Звездные флибустьеры

Владимир Лещенко
Звездные флибустьеры

Хроника первая. Планетник

Он обычный житель средних широт,

Он верит в то, что люди могли быть добрее

Он читает книги в свободное время,

И смотрит телевизор – пока не уснет

Павел Серяков.

(За три иштарианских месяца до событий на «Звезде судьбы»)

Глава 1. Встреча на улице «Старый мост»

В тот день с утра Антон Скиров позвонил Маргарет и сказал, что на работу не выйдет.

– Вот как? Чувствую, на тебя напал очередной приступ патентованной русской тоски? Я права? – сурово осведомилась Маргарет сквозь помехи, чуть слышно трещавшие в коммуникаторе.

– Не требуй объяснений, Марго, – попросил он. Вычти из отпуска или оформи как отгулы за свой счет…

– Ты по-настоящему беспокоишь меня, Энтони. Тебе обязательно нужно сходить к психоаналитику, – озабоченно изрекла собеседница.

– Ну вот опять началось! Ну попробуй понять меня – взмолился Антон. – Уверяю тебя – завтра у меня будет все в порядке.

Последовала напряженная пауза, Антон различил шуршащие звуки компьютеров в офисе Маргарет, бормотание рекламы в мониторе инфосети, и ровное дыхание любимой. Наконец она фыркнула, и бросила твердым голосом:

– Хорошо, увидимся завтра утром, – после чего отключилась.

Маргарет считала, что чувство непонятного беспокойства и смутного страха перед будущим, время от времени преследовавшее Антона, было болезнью вроде какой-нибудь тийской лихорадки. И что от него можно избавиться, пообщавшись с очередным модным шарлатанам, пудрящим мозги измученным жизнью гражданам Иштар. Антон же воспринимал свою тревогу как нечто большее. Почти стопроцентный реалист и скептик, в этом случае он был почти склонен признать реальность темных потусторонних сил.

Но не делится же этим с Маргарет? И без того у них всё так непросто...

За завтраком Антон съел добрую миску кирсовой каши, и пару осьминожьих сосисок, облачился в серую рубаху без воротника и джинсы, радуясь возможности отдохнуть от делового костюма с галстуком, и вместе с такими же обитателями спального района – техниками, продавцами, медсестрами, клерками и проститутками, загрузился в вагончик монорельса.

Он иногда любил сесть вот так, и прокатится куда глаза глядят.

Эриданский монор был любовью Антона Скирова. И в самом деле – это произведение человеческого разума вполне могло вызвать восхищение. Линий в городе было ровно тридцать три, и разноцветная схема эриданского монорельса своей запутанностью способна была испугать даже самого искушенного любителя путешествий – но только не Скирова.

Он проходил по всем районам, составляющим эриданский мегаполис. Он был соединен с массой других систем общественного транспорта: поездами, скоростными трамваями, междугородними гравиплатформами и прочим. Самая используемая станция – "Сирус" – пропускала примерно два миллиона пассажиров в день, являясь самой большой станцией в мире и едва ли не в домене.

Мраморные вестибюли линии Арвик-Линн и открытые длинные платформы Прибрежной. Станция "Ирма" Ганзейской линии поезда на которой останавливаются на четвертом этаже торгового центра "Морсо" – крупнейшего на Иштар. Зирская линия, где зачем-то установили стойки с сувенирными печатями и штампами, которыми можно было воспользоваться бесплатно – и даже выиграть приз или деньги.

Переходы с линии на линию – целые торговые галереи, продолженные чередой ресторанов и закусочных. Айирская и Неромская линии где на схемах указаны номера вагонов, из которых удобнее всего выходить, если нужно совершить переход на другую линию.

Линия Джерби, на которой каждая станция имела два уровня: наверху были кассы, магазинчики, турникеты, а перрон – внизу. Лионесская, где станции имели и несколько выходов – на узловых станциях их количество доходило до дюжины.

