Полное собрание сочинений. Том 7. Сентябрь 1902 ~ сентябрь 1903

Владимир Ленин
Полное собрание сочинений. Том 7. Сентябрь 1902 ~ сентябрь 1903

О задачах социал-демократического движения

Когда двуличное заигрыванье и с рабочим классом и с «законной» оппозицией идет рука об руку с выступлением орды разъяренных негодяев, вроде Валя или Оболенского, – это значит, что правительство хочет развратить и раздробить те массы и те слои народа, которые оно бессильно сломить, а для облегчения своей задачи хочет отвлечь немногочисленные революционные силы на погоню за каждым из этих негодяев в отдельности. Неважно, сознают ли вообще или насколько отчетливо сознают это те или иные представители правительства. Важно то, что тактика, на которую толкает правительство весь его громадный политический опыт и полицейский инстинкт, имеет в действительности именно такое значение. Когда революционное движение проникает насквозь действительно революционные классы народа, когда оно растет кроме того не только вглубь, но и вширь, обещая вскоре стать непобедимой силой, – тогда правительству выгодно провоцировать лучшие революционные силы на охоту за дюжинными руководителями самого возмутительного насилия. Но мы не должны позволить себя спровоцировать. Мы не должны при первых же раскатах действительного народно-революционного грома терять голову и бросаться во все тяжкие, выкидывая за борт, для облегчения своего ума и своей совести, весь опыт Европы и опыт России, всякие сколько-нибудь определенные социалистические убеждения, всякие претензии на принципиально выдержанную, а не авантюристскую тактику. Одним словом, мы не должны позволить осуществиться той попытке реставрировать народовольчество и повторить все его теоретические и практические ошибки, которую предприняли и проводят все дальше и дальше соц.-революционеры. На развращение масс, на провоцирование революционеров мы должны отвечать не «программой», открывающей настежь двери для самых вредных старых ошибок и новых шатаний мысли, не тактикой, усиливающей ту оторванность революционеров от масс, которая является главным источником нашей слабости, нашей неспособности начать решительную борьбу сейчас же. Мы должны отвечать упрочением связи между революционерами и народом, а создание такой связи не может быть осуществлено в наше время ничем иным кроме развития и упрочения социал-демократического рабочего движения. Только рабочее движение поднимает действительно революционный и передовой класс, которому нечего терять от краха современных политических и социальных порядков, – класс, который является последним и неизбежным продуктом этих порядков, класс, который один только представляет из себя безусловного и непримиримого врага этих порядков. Только опираясь на теорию революционного марксизма, на опыт международной социал-демократии, можем мы слить наше революционное движение с рабочим движением, создать непобедимое социал-демократическое движение. Только от имени ставшей на деле рабочею партии можем мы, не теряя верности своим убеждениям, звать к революционной работе все прогрессивные элементы страны, звать к поддержке социализма всех трудящихся, всех страждущих и обремененных.

Написано в конце ноября 1902 г.

Впервые напечатано в 1939 г. в журнале «Пролетарская Революция» № 1

Печатается по рукописи

Новые события и старые вопросы

По-видимому, непродолжительное «затишье», которое отличало последние полгода или три четверти года нашего революционного движения – по сравнению с предшествующим быстрым и бурным развитием его – начинает приходить к концу. Как ни кратко было это «затишье», как ни очевидно было для всякого внимательного и сведущего наблюдателя, что отсутствие (на такое небольшое время) открытых проявлений массового возмущения рабочих не означает нисколько прекращения роста этого возмущения и вглубь и вширь, тем не менее среди нашей интеллигенции, настроенной революционно, но не имеющей зачастую ни прочной связи с рабочим классом, ни крепких устоев определенных социалистических убеждений, стали раздаваться многочисленные голоса уныния и неверия в массовое рабочее движение, с одной стороны, а с другой – голоса в пользу повторения старой тактики отдельных политических убийств как необходимого и обязательного в настоящее время приема политической борьбы. За те несколько месяцев, которые прошли со времени демонстраций прошлогоднего сезона, у нас успела уже образоваться «партия» «соц.-революционеров», громко заговорившая об обескураживающем впечатлении демонстраций, о том, что «народ, увы, еще не скоро», что о вооружении масс легко, конечно, говорить и писать, а теперь надо взяться за «индивидуальный отпор», не отговариваясь от настоятельной необходимости единоличного террора избитыми ссылками все на ту же, одну и ту же (скучную и «неинтересную» для интеллигента, свободного от «догматической» веры в рабочее движение!) задачу агитации среди масс пролетариата и организации массового натиска.

