Полное собрание сочинений. Том 7. Сентябрь 1902 ~ сентябрь 1903

Владимир Ленин
Полное собрание сочинений. Том 7. Сентябрь 1902 ~ сентябрь 1903

10

Мне кажется это излишним, так как непомерно расширилась бы компетенция судов{111}. Мы преследуем цель – понижение арендной платы, а установление такс дало бы возможность землевладельцам ссылкой на определенные факты доказывать свою правоту. Понижение арендных цен исключает всякую мысль о повышении их. Каутский, говоря об Ирландии, указывает, что там введение промысловых судов дало некоторые результаты.

15. Речи и выступления при обсуждении устава партии. 2 (15) августа

1

Ленин вкратце защищает свою формулировку, подчеркивая в особенности, что она дает стимул: «организуйтесь!»{112}. Не надо думать, что партийные организации должны быть только из профессиональных революционеров. Нам нужны самые разнообразные организации всех видов, рангов и оттенков, начиная от чрезвычайно узких и конспиративных и кончая весьма широкими, свободными, lose Organisationen. Необходимый признак партийной организации – утверждение ее Центральным Комитетом.

2

Я прежде всего хотел бы сделать два замечания частного свойства. Во-первых, по поводу любезного (говорю это без иронии) предложения Аксельрода «сторговаться». Я охотно последовал бы этому призыву, ибо вовсе не считаю наше разногласие таким существенным, чтобы от него зависела жизнь или смерть партии. От плохого пункта устава мы еще далеко не погибнем! Но раз уже дошло дело до выбора из двух формулировок, то я никак не могу отказаться от своего твердого убеждения, что формулировка Мартова есть ухудшение первоначального проекта, ухудшение, которое может принести партии, при известных условиях, немало вреда. Второе замечание относится к тов. Брукэру. Совершенно естественно, что, желая провести повсюду выборный принцип, тов. Брукэр принял мою формулировку, которая одна только определяет сколько-нибудь точно понятие члена партии. Мне непонятно поэтому удовольствие тов. Мартова по поводу согласия со мной тов. Брукэра. Неужели тов. Мартов в самом деле за руководство для себя признает обратное тому, что говорит Брукэр, без разбора его мотивов и аргументов?

