Звездные флибустьеры

Владимир Лещенко
Звездные флибустьеры

Вместо пролога

…Эта пещера чем-то отличалась от анфилады предыдущих.

Стены, как будто сложенные из темного сапфира, матовые сталактиты, по которым время от времени пробегали разноцветные волны.

Это не походило на прежние – хрустальные своды подсвеченные откуда-то из глубины ровным зеленым светом, обсидиановые залы, где его облик отражался в тысячах зеркал, низкие и широкие диоритовые коридоры, пресекавшиеся под прямым углом с такими же, неотличимые друг от друга.

Ничего общего не было и с тем непонятным и жутким коридором – где в нишах тоже были зеркала – но не отражавшие его. А иногда – отражавшие не его. Или не совсем его.

И уж ничего похожего на огромный низкий сводчатый зал, со множеством арочных проёмов ведущих в разных направлениях – из некоторых тянуло ледяным промозглым холодом, из других несло тяжелым жарким ветром и изливался угрюмый багрянец мерцающих бликов непонятного пламени.

И еще – было в этом месте какое-то особое глубинное спокойствие и ощущение если не безопасности, то отсутствия прямой угрозы.

Наверное поэтому он решил сделать тут привал, бросил рюкзак на отполированный природой (или чьими то руками) каменный пол, уселся привалившись спиной к прохладной стене, и прикрыл глаза.

Но долго отдыхать ему не довелось. Внезапно уха его коснулся странный ритмичный звук – почти на грани слышимости.

Весь обратившись в слух, человек долгие минуты напряженно вслушивался, не шевелясь, боясь даже вздохнуть. Какое-то мгновение он думал, что чувства его подводят, но звук не пропадал, становясь уже явственным.

Теперь стало ясно, что доносится он из третьего прохода слева. Звук вполне тривиальный, но тут, в этом мертвом кристаллическом мире неуместный и невозможный – звук шагов беспечно приближающегося человека.

И в нем слышался то перестук высоких дамских каблучков, то лязг подбитых металлом тяжелых ботинок, то сухое пощелкивание элегантных модельных туфель; а то вообще цоканье копытцев.

Человек машинально вытащил из петли на поясе игольник, хотя наверняка последние боезаряды были расстреляны у Нефритовых ворот, оставшись в телах хорнитов.

Затем, с горькой усмешкой сунул его обратно, и выдвинул из ножен клинок.

Лезвие меча отливало угрюмой глубокой тьмой, в которой изредка можно было уловить серебряные просверки. Подумав немного, он вернул странное оружие в ножны.

И спокойно принялся ждать – кого пошлют ему неведомые хозяева этих подземелий на окраине вселенной, в чьем облике явится тот, кто ответит на его вопросы. И он даже догадывался – кто это может быть.

Вместо первой главы

Система Иштар. 1 сентября 1504 года от Первой Высадки.

Борт яхты «Звезда судьбы».

...Короткий сухой грохот донесся откуда-то снизу, из глубины нижних ярусов корабля, и следом за ним наступило мгновенное затемнение. Исчез мягкий свет диодных ламп за панелями обшивки, и лишь аварийные люминофорные пластины светились, складываясь в надписи...

...Антон растерянно смотрел на капитана, ожидая объяснений или команд. Но Эрангеквист похоже сам пребывал в недоумении.

Несмотря на подсветку в рубке было темно – лишь в блистере над их головами завис серый шар Гильгамеша бросая отблески на еще считанные мгновения назад расцвеченные цветовой индикацией, а ныне тускло-серые плоскости монитор-пульта. Рядом с планетой висело несколько неровных клякс – луны планеты-гиганта.

Да – всё именно так и произошло. Короткий сухой грохот донесшийся откуда-то снизу, и затем – мгновенное затемнение.

Капитан как показалось Антону неуверенно нажал несколько сеснсоров – но пульт по прежнему был мертв – лишь сияла зеленоватым система аварийной индикации реактора. "Сбой системы, перевод в состояние ожидания".

Это значило что после отключения главного компьютера встроенные процессоры автоматически перевели реактор в минимальный режим. А компьютер вырубился из-за отсутствия питания. А это значит...

– Что это было? – осведомился наконец Антон.