Но вот вспыхивает в Ростове-на-Дону одна из самых обыкновенных и «будничных», на первый взгляд, стачек{26} и приводит к событиям, которые показывают воочию всю нелепость и весь вред предпринятой соц.-революционерами попытки реставрировать народовольчество со всеми его теоретическими и тактическими ошибками. Охватив многие тысячи рабочих, стачка, начатая из-за требований чисто экономического характера, быстро вырастает в политическое событие, несмотря на крайне недостаточное участие в ней организованных революционных сил. Толпы народа, доходившие, по свидетельству некоторых участников, до 20–30 тыс. чел., устраивают поражающие своей серьезностью и организованностью политические собрания, на которых читаются и комментируются с жадностью соц.-демократические прокламации, говорятся политические речи, разъясняются самым случайным и неподготовленным представителям трудящегося народа азбучные истины социализма и политической борьбы, преподаются практические и «предметные» уроки обращения с солдатами и обращения к солдатам. Администрация и полиция теряют голову (может быть, отчасти вследствие ненадежности войска?) и оказываются не в силах помешать устройству в течение нескольких дней невиданных на Руси массовых политических сходок под открытым небом. И когда, наконец, пускается в ход военная сила, толпа оказывает ей отчаянный отпор, и убийство товарища служит поводом для политической демонстрации на другой день над его трупом… Впрочем, соц.рев. дело представляется, вероятно, в ином свете, и, с их точки зрения, было бы, должно быть, «целесообразнее», если бы шестеро убитых в Ростове товарищей отдали свою жизнь на покушения против тех или иных полицейских извергов?

Мы же думаем, что только такие массовые движения, связанные с наглядно выступающим перед всеми ростом политического сознания и революционной активности рабочего класса, заслуживают названия действительно революционных актов и способны внушить действительное ободрение тем, кто борется за русскую революцию. Мы видим тут не пресловутый «индивидуальный отпор», связь которого с массами состоит только в словесных заявлениях, в напечатанных приговорах и т. п. Мы видим действительный отпор толпы, и неорганизованность, неподготовленность, стихийность этого отпора напоминает нам, как неумно преувеличивать свои революционные силы, как преступно пренебрегать задачей внесения вот в эту, настоящим образом борющуюся у нас на глазах толпу большей и большей организованности и подготовленности. Не создавать посредством выстрелов поводы для возбуждения, материал для агитации и для политического мышления, а научиться обрабатывать, использовать, брать в свои руки тот материал, которого слишком достаточно дает русская жизнь, – вот задача, единственно достойная революционера. Соц.-рев. не могут нахвалиться тем, как велико «агитирующее» действие политических убийств, о которых шушукают так много и в либеральных гостиных и в простонародных кабачках. Для них ничего не стоит (благо, они свободны от всяких узких догм сколько-нибудь определенной социалистической теории!) заменить (или хотя бы даже дополнить) политическое воспитание пролетариата произведением политической сенсации. Мы же считаем способными иметь действительно и серьезно «агитирующее» (возбуждающее), и не только возбуждающее, но и (это гораздо более важно) воспитывающее действие только события, в которых действующим лицом является сама масса, которые порождаются ее настроением, а не инсценируются «с специальной целью» той или иной организацией. Мы думаем, что целой сотне цареубийств не произвести никогда такого возбуждающего и воспитывающего действия, как это одно участие десятков тысяч рабочего народа в собраниях, обсуждающих их насущные интересы и связь политики с этими интересами, – как это участие в борьбе, действительно поднимающей новые и новые «непочатые» слои пролетариата к более сознательной жизни, к более широкой революционной борьбе. Нам говорят о дезорганизации правительства (вынужденного сменять господ Сипягиных господами Плеве и «подбирать» себе на службу самых гнусных проходимцев), а мы убеждены, что отдавать одного революционера хотя бы за десять проходимцев значит дезорганизовывать только свои собственные ряды, которые и без того редки, так редки, что не поспевают за всей работой, «спрашиваемой» от них рабочими. Мы думаем, что настоящей дезорганизацией правительства являются такие и только такие случаи, когда действительно организуемые самой борьбой широкие массы заставляют правительство растеряться, когда законность требований передовых людей рабочего класса выясняется уличной толпе и начинает даже выясняться части войска, призываемого для «усмирения», когда военным действиям против десятков тысяч народа предшествует колебание властей, не имеющих никакой реальной возможности определить, до чего доведут эти военные действия, – когда в убитых на поле гражданской войны толпа видит и чувствует своих товарищей, своих сочленов и накопляет в себе новый запас ненависти и желание более решительной схватки с врагом. И не отдельный проходимец, а весь современный строй выступает уже здесь врагом народа, против которого ополчаются местные и петербургские власти, полиция, казаки и войско, не говоря о жандармах и судах, дополняющих и завершающих, как всегда, всякие народные восстания.