Переходя к существу дела, я скажу, что тов. Троцкий совершенно не понял основной мысли тов. Плеханова и поэтому обошел в своих рассуждениях всю суть вопроса. Он говорил об интеллигентах и рабочих, о классовой точке зрения и о массовом движении, но не заметил одного основного вопроса: суживает или расширяет моя формулировка понятие члена партии? Если бы он задал себе этот вопрос, он легко увидал бы, что моя формулировка суживает это понятие, а мартовская расширяет, отличаясь (по верному выражению самого Мартова) «эластичностью». И именно «эластичность» в такой период партийной жизни, как переживаемый нами, несомненно раскрывает двери для всех элементов разброда, шатания и оппортунизма. Чтобы опровергнуть этот простой и очевидный вывод, надо доказать, что таких элементов нет, а тов. Троцкий и не подумал сделать это. Да и нельзя доказать этого, ибо все знают, что таких элементов немало, что есть они и в рабочем классе. Охрана твердости линии и чистоты принципов партии становится именно теперь делом тем более настоятельным, что восстановленная в своем единстве партия примет в свои ряды очень много неустойчивых элементов, число которых будет расти по мере роста партии. Тов. Троцкий очень неправильно понял основную мысль моей книги «Что делать?», когда говорил, что партия не есть заговорщическая организация (это возражение делали мне и многие другие). Он забыл, что я предполагаю в своей книге целый ряд различных типов организаций, начиная от самых конспиративных и самых узких и кончая сравнительно широкими и «свободными» (lose)[65]. Он забыл, что партия должна быть лишь передовым отрядом, руководителем громадной массы рабочего класса, который весь (или почти весь) работает «под контролем и руководством» партийных организаций, но который не входит весь и не должен входить весь в партию. Посмотрите, в самом деле, какие выводы получает тов. Троцкий в силу основной своей ошибки. Он говорил нам здесь, что если бы ряды и ряды рабочих арестовывались и все рабочие заявляли о своей непринадлежности к партии, то странной была бы наша партия! Не наоборот ли? Не странно ли рассуждение тов. Троцкого? Он считает печальным то, что всякого сколько-либо опытного революционера могло бы лишь радовать. Если бы сотни и тысячи арестуемых за стачки и демонстрации рабочих оказывались не членами партийных организаций, это доказало бы только, что наши организации хороши, что мы выполняем свою задачу – законспирировать более или менее узкий круг руководителей и привлечь к движению возможно более широкую массу. Корень ошибки тех, кто стоит за формулировку Мартова, состоит в том, что они не только игнорируют одно из основных зол нашей партийной жизни, но даже освящают это зло. Состоит это зло в том, что в атмосфере почти всеобщего политического недовольства, при условиях полной скрытности работы, при условиях сосредоточения большей части деятельности в тесных тайных кружках и даже частных свиданиях, нам до последней степени трудно, почти невозможно отграничить болтающих от работающих. И едва ли найдется другая страна, в которой бы смешение этих двух категорий было так обычно, вносило такую тьму путаницы и вреда, как в России. Не только в интеллигенции, но и в среде рабочего класса мы страдаем от этого зла жестоко, а формулировка тов. Мартова узаконяет это зло. Формулировка эта неизбежно стремится всех и каждого сделать членами партии; тов. Мартов сам должен был признать это с оговоркой – «если хотите, да», сказал он. Именно этого-то и не хотим мы! Именно поэтому мы и восстаем так решительно против формулировки Мартова. Лучше, чтобы десять работающих не называли себя членами партии (действительные работники за чинами не гонятся!), чем чтобы один болтающий имел право и возможность быть членом партии. Вот принцип, который мне кажется неопровержимым и который заставляет меня бороться против Мартова. Мне возражали, что прав-то членам партии мы никаких не даем, поэтому и злоупотреблений быть не может. Такое возражение совершенно несостоятельно: если у нас не указано, какие именно особые права получает член партии, то заметьте, что у нас не приведено и никаких указаний об ограничении прав членов партии. Это во-первых. А во-вторых, и это главное, независимо даже от прав, нельзя забывать, что всякий член партии ответственен за партию и партия ответственна за всякого члена. При наших же условиях политической деятельности, при зачаточном состоянии настоящей политической сорганизованное™, было бы прямо опасно и вредно давать не членам организации право членства и возлагать ответственность на партию за таких людей, которые в организацию не входят (и не входят, может быть, умышленно). Тов. Мартов приходил в ужас по поводу того, что на суде не член партийной организации не вправе будет, несмотря на свою энергичную работу, назвать себя членом партии. Меня это не пугает. Серьезным вредом было бы, наоборот, если бы на суде заявил себя с нежелательной стороны человек, который называет себя членом партии, не принадлежа ни к одной из партийных организаций. Невозможно опровергнуть, что такое лицо работало под контролем и руководством организации, невозможно именно в силу расплывчатости термина. Фактически – в этом не может быть сомнения – слова «под контролем и руководством» приведут к тому, что не будет ни контроля, ни руководства. Никогда ЦК не в силах будет распространить настоящий контроль на всех работающих, но не входящих в организации. Наша задача – дать фактический контроль в руки ЦК. Наша задача – оберегать твердость, выдержанность, чистоту нашей партии. Мы должны стараться поднять звание и значение члена партии выше, выше и выше – и поэтому я против формулировки Мартова,

 

Сверено с рукописью

3

Ленин настаивает на включении слов о материальной поддержке, раз все признают, что партия должна существовать на средства ее членов. Нельзя в вопросе о создании политической партии ссылаться на моральные соображения.

16. Выступления при обсуждении устава партии. 4 (17) августа

1

Ленин находит неудобной первую формулировку ввиду того, что она придает Совету третейский характер{113}. Совет же должен быть не только учреждением третейским, но и согласующим деятельность ЦК и Центрального Органа. Высказывается, кроме того, за назначение пятого члена съездом. Возможен случай, когда четыре члена Совета не смогут выбрать пятого; мы тогда останемся без необходимого учреждения.

2

Ленин доводы тов. Засулич находит неудачными{114}. Случай, представленный ею, является уже борьбой; а в таком случае никакие уставы тут не помогут. Предоставляя выбор пятого четырем членам Совета, мы этим вносим борьбу в устав. Считает необходимым отметить, что Совет носит не только характер примирительного учреждения: так, например, два члена Совета по уставу имеют право созвать его.

3

Ленин за сохранение этого места; нельзя никому запретить доходить до центра с заявлением. Это необходимое условие централизации{115}.

4{116}

Здесь два вопроса. Первый о квалифицированном большинстве, и я против предложения понизить с 4/5 до 2/3. Вводить мотивированный протест нерасчетливо, и я против него{117}. Неизмеримо важнее второй вопрос – о праве взаимного контроля ЦК и Центрального Органа над кооптацией. Взаимное согласие двух центров есть необходимое условие гармонии. Здесь вопрос идет о разрыве двух центров. Кто не хочет раскола, должен заботиться о том, чтобы была гармония. Из жизни партии известно, что бывали люди, вносившие раскол. Вопрос этот принципиальный, вопрос важный, от пего может зависеть вся будущая судьба партии.