– Не знаю, – угрюмо подергал бороду капитан "Звезды". Судя по всему – что-то с энергоузлом. Хотя, убей меня Демон Пустоты не пойму – как такое могло случиться?

Что там может сломаться так чтобы обесточить всё судно?

Антон растерянно передернул плечами. Что примерно из себя представляет энерогоузел на "Звезде судьбы" он знал – конструкция давно отработанная и надежная.

Все магистрали питающие двигатель и системы жизнеобеспечения сходятся в одном месте – разделенной на мелкие ячейки вакуумной камере над реакторным отсеком, заключенной в двухслойную керамическую броню с вакуумной же изоляцией между внутренней и внешней оболочкой. Энерговводы были намертво вплавлены в корпус прямо на заводе, так что прочность конструкции выше всяких похвал. Через трубу с пятью клапанами узел соединялся с забортным вакуумом, и раз в три дня капитан или бортинженер открывали эти клапана, обеспечивая так сказать, вентиляцию камеры. Всё было изящно и просто – вакуум обеспечивал безопасное переключение линий несмотря на миллионы вольт на некоторых вводах – тех например что питали гравитрон, служил надежной изоляцией в обмотках трансформаторов, каждая магистраль питалась из своей ячейки, а вакуум-контроль обеспечивался самым простым путем – соединением со внешней средой, где этого вакуума было так сказать, очень много.

И вот теперь все это вопреки инженерным расчетам и обещаниям экспертов сдохло.

– А почему не срабатывает аварийное питание? У нас же есть накопители, – осведомился Скиров.

– Накопители-то есть, да только вот включается они через общую сеть – а её вот как раз уже нет, – бросил Эрангеквист. Скажите спасибо умникам с верфей!

Мы даже сейчас режим спасения запустить не можем!

– Почему?? – Антон почувствовал как взмокла спина.

– Потому что для его запуска нужна энергия!

В голосе Эрангеквиста прозвучало что-то такое, чего Антон раньше никогда не слышал.

Он вытащил из кармана форменной тужурки палочку внутреннего коммуникатора, глянул на индикационный экранчик.

– Черт – сеть корабельная тоже накрылась – и не оповестишь никого... Пойдемте, матрос, – бросил он, неожиданно молодо выскальзывая из кресла.

– Постойте, – растерянно пробормотал Скиров – если энергоузел вышел из строя, то почему не наступила невесомость? Может быть не всё так плохо?

– Почему не исчезла сила тяжести? – не оборачиваясь бросил капитан, приложив ладонь к панели вызова. И как вы экзамены квалификационные не завалили? – даже сейчас Эрангеквист был верен своему спокойному сарказму. Друзы кристалл-генераторов сохраняют заряд до шести часов после отключения питания, поэтому мы и не болтаемся сейчас под потолком.

– Если так, то как мы спустимся – лифты ведь...

– У них автоматика на аккумуляторах – и имеется аварийный баллон – именно на случай если сдохнет компрессор. Небольшой но раз двадцать на них съездить можно будет, – прокомментировал капитан. Хоть что-то по уму сделано...

Только они вышли из кабины лифта, как к ним бросился топтавшийся перед энергоотсеком бортинженер.

– Мастер Эрангеквист, я не понимаю! – затараторил он. Я еще с университета помню: распредузел – самое надежное что есть в системе... Только если влепить ЭМИ-снаряд...

Вновь жужжание дверей.

Сайад Куби осмотрелся со своей всегдашней недоброй улыбкой на губах. Взгляд его встретился с взглядом Скирова, и Антон казалось прочел в глубине темных прищуренных глаз угрюмо-насмешливое "А я ведь предупреждал тебя, дурак!"

Тут распахнулись двери третьего лифта, и из кабины грузно вывалился Александер в компании растерянно озирающегося доктора Н'Губи.

– Это Бог знает что, господин капитан! – сорвавшимся фальцетом взвизгнул миллиардер. Какого Дьявола вы устроили свои идиотские учения?! Вы знаете что из-за вас я только что потерял пять миллионов на торгах по высокомолекулярным соединениям? Вы можете представит что такое – пять миллионов квотеров?? Немедленно восстановите энергоснабжение…

Он осекся, глядя на собравшуюся команду…

– Эээ, кэп, у нас неприятности?? – растерянно выдавил он, и Антон поразился – насколько жалко и беспомощно выглядел в этот миг один из хозяев жизни на Иштар.