 

Да, восстания. Как ни далеко было от «настоящего» восстания начало этого, по-видимому, стачечного движения в далеком провинциальном городе, а его продолжение и его финал невольно наводят на мысль именно о восстании. Обыденность повода к стачке, мелкий характер выставленных рабочими требований особенно сильно оттеняют и могучую силу солидарности пролетариата, увидевшего сразу, что борьба железнодорожных рабочих есть его общее дело, и восприимчивость его к политическим идеям, к политической проповеди, и готовность отстаивать грудью в прямом сражении с войсками те права на свободную жизнь, свободное развитие, которые успели уже стать общим и элементарным достоянием всех мыслящих рабочих. И тысячу раз прав был Донской комитет, который в прокламации, целиком воспроизведенной нами ниже, говорил «всем гражданам» о ростовской стачке, как об одном из приступов к общему подъему русских рабочих с требованием политической свободы{27}. На событиях такого рода мы действительно наблюдаем воочию, как всенародное вооруженное восстание против самодержавного правительства созревает не только как идея в умах и программах революционеров, но также и как неизбежный, практически-естественный, следующий шаг самого движения, как результат растущего возмущения, растущего опыта, растущей смелости масс, получающих такие ценные уроки, такое великолепное воспитание от русской действительности.

Неизбежный и естественный шаг, сказал я – и спешу оговориться: если только мы не позволим себе ни на шаг уклониться от надвигающейся на нас, нависшей над нами задачи помочь этим поднимающимся уже массам подняться смелей и дружней, дать им не двух, а десятки уличных ораторов и руководителей, создать настоящую боевую организацию, способную направлять массы, а не так называемую «боевую организацию», которая направляет (если направляет) неуловимых личностей. Трудна эта задача, что и говорить, но мы с полным правом можем видоизменить так часто и так неудачно приводившиеся в последнее время слова Маркса и сказать: «каждый шаг действительного движения важнее дюжины» индивидуальных покушений и отпоров, важнее сотни только-интеллигентских организации и «партии»{28}.

Наряду с ростовской битвой выдвигаются на первый план из политических фактов последнего времени каторжные приговоры над демонстрантами. Правительство решило запугивать всячески, начиная от розги и кончая каторгой. И какой замечательный ответ дали ему рабочие, речи которых на суде мы приводим ниже{29}, – как поучителен этот ответ для всех тех, кто особенно шумел по поводу обескураживающего действия демонстраций не в целях поощрения к дальнейшей работе на том же пути, а в целях проповеди пресловутого индивидуального отпора! Эти речи – превосходный, от самих глубин пролетариата исходящий комментарий к событиям вроде ростовских и, вместе с тем, замечательное заявление («публичное оказательство», сказал бы я, если бы это не был специфический полицейский термин), вносящее бездну бодрости в длинную и трудную работу над «действительными» шагами движения. Замечательно в этих речах простое, доподлинно-точное изображение того, как совершается переход от самых повседневных, десятками и сотнями миллионов повторяющихся фактов «угнетения, нищеты, рабства, унижения, эксплуатации» рабочих в современном обществе к пробуждению их сознания, к росту их «возмущения», к революционному проявлению этого возмущения (я поставил в кавычки те выражения, которые мне пришлось употребить для характеристики речей нижегородских рабочих, ибо это – те самые знаменитые слова Маркса из последних страниц первого тома «Капитала», которые вызвали со стороны «критиков», оппортунистов, ревизионистов и т. п. столько шумных и неудачных попыток опровержения и изобличения соц.-дем. в том, что они говорят неправду{30}).