Линия Роу чьи станции были оформлены весьма затейливо: фонтаны, аквариумы с причудливыми рыбками, множество плакатов и голоснимков знаменитостей – иные уже давно забыты.

Самая старая – Истенд-Ларская линия, украшенная как дворцы старинных владык: майолика, мозаика, позолота.

Светильники тут были вмонтированы не в потолок и не в стены, а в плиты пола и ступени лестниц и эскалаторов. (Спроектировавший их Джек Кроу был сначала признан сумасшедшим, а потом – великим дизайнером).

Линия Нью-Берри – хромированные поверхности, гладкие стены, зеркала, плазменные экраны, электронные указатели.

Это не говоря о присутствующих на станциях и в вагонах мониторах, транслирующие видеоклипы и популярные телесериалы – так что пассажирам, едущим из одного конца города в другой по два-три часа было чем заняться.

Пересев с Кимайской линии на Пятую Пригородную, он отмерил двадцать кварталов, и вышел на ветхой, пустынной подстанции без названия, отмеченной на табло вагона лишь номером – "35".

Он иногда позволял себе вот так – поехать наугад, "никуда", а потом бродить по улочкам кварталов Эридан-сити, забредая в глухие закоулки – разумеется, избегая некоторых кварталов.

Пройдя метров сто переулком, в котором из всех достопримечательностей имелось лишь приличное на вид кафе-бар на вывеске которого были изображены чаша и бутылка, он обнаружил перед собой довольно широкую улицу, как свидетельствовала табличка, именовавшуюся на первый взгляд несколько странно – "Старый мост". Моста рядом разумеется никакого не было, а сама улица, располагалась в той части города, которая считалась самой древней в Эридан-Сити. Так ее и называли – Древний Город. Конечно, тут не осталось ни одного здания легендарной эпохи восьмивековой давности, когда люди пришли на этот материк. Но некая аура той самой пресловутой древности тут все же присутствовала.

Он подошел к старому двухэтажному дому, затесавшемуся между офисным зданием, что нагло и неуместно сияло стеклянным фасадом в этом уголке старины – сейчас закрытым и снабженным сакраментальной табличкой – "Сдаются помещения под офисы" и каким-то складом. Глянув в витрину он решил было что перед ним антикварный магазинчик, и поискал глазами вывеску. И удивился – тут как оказалось располагалась лавка или салон магических и оккультных наук: о чем оповещал зеленый щит с силуэтом нагой ведьмы, опиравшейся на помело, чья фигура была вполне достойна лучшего эро-шоу, а волосы доходили до пят.

Согласно новым городским правилам, над всеми заведениями этой части города, помимо любых других знаков, следовало водружать щиты с символом того, чем тут занимаются. Это объяснялось пресловутой программой "рекультуризации" и стремлением властей воссоздать атмосферу древних гильдий Серых Веков, когда в свою очередь воспроизводились порядки на древней Земле. Он удивился. Этот район, несмотря на свою славу, был не из самых лучших. Днем улицы этого окраинного района заполняли дальнобойщики в полосатых куртках, рабочие, уборщики и продавщицы. Вряд ли они часто прибегают к помощи потусторонних сил. Или наоборот – простонародье-то как раз и склонно поддаться суевериям?

Неожиданно заинтересовавшись, Антон принялся внимательно разглядывать содержимое витрины. В ней были выставлены старые книги времен Разделения и Серых Веков (подделка скорее всего), керамические сосуды, пакетики с неведомыми снадобьями и – что самое интересное – чучело бейнского драконида, облаченное в красную мантию с шитыми золотом пентаграммами и полумесяцами. Чешуя – блестящая, черная, казалась твердой как вороненый доспех, а вид создание имело весьма угрожающий – хотя вообще-то питались фруктами.

Антон пристально смотрел на эту вызывающую безотчетный страх реликвию сквозь темное стекло. Он даже невольно огляделся. Улица была пустынна. Лишь в дальнем её конце промелькнул мигая маячком автомобиль стандартной бело-синей окраски с двумя буквами – РМ – "Полиция мегаполиса" на борту, а метрах в тридцати стоял фургон с надписью на кунге "Мороженное "Золотой слиток" – лучшее в Эридан-Сити».

