, этаким трилапом-богатырем. Почему-то шансы были всего два против одного в пользу здоровяка. Антон поставил большую сумму на тощего, чтобы наверняка продуть, и…

Он даже не сразу понял в чем дело – и лишь когда служители крючьями за ошейник оттащили серого от поверженного, взвизгивающего врага.

Потом посмотрел на табло выигрышей, да так и обмер – тринадцать к одному!

Он выиграл шестнадцать тысяч квотеров. Тощий трилап не оправдал его ожиданий.

По толпе прокатился сдержанный ропот.

По правилам как будто бои должны были закончиться, но вновь прозвучал гонг, и собравшиеся напряженно примолкли.

Эфенди подошел сзади, ободряюще похлопал по плечу.

– Да, – со спокойной улыбкой изрек он, – вижу, вы не просто игрок, а настоящий Мастер Игры – оба слова были произнесены явно с большой буквы.

Поэтому специально ради вас будет эксклюзивный бой – Бой Сотни Когтей.

И глядя на растерянно хлопающего глазами Антона пояснил:

– Будет схватка двух трилапов, выигравших по одиннадцать смертельных боев. Если вы выиграете – получите одиннадцать ставок.

«Вопрос – дадут ли мне уйти с ними отсюда невредимым?» – промелькнуло у Скирова.

Уж больно много тут было типов со специфическим выражением лиц, изобличающих не слишком законопослушных личностей.

– Сверх того – ваше имя будет вписано в Книгу Игроков – как всякого новичка, выигравшего такой бой, – продолжил Эфенди. Я вот такого права не получу если мне повезет...

И вдруг Скиров ощутил странную легкость в мыслях.

В конце концов если у него будут эти деньги, то сможет быть свободным ото всего того что угнетало его, от бессмысленной ежедневной рутины – и возможно Маргарет совсем по другому отнесется к идее стать его женой.

Полдюжины грузчиков выкатили на арену две клетки, в которых сидели покрытые шрамами крупные матерые трилапы – один редкого зеленого окраса, и второй – черный как сажа, судя по короткому гребню – самка. «Южноармайский подвид», – определил Антон, вспомнив школьную зоологию.

Не глядя сунул Скиров старшему букмекеру пачку денег – пожалуй, даже близкого количества наличности он не то что в руках не держал, а и не видел.

– Зеленый – скомандовал он.

Поставив клетки в разных краях ристалища, обслуга торопливо удалилась, после чего дверцы одновременно открылись – то ли сработал часовой механизм замка, то ли радиокоманда.

Напряженно прислушиваясь к чему – то, животные покинули клетки.

Затем также синхронно приподнялись на задние лапы, занеся в готовности к атаке переднюю. Выглядело это достаточно комично – если не помнить, что еще лет пятьсот назад, до появления нормальных ружей, охота за трилапами была одним из самых опасных занятий на Иштар.

Первым на соперника бросился черный трилап, метя растопыренными когтями в голову – одним ударом снести глаза и щупальца-вибриссы, после чего ему осталось бы только растерзать беспомощного слепого врага.

Однако зеленый не зря выдержал дюжину схваток.

Резко откинувшись назад, он упал на спину – чтобы встретить злобно шипящего черного двойным ударом задних конечностей. Когти только скользнули по смазанной слизью прочной чешуе брюшного сегмента, но черный заверещал как испорченная сирена, отлетая метра на три – такими ударами во время Сурманских войн дрессированные трилапы лесных племен опрокидывали бронемашины Конфедерации.

А зеленый исполин уже вскочил, чтобы еще через миг взмыть вверх в прыжке – и напоролся на выставленную вперед боевую конечность успевшего придти в себя и присесть в защитной стойке.

 

Трилапы дрались всерьез и насмерть – так они дерутся в брачный сезон за самок, и так самки защищают кладки икры от самцов, стремящихся закусить будущим потомством.