Именно потому, что говорили эти речи простые рабочие, вовсе не передовые по степени их развития, говорили даже не в качестве членов какой-либо организации, а в качестве людей толпы, именно потому, что напирали они не на их личные убеждения, а на факты из жизни каждого пролетария или полупролетария в России – такое ободряющее впечатление производят их выводы: «вот почему мы сознательно шли на демонстрацию против самодержавного правительства». Обыденность и «массовидность» тех фактов, из которых они делали этот вывод, ручается за то, что к этому выводу могут прийти и неизбежно придут тысячи, десятки и сотни тысяч, если мы сумеем продолжить, расширить и укрепить систематическое, принципиально-выдержанное и всестороннее революционное (социал-демократическое) воздействие на них. Мы готовы идти на каторгу за борьбу против политического и экономического рабства, раз мы. почувствовали дуновение свободы, – говорили четверо нижегородских рабочих. Мы готовы идти на смерть – как бы вторили им тысячи в Ростове, отвоевывая себе на несколько дней свободу политических сходок, отбивая целый ряд военных атак на безоружную толпу.

Сим победиши – остается нам сказать по адресу тех, кто имеет глаза, чтобы видеть, и уши, чтобы слышать.

«Искра» № 29, 1 декабря 1902 г.

Печатается по тексту газеты «Искра»

Предисловие к речам нижегородских рабочих на суде

Перепечатываем речи нижегородских рабочих с литографированного листка, изданного Нижегородским комитетом Российской социал-демократической рабочей партии. Прибавлять что-либо к этим речам значит лишь ослаблять впечатление, производимое этим бесхитростным рассказом о бедствиях рабочих и о росте среди них возмущения и готовности к борьбе. Наш долг теперь – приложить все усилия, чтобы эти речи были прочтены десятками тысяч русских рабочих. Пример Заломова, Быкова, Самылина, Михайлова и их товарищей, геройски поддержавших на суде свой боевой клич: «Долой самодержавие», воодушевит весь рабочий класс России для такой же геройской, решительной борьбы за свободу всего народа, за свободу неуклонного рабочего движения к светлому социалистическому будущему.

Написано 25 ноября (8 декабря) 1902 г.

Напечатано 1 декабря 1902 г. в газете «Искра» № 29

Печатается по рукописи

К учащимся средних школ{31}

Приветствуя от всей души энергичный почин учащихся, мы со своей стороны дадим им такой товарищеский совет. Старайтесь сделать главной целью своей организации самообразование, выработку из себя убежденных, стойких и выдержанных социал-демократов. Отделяйте возможно более строго эту крайне важную и необходимую подготовительную работу от непосредственной практической деятельности. Старайтесь при вступлении (и до вступления) в ряды действующей армии завязывать самые тесные (и самые конспиративные) сношения с местными или общерусскою социал-демократическими организациями, чтобы вам не пришлось приступать к делу в одиночку, чтобы вы могли начинать уже не с начала, а продолжать сделанное раньше, становиться сразу в ряды и шеренги, двигать вперед движение, поднимая его на высшую ступень.

«Искра» № 29, 1 декабря 1902 г.

Печатается по рукописи

О группе «Свобода»{32}

Как гг. «революционеры-социалисты» относятся к разбору разногласий по существу, видно из следующего. В брошюре «Что делать?» Ленин сделал «Свободе» прямой вызов, предлагая опровергнуть то положение, что «организация революционеров» необходима для распространения и укрепления работы в массах. Там же г. Надеждину обстоятельно разъяснялись весь вред и неприличие теоретического легкомыслия, программной вертлявости («революционер-социалист» и почитай что социал-демократ вместе с тем!), тактического шатания между революционизмом и «экономизмом»{33}, между терроризмом и классовой борьбой пролетариата. Там прямо указывалось и доказывалось, что «Свобода» опускается до демагогии[16]. Г-н Надеждин предпочел уклониться от прямого вызова. Вместо открытой войны с поднятым забралом сей благородный вояка предпочел действовать из-за угла организационной распри. В «журнале для рабочих» (??) группа «Свобода», не разъясняя своих взглядов, только шипит, науськивая «массы» против «организации революционеров» и уверяя их, что «Искра» рубит «здоровый ствол» «экономизма»{34}. Спорить по существу – это ведь только интеллигентская затея. А для «масс» достаточно воплей против «командирства» и прибауток – о «голодном брюхе и святом духе», о «вредном сапоге с гвоздями», о «свиньях и медных лбах», о «расслабленных мозговых желудочках» и «пятачках на хрюкале», о «шиворотной и зубодробительной части» и т. д. (См. «Отклики», стр. 30–55.) «Массовую» литературу наши г-да революционеры-социалисты и социалисты-революционеры продолжают принижать до лубочной литературы, и за эту свою заслугу они требуют себе права сеять разброд и разврат во всех серьезных партийных вопросах. Программа – двойная бухгалтерия, тактика – двойная бухгалтерия, практическая деятельность – демагогия, вот вам портрет «революционно-социалистической» группы «Свобода».