Антон заметил в витрине собственное отражение, напомнившее ему сейчас лицо привидения. Потом на чучело – и ему показалось, что оно вдруг неуловимо но явственно переменилось, став более живым и как бы это сказать лучше – более потусторонним. Заостренные когти, растопыренные крылья и вздыбленная чешуя – монстр явившийся по душу грешника из мрака и тьмы.

Потом он долго не мог вспомнить – что заставило его тогда толкнуть дверь? Но как не размышлял, как не напрягал ум изо всех сил – ничего так и не смог вспомнить.

А в тот момент он кажется вообще не думал ни о чем – просто взялся за массивную фигурную ручку, и надавил.

Войдя в салон, он на мгновение ощутил себя спускающимся в пещеру настоящего мага.

Первым кто встретил Антона оказался вполне классический угольно черный кот с зелеными глазами, восседающий на синем коврике у входа. На стенах висели бронзовые котелки разных размеров, всякие хитроумные предметы из меди и дерева, разнокалиберные обереги, связки каких-то кореньев. Тут же – полки, уставленные книгами, название которых вызвало у него легкую улыбку. «Духи и демоны Иштар и других планет системы», «Роль оргазма в чародействе», «Волшебство в век звездолетов», «Как овладеть магией за тридцать уроков». За прилавком сидела молодая женщина, низко склонившись над небольшим терминалом. Антон, почувствовав неуместность своего появления, решил было потихоньку удалится.

– Извините, вас что-то беспокоит? – прозвучал мягкий чуть хрипловатый голос.

Женщина подняла на него глаза, их взгляды встретились.

И Антон забыл буквально обо всём. Она была очень хороша – желто-зеленые, цвета необыкновенных самоцветов, глубокие глаза, пышная копна темно-русых, отливающих медью волос, безупречно правильные черты загорелого узкого лица.

Несмотря на чуть-чуть экзотический облик, женщина совершенно не гармонировала с магическим салоном – даже при наличии черной с серебром банданы, перехватывающей волосы. И что сразу бросилось в глаза – в этой женщине было что-то интригующее и одновременно – эротичное (не пошло сексуальное, а именно эротичное). Если выражаться образно, то она вызвала у него ассоциации, с дикой кошкой, легко скользящей между вековыми стволами древнего леса в утренний час, когда туман и лунный свет уступают место лучам солнца. А её глаза – таких он не видел никогда!

 

– Вы… Извините, я вот тут... Так сказать... – Антон беспомощно оглянулся на почерневшую от времени гадальную доску, висящую в углу.

– Не беспокойтесь, я могу ответить на любой вопрос, который вас интересует, – сказала женщина. Я не хватаюсь дипломами магических школ, но меня учила сама жизнь… Она загадочно усмехнулась.

Тут Антон по настоящему понял как нелепо выглядит его визит сюда. Что ему – покупать приворотные зелья а потом подсыпать их в вино Маргарет на очередном свидании? Или заказать амулет, обеспечивающий прибавку к зарплате?

– Ну что же вы? Молодая хозяйка салона (лет двадцати пяти – вряд ли больше) доброжелательно смотрела на него. – Не беспокойтесь – со мной вы можете говорить свободно: что бы вы не сказали, этого не узнает даже священник на исповеди.

– Вы верите в Бога? – ляпнул Антон невпопад.

– Это так говорится, – чуть нахмурилась дама, облизнув темно-алые губы. Так что же? Нет удачи в делах? Мучает страх перед будущим? Она вас разлюбила?

Женщина опять улыбнулась, и от этой улыбки Антону стало вдруг не по себе. А в животе он ощутил явственное шевеление, как при приближении опасности.

– Как вы узна… – он встряхнул головой. «Кажется, я встретил настоящую ведьму!» – жалобно пропищал внутренний голос.