5

Если устав хромал на одну ногу, то тов. Егоров делает его хромым на обе{118}. Совет кооптирует лишь в исключительных случаях. Для обеих сторон, для обоих центров необходимо полное доверие именно потому, что это сложный механизм; без полного взаимного доверия невозможна успешная совместная работа. И весь вопрос о правильном совместном функционировании тесно связан с правом кооптации. Вопрос о технических трудностях переоценен напрасно тов. Дейчем.

17. Дополнение к § 12 проекта устава партии

Кооптация членов Центрального Комитета и редакции Центрального Органа допустима лишь с согласия всех членов Совета партии.

Внесено 5 (18) августа

18. Выступления при обсуждении устава партии. 5 (18) августа

1

Отвечу вкратце на оба возражения{119}. Тов. Мартов говорит, что я предлагаю единогласие обеих коллегий на кооптацию членов; это – неверно. Съезд решил не давать права veto каждому из членов двух, может быть довольно обширных коллегий, но это не значит, что мы не можем дать этой власти учреждению, согласующему всю деятельность совместной работы двух центров. Совместная работа двух центров требует полного единогласия и даже личного единения, а это возможно лишь при единогласной кооптации. Ведь если два члена находят, что кооптация необходима, то они могут созвать Совет.

2

Поправка Мартова противоречит уже принятому пункту о единогласной кооптации в ЦК и ЦО{120}.

3

Толкование тов. Мартова неверно, ибо изъятие противоречит единогласию{121}. Я обращаюсь к съезду и прошу решить: следует ли поправку тов. Мартова ставить на голосование.

4

По существу я не стал бы спорить с товарищами Глебовым и Дейчем, но я считал необходимым сказать о Лиге в уставе, потому что, во-первых, все знали о существовании Лиги, во-вторых, чтобы отметить представительство Лиги в партии по старым уставам, в-третьих, потому что все прочие организации находятся на положении комитетов, а Лига вносится, чтобы оттенить ее особенное положение{122}.

 

19. Проект резолюции по заявлению Мартынова и Акимова{123}

Признавая заявление товарищей Мартынова и Акимова противоречащим нашему понятию о членах съезда и даже о членах партии, съезд предлагает товарищам Акимову и Мартынову либо взять назад свое заявление, либо определенно заявить о своем выходе из партии. Что касается до протоколов, то съезд во всяком случае предоставляет им присутствовать на особом заседании, когда протоколы будут утверждаться.

Написано 5 (18) августа 1903 г.

Впервые напечатано в 1927 г. в Ленинском сборнике VI

Печатается по рукописи

20. Выступления при обсуждении заявления Мартынова и Акимова. 5 (18) августа

1

Бюро обсуждало заявление товарищей Мартынова и Акимова, поданное ими в утреннем заседании. Я не буду касаться мотивировки, хотя она неправильна и чрезвычайно странна. Никто нигде не заявлял о закрытии Союза, и товарищи Мартынов и Акимов сделали неправильное косвенное заключение из решения съезда о Лиге. Но даже и закрытие Союза не может лишить делегатов права участвовать в работах съезда. Точно так же съезд не может допустить отказа от участия в голосовании. Член съезда не может только утверждать протоколы и не участвовать в остальных его работах. Бюро не предлагает пока никакой резолюции и ставит вопрос этот на обсуждение съезда. Заявление Мартынова и Акимова до последней степени ненормально и противоречит званию члена съезда.

2

Что за нелепое и ненормальное положение здесь создалось. С одной стороны, нам говорят, что подчиняются решениям съезда, а с другой – хотят из-за решения по поводу устава уйти. Явившись сюда как делегат организации, признанной Организационным комитетом, всякий из нас стал членом съезда. Никакое распущение организации не уничтожает этого титула. Как нам, бюро, поступить во время голосования?

Не считать ушедших совсем – нельзя, ибо съезд утвердил уже свой состав. Есть тут один логический вывод – совсем уйти из рядов партии. Утвердить же протоколы можно, пригласив для этого специально и товарищей из Союза, хотя съезд вправе и без них утвердить свои протоколы.

21. Проект резолюции о выходе Бунда из РСДРП{124}

Выход Бунда

Съезд рассматривает отказ делегатов Бунда подчиниться решению большинства съезда, как выход Бунда из РСДРП{125}.

