Полное собрание сочинений. Том 35. Октябрь 1917 – март 1918

Владимир Ленин
Полное собрание сочинений. Том 35. Октябрь 1917 – март 1918

5. Заключительное слово по аграрному вопросу 18 ноября (1 декабря). Газетный отчет

Тов. Ленин указал сначала на то, что обвинения большевиков в анархизме со стороны левых социалистов-революционеров бездоказательны.

Чем отличаются социалисты от анархистов? Тем, что анархисты не признают власти, между тем как социалисты, и в том числе большевики, стоят за власть в переходное время между тем состоянием, в котором мы находимся, и социализмом, к которому мы идем.

Мы, большевики, за твердую власть, но за такую власть, которая была бы властью рабочих и крестьян.

Всякая государственная власть есть принуждение, но до сих пор было так, что эта власть была властью меньшинства, властью помещика и капиталиста против рабочего и крестьянина.

Мы же стоим за такую власть, которая была бы твердой властью большинства рабочих и крестьян против капиталистов и помещиков.

Указав далее на то, что в резолюции левых эсеров о земле новое правительство названо народным социалистическим правительством, тов. Ленин подробно остановился на том, что может спаять тесной связью большевиков и левых эсеров.

Союз крестьян и рабочих есть основа для соглашения левых эсеров с большевиками.

Это есть честная коалиция, честный союз, но этот союз будет честной коалицией и на верхах, между левыми эсерами и большевиками, если левые эсеры более определенно выскажут свое убеждение в том, что переживаемая нами революция есть революция социалистическая. Эта революция – социалистическая. Уничтожение частной собственности на землю, введение рабочего контроля, национализация банков – все это меры, ведущие к социализму. Это еще не социализм, но это меры, ведущие нас гигантскими шагами к социализму. Мы не обещаем крестьянам и рабочим сразу молочных рек с кисельными берегами, но мы говорим: тесный союз рабочих и эксплуатируемых крестьян, твердая, неуклонная борьба за власть Советов ведет нас к социализму, и всякая партия, которая на деле хочет быть народной, должна ясно и решительно сказать, что наша революция социалистическая.

И только в том случае, когда левые эсеры ясно и недвусмысленно заявят об этом, наш союз с ними будет крепнуть и расти.

Нам говорят, что мы против социализации земли и что поэтому мы не сумеем договориться с левыми эсерами.

Мы отвечаем на это: да, мы против эсеровской социализации земли, но это не помешает нам быть в честном союзе с левыми эсерами.

Сегодня или завтра левые эсеры выдвигают своего министра земледелия и, если он проведет закон о социализации, мы не будем голосовать против. Мы воздержимся.

Заканчивая свое слово, тов. Ленин подчеркнул, что только союзом рабочих и крестьян возможно добиться земли и мира.

Тов. Ленину, между прочим, был задан вопрос, что будут делать большевики в Учредительном собрании, если левые эсеры будут там в меньшинстве и предложат закон о социализации земли, воздержатся ли тогда большевики? Конечно, нет. Большевики будут голосовать за этот закон, оговорившись, что мы голосуем за этот закон, чтобы поддержать крестьян против их врагов.

Союз рабочих с трудящимися и эксплуатируемыми крестьянами.
Письмо в редакцию «Правды»

Сегодня, в субботу 18 ноября, когда мне пришлось выступать на крестьянском съезде, мне задан был публично вопрос, на который я тотчас же ответил. Необходимо, чтобы этот вопрос и мой ответ стали немедленно известны всей читающей публике, ибо, говоря формально, от своего только собственного имени, я, по существу дела, говорил от имени всей партии большевиков.

Дело было так.