– Знаете, я наверное ошибся – пойду я пожалуй домой.

Он торопливо направился к выходу.

Но прекрасное лицо таинственной хозяйки салона заполнило его внутренний взор.

И уже в дверях он обернулся, словно повинуясь неслышному приказу.

Девушка спокойно стояла и с улыбкой глядела на него, как будто чего-то ожидая.

– Скажите – вы позволите мне пригласить вас на обед? – спросил он хотя еще несколько мгновений до того ни о чем таком не думал.

– Ку-уда? – лицо девушки удивленно вытянулось.

– В бар. Тут недалеко... – вымученно улыбнулся Антон.

* * *

В этот час кафе-бар было почти пустым, если не считать пожилой дамы в длинной рубахе и жилетке. Она ела белково-соевые пирожные с выражением королевы в изгнании. Официант, высокий седой мужчина, облаченный в дорогой сюртук, походил скорее на мажордома роскошной виллы, нежели на работника ресторанного дела, вежливо указал им на столик в углу. Стены были облицованы натуральным деревом, и украшены глиняными масками в стиле Эйдорского берега – не подлинники понятно, копии – но вполне хорошо сделанные копии. Странно – в таком квартале и такое заведение?

Проводив к столику, мажордом-официант оставил их одних, вручив меню и карту вин.

Гостья принялась читать меню с видом завсегдатайки.

Да – надо сказать что в этом пристойном кафе она смотрелась недурно – несмотря даже на простоватый облик – узкую деловую юбку, высокие со шнуровкой ботинки, и магическую головную повязку с рунами и символами. Пусть и не тянула никак на бизнес-леди или дочку богатого папы – скорее, тренерша из элитного спортивного клуба, или ландшафтный дизайнер – с девочками с этого факультета у Антона было несколько скоротечных романов в юные годы.

– Цены тут не из доступных, – констатировал он прочтя меню.

– Все равно – давайте закажем что-нибудь, – предложила его спутница. Не зря же вы оторвали меня от дел?

– Внушительный довод, – улыбнулся Антон.

– И обязательно – бутылочку вина. Знакомство мужчины и женщины непременно должно сопровождаться бокалом хорошего вина, – сообщила та.

Вскоре официант принесла сыр с гренками и небольшую бутылку. Это было белое «Маро», в элегантной керамической бутылке с серебряной этикеткой. Официант принес его в серебряном ведерке со льдом.

Антон наполнил бокалы.

– Ну, за знакомство! – предложила она тост.

– Простите, – вдруг спохватился он. Я забыл представиться. Антон Скиров… Извините, а как вас зовут?

Собеседница рассмеялась негромким смехом – как колокольчик прозвенел.

– А я все думала, когда же мой галантный кавалер вспомнит?!

– Извините меня… – выдавил из себя почему-то жутко сконфуженный Антон.

– Не стоит. Зовите меня Нур.

– Нур… – повторил Антон. Редкое и необычное имя.

– «Цветок» на одном из мертвых языков, – пояснила девушка. Впрочем – может где-то в глубинах космоса на нем еще говорят…

– Вы не с Иштар? – догадался Антон.

– Я постоянный житель, с правом натурализации, – пожала она плечами. Если все пройдет нормально – через год получу гражданство.

И вытащив из сумочки старомодную визитную карточку, протянула Антону.

Тисненная на пластбумаге золотом и серебром надпись гласила.

«Нур Сидри, корпорация Александер-Спейс Ltd. яхта "Звезда судьбы", квартирмейстер».

– Вы космонар? – Антон слегка удивился.

– Да… Космонарка если угодно. А также «космачка», «космиха», «космуха»… Называйте как хотите – не обижусь!

– А... салон предсказателя?

– В этом притоне оккультных лженаук я оказалась случайно – подруга вместе с которой мы снимаем жилье просила подменить ее. Но клиентов что-то нет, так что вряд ли от моего отсутствия ее бизнес пострадает…

– Вы так хорошо разбираетесь в мистике? – непритворно удивился Антон.