 

«Искра» № 30, 15 декабря 1902 г.

Печатается по тексту газеты «Искра»

Введение к прокламации «К гражданам всей России»{35}

Перепечатываемая нами прокламация Донского комитета подводит итог замечательным событиям, дает в высшей степени яркую и верную оценку им и делает практические выводы, которые никогда не устанет повторять социал-демократия. Прокламация эта была издана в 6500 экз. и разослана в декабре в разные города России.

Написано 20 декабря 1902 г. (2 января 1903 г.)

Напечатано 1 января 1903 г. в газете «Искра» № 31

Печатается по рукописи

Отрывок из статьи против эсеров

Слияние социализма с рабочим движением (этот единственный залог прочного и действительно революционного движения) нелегкое дело, и неудивительно, что его выработка сопровождается разными шатаниями – писали мы ровно два года тому назад в первой статье первого номера «Искры»[17]. И если необходима была борьба с направлением (течением), выбравшим правильный путь, но ошибочно определившим свои задачи на этом пути, то гораздо более необходима борьба с направлением, которое ни о каком слиянии сколько-нибудь цельного и продуманного социализма с рабочим движением и не помышляет. Лишенное социальной основы, без всякой связи с каким-либо определенным общественным классом, оно пытается прикрыть свое внутреннее бессилие размашистостью порыва, «широтой» программы, сирень (читай) беспринципным сочетанием самых различных и противоположных программ, одинаково приложимых, именно в силу этого их качества, и к интеллигенции, и к пролетариату, и к крестьянству. За интеллигенцией en masse[18], равно как и за либеральной оппозицией, можно не заметить при этом никакого общественного класса (благо то либерально-народническое направление, к которому неспособен был критически отнестись старый русский социализм, неспособны и современные соц.-революционеры, объявляет себя неклассовым). К крестьянству можно подойти без всякого решения «проклятых» вопросов об основах его быта, о его месте в общественно-экономической эволюции России и всего мира, подойти с такими общими революционными и социалистическими (на первый взгляд социалистическими) фразами, которые по возможности не противоречили бы ни одному из установившихся и заявивших себя решений крестьянского вопроса. Переживаемый нами бурный момент, когда то там, то здесь вспыхивает борьба, позволяет обходить «под шумок» этой борьбы все и всякие принципиальные вопросы, ограничиваясь сочувственной поддержкой всех ее проявлений и придумыванием «индивидуального отпора» во время сравнительного затишья. Получается направление, очень революционное по его фразам и вовсе не революционное по его действительным воззрениям и связям с революционным классом, – революционное по резкости нападок на правительство и в то же время совершенно неспособное правильно оценить общую тактику этого правительства и дать правильный ответ на эту тактику. В самом деле, не трудно видеть, что несмотря на все скачки и шатания, несмотря на всю растерянность правительства в тех или иных отдельных случаях его тактика, в общем и целом, явственно выдает две главные линии его самозащиты.

Написано в декабре 1902 г.