Касаясь вопроса о союзе рабочих большевиков с левыми эсерами, которым сейчас доверяют многие крестьяне, я доказывал в своей речи, что союз этот может быть «честной коалицией», честным союзом, ибо коренного расхождения интересов наемных рабочих с интересами трудящихся и эксплуатируемых крестьян нет. Социализм вполне может удовлетворить интересы тех и других. Только социализм может удовлетворить их интересы. Отсюда возможность и необходимость «честной коалиции» между пролетариями и трудящимися и эксплуатируемыми крестьянами. Напротив, «коалиция» (союз) между трудящимися и эксплуатируемыми классами, с одной стороны, буржуазией, с другой стороны, не может быть «честной коалицией» вследствие коренного расхождения интересов этих классов.

Представьте себе, – говорил я, – что в правительстве будет большинство большевиков и меньшинство левых эсеров, допустим даже, всего один левый эсер, комиссар земледелия. Могут ли большевики осуществить честную коалицию в таком случае?

Могут, ибо, будучи непримиримыми в борьбе с контрреволюционными элементами (в том числе с правоэсеровскими и оборонческими), большевики обязаны были бы воздержаться при голосовании таких вопросов, которые касаются чисто эсеровских пунктов земельной программы, утвержденной Вторым Всероссийским съездом Советов. Таков, например, пункт об уравнительном землепользовании и переделах земли между мелкими хозяевами.

Воздерживаясь при голосовании такого пункта, большевики ни капельки не изменяют своей программы. Ибо, при условии победы социализма (рабочий контроль над фабриками, следующая за этим экспроприация их, национализация банков, создание высшего экономического совета, регулирующего все народное хозяйство страны), при таком условии рабочие обязаны согласиться на переходные меры, предлагаемые мелкими трудящимися и эксплуатируемыми крестьянами, если эти меры не вредят делу социализма. И Каутский, когда он был еще марксистом (в 1899–1909 годах), неоднократно признавал, – говорил я, – что переходные меры к социализму не могут быть одинаковы в странах крупного и в странах мелкого земледелия.

Мы, большевики, обязаны были бы воздержаться в Совете Народных Комиссаров или в ЦИК при голосовании подобного пункта, ибо при согласии левых эсеров (а равно стоящих на их стороне крестьян) на рабочий контроль, на национализацию банков и т. д., уравнительное землепользование было бы лишь одной из переходных мер к полному социализму. Такие переходные меры пролетариату нелепо было бы навязывать; он обязан, в интересах победы социализма, уступить мелким трудящимся и эксплуатируемым крестьянам в выборе этих переходных мер, ибо вреда делу социализма они не принесли бы.

Один левый эсер (если не ошибаюсь, это был товарищ Феофилактов) задал мне тогда следующий вопрос:

«А как поступят большевики, если в Учредительном собрании крестьяне захотят провести закон об уравнительном землепользовании, буржуазия окажется против крестьян, решение же будет зависеть от большевиков?».

Я ответил: союз рабочих с трудящимися и эксплуатируемыми крестьянами обяжет партию пролетариата в таком случае, когда дело социализма будет обеспечено введением рабочего контроля, национализацией банков и пр., голосовать за крестьян против буржуазии. Большевики, по моему мнению, вправе будут тогда при голосовании внести свое особое заявление, оговорить свое несогласие и т. п., но воздержаться в таком случае значило бы предать своих союзников по борьбе за социализм из-за частного разногласия с ними. Никогда большевики при таком положении не предали бы крестьян. Никогда уравнительное землепользование и т. п. меры не повредят социализму, если власть в руках рабочего и крестьянского правительства, если введен рабочий контроль, введена национализация банков, создано рабочее и крестьянское высшее экономическое учреждение, направляющее (регулирующее) все народное хозяйство, и т. д.

Таков был мой ответ.

Н. Ленин

Написано 18 ноября (1 декабря) 1917 г.