– Я знаю о ней достаточно, чтобы понимать что на Иштар в основном безвредные мошенники. Но вы бы только посмотрели на некоторых, приходящих в наш салон! Они похожи на людей, к которым явился палач с подписанным приговором, и сообщил, что казнь состоится завтра после ланча.

Антон почувствовал, что вот-вот покраснеет.

– Нет, нет, я не имею в виду вас, – спохватилась Нур. – Вы вполне нормальный человек, просто… вы запутались в жизни и не знаете – как ее изменить.

– Как вы всё же догадались?

Нур пожала плечами:

– Жизненный опыт, только и всего.

Они быстро покончили с салатом.

Пока они пили вино и доедали окорок, Нур поведала Антону о том, что сейчас числится квартирмейстером на яхте миллиардера Александера, удивив его еще больше – его собеседница оказывается служила у одного из воротил бизнеса в масштабах всей планеты.

Под копной русых с рыжиной волос Антон заметил тяжелые золотые серьги, украшенные не чем-то, а настоящими горисскими фламиниттами. Серьги выглядели очень старинными, и покачивались, чуть слышно звеня. На запястьях красовались массивные браслеты. Усыпанные камнями, они были изготовлены из белого металла, светлого и блестящего, но явно не серебра. Самоцветы вправленные в них тоже не производили впечатление дешевой синтетики.

«Платина?» Нет, конечно космонары неплохо зарабатывают, тем более служащие у миллиардеров, но все же… Впрочем, в Пространстве есть места где камни и металлы можно приобрести куда дешевле, чем обычно. Кроме того – неплохое помещение капиталов для странника между мирами. Ведь с обменом валюты проблемы дикие, а в большинстве обитаемых мест старинные «эквиваленты стоимости» до сих пор в ходу.

Во всяком случае, он бы не мог купить Маргарет подобных украшений.

Вторая бутылка почти опустела. Антон чувствовал себя прекрасно, свободно и необыкновенно легко – как не чувствовал уже очень давно. Рядом с этой загадочной незнакомкой с ее магическим салоном, квартирмейстерской должностью, темно-русым с медным отливом волосами и глазами, подобным драгоценным камням на ее украшениях, он, казалось, мог бы находится вечно.

Он вылил остатки вина в бокал Нур, она кивнув в знак благодарности, поднесла его к губам.

– Откуда вы родом? – спросил Скиров.

– С Ауриты. Но я покинула ее очень давно и не возвращалась туда ни разу.

Такого названия он не помнил, но в конце концов лишь в их домене около трех сотен землеподобных планет, не считая поселений на планетоидах, спутниках, астероидах и всяких там "свободных владений". Все не и упомнишь.

– А почему вы так долго не были дома? – спросил Антон, чтобы снять возникшую неловкость.

Нур пожала плечами.

– Не для того я оттуда слиняла. Моя родина – явно не самое лучшее место во Вселенной. Серая категория. Крутящийся вокруг красного карлика насквозь промороженный кусок льда с силикатным ядром – только и радости что гравитация оптимальная. Много воды в твердом виде, немного аммиака, чуть побольше метана и немного серы. Днем минус сто, ночью – минус двести. Из достопримечательностей – газовые гейзеры на полюсах.

Пища – всякие продукты из хлореллы и креветочное мясо, рыба – нечасто, мясо натуральное – только у больших начальников или по большим праздникам. Развлечения – ясно какие.

– Странно – а что в таком месте делают люди? – слегка удивился Антон.

– Гелий-три, и прочие редкие изотопы газов, – коротко бросила Нур. У нас по какому-то капризу планетологии этого добра очень много. Наших предков привезла туда Объединенная Космическая Корпорация. Вы наверное тут и не слышали про ее методы...

– Слышал – я все-таки не совсем невежда, – похвастался Антон.

– Да? – непритворно удивилась девушка. Ну тем более должны понимать. А когда корпорация, слава всем богам померла, мы стали сами себе хозяева.