Съезд глубоко сожалеет об этом шаге, который, по его убеждению, является крупной политической ошибкой настоящих руководителей «еврейского рабочего союза», ошибкой, которая неизбежно должна вредно отразиться на интересах еврейского пролетариата и рабочего движения. Доводы, которыми оправдывают свой шаг делегаты Бунда, съезд признает в практическом отношении совершенно неосновательными опасениями и заподазриваниями в неискренности и непоследовательности социал-демократических убеждений у русских социал-демократов, а в теоретическом отношении результатом печального проникновения национализма в социал-демократическое движение Бунда.

Съезд выражает пожелание и твердое убеждение в необходимости полного и теснейшего единства еврейского и русского рабочего движения в России, единства не только принципиального, но и организационного и постановляет принять все меры к тому, чтобы еврейский пролетариат был подробно ознакомлен как с настоящей резолюцией съезда, так и вообще с отношением русской социал-демократии ко всякому национальному движению.

Написано 5 (18) августа 1903 г.

Впервые напечатано в 1930 г. в Ленинском сборнике XV

Печатается по рукописи

22. Дополнение к резолюции Мартова о выходе бунда из РСДРП

Съезд постановляет принять все меры к восстановлению единства еврейского и не еврейского рабочего движения и к разъяснению пред возможно более широкими массами еврейских рабочих постановки национального вопроса русской социал-демократией.

Написано 5 (18) августа 1903 г.

Печатается впервые, по рукописи

23. Проект резолюции об отдельных группах

Отдельные группы

Съезд выражает свое сожаление по поводу отдельного существования таких групп социал-демократов, как «Борьба», «Жизнь» и «Воля»{126}. Их обособленность не может не вызывать недопустимой в партии дезорганизации, с одной стороны, а с другой стороны – печальных отступлений от социал-демократических воззрений и социал-демократической тактики в сторону так называемого социал-революционизма (у «Воли» и отчасти у «Борьбы» в ее аграрной программе) или в сторону христианского социализма и анархизма (у «Жизни»). Съезд выражает желание, чтобы как указанные группы, так и все вообще группы лиц, причисляющих себя к социал-демократии, вошли в ряды единой и организованной русской социал-демократии. Съезд поручает Центральному Комитету собрать необходимые сведения и сделать окончательное постановление о месте указанных и других отдельных групп внутри партии или об отношении к ним нашей партии.

Написано 5 или 6 (18 или 19) августа 1903 г.

Впервые напечатано в 1930 г. в Ленинском сборнике XV

Печатается по рукописи

24. Проект резолюции о работе в войске

Войско

Съезд обращает внимание всех партийных организаций на важность социал-демократической пропаганды и агитации среди войска и рекомендует направить все усилия к скорейшему закреплению и оформлению всех имеющихся связей среди офицеров и нижних чинов. Съезд признает желательным образование особых групп служащих в войске социал-демократов с тем, чтобы группы эти занимали определенное положение в местных комитетах (как ветви комитетской организации) или в центральной организации (как учреждения, созданные непосредственно Центральным Комитетом и непосредственно ему подчиненные).

Написано 5—10 (18–23) августа 1903 г.

Впервые напечатано в 1930 г. в Ленинском сборнике XV

Печатается по рукописи

25. Проект резолюции о работе среди крестьянства

Крестьянство

Съезд обращает особенное внимание всех членов партии на важность развития и упрочения работы среди крестьянства. Необходимо выступать перед крестьянством (и в особенности перед деревенским пролетариатом) со всей социал-демократической программой в ее целости, разъясняя значение аграрной программы, как первых и ближайших требований на почве существующего строя. Необходимо стремиться к тому, чтобы из сознательных крестьян и интеллигентных работников в деревне образовывались крепко сплоченные группы социал-демократов, постоянно сносящихся с комитетами партии. Необходимо противодействовать среди самого крестьянства пропаганде социалистов-революционеров, сеющей беспринципность и реакционные народнические предрассудки.

Написано 5—10 (18–23) августа 1903 г.