Напечатано 2 декабря (19 ноября) 1917 г. в газете «Правда» № 194

Печатается по тексту газеты

Об окладах высшим служащим и чиновникам. Проект постановления СНК{45}

Признавая необходимым приступить к самым энергичным мерам в целях понижения жалованья высшим служащим и чиновникам во всех без исключения государственных, общественных и частных учреждениях и предприятиях, Совет Народных Комиссаров постановляет:

 

1) назначить предельное жалованье народным комиссарам в 500 рублей в месяц бездетным и прибавку в 100 рублей на каждого ребенка; квартиры допускаются не свыше 1 комнаты на каждого члена семьи; 2) обратиться ко всем местным Советам рабочих, солдатских и крестьянских депутатов с просьбой подготовки и проведения революционных мер к особому обложению высших служащих; 3) поручить Министерству финансов подготовить общий законопроект о таком понижении; 4) поручить Министерству финансов и всем отдельным комиссарам немедленно изучить сметы министерств и урезать все непомерно высокие жалованья и пенсии.

Написано 18 ноября (1 декабря) 1917 г.

Впервые напечатано в 1933 г. в Ленинском сборнике XXI

Печатается по рукописи

Проект декрета о праве отзыва{46}

Какое бы то ни было выборное учреждение или собрание представителей может считаться истинно демократическим и действительно представляющим волю народа только при условии признания и применения права отзыва избирателями своих выборных. Это основное, принципиальное положение истинного демократизма, относясь ко всем без исключения собраниям представителей, относится также и к Учредительному собранию.

Пропорциональная система выборов, будучи более демократичной, чем мажоритарная, требует более сложных мер для осуществления права отзыва, то есть действительного подчинения народу его выборных. Но всякий отказ на этом основании от проведения в жизнь права отзыва, всякая задержка в проведении его, всякое ограничение его были бы изменой демократизму и полным отречением от основных принципов и задач начавшейся в России социалистической революции. Пропорциональная система выборов требует лишь видоизменения формы права отзыва, отнюдь не его умаления.

Так как пропорциональная система выборов основана на признании партийности и на осуществлении выборов организованными партиями, то всякое крупное изменение в соотношении сил классов и в отношении классов к партиям, в особенности же расколы внутри значительных партий, необходимо вызывают потребность в перевыборах по тому избирательному округу, где несоответствие между волей разных классов и их силой, с одной стороны, и между партийным составом выбранных, с другой стороны, явно и несомненно. Истинный демократизм требует при этом безусловно, чтобы назначение перевыборов не зависело от одного только перевыбираемого учреждения, т. е. чтобы интересы удержания своих мандатов выбранными не могли противодействовать осуществлению воли народа на отзыв его представителей.

Поэтому Всероссийский ЦИК Советов рабочих, солдатских и крестьянских депутатов постановляет:

Советы рабочих и солдатских депутатов, а равно и Советы крестьянских депутатов каждого избирательного округа имеют право назначать перевыборы во все городские, земские и вообще во всякие представительные учреждения, не исключая и Учредительного собрания. Советы имеют также право назначить срок перевыборов. Самые же перевыборы происходят обычным порядком на строгих основаниях пропорциональной системы выборов.

Написано 19 ноября (2 декабря) 1917 г.

Напечатано в 1918 г. в книге «Протоколы заседаний ВЦИК Советов Р., С, Кр. и Каз. депутатов II созыва», изд. ВЦИК

Печатается по рукописи

Тезисы закона о конфискации домов с сдаваемыми в наем квартирами{47}

1) Земля вся (городская) переходит в достояние (собственность) народа.

2) Дома, систематически сдаваемые внаем, конфискуются в собственность народа.

3) Владельцы домов, не сдаваемых в аренду, остаются впредь до решения Учредительного собрания владельцами без всяких изменений своих прав владения.

4) Вознаграждение на несколько месяцев (2–3) владельцам конфискованных домов, если эти владельцы докажут свою не…[8]

5) Взимание квартирной платы (кем?) Советами (в текущие счета Советов).

6) Строительные комиссии (профессиональные союзы + объединение строительных хозяйств) заведуют и хозяйством (топливо и проч.).

7) Взимание платы входит в жизнь немедленно.

8) Строительно-хозяйственные комиссии входят в жизнь в известной постепенности, по мере их создания профессиональными союзами и Советами.