Впервые напечатано в 1939 г. в журнале «Пролетарская Революция» № 1

Печатается по рукописи

26Речь идет о ростовской стачке, происходившей 2–25 ноября (15 ноября – 8 декабря) 1902 года.
27Имеется в виду прокламация Донского комитета РСДРП «Ко всем гражданам», изданная 6 (19) ноября 1902 года. Прокламация была перепечатана в № 29 «Искры» 1 декабря 1902 года.
28Ленин имеет в виду слова К. Маркса: «Каждый шаг действительного движения важнее дюжины программ» из его письма В. Бракке 5 мая 1875 года (см. К. Маркс и Ф. Энгельс. Избранные произведения в двух томах, т. II, 1955, стр. 7).
29Имеются в виду речи нижегородских рабочих П. А. Заломова, А. И. Быкова, М. И. Самылина и Г. Е. Михайлова, привлеченных к суду за участие в демонстрациях 1 и 5 (14 и 18) мая 1902 года. Речи были произнесены на судебном процессе 28–31 октября (10–13 ноября) 1902 года. Всего по этому делу было привлечено 23 участника демонстраций; по приговору суда 13 из них были сосланы на поселение в Сибирь пожизненно. Первоначально речи были отпечатаны Нижегородским комитетом РСДРП литографским способом отдельным листком. На экземпляре листка, присланном в редакцию «Искры», Ленин написал заголовок «Нижнегородские рабочие на суде», редакционное предисловие (см. настоящий том, стр. 65) и указания наборщикам: «Фельетон и сейчас же в отдельный оттиск» и др. Текст листка с предисловием Ленина был перепечатан в «Искре» № 29, 1 декабря 1902 года и издан отдельным оттиском из этого номера.
30См. К. Маркс. «Капитал», т. I, 1955, стр. 766.
31Заметка является редакционным послесловием к листовке-воззванию «К учащимся средних школ», изданному Южнорусской группой учащихся средних школ. Послесловие было написано Лениным на экземпляре листовки, присланном в редакцию «Искры»; кроме послесловия им были приписаны к за головку «К учащимся средних школ» вводные слова: «обращается следующее, недавно вышедшее на юге воззвание». В таком виде листовка была перепечатана 1 декабря 1902 года в «Искре» № 29. Южнорусская группа учащихся средних школ возникла в мае 1902 года в Ростове-на-Дону. В августе 1902 года состоялся I съезд группы. На съезде было принято упоминаемое выше воззвание, в котором определялись задачи группы: революционная и культурная работа среди учащихся, распространение нелегальной литературы. Центральный комитет группы призывал всех учащихся оказать содействие начинаниям группы, чтобы впоследствии, выйдя из стен школы, учащиеся могли вступать «под гордо развевающиеся красные знамена российской социал-демократии». Группа работала под руководством Донского комитета РСДРП, получала и распространяла социал-демократическую литературу, в том числе «Искру», «Зарю», издания отдельных произведений К. Маркса, Ф. Энгельса, Г. В. Плеханова и др. С октября 1902 по июнь 1903 года Центральный комитет группы издал и распространил около 4000 экземпляров листовок. Группа имела постоянную связь с учащимися одиннадцати южных городов России. В 1904 году Центральный комитет группы объявил группу распущенной и все ее организации присоединившимися к РСДРП.
32Группа «Свобода» была основана Е. О. Зеленским (Л. Надеждиным) в мае 1901 года; именовала себя «революционно-социалистической» группой. Ленин относил группу «Свобода» к числу тех «беспочвенных группок», которые не имели «ни прочных, серьезных идей, программы, тактики, организации, ни корней в массах» (Сочинения, 4 изд., том 20, стр. 331, 332). Группа издавала в Швейцарии журнал «Свобода» (вышло два номера: № 1 в 1901 и № 2 в 1902 году). Кроме того, группой были изданы: «Канун революции. Непериодическое обозрение вопросов теории и тактики» № 1, газета-журнал «Отклики» № 1, программная брошюра «Возрождение революционизма в России» и др. Группа «Свобода» проповедовала идеи терроризма и «экономизма», выступала в блоке с петербургскими «экономистами» против «Искры» и Петербургского комитета РСДРП. Группа прекратила свое существование в 1903 году. Заметка В. И. Ленина «О группе «Свобода»» представляет собой подстрочное примечание к статье Л. Мартова «Борьба направлении – пожива демагогам» («Искра» № 30, 15 декабря 1902 г.), написанной по поводу выпуска группой «Приложения к рабочей социал-демократической газете-журналу «Отклики»» № 1, декабрь 1902, в котором были помещены материалы о выступлении осенью 1902 года петербургских «экономистов» против искровского Петербургского комитета РСДРП. Выпуск «Приложения» был попыткой группы «Свобода» поддержать петербургских «экономистов».