Прибыл еще один лифт, и появились еще двое действующих лиц.

Сонный пилот морщился встряхивая головой. Нур была в тонком шёлковом халате никконских расцветок, волосы влажные после душа. Но лицо выражало собранность и тревогу.

Видя что все в сборе, Эрангеквист вставил универсальный ключ в гнездо и поднял люк.

В нос Антону ударил едкий запах горелого металла, озона, и какой-то химии.

Один за другим они спустились по трапу в низкий задымленный техуровень, и некоторое время молча стояли, созерцая трещиноватую керамлитовую панель энергоузла под ногами, в середине которой красовалась оплавленная дыра куда можно было просунуть кулак. Металл стен закоптился и покоробился. Всё было просто и ясно – кто-то непонятным способом нарушил герметичность узла, ворвавшийся воздух мгновенно породил десятки мощнейших вольтовых дуг, ионизация замкнула все контуры... И "Звезда судьбы" стала мёртвым кораблем. Сейчас внутри недавно герметичного бокса – намертво сплавившийся конгломерат токопроводящей керамики и металла. Надежнее вывести яхту из строя могло лишь прямое попадание ракеты.

– Невероятно! – пробормотал бортинженер. Это как будто проделано тяжелым лазером класса К! Но... как??

Сайад выругался по арвийски.

– Лазер не возьмет! – изрек он. К-модель керамлит прожигает на два сантиметра за серию – а тут двойная броня по четыре!

И на снаряд не похоже – тот бы разбил плиту но не так аккуратно продырявил!

Капитан искоса взглянул на столь неожиданно грамотного по оружейной части повара, но промолчал.

– Я не знаю... вновь пробормотал Уиллис. Можно было бы высверлить боразоновым или алмазным сверлом – но тогда тут валялся бы хорошо прожаренный труп... диверсанта.

 

– Что будем делать, капитан? – осведомилась Нур.

Хотя выражение глаз выдавало неподдельное напряжение, внешне она была абсолютно спокойна – Антону пожалуй следовало бы восхититься самообладанием подруги.

Но вместо этого Антон подумал, что делать тут пожалуй и нечего – неведомый враг нанёс удар в самое сердце корабля. И теперь они остались даже без возможности подать сигнал бедствия.

Спасательных капсул и шлюпок тоже не имелось – расчет ведь был на то что в этом качестве выступят отстрелившиеся отсеки.

– Всё не так страшно, друзья, – сообщил Эрангеквист. Вы забыли что на "Звезде судьбы" есть еще и самый обычный радиопередатчик. Правда, ждать придется дольше, но зато на нём уж точно автономное питание, а сломать его невозможно – потому как он вынесен на внешнюю обшивку. Внутри только панель управления – но она титановая, и к тому же за бронедверью.

– А питание точно не отключилось? – тревожно передернул плечами доктор.

– У передатчика автономная рубидиевая термобатарея – уж её никак не отключить.

Все облегченно вздохнули, а Антон про себя возблагодарил конструкторов верфи, хотя и спроектировавших своё детище видимо как говорили предки "с большого бодуна", но хотя бы позаботившихся оснастить его надежным средством связи на крайний случай. Через пару часов сигнал примут на Эрешкегиль, и свяжутся со спасателями. Те пожалуй потратят часов пять – а если вдруг поблизости окажутся военные – то те прилетят еще быстрее. Придется померзнуть, конечно...

Вместо со всеми они поднялся на седьмую палубу. Капитан подошел к неприметной нише у входа в камбузный отсек, и отодвинув заглушку вставил универсальный спецключ.

Щелкнула хитрая механика замка, и глазам их предстала маленькая кабинка. В крошечном "стаканчике" не было ничего кроме панели аварийного передатчика с тремя кнопками активации и окошечком сквозь которое серебрилось платиновое нутро генераторной лампы. Древняя и простая конструкция – а потому надежная.

Эрангеквист быстро проделал процедуру вакуум-контроля, и заблокировав клапана, опустил рубильник, и нажатием кнопок включил передатчик в режим "разогрев".

Окошко полыхнуло лиловым и погасло.