Впервые напечатано в 1930 г. в Ленинском сборнике XV

Печатается по рукописи

26. Речь при выборах редакции «Искры»{127}. 7 (20) августа

Товарищи! Речь Мартова была настолько странная, что я вижу себя вынужденным решительно восстать против его постановки вопроса. Я напоминаю прежде всего, что протест Мартова против самых выборов редакции, отказ его и его товарищей от участия в имеющей быть выбранной редакции находятся в вопиющем противоречии с тем, что говорили все мы (и Мартов в том числе), когда партийным органом признана была «Искра». Нам возражали тогда, что такое признание не имеет смысла, ибо нельзя утверждать одного заголовка без утверждения редакции, и сам же тов. Мартов разъяснял возражателям, что это неправда, что утверждается определенное политическое направление, что состав редакции не предрешается ничем, что выборы редакторов предстоят еще впереди, по пункту 24 нашего Tagesordnung{128}. Поэтому тов. Мартов не имел теперь решительно никакого права говорить об ограничении признания «Искры». Поэтому слова Мартова, что его вступление в тройку без старых его товарищей по редакции положило бы пятно на всю его политическую репутацию, свидетельствуют лишь о поразительном смешении политических понятий. Встать на эту точку зрения – значит отрицать право съезда на новые выборы, на всяческое изменение состава должностных лиц, на переборку уполномочиваемых им коллегий. Какую путаницу вносит такая постановка вопроса, видно хотя бы и из примера Организационного комитета. Мы выразили ему полное доверие и благодарность съезда, но мы в то же время осмеяли самую мысль о том, что съезд не вправе разобраться во внутренних отношениях ОК, мы в то же время отстранили всякое предположение о том, что старый состав ОК стеснит нас в «нетоварищеской» переборке этого состава и в образовании из любых элементов нового ЦК. Повторяю еще раз: в воззрениях тов. Мартова на допустимость выборов части прежней коллегии проявляется величайшее смешение политических понятий.

Я перейду теперь к вопросу о «двух тройках»{129}. Тов. Мартов сказал, что весь этот проект двух троек есть дело одного лица, одного члена редакции (именно мой проект), и что никто больше за него не ответственен. Я категорически протестую против этого утверждения и заявляю, что оно прямо неверно. Я напомню тов. Мартову, что за несколько недель до съезда я прямо заявил ему и еще одному члену редакции, что я буду требовать на съезде свободного выбора редакции. Я отказался от этого плана лишь потому, что сам тов. Мартов предложил мне вместо него более удобный план выбора двух троек. Я формулировал тогда этот план на бумаге и послал его прежде всего самому тов. Мартову, который вернул мне его с исправлениями, – вот он у меня, этот самый экземпляр, где исправления Мартова записаны красными чернилами{130}. Целый ряд товарищей видел затем этот проект десятки раз, видели его и все члены редакции, и никто никогда не протестовал против него формально. Говорю: «формально», ибо тов. Аксельрод однажды, если я не ошибаюсь, бросил как-то частное замечание о несочувствии его этому проекту. Но само собою разумеется, что для протеста редакции требовалось не частное замечание. Редакция недаром приняла даже перед съездом формальное решение пригласить определенное седьмое лицо для того, чтобы, в случае необходимости выступить на съезде с каким-либо коллективным заявлением, можно было принять непоколебимое решение, столь часто не достигавшееся в нашей коллегии из шести. И все члены редакции знают, что пополнение шестерки седьмым постоянным членом редакции составляло уже очень и очень давно предмет наших постоянных забот. Таким образом, повторяю, выход в виде выбора двух троек был совершенно естественным выходом, который я и ввел в свой проект с ведома и согласия тов. Мартова. И тов. Мартов вместе с тов. Троцким и другими много и много раз после того защищали эту систему выбора двух троек на целом ряде частных собраний «искряков». Исправляя заявление Мартова о частном характере плана двух троек, я и не думаю, однако, затрагивать этим утверждения того же Мартова о «политическом значении» того шага, который мы сделали, не утвердив старой редакции. Напротив, я вполне и безусловно согласен с тов. Мартовым в том, что этот шаг имеет крупное политическое значение – только не то, какое приписывает ему Мартов. Он говорил, что это есть акт борьбы за влияние на ЦК в России. Я пойду дальше Мартова. Борьбой за влияние была до сих пор вся деятельность «Искры», как частной группы, а теперь речь идет уже о большем, об организационном закреплении влияния, а не только о борьбе за него. До какой степени глубоко мы расходимся здесь политически с тов. Мартовым, видно из того, что он ставит мне в вину это желание влиять на ЦК, а я ставлю себе в заслугу то, что я стремился и стремлюсь закрепить это влияние организационным путем. Оказывается, что мы говорим даже на разных языках! К чему была бы вся наша работа, все наши усилия, если бы венцом их была все та же старая борьба за влияние, а не полное приобретение и упрочение влияния. Да, тов. Мартов совершенно прав: сделанный шаг есть, несомненно, крупный политический шаг, свидетельствующий о выборе одного из наметившихся теперь направлений в дальнейшей работе нашей партии. И меня ни капельки не пугают страшные слова об «осадном положении в партии», об «исключительных законах против отдельных лиц и групп» и т. п. По отношению к неустойчивым и шатким элементам мы не только можем, мы обязаны создавать «осадное положение», и весь наш устав партии, весь наш утвержденный отныне съездом централизм есть не что иное, как «осадное положение» для столь многочисленных источников политической расплывчатости. Против расплывчатости именно и нужны особые, хотя бы и исключительные, законы, и сделанный съездом шаг правильно наметил политическое направление, создав прочный базис для таких законов и таких мер.