9) Отопление домов и поддержание их в нормальном состоянии составляет обязанность домовых комитетов и других учреждений (профессиональных союзов, Советов, отделов по топливу при городской думе и т. д.).

Написано 20 ноября (3 декабря) 1917 г.

Впервые напечатано в 1933 г. в Ленинском сборнике XXI

Печатается по рукописи

Доклад о праве отзыва на заседании ВЦИК 21 ноября (4 декабря) 1917 г.

Вопрос о перевыборах – это вопрос действительного осуществления демократического начала. Во всех передовых странах принято и введено, что только выборные могут говорить государственным законодательным языком. Но, давая право призывать для ведения государственной машины, буржуазия умышленно не дала права отзыва – права действительного контроля.

Однако во все исторические революционные времена, через все изменения конституций красной нитью проходит разрешение права отзыва.

Демократическое представительство существует и признано везде, где есть парламентский строй, но это право представительства ограничено тем, что народ имеет право раз в два года голосовать, но часто оказывается, что его голосами прошли те, кто помогает его же подавлять, а демократического права сместить, принять действенные меры пресечения – народ не имеет.

В странах же, где уцелели старые демократические традиции, как, например, в некоторых кантонах Швейцарии и некоторых штатах Америки – уцелело и демократическое право отзыва[9].

Всякий крупный переворот ставит перед народом ясно не только использование существующих, но и создание новых соответствующих законоположений. Поэтому накануне созыва Учредительного собрания необходимо пересмотреть новые выборные положения.

Советы созданы самими трудящимися, их революционной энергией и творчеством, и только в этом лежит залог того, что они работают всецело на осуществление интересов масс. В Совет каждый крестьянин, посылая представителей, может и отозвать их, и в этом истинный народный смысл Советов.

У нас разные партии сменяли друг друга у власти; последний раз переход власти от одной партии к другой сопровождался переворотом, довольно бурным переворотом, тогда как при существовании права отзыва достаточно было бы простого голосования.

Мы говорим – свобода. То, что раньше называлось свободой, это было свободой буржуазии надувать при помощи своих миллионов, свободой использования своих сил при помощи этого надувательства. С буржуазией и с такой свободой мы окончательно порвали. Государство, это – учреждение для принуждений. Раньше это было насилие над всем народом кучки толстосумов. Мы же хотим превратить государство в учреждение для принуждения творить волю народа. Мы хотим организовать насилие во имя интересов трудящихся.

Непредоставление права отзыва из Учредительного собрания – это невыявление революционной воли народа и узурпация прав народа. Мы имеем пропорциональные выборы, действительно наиболее демократические. Введение при них права отзыва несколько трудно, но трудности здесь чисто технические и весьма легко преодолимые. Противоречия между пропорциональными выборами и правом отзыва, во всяком случае, нет.

Народ голосует не за лиц, а за партию. Партийность в России весьма велика, и перед народом партия имеет определенное политическое лицо. Поэтому всякий раскол в партии должен внести хаос, если не предусмотрено право отзыва. Большим влиянием пользовалась партия социалистов-революционеров. Но после представления списков произошел раскол. Изменить списки нельзя, отсрочить Учредительное собрание – также. И народ фактически голосовал за партию, которая уже не существовала. Это доказал левый второй крестьянский съезд{48}. Крестьянство оказалось обмануто не личностями, а партийным расколом. Такое положение требует корректива. Нужно осуществление прямого последовательного и немедленного демократического начала – введение права отзыва.

Бояться нужно, что мы останемся перед неправильными выборами. Введение же права перевыборов при наличии высокой сознательности масс, о чем свидетельствует сравнение хода революции 1905 и 1917 гг., – не страшно.

Народу говорили, что Совет – правомочный орган, – он верил и осуществил это. Нужно продолжить линию демократизации и сделать существующим право отзыва.

Право отзыва должно быть предоставлено Советам, как наиболее совершенным носителям идеи государственности, принуждения. И тогда переход власти от одной партии к другой может происходить мирным путем, путем простого перевыбора.