– ......... астрономический тебе в жопу!!! – выругался капитан. Но как ухитрились??!

Он вытер пот со лба.

После этого Антон ощутил подкрадывающийся ледяной страх.

Получается – они заперты в мертвом, беспомощном корабле без надежды что-то исправить и даже дать о себе знать? Кто и зачем это сделал? Кому так помешал Александер??

Впрочем – какая разница? И какая разница – через неделю, месяц или сто лет найдут спасатели летящий в вакууме промороженный гроб с их мумифицировавшими заледенелыми телами, беспомощно болтающимися в разрежённом воздухе? Но неужели ничего нельзя сделать?

Они выбрались на рекреационную палубу, где стало чуть холоднее – тепло утекало через огромные окна. Закрыть их чем-нибудь, что ли? – промелькнула идиотская мысль. И словно в ответ на неё в черной пустоте за полуторадюймовым кварцолитом внезапно вспыхнула яркая звезда.

– Дьявол Вакуумный! – взвизгнул Джо. Это же...

– Лазерный дальномер, – закончил за него капитан, как-то враз постаревший и сгорбившийся. Шесть пар глаз синхронно уставились в космический мрак. И там взор Антона различил маленькую серебристую звездочку, идущую прямо на их корабль.

– К нам гости... – констатировал Эрангеквист. Кажется, я понимаю, что происходит. Чертовски плохо! – пробормотал он, вздохнул и расправил плечи.

Команде – абордажная тревога. За мной!

Через три минуты они оказались на нижней палубе.

Капитан торопливо набрал код. Щелкнул замок… И за какой-то миг до того как хромотитановая дверца оружейного шкафа распахнулась, Антон вдруг понял – что они там увидят.

С полминуты все они созерцали девственно пустое нутро сейфа.

Затем как по команде начали переглядываться – теперь было с абсолютной точностью ясно, что их человек сейчас среди них.

Но кто? Если отбросить хозяина, которому яхту свою захватывать явно незачем, то...

Есть правда один субъект...

Взгляды всех невольно скрестились на Сайяде, который видимо почуяв общее настроение зло осклабился, напрягшись.

– Сволочь обрезанная!! – завопив, ринулся на кока Билл. Это ты...

И тут же полетел на палубу, с которой медленно поднялся жалобно скуля.

Кулак арвийца оставил на его скуле хорошо заметную ссадину. А кок уже отступал в угол, держа перед собой нож из камбузного арсенала.

– Большой дурак, думай что все виноваты, – зло прошипел он. Большой дурак может не дурак, а сам всё сделал?

– Команде отставить! Всем стоять смирно! – рявкнул капитан. Пока что я тут капитан, и расправы и самосуда на моём корабле не будет!

– А может это ты, дедуля? – вдруг процедил Джозеф, багровея на глазах. На безбедную старость заработать решил?

– Бортинженер, вы с ума сошли! – сурово прикрикнул Эрангеквист.

– Я?! – казалось, Гордон сейчас лопнет. Да нет – это вы все ослепли, похоже? Кто еще знал код оружейного ящика? У кого был свободный доступ в энергоузел в любое время? – – он закашлялся, подавившись слюной. Кто мог притащить туда что угодно, хоть какую бомбу?

– Джо, – вдруг подал голос Уильям, – а что если я и впрямь на Сайяда зря наехал? Может это ты – уж больно громко орешь?

– Или ты, – парировал Сайад, благоразумно держась подальше от скандалистов.

– Что и кто бы ни был причиной – уже ничем не поможешь, – пробормотал Н'Губи. Нам может быть осталось жить совсем немного... – хоть напоследок не будем... Воцарилось напряженное молчание, нарушаемое лишь тяжелым дыханием Сайяда и всхлипами пилота.

Гордон внимательно смотрел на Александера, видимо стремясь найти поддержку, но миллиардер похоже окончательно впал в прострацию.

– Ну что ж... – вздохнул Эрангеквист. Нам остается лишь встретить то что нас ждет с должным мужеством, господа.

Поднимемся на центральную палубу, там по крайней мере просторнее.

Заходя в лифт Антон в полной растерянности взирал на капитана. Понимает ли старик – что делает? И вообще – кто-нибудь на этом корабле понимает что-нибудь?