Сцепившийся черно зеленый кубок катался по песку арены, пятная его лиловым.

И Антон опять пропустил момент, когда этот клубок вдруг развалился на черное и зеленое тела. Синхронно дернувшись пару – тройку раз, они замерли. Две темно сине лужи вокруг них быстро слились в одну.

Антон действительно проиграл – как ему и советовали. Хотя и его оппонент не выиграл – оба животных были мертвы.

– Итак – ничья! – важно изрек распорядитель. Ставки игроков уходят в пользу заведения. Турнир окончен, господа.

Люди начали расходится, оживленно осуждая увиденное.

Несколько раз к Антону подходили и ободряюще-уважительно похлопывали по плечу…

Какая-то девушка лет семнадцати подбежав, сунула приглашение на ежегодный турнир боевых трилапов в Саоргон-Пойнт тут же скрылась. На приглашении был торопливо нацарапан номер коммуникатора.

Он, всё еще не избавившись от звенящей пустоты в голове, вышел в числе последних, когда его окликнули.

Эфенди стоял возле последней модели серебристого «тауруса», прикуривал тонкую сигару.

– Игра была потрясающей, – сообщил он. Огромное спасибо. Всё действительно было великолепно и очень красиво. Он улыбнулся, как уставший и всезнающий человек. – Очень красиво! Вы играли просто божественно! – Он ткнул сигарой в небеса, как бы подчеркивая значение своих слов. Нет – вы истинный игрок. Советую вам попытать счастья в этой области!

– Никакой я не игрок, – ответил Антон. – Я простой обыватель.

Мужчина затянулся и выдохнул дым в сторону ярких звезд:

– Я потерял сегодня пятьдесят пять тысяч квотеров, делая ставки против вас а вы еще спорите! Вы настоящий игрок, друг мой.

Антону захотелось уйти, но вместо этого он протянул мужчине руку:

– Меня зовут Антон Скиров.

Удивленный человек в белом поколебался и пожал Антону руку.

– Зовите меня Эфенди! Позвольте подвезти вас до дому?

Антон сел рядом с шофером, громадным скуластым мужчиной. Как ни странно, Скиров узнал его. В свое время он был одним из самых знаменитых сумитори, и звали его Акко Хин.

Антон с детства помнил это лицо по телепередачам, а также по спортивным журналам. Он вроде попал в автоаварию… Как же давно это было воскресные утренние передачи, теплые свежие домашние булочки и свежее натуральное молоко…

Антон вышел из машины у моста. Звезды над стреловидными башнями небоскребов Ист-Сайда уже бледнели, на востоке загоралась фиолетово-пурпурная иштарианская заря. Эфенди выглянул из машины, и в полутенях эриданской ночи его лицо стало похоже на маску Демона Ветра из храмов Северного Материка Иштар – давно умершего культа возникшего среди первопоселенцев.

– Спасибо что подвезли, – сказал Антон. – Отсюда я пойду сам. – И махнул рукой в сторону моста.

Эфенди, помолчав, ответил:

– Вам спасибо за игру...

– Спасибо, – промолвил Антон. Спасибо за комплимент...

– Но имейте ввиду – есть опасности, от которых не откупишься… И силы, против которых бесполезно играть! Антон кивнул, переваривая услышанное.

…Когда Антон подойдя к двери, вытаскивал ключи, из кармана выпали две скомканные пятисотквотеровые банкноты, о которых он забыл. Тысяча монет принес ему этот веселый вечер! Столько он не получал за месяц в своей родной «Эриданс-консалтинг».

Кстати – ему предстоит там быть совсем скоро – менее чем через три часа ему нужно на работу. Так что осталось время немного поспать и им непременно стоило воспользоваться.

Забравшись под душ и наскоро обтеревшись, он рухнул на постель и забылся.

Что день грядущий приготовил Антону было ведомо только его судьбе.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26 
Рейтинг@Mail.ru