Печатается по рукописи

111Возражение Ленина направлено против предложения Либера внести в § 5 проекта программы по аграрному вопросу требование предоставить судам право устанавливать арендные цены на землю.
112Речь идет о ленинской формулировке § 1 устава партии: «Членом партии считается всякий, признающий ее программу и поддерживающий партию как материальными средствами, так и личным участием в одной из партийных организаций» (Сочинения, 4 изд., том 7, стр. 224). Мартовым была предложена другая формулировка: «Членом РСДРП считается всякий, принимающий ее программу, поддерживающий партию материальными средствами и оказывающий ей регулярное личное содействие под руководством одной из ее организаций» («Второй съезд РСДРП», 1959, стр. 425). На заседании уставной комиссии 30 июля (12 августа) голоса разделились, и на обсуждение съезда были вынесены обе формулировки § 1 устава, за исключением слов о поддержке партии материальными средствами, которые в уставной комиссии большинством голосов были сняты. Съездом была принята формулировка Мартова (28 голосов – за, 22 – против, 1 – воздержался). Большинством голосов (26 против 18) съезд включил в § 1 устава слова о материальной поддержке партии членами партии. Анализ прений на съезде и голосования по этому вопросу дан В. И. Лениным в брошюре «Шаг вперед, два шага назад» (см. Сочинения, 4 изд., том 7, стр. 222–256).
65См. Сочинения, 5 изд., том 6, стр. 119. Ред.
113При обсуждении первого абзаца § 4 проекта устава – о порядке назначения членов Совета партии и замещения выбывших членов Совета уставная комиссия не пришла к соглашению и на съезд были вынесены три формулировки. Первая формулировка, внесенная Л. Мартовым и В. А. Носковым (Глебовым): «Совет партии назначается редакцией Центрального Органа и ЦК, которые посылают в Совет по два члена; эти четыре члена Совета приглашают пятого; выбывшие члены Совета замещаются назначившими их учреждениями». Вторая формулировка, внесенная В. И. Лениным и В. Н. Розановым (Поповым): «Совет партии назначается съездом из членов редакции Центрального Органа и ЦК в составе пяти лиц, причем не менее двух должны быть от каждой из этих коллегий. Выбывшие члены Совета замещаются самим Советом». Третья формулировка, внесенная Е. Я. Левиным (Егоровым): «Совет партии избирается съездом по два из ЦК и из редакции Центрального Органа. Четыре избранные члена выбирают единогласно пятого; выбывшие члены Совета замещаются теми организациями, к которым они принадлежат, за исключением пятого, который замещается указанным выше способом». В результате обсуждения этого вопроса на съезде были приняты следующие формулировки: «4. Съезд назначает пятого члена Совета, Центральный Комитет и редакцию Центрального Органа. 5. Совет партии назначается редакцией Центрального Органа и ЦК, которые посылают в Совет по два члена: выбывшие члены Совета замещаются назначившими их учреждениями, пятый член замещается самим Советом» («Второй съезд РСДРП», 1959, стр. 426).
114В выступлении при обсуждении первого абзаца § 4 проекта устава Засулич говорила: «Возражение, что четыре члена Совета не смогут выбрать пятого, не имеет под собой почвы: если такое учреждение, как Совет, не сможет выбрать пятого члена, то это значит тогда, что учреждение вообще не дееспособно» («Второй съезд РСДРП», 1959, стр. 296).
115Речь идет о § 10 проекта устава партии: «Каждый член партии и всякое лицо, имеющее какое-либо дело с партией, вправе требовать, чтобы его заявление в подлинном виде было доставлено в ЦК или в редакцию Центрального Органа, или партийному съезду» («Второй съезд РСДРП», 1959, стр. 426). Выступление Ленина направлено против предложения Мартова снять из этой формулировки слова «и всякое лицо, имеющее какое-либо дело с партией». Предложение Мартова было отклонено.