Выйдя из лифта, они первым делом посмотрели в блистер.

Пиратский – несомненно – корабль был уже явственно виден в блистере – теперь он был не более чем в тысяче футов. Он отчетливо разглядел намалеванную на круглом носу клыкастую многоглазую морду неведомого страшилища, и тонкие иглы орудий противоабордажного калибра.

– Корвет, и насколько могу понять – альверийская копия старых оцуйских «Сагами»… – отрешенно прокомментировал Эрангеквист. Пушки огнестрельные на водороде, плюс два лазера с разогревом от ходового реактора и стофунтовый ЭМИ-главный калибр. На редкость неудачная конфигурация вооружений, – вынес он презрительный вердикт. Впрочем – нам хватит.

– Кто как, а я пойду к себе, – тихий хриплый голос Нур казалось, вот-вот готов сорваться. Капитан – прошу вашего разрешения покинуть палубу…

Эрангеквист лишь махнул рукой.

Нур скрылась в дверях лифта. Антон не решился за ней последовать – мимолетная мысль о этом тут же погасла, смытая липким серым безразличием.

…А через пять минут, яхту сильно тряхнуло, палубу под ногами повело в сторону – пристыковавшийся корсар не до конца погасил скорость. Щелкнули стыковочные узлы-переходники, раздвинулись двери... И в отсек как стадо демонов ввалилась толпа вооруженных людей. Одни были в зеркально блестящей противолучевой броней боевых скафандров. Другие – просто в комбинезонах и панцирях.

В большинстве своем это были крепко сбитые скуластые шатены непонятной расы, хотя мелькали и латино, и какие-то странные темнокожие люди с ритуальными шрамами на лице.

– Всем лежать! – гортанно заорал невысокий скуластый корсар с лицом, исчерченным шрамами и татуировкой. Команда «Звезды судьбы» включая капитана и Александера тут же подчинились, лишь Н'Губи чуть замешкался.

– Я сказал – лежать! – и пират с силой пнул врача ниже спины. Никому не шевелиться! Все, кто рыпнется – жалеть будут!

...Пираты казалось, заполнили всю яхту – и хотя их было от силы три десятка, могло показаться что захватчиков не меньше пары сотен.

Из шлюза выкатилась пара техников, волоча за собой аварийный кабель, и деловито вскрыв лючок шинопровода систем жизнеобеспечения, безошибочно найдя его за обшивкой стены, подсоединили его с помощью герметика. Затем старший – майялец с примесью негритянской крови, что-то пробормотал в коммуникатор. Под потолком вспыхнули лампы, из вентиляции пошел ток теплого воздуха.

На Антона никто не обращал внимания. Только один раз пробегавший мимо пират наступил ему на ногу, и что-то машинально буркнул – по интонации как бы не извинения.

Так вот, значит, за какой удачей он сбежал от спокойной и потому осточертевшей жизни клерка? Что теперь с ними будет?? Впрочем, и так понятно – ничего хорошего. В желудке у Антона возник мучительный спазм, в глазах потемнело.

Между тем следом за пиратами из шлюза появился еще один персонаж разворачивающейся драмы. Это был высокий атлетически сложенный мужчина северо-европейского типа – похоже, соплеменник капитана Эрангеквиста. Платинового оттенка волосы, связанные в хвост, дорогая элегантная куртка в яркую клетку, брюки синего цвета, башмаки натуральной кожи – и пижонский золотой значок какой-то крупной космической компании. За поясом у него торчал абордажный тесак и сороказарядный «тоттентанц», но видимо не они были его рабочими инструментами, ибо в руках он бережно нес портативный автономный компьютер – Антон не разглядел, но похоже – последнюю модель фирмы «Шакти». На лице, напоминающей древние изображения времен старой Земли, застыло выражение старательного добросовестного палача перед началом работы.

Вот значит какой он – капитан, захвативший их...

Но он ошибся. Мужчина, щуря синие холодные глаза, обозрел палубу а затем подвинулся, дав дорогу еще одному человеку.

Тот был совершенно иного типа: приземистый, скуластый смуглый и кривоногий. Штурмовой доспех сидел на нем как на клоуне из дурацкого бурлеска.