Да толку вот от той свободы... Продаем гелий по демпингу, чтобы купить подешевле списанные комплектующие для "термоядок", и собираем из них реакторы.

– И что – работают? – вспомнил он школьные уроки физики.

– Вы и в этом разбираетесь? – осведомилась она с толикой уважения. Работают – не на полную мощность конечно, и не с нормальным КПД, но процентов двадцать от стандартной выдают а топлива у нас хоть... завались. Так что не до роскоши.

– Вы не похожи на "снежницу" – машинально бросил он.

– На кого? – приподнялись ее брови.

– Ох, простите, – "снежники" – так у нас называют жителей холодных планетоидов.

Антон учился в колледже с выходцами с Нереиды – аналогичного планетоида: спутника Аида – восьмой планеты системы Иштар, на котором добывали трансураниды. Все они были щуплыми и бледными агарофобами.

– Понятно, – с толикой обиды произнесла она. Не похожа – понятное дело. Мой отец все-таки был не бурильщик и не проходчик, или там оператор диффуззора, а хозяин игорного заведения. Так что рыбу я ела каждый день, а, кроме того по ночам жарилась в солярии при заведении папаши, когда оттуда убирались местные шлюхи. Но все равно я слиняла с Ауриты при первой возможности.

– Извините, Нур – ваш отец держал казино?

– А что? – спросила она с некоторым вызовом.

– Да нет, – ничего такого... Просто моя мать была профессиональным игроком. Собственно, из-за этого она и погибла...

– Долги? – понимающе осведомилась она, и тут же запнулась, – Простите...

– Нет, – покачал он головой, – рухнул в море воздушный паром на котором она летела на элитный турнир, где рассчитывала взять большой куш. Но она специализировалась не на казино, а в основном на скачках, букмекерских спортивных ставках, преферансе...

– Простите, – еще раз попросила Нур.

– Не стоит. Это старая история, и уже почти не болит. А ваш отец жив?

– Жив – что ему будет? – пожала она плечами. Ему и пятидесяти нет.

– А мой погиб через два года после мамы. Нет, ничего такого, – поймал он испуганный взгляд Нур, – попал под грузовик на ночной улице.

– А у меня мама умерла от рака легких. И никакая медицина не помогла, хотя отец извел на это кучу монет, – потупясь, сообщила она. Доктор сказал, что ее убила Аурита. Так что в некотором смысле у нас похожая судьба.

Ее прервал официант, церемонно протянувший подал лист бумаги на черном глянцевитом подносе.

– Ваш счет, – произнес он голосом дворцового церемонимейстера из исторических сериалов про Старую Землю – с их мушкетерами, инквизиторами и паровыми автомобилями.

– Сколько там? – спросила Нур.

– Я плачу, – отвел ее руку Антон.

Счет оказался на сотню квотеров ровно, не считая налога и чаевых, то есть лишь вполовину меньше его недельного дохода.

– Цены у них тут... – пробормотал он, углядев, что вино заказанное Нур обошлось в шестьдесят квотеров бутылка.

Пока он доставал свою кредитку, она быстро встала:

– Спасибо за обед, но мне пожалуй пора вернуться на рабочее место.

Соображая, сколько положено давать в таком заведении на чай, Антон не разобрал ее слов, а когда поднял голову, Нур уже не было рядом. Он не пошел за ней...

* * *

На следующий день.

...Трудно сказать, как с этим обстоит дело в других мирах, но на Иштар солидность конторы можно было безошибочно определить по стоящим на входе секьюрити. В соответствии с этой шкалой, существовали три градации респектабельности.

 

Первый – самый низший разряд проявлялся в здоровенных грузных молодых людях, как на подбор бритых наголо и со стандартно тупым выражением лица, скверно пошитые расстегнутые пиджаки которых не скрывают висевших в кобурах под мышкой средств человекоубийства.