116Выступление относится к § 12 проекта устава партии, в котором речь шла о кооптации в коллегиальные учреждения партии, в том числе в ЦК и ЦО. В книге «Шаг вперед, два шага назад» Ленин писал: «И большая строгость квалификации при приеме членов (4/5 вместо 2/3), и единогласие при кооптации, и взаимный контроль над кооптацией в центры, – все это мы стали отстаивать, когда мы оказались в меньшинстве по вопросу о личном составе центров» (Сочинения, 4 изд., том 7, стр. 274). Против предложения ввести в устав требование единогласия и взаимного контроля ЦК и ЦО при кооптации выступил Мартов. Впоследствии Ленин так характеризовал положение, создавшееся в этот момент на съезде: «У нас естественно явилось опасение, что нас подсидят, подведут. Ввиду этого необходимо было ввести обоюдную кооптацию в центральные учреждения, чтобы обеспечить партии единство их действий. Из-за этого вопроса снова возникла борьба… Нужно было создать последовательное, честное искровское министерство. На этом пункте мы были опять побиты. Пункт о взаимной кооптации в центральные учреждения был провален. Ошибка Мартова, поддерживаемого «болотом», обнаружилась еще ярче. С этого момента коалиция сложилась вполне, и под угрозой поражения мы принуждены были зарядить свои ружья двойными зарядами. Бунд и «Рабочее Дело» сидели и своими голосами решали судьбу съезда. Отсюда возникла упорная, ожесточенная борьба» (Сочинения, 4 изд., том 7, стр. 65).
117Е. Я. Левин (Егоров) возражал против ограничения необходимого для кооптации в коллегиальные партийные учреждения большинства какой-либо цифрой (2/3 или 4/5) и считал, что при отсутствии мотивированного протеста вопрос может решаться простым большинством.
118Е. Я. Левин (Егоров) в своем выступлении назвал проект устава «хромым» из-за отсутствия в нем пункта о предоставлении нрава Совету партии решать вопрос о кооптации в партийные центры.
119Имеются в виду выступления Троцкого и Мартова с возражениями против предложения Ленина внести в § 12 устава партии пункт о допустимости кооптации в ЦК и редакцию ЦО только с согласия всех членов Совета партии.
120Имеется в виду предложение, внесенное Мартовым при обсуждении § 12 проекта устава: «В случае, если единогласие при кооптации новых членов в ЦК или в редакцию Центрального Органа не достигнуто, вопрос о приеме члена может быть перенесен в Совет и в случае кассации им решения соответствующей коллегии окончательное решение ею производится простым большинством» («Второй съезд РСДРП», 1959, стр. 311).
121Имеются в виду следующие слова Мартова: «Я предлагаю, чтобы большинству, недовольному решением меньшинства, было дано право обратиться за решением к Совету» («Второй съезд РСДРП», 1959, стр. 311). Поправка Мартова была принята съездом (24 голоса за, 23 – против).
122В своем выступлении Ленин отвечает В. А. Носкову (Глебову) и Л. Г. Дейчу, предлагавшим не включать в устав § 13 (о признании «Заграничной лиги русской революционной социал-демократии» единственной заграничной организацией РСДРП и о ее задачах), а передать его на обсуждение в Центральный Комитет партии (Глебов) или в Совет партии (Дейч). § 13 устава был принят на съезде 31 голосом против 12, при 6 воздержавшихся.
123После утверждения съездом § 13 устава о признании Заграничной лиги единственной организацией РСДРП за границей делегаты «Союза русских социал-демократов за границей» Мартынов и Акимов заявили в бюро съезда об отказе участвовать в голосовании и намерении присутствовать на съезде лишь для выслушивания протоколов прежних заседаний и обсуждения порядка их опубликования. Заявление было оглашено на 27-м заседании съезда 5(18) августа. Съезд предложил Акимову и Мартынову взять свое заявление обратно, после чего они, отвергнув это предложение, ушли со съезда. Проект резолюции Ленин на съезд не вносил. В рукописи проект Лениным зачеркнут. Возможно, что это было сделано в связи с тем, что бюро съезда решило перенести обсуждение этого вопроса на съезд.
124Проект резолюции о выходе Бунда из РСДРП, как и публикуемые ниже дополнение к резолюции Мартова и проекты резолюций об отдельных группах, о работе в войске и о работе в крестьянстве Ленин на съезд не вносил. Последние два вопроса на съезде не обсуждались. В докладе о II съезде РСДРП на II съезде Заграничной лиги 13 (28) октября 1903 года Ленин говорил: «Вследствие тормозов и проволочек со стороны «болота», нам пришлось выбросить из Tagesordnung'a массу важных пунктов; так, нам совсем не осталось времени для обсуждения всех вопросов о тактике» (Сочинения, 4 изд., том 7, стр. 66).
125Речь идет о решении съезда, принятом 5 (18) августа 1903 года, отклонить § 2 устава Бунда, внесенного Бундом на обсуждение съезда. В этом параграфе говорилось: «Бунд есть социал-демократическая, неограниченная в своей деятельности какими-либо районными рамками, организация еврейского пролетариата и входит в партию в качестве его единственного представителя» («Второй съезд РСДРП», 1959, стр. 51). Ввиду принципиального характера этого параграфа, он был поставлен на обсуждение съезда первым. Делегаты Бунда, в знак протеста против решения съезда, заявили о выходе Бунда из РСДРП и покинули съезд.