Но выражение лица делало коротышку похожим на обитателя преисподней, с наслаждением наблюдающего за страданиями жарящихся грешников.

Он поднял забрало шлема, и небрежным жестом стряхнул перчатки боевого комбеза.

Повинуясь его молчаливому приказу пираты подняли пленников на ноги.

– Я приветствую почтеннейшую публику от имени команды вольного промысловика "Ифрит", в которой некоторым образом числюсь капитаном, – с глумливыми интонациями в хриплом голосе представился коротышка. А где капитан этой посудины, господа, а? Почему он не пришел приветствовать коллегу как положено? И кстати – а где наш призовой кабанчик?

– На месте... – бросил белокурый.

Антон взглянул на Александера. Побледневший миллиардер трясся от страха как осиновый лист.

Атаман приблизился к бывшему теперь судовладельцу и упер руки в бока.

– Вы значится, будете Александер?

Миллиардер поднял голову и страдальчески заморгал.

– Нет, – жалобно пропищал он. – Я всего лишь... Простите...

– Отлично – а я капитан Хинк Идрис, как уже было сказано – хозяин того самого корабля, который захватил вашу яхточку. Член Совета Меченосцев планеты Эялла, причем не из последних. Короче – такой же деловой человек как и вы. Вот это – рука ткнула в нориска – моя правая рука и старпом Вонс Хальдриг. А вот это – длань коротышки указала на скуластого злодея – Акдала Оурми, старший абордажной команды – так сказать левая рука. Прошу любить и жаловать – потому что невежливость и упрямство они переносят очень плохо. Это все, что пока вам следует знать...

– Так вы п-п-пир... пираты??

Тот пожал плечами:

– Можно и так сказать.

– Что вы собираетесь делать? – истерически взвыл Александер. – У меня есть деньги, я заплачу вам. Пожалуйста, не убивайте! – Он только что не рыдал.

– Да успокойтесь вы, – насмешливо ответил пират. – Убивать мы вас не собираемся – если конечно вы понимаете что такое "цена вопроса"...

– Я полагаю, два или три миллиона могли бы… – начал финансист.

– Сколько-сколько?? – презрительно осклабился атаман. Три миллиона??? Хальдриг, – бросил пират через плечо. Посмотри – на какую сумму примерно мистер Александер собрался нас надуть??

Блондин осторожно поставил на палубу компьютер, и сел рядом. Антон услышал попискивание разогревающихся мю-кристаллов.

– Секундочку, сэр, сейчас посмотрим, – произнес Хальдриг с едва заметным нориским акцентом. Он пару раз ткнул в сенс-панель. – Вот он где у нас. Папка «Денежные мешки и прочие жлобы»; файл «Самые жадные свиньи», номер восемнадцать, – самодовольно сообщил он.

У Антона промелькнула нелепая и неуместная мысль – что компьютер не сможет выйти в сеть – ведь в зоне досягаемости нет никаких ретрансляторов; а главный процессор "Звезды" мертв. Потом он вспомнил что и у пирата наверняка есть передатчик с соответствующими опциями... Секунд тридцать он бессмысленно пережевывал эти мысли.

 

– Александер Эбрэхэм. Родился в Обикпо, архипелаг Лонну, дистрикт Стойл, планета Иштар… Сорок шесть полных лет. В прошлом году заплатил подоходный налог чуть больше ста миллионов квотеров. По нашим данным – пять или семь тайных счетов и недвижимость в Альраги.

Следовательно, он стоит не меньше двух миллиардов, сэр.

– Ну вот – у вас недвижимость в другой системе, а вы тут такие смешные цифры называете! Три миллиона! – гоготнул Идрис. Ну надо же так себя не уважать, так низко себя ценить! И не стыдно вам? Вы же не дешевая шлюха!

Александер облизнул губы:

– Вы вижу хорошо подготовились... господа...

– Мы профессионалы, – усмехнулся Хинк. Ладно – оттащите его в каюту – и глаз не спускать!

…Сидя скорчившись у стены, Антон думал о пиратах – а в сущности – о чем же ему думать еще в такой ситуации?