«Правда» № 196, 5 декабря (22 ноября) 1917 г. и «Солдатская Правда» № 87, 24 ноября 1917 г.

Печатается по тексту газеты «Солдатская Правда»

 

Речь на Первом Всероссийском съезде военного флота 22 ноября (5 декабря) 1917 г.{49} Протокольная запись

От имени Совета Народных Комиссаров тов. Ленин приветствует в лице съезда армию матросов, которая показала себя, как передовой борец за раскрепощение трудящихся классов.

Далее тов. Ленин переходит к характеристике текущего момента. Отметив, что политика соглашательского правительства Керенского, которая направлялась не по пути разрешения нужд широких народных масс и в основе которой лежал принцип охранения в полной неприкосновенности интересов буржуазии, интересов класса угнетателей, неминуемо должна была привести к краху этого правительства, оратор продолжает:

– Но наряду с Временным правительством существовали Советы рабочих и солдатских депутатов, которые явились продуктом революционного творчества восставшего народа и чем дальше, тем более широкие слои трудящихся масс сплачивали вокруг себя. Лишь благодаря Советам удалось в России то, что не удавалось ни в одной из европейских революций: народ выдвинул и дал опору подлинному народному правительству. Перед угнетенными массами встала в высшей степени трудная задача – самим строить государство. Вы видите, с какой силой обрушилось на нас сопротивление буржуазии, как стараются подорвать нашу деятельность саботажем, какими потоками лжи и клеветы обливают нас по каждому поводу и без повода.

Нас осыпают градом обвинений, что мы действуем террором и насилием, но мы спокойно относимся к этим выпадам. Мы говорим: мы не анархисты, мы – сторонники государства. Да, но государство капиталистическое должно быть разрушено, власть капиталистическая должна быть уничтожена. Наша задача – строить новое государство, —государство социалистическое. В этом направлении мы будем неустанно работать, и никакие препятствия нас не устрашат и не остановят. Уже первые шаги нового правительства дали доказательство этому. Но переход к новому строю – процесс чрезвычайно сложный, и для облегчения этого перехода необходима твердая государственная власть. До сих пор власть находилась в руках монархов и ставленников буржуазии. Все их усилия, вся их политика направлялись на то, чтобы принуждать народные массы. Мы же говорим: нужна твердая власть, нужно насилие и принуждение, но мы его направим против кучки капиталистов, против класса буржуазии. С нашей стороны всегда последуют меры принуждения в ответ на попытки – безумные, безнадежные попытки – сопротивляться Советской власти. И во всех этих случаях ответственность за это падет на сопротивляющихся.

Переходя далее к вопросу о создании государственного аппарата, который в интересах народа должен быть лишен всякого бюрократизма, который должен создать широчайший простор для выявления всех творческих сил страны, тов. Ленин говорит:

– Буржуазия и интеллигентские буржуазные круги населения всемерно саботируют народную власть. Трудящимся массам надеяться, кроме как на самих себя, ни на кого не приходится. Без сомнения, задачи, стоящие перед народом, неизмеримо трудны и велики. Но нужно верить в свои собственные силы, нужно, чтобы все, что проснулось в народе и способно к творчеству, вливалось в организации, которые имеются и будут строиться в дальнейшем трудящимися массами. Массы беспомощны, если они разрознены; они сильны, если сплочены. Массы поверили в свои силы и, не смущаясь травлей со стороны буржуазии, начали приступать к самостоятельной работе по управлению государством. На первых шагах могут встретиться трудности, может сказаться недостаточная подготовленность. Но нужно практически учиться управлять страной, учиться тому, что составляло раньше монополию буржуазии. В этом отношении во флоте мы видим блестящий образец творческих возможностей трудящихся масс, в этом отношении флот показал себя, как передовой отряд.

Далее тов. Ленин, переходя к освещению важнейших вопросов текущего момента – вопросов о земле, о рабочей политике, о национальной проблеме и о мире, подробно останавливается на каждом из них.