Глядя на них можно было определить что за дверями из самого дешевого титанового сплава, а скорее всего – обычной стали будет самая дешевая офисная мебель и оргтехника (может даже и секонд-хэнд), и менеджеры не первой молодости, с явственной печатью кадрового неудачника на лице, или наоборот – совсем молодые, только начинающие карьеру офисного планктона. Венцом же будет молоденькая длинноногая секретарша в мини-юбке за блестящей стойкой у кабинета шефа, нередко совмещающая в одном лице несколько функций, в том числе возможно и тех, что контрактом не предусмотрены.

Более солидную фирму изобличают поджарые мужчины не слишком юного возраста, в нарочито плавных движениях и специфическом взгляде которых наблюдательный человек определит бывших бойцов полицейского или армейского спецназа.

Эти наличия оружия не демонстрируют, но свободные безупречно сидящие костюмы, а заодно – кое-какие выступающие детали стоек и стен подскажут что непрошенное вторжение будет иметь очень плохие последствия для наглеца. Это значило, что за дверями матового небьющегося стекла посетителей встретит не какая-нибудь блондинка-респшн в полупрозрачной блузке, а элегантная дама – офис-менеджер; ну а о том что покосившийся или поцарапанный стол или потускневший монитор тут же спишут и говорит не приходится.

Наконец на входе в учреждения высшего класса стоят благообразные немолодые швейцары в костюмах умопомрачительной стоимости или ливреях из натуральных тканей, а внутренние двери обычно из натурального дерева и ручной работы.

Один лишь их вид отбивает у любого потенциального гангстера мысль – замахнуться на имущество подлинных хозяев Иштар. (Свою роль конечно играет и понимание, что наверняка за невидимыми дверями в стенах спрятана готовая к действию пара-тройка полицейских штурмовых роботов, а в подвале сидит не меньше стандартного отделения сотрудников лучших частных охранных агентств в легкой полевой броне и при бластерах. )

Исходя из этой градации "Страйт-Билдинг" и соответственно все фирмы в нем базирующиеся относились ко второму разряду.

Кивнув старшему утренней смены охраны – бывшему капралу военной полиции Джексону, Антон вознесся на лифте на двенадцатый этаж, и сразу же погряз в повседневной рутине.

В той самой, которая не кончается никогда. Рассылочные ведомости, счета за спам, счета за антиспам, потерянные файлы, сводки и отчеты, программное обеспечение, проблемы с виртуальными серверами и виртуальными компьютерами, сбои мю-голографической памяти из-за вспышек на солнце… Обеденный перерыв, чашечка кофе, вечером – кафе с бокалом вина или кружкой пива.

Иногда он чувствовал, как эта повседневность буквально пожирает его. То же и дома.

Фильмы из древней земной и старинной иштарианской истории по каналу для любителей, новости, редкие (реже чем хотелось бы) встречи с Маргарет, неопределенные мысли о женитьбе, или эмиграции на другую планету – одинаково кажущиеся невозможными.

Так и будешь всю жизнь крутится в этом колесе, пока не выйдешь в тираж…

"Мы стараемся избежать самого страшного, что приходит с годами – потери чувства удивления миром, – грустно размышлял Антон. Но оно неизбежно приходит. Это – самая большая утрата. Из нашего мира уходит звездное небо. Мы привыкаем жить. Мы не хотим и даже боимся задавать вопросы, такие обычные в детстве. Что это? Почему так? Зачем? Что будет завтра? И вот мы уже не идем – нас ведут обстоятельства, привычки, рутина. Это не зависит от общественного положения, богатства или места в иерархии... И что с этим поделаешь?".

После обеда его вызвала Маргарет.

Вернее, позвонила ему Виктори – секретарша вице-директора, и деловым тоном сообщила что начальство желает его видеть.

– Из-за тебя весь вчерашний день дела шли чертовски плохо, – этими словами Маргарет встретила Антона, когда тот вошел.

– Зачем же тебе такой плохой работник? – не скрывая недовольства осведомился он. – Не валяй дурака! – непритворно рассердилась мисс Холли. Ты отлично понимаешь, что дела были плохи как раз из-за твоего отсутствия!