Про то что в Ойкумене имеются стервятники космических дорог он конечно знал – кто ж про них не знает. Но он всегда думал, что этот вид злодейства куда чаще встречается на экране чем в жизни. В не слишком развитых системах, а также в тех редких случаях, когда в одной системе было несколько обитаемых планет, криминал активно пытался выйти в космос. Были откровенно бандитские "охранные компании", рэкетировавшие старателей и мелкие космические поселения в отдаленных мирах.

В свое время ходили слухи, что ОКК использует прикормленных флибустьеров для того чтобы подрывать торговлю конкурентов – но мало ли слухов ходило о недоброй памяти ОКК, да и нет ее давно...

Лет сорок назад на Ондаго, негритянском мире на самой границе с Ло’Энтар действовала пресловутая «гильдия черных капитанов» – но те больше говорили чем пиратствовали.

Но по настоящему корсарам в Ойкумене было не развернуться.

И дело даже не в том что межзвездная торговля и транссистемный каботаж была с одной стороны не слишком интенсивной, а с другой – тщательно охраняемой сферой деятельности.

Все дело было в другом.

Перехватить звездолет в рейсе было практически невозможно.

Атаковать находящийся в минус-хроне корабль была не в состоянии не только никакая человеческая техника, но даже и мифические Звери Света (да и столь же мифические Демоны Бездны – тоже).

Теоретически конечно можно было подкараулить космонаров, выходящих из промежуточного прыжка – но пси-навигация, штука тонкая, и корабль может пройти за время прыжка и один, и сотню парсеков а у перекрестков самых выгодных трасс обычно имелась надежная охрана.

Так что у пиратов оставалась одна возможность – захватывать стартующие – или прибывающие суда уже в системах.

Иногда это происходило – и нередко бывало так, что военные корабли не успевали на помощь. Но уж если успевали – помогай все боги зазевавшемуся корсару, ибо в космическом бою пленных обычно бывает очень немного.

Были еще и другие пираты – те кто предпочитал не рисковать в открытом бою, а старался захватить корабли изнутри, внедряя в экипажи своих людей. Одно время это было модно, и с тех времен у квартирмейстеров и капитанов осталось стойкое предубеждение к компаниям друзей, пытающимся наниматься на судно всем вместе.

Каждая подобная операция длилась иногда годами – пока не собиралось достаточно людей для акции. Ловкие люди ухитрялись даже всунуть в грузовой трюм контейнер будущей жертвы в котором сидела абордажная команда. Иногда стервятники звездных дорог маскировались под патрульные суда, и под этим предлогом потрошили ни о чем не подозревающую до последнего момента жертву.

И вот именно с такими людьми судьба столкнула Антона.

Между тем капитан Хинк устроился на притащенном из каюты отдыха столе.

Небрежно сброшенный бронекомплект валялся рядом. Под ним оказался расшитый золотом мундир непонятного космофлота – судя по обилию шитья, галунов и аксельбантов принадлежавший какому-то совсем карликовому флоту.

Антон сидел на палубе рядом с капитаном Эрангеквистом и прочими. Не было только Нур, и Антон, еле сдерживая слезы, молился чтобы ее уже не было в живых. Они все дожидались под охраной Акдалы, у которого через плечо свешивалась автоматическая винтовка, когда пират соизволит объявить им их судьбу. Антон уставился в хромированную стену, и попытался отрешиться от действительности, но безуспешно. Абордажная команда расположилась неподалеку от него. Пираты курили и смеялись, как уборщики в его офисе во время перерыва на обед.

Что с ними будет?

За прошедшие несколько часов они конечно не могли оказаться за сотню парсеков, но ведь это и не нужно – достаточно отойти на считанный световой месяц, и поиски становятся делом безнадежным. Если даже каким-то чудом про их судьбу знают – то помочь ничем не смогут. Так что куда бы не ушел корсар со «Звездой судьбы на буксире для них теперь это равносильно нахождению в центре соседней галактики.

Но мысль эта почем-то почти не пугала его – должно быть сработали усталость и нервное перенапряжение последних часов.

Он пытался вспомнить зачем-то недавнее прошлое и оно казалось ему каким-то дьявольским заговором, насмешкой стихийных сил судьбы, для какой-то своей бесовской надобности сделавших так что он оказался сейчас именно здесь и сейчас.

Но толком додумать эту мысль Антон не успел – в отсек вошел еще один человек…

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26 
Рейтинг@Mail.ru