33«Экономизм» – оппортунистическое течение в российской социал-демократии конца XIX – начала XX века, русская разновидность международного оппортунизма. Печатными органами «экономистов» являлись газета «Рабочая Мысль» (1897–1902) и журнал «Рабочее Дело» (1899–1902). Программным документом «экономистов», которых Ленин называл русскими бернштейнианцами, явилось так называемое «Credo», написанное в 1899 году Е. Д. Кусковой. «Экономисты» ограничивали задачи рабочего класса экономической борьбой за повышение заработной платы, улучшение условий труда и т. д., утверждая, что политическая борьба является делом либеральной буржуазии. Они отрицали руководящую роль партии рабочего класса, считая, что партия должна лишь созерцать стихийный процесс движения, быть регистратором событий. Преклоняясь перед стихийностью рабочего движения, «экономисты» принижали значение революционной теории, сознательности, утверждали, что социалистическая идеология может возникнуть из стихийного рабочего движения; они отрицали необходимость внесения в рабочее движение социалистического сознания извне, марксистской партией, и тем самым расчищали дорогу буржуазной идеологии. «Экономисты» защищали разрозненность и кустарничество в социал-демократическом движении, выступая против необходимости создания централизованной партии рабочего класса. «Экономизм» грозил совлечь рабочий класс с классового революционного пути и превратить его в политический придаток буржуазии. Развернутой критике взглядов «экономистов» посвящены произведения Ленина: «Протест российских социал-демократов» (направлен против «Credo», написан в сибирской ссылке в 1899 году и подписан семнадцатью ссыльными марксистами), «Попятное направление в русской социал-демократии», «По поводу «Profession de foi»», «Беседа с защитниками экономизма» (см. Сочинения, 5 изд., том 4, стр. 163–176, 240–273, 310–321; том 5, стр. 360–367). Идейный разгром «экономизма» Ленин завершил в книге «Что делать?» (см. Сочинения, 5 изд., том 6, стр. 1–192). Большую роль в борьбе с «экономизмом» сыграла ленинская «Искра».
16См. Сочинения, 5 изд., том 6, стр. 111–127. Ред.
34В. И. Ленин имеет здесь в виду статью «По поводу письма из Петербурга», напечатанную в «Приложении к рабочей социал-демократической газете-журналу «Отклики»» № 1 (декабрь 1902).
35Прокламация «К гражданам всей России» была издана Донским комитетом РСДРП в ноябре 1902 года и посвящена ростовской стачке, происходившей 2–25 ноября (15 ноября— 8 декабря) 1902 года. В прокламации опровергалось официальное сообщение «Правительственного Вестника» о ростовских событиях, в котором рабочие изображались «буйной толпой» с бессознательными требованиями, носившими якобы исключительно экономический характер. В прокламации восстанавливалась действительная картина стачки, носившей ярко выраженный политический характер, описывалась зверская расправа царских войск с рабочими и их семьями. «Тяжела и самоотверженна борьба рабочих, – говорилось в заключительной части прокламации, – многими жертвами и поражениями сопровождается она, но каждый день приближает нас к победе, все больше появляется фактов, свидетельствующих о силе революционной энергии, скрывающейся в недрах их массы… Вихрь событий, пронесшийся в течение нескольких дней по юго-востоку России, показал пробуждение рабочего класса, силу развившейся в нем классовой солидарности и политического сознания… Движение сразу приняло ярко политический характер; тысячи рабочих, до того слабо затронутые пропагандой, воочию убеждались в истинном значении самодержавного строя и до боли осязательно почувствовали насущность политической свободы… Политические тенденции ростовских событий дают лишний повод подчеркнуть первенствующее значение пролетариата в освободительном движении и потому должны повсюду вызвать сочувствие и поддержку, чтобы этим подкрепить их значение и показать солидарность всего рабочего класса России». В прокламации содержался призыв к рабочим ответить на насилия царского правительства революционными выступлениями. Заканчивалась она следующими словами: «Пусть же пожар, вспыхнувший на Дону, разгорится грозным пламенем, пусть в ответ на ружейные залпы могучим эхом прогремят демонстрации, пусть стоны жертв покроет гром протеста, пусть повсюду так же единодушно, как в Ростове, вынесут смертный приговор самодержавию, гнетущему страну! Долой самодержавие! Да здравствует грядущая революция!» Прокламация «К гражданам всей России» с редакционным введением В. И. Ленина была опубликована 1 января 1903 года в «Искре» № 31 и издана отдельным оттиском из этого номера. На экземпляре прокламации, присланном в редакцию «Искры», кроме редакционного введения, имеется следующая надпись Ленина: «Набрать тотчас петитом и отпечатать отдельным оттиском: Отдельный оттиск из № 31 «Искры»», а также подсчет количества букв и указания наборщикам.
17См. Сочинения, 5 изд., том 4, стр. 373. Ред.
18В массе. Ред.
1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33 
Рейтинг@Mail.ru