126«Воля» – заграничная группа, называвшая себя «революционной социал-демократической организацией». В феврале 1903 года группой была выпущена листовка «К революционерам от революционной социал-демократической организации «Воли»», в которой выдвигались задачи политической агитации во всех слоях населения и объединения социал-демократов с социалистами-революционерами. В РСДРП группа «Воля» не входила. II съезд РСДРП принял резолюцию «О группе издательства Куклина и группе «Воля»», в которой говорилось: «… съезд констатирует, что обе названные организации в состав партии не входят и ничего общего с организованной российской социал-демократией не имеют. Вопрос о дальнейшем отношении этих групп к партии подлежит ведению ЦК партии, если таковые группы к нему обратятся» («Второй съезд РСДРП», 1959, стр. 439). Вскоре после II съезда РСДРП группа заявила о прекращении своего существования и о присоединении членов группы к РСДРП; извещение об этом было помещено в «Искре» № 52, 7 ноября 1903 года.
127Речь при выборах редакции «Искры» была произнесена Лениным на 31-м заседании съезда. При утверждении протокола этого заседания на 35-м заседании съезда с согласия Ленина в текст его речи было внесено изменение. Начало речи от слов: «Товарищи! Речь Мартова была настолько странная, что я вижу себя вынужденным решительно восстать против его постановки вопроса» и кончая словами «… свидетельствуют лишь о поразительном смешении политических понятий» – было снято и заменено следующим текстом: «Прошу у съезда разрешения ответить Мартову. Тов. Мартов говорил, что данным вотумом наложено пятно на его политическую репутацию. Выборы ничего общего не имеют с оскорблением политической репутации. (Крики: «Неверно! Неправда!». Плеханов и Ленин протестуют против перерывов. Ленин просит секретарей занести в протокол, что тт. Засулич, Мартов и Троцкий его прерывали, и просит записывать, сколько раз его прерывали.)» Однако, согласившись на это изменение, Ленин сделал на съезде следующее заявление: «Соглашаясь на поправки тт. Костича и Панина, я заявляю, что моя мысль состояла в том, что т. Мартов считает для себя оскорбительным вступление в редакционную тройку без остальных своих товарищей» («Второй съезд РСДРП», 1959, стр. 372, 392–393). В настоящем томе речь Ленина печатается в том виде, как она была им написана и произнесена на съезде.
128В Tagesordnung'e (порядке дня), выработанном В. И. Лениным, пункт: «Выборы Центрального Комитета и редакции Центрального Органа партии» был 24-м; в порядке дня, принятом съездом, этот пункт стал 18-м.
129План выбора двух троек (в ЦК и ЦО) был сформулирован Лениным задолго до съезда в комментарии к выработанному им порядку дня съезда (см. настоящий том, стр. 399–400). Этот план, как писал впоследствии Ленин, был рассчитан: «1) на обновление редакции, 2) на устранение из нее некоторых черт старой кружковщины, неуместной в партийном учреждении (если бы нечего было устранять, то незачем бы и придумывать первоначальной тройки!), наконец, 3) на устранение «теократических» черт литераторской коллегии (устранение посредством привлечения выдающихся практиков к решению вопроса о расширении тройки» (Сочинения, 4 изд., том 7, стр. 285–286). На 30-м и 31-м заседаниях съезда развернулась борьба между сторонниками Мартова, отстаивавшими предложение утвердить прежнюю редакцию «Искры» (Ленин, Плеханов, Мартов, Потресов, Засулич, Дейч) и последовательными искровцами – сторонниками свободного выбора съездом трех редакторов. Съезд большинством голосов принял решение избрать редакцию из трех лиц. В редакцию ЦО были избраны Ленин, Плеханов и Мартов. Мартов сразу после выборов заявил, что работать в редакции не будет. Борьбу, происходившую на съезде в связи с выборами редакции ЦО, Ленин характеризовал, как борьбу «обывательщины с партийностью, худшего сорта «личностей» с политическими соображениями, жалких слов с элементарными понятиями революционного долга» (Сочинения, 4 изд., том 7, стр. 291–292).
130Имеется в виду комментарий Ленина к пункту 24 выработанного им порядка дня съезда (см. настоящий том, стр. 399–400). Последняя фраза в этом комментарии написана Лениным красными чернилами после получения замечаний Мартова.
1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33 
Рейтинг@Mail.ru