Второй Всероссийский съезд Советов рабочих и солдатских депутатов принял декрет о земле, в котором большевики целиком воспроизводят принципы, указанные в крестьянских наказах. В этом сказалось отступление от программы социал-демократов, ибо наказы соответствуют духу программы эсеров, но это же служит доказательством, что народная власть не хотела навязывать своей воли народу, а стремилась идти навстречу ей.

Как бы ни разрешился земельный вопрос, какая бы программа ни легла в основу осуществления перехода земли к крестьянам, – это не составит помехи для прочного союза крестьян и рабочих. Важно лишь то, что, если крестьяне веками упорно добиваются отмены собственности на землю, то она должна быть отменена.

Указав далее на то, что с вопросом земельным тесно переплетен вопрос о промышленности, что, наряду с аграрной революцией, должна произойти коренная ломка капиталистических отношений, оратор подчеркивает чрезвычайную важность прочного союза рабочих и крестьян.

Развитие русской революции показало, что политика рабского соглашательства с помещиками и капиталистами разлетелась, как мыльный пузырь. Господствовать должна воля большинства; эту волю большинства и проведет союз трудящихся, честная коалиция рабочих и крестьян, на основе общих интересов. Партии меняются и гибнут, а трудящиеся остаются, и о прочности этого союза оратор призывает больше всего заботиться.

Пусть флот, говорит он, посвятит все свои силы тому, чтобы этот союз остался основой государственной жизни; если этот союз будет крепок, ничто не сломит дело перехода к социализму.

Обращаясь к национальному вопросу, говорит тов. Ленин, следует отметить особо пестрый состав национальностей России, в которой великороссов только около 40 процентов, а остальное большинство принадлежит к другим народностям. При царизме национальный гнет по отношению к последним, неслыханный по своей жестокости и нелепости, скапливал в неполноправных народностях сильнейшую ненависть к монархам. Нечего удивляться, что эта ненависть к тем, которые запрещали даже употребление родного языка и обрекали на безграмотность массы народа, переносилась и на всех великороссов. Думали, что великороссы хотели, как привилегированные, сохранить для себя те преимущества, которые свято сохраняли за ними Николай II и Керенский.

Нам говорят, что Россия раздробится, распадется на отдельные республики, но нам нечего бояться этого. Сколько бы ни было самостоятельных республик, мы этого страшиться не станем. Для нас важно не то, где проходит государственная граница, а то, чтобы сохранялся союз между трудящимися всех наций для борьбы с буржуазией каких угодно наций. (Бурные аплодисменты.)

Если финляндская буржуазия покупает у немцев оружие, чтобы направить его против своих рабочих, мы предлагаем последним союз с русскими трудящимися. Пусть буржуазия затевает презренную жалкую грызню и торг из-за границ, рабочие же всех стран и всех наций не разойдутся на этой гнусной почве. (Бурные аплодисменты.)

Мы сейчас, – я употреблю нехорошее слово, – «завоевываем» Финляндию, но не так, как это делают международные хищники-капиталисты. Мы завоевываем тем, что, предоставляя Финляндии полную свободу жить в союзе с нами или с другими, гарантируем полную поддержку трудящимся всех национальностей против буржуазии всех стран. Этот союз основан не на договорах, а на солидарности между эксплуатируемыми против эксплуататоров.

Сейчас мы наблюдаем национальное движение на Украине и мы говорим: мы безусловно стоим за полную и неограниченную свободу украинского народа. Мы должны сломить то старое, кровавое и грязное прошлое, когда Россия капиталистов-угнетателей играла роль палача над другими народами. Это прошлое мы сметем, на этом прошлом мы не оставим камня на камне. (Бурные аплодисменты.)

Мы скажем украинцам: как украинцы, вы можете устраивать у себя жизнь, как вы хотите. Но мы протянем братскую руку украинским рабочим и скажем им: вместе с вами мы будем бороться против вашей и нашей буржуазии. Только социалистический союз трудящихся всех стран устранит всякую почву для национальной травли и грызни. (Бурные аплодисменты.)