На столе его ожидала, искрясь синим «Тариса» в стакане с тающим льдом.

– Выпьем за твоё возвращение на рабочее место!

– А подороже ничего не было? – осведомился он. "Тариса" имела репутацию напитка для богатых пижонов – смесь из десятка самых дорогих напитков приправленная жженным сахаром.

– Я заказала тебе лучший коктейль, и вот что слышу! – сердито буркнула она, поднимая стопку с розовым дешевым джином где печально звякнул кубик льда.

В этом была вся Маргарет Холли – сама она могла наскоро перекусить булкой с котлетой, но вот чтобы пустить пыль в глаза легко выкладывала любую сумму.

Маргарет Холли – вице-директор «Эриданс-консалтинг» – не очень большой, но и не маленькой брокерской фирмы, занимавшейся буквально всем. Предметами сделок были запасы криолита на ледниковом шельфе приполярных островов, стада гаргов на горных пастбищах Топийского плато, леопардовые креветки, добытые в Армарианском море, сахар из Лирди, стимуляторы потенции с обратной биологической связью, и детали гравидвигателей. А еще уже скоро два года была любовницей, другом и работодателем Антона.

Последнее время их отношения заметно охладились, и Антон все чаще думал что к сожалению, брак с шефом ему не светит.

– Хочу тебе сказать – довольно этой дурацкой игры в больного мальчика. На вид ты вполне здоров, – продолжила мисс Холли.

Антон покачал головой, посмотрел сквозь тонированое стекло, на подходящие к эспланаде и уходящие от нее самоходные баржи и прогулочные платформы и промолчал в ответ.

– И я намерена воспользоваться этим фактом...

Маргарет допила вино, и поднесла к уху коммуникатор.

– Вик–меня не беспокоить.

А потом принялась раздеваться. На ковер горкой упали дамский деловой костюм, шелковая блузка, туфли из кожи алого дрилла, и жемчужное ожерелье. Обнажившись, она махнула рукой Антону, мол, подожди. Затем босиком прошлепала в ванную, чтобы принять душ – апартаменты Марго были оборудованы на все случаи жизни. Антон посмотрел, как за ней закрылась дверь, послушал шум воды и прошелся по комнате, держа руки в карманах.

Потом он вышел на балкон, отделанный гранитом с Такласских гор, и постоял, любуясь развернувшейся внизу панорамой. С тридцать третьего этажа "Страйт-Билдинг" видно далеко – от канала Таско на востоке до закрытых дымкой отрогов кряжа Биг-Онли. Вечерело. Небо над городом было безоблачным.

Когда в ванной перестал шуметь душ, Антон вернулся в комнату и закрыл тяжелую балконную дверь а потом вздохнув, тоже принялся раздеваться.

Маргарет вышла к нему нагая, обернувшись розовым полотенцем. Она пробежала по ковру, пританцовывая на пальцах ног, и отбросила полотенце. Поступок ее Скирова не удивил – они уже не раз занимались любовью на работе. Но, хотя Антон многократно видел Маргарет без одежды, он всякий раз при одном взгляде на неё ощущал такое же сильное желание как в первый раз…

– Ты великолепна, Марго, – начал Антон. – Ты… – Закончить фразу он не мог.

– Пора бы тебе давно заметить это, – проворковала Маргарет, прижавшись к нему. Ну, к делу…

– Я с самого начала знала, что это плохая идея, – сообщила Маргарет, когда они закончили. – Она противоречила интересам службы. Женщинам моего положения не следует нанимать любовника на ответственную должность. Но что уж теперь делать…

Антон лишь вздохнул. В этом была вся Марго.

– Вот что, – сообщила она, провожая его – наши отношения зашли куда-то не туда. Я думаю взять отпуск недели на три – когда я вернусь, мы это обсудим. А теперь иди работай...

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26 
Рейтинг@Mail.ru