Перейду к вопросу о войне. С войной, вызванной столкновением хищников из-за добычи, мы начали решительную борьбу. Все партии до сих пор говорили об этой борьбе, но дальше слов и лицемерия не шли. Теперь борьба за мир начата. Борьба эта трудна. Кто думал, что мира достигнуть легко, что стоит только лишь заикнуться о мире, и буржуазия поднесет его нам на тарелочке, тот совсем наивный человек. Кто приписывал этот взгляд большевикам, тот обманывал. Капиталисты сцепились в мертвой схватке, чтобы поделить добычу. Ясно: убить войну – значит победить капитал, и в этом смысле Советская власть начала борьбу. Мы опубликовали и впредь будем опубликовывать тайные договоры. Никакая злоба и никакая клевета нас не остановит на этом пути. Господа буржуа злобствуют оттого, что народ видит, из-за чего его гнали на бойню. Они пугают страну перспективой новой войны, в которой Россия оказалась бы изолированной. Но нас не остановит та бешеная ненависть, которую буржуазия проявляет к нам, к нашему движению к миру. Пусть она попробует повести народы на четвертый год войны друг против друга! Это ей не удастся. Не только у нас, но во всех воюющих странах назревает борьба против собственных империалистических правительств. Даже в Германии, которую империалисты десятки лет старались превратить в военный лагерь, где весь правительственный аппарат направлен к тому, чтобы малейшее проявление народного возмущения было пресечено в самом зародыше, и там дошло до открытого восстания во флоте. Нужно знать, как неслыханно велик полицейский произвол в Германии, чтобы понять, какое значение имеет это восстание. Но революция не заказывается; революция является, как следствие взрыва негодования народных масс. Если было так легко справиться с шайкой жалких, полоумных людей, как Романов и Распутин, то зато неизмеримо труднее бороться с организованной и сильной кликой германских коронованных и некоронованных империалистов. Но можно и должно работать рука об руку с революционным классом трудящихся всех стран. И на этот путь встало Советское правительство, когда опубликовало тайные договоры и показало, что правители всех стран – разбойники. Это есть пропаганда не словом, а делом. (Бурные аплодисменты.)

Коснувшись в заключение вопроса о мирных переговорах, оратор сказал:

– Когда немцы на наши требования не перебрасывать войска на западный и итальянский фронты ответили уклончиво, мы прервали после этого переговоры и возобновим их некоторое время спустя. И когда мы об этом сообщим открыто на весь мир, то не будет ни одного немецкого рабочего, который бы не знал, что не по нашей вине были прерваны мирные переговоры. Если же представить такой случай, когда немецкий рабочий класс пошел бы вместе со своим правительством хищников-империалистов, и мы стали бы перед необходимостью продолжать войну, то русский народ, умевший безропотно проливать свою кровь, не зная зачем и во имя каких целей исполнявший волю душившего его правительства, без всякого сомнения с удесятеренной энергией, с удесятеренным героизмом пошел бы на борьбу тогда, ибо речь шла бы о борьбе за социализм, за свободу, на которую направила бы штыки международная буржуазия. Но мы верим в международную солидарность трудящихся масс, которые одолеют все препятствия и все препоны на пути борьбы за социализм. (Бурные аплодисменты.)

«Известия ЦИК» № 235, 25 ноября 1917 г.

Печатается по тексту газеты «Известия ЦИК», сверенному с машинописным экземпляром протокольной записи

45Настоящий проект был написан на заседании СНК 18 ноября (1 декабря) 1917 года при обсуждении вопроса об окладах народным комиссарам и принят с незначительными изменениями; опубликован как постановление СНК «О размерах вознаграждения народных комиссаров, высших служащих и чиновников» 23 ноября (6 декабря) 1917 года в «Газете Временного Рабочего и Крестьянского Правительства» № 16. Вопрос о вознаграждении специалистов был впоследствии партией и Советским правительством пересмотрен. В постановлении СНК от 2 (15) января 1918 года «О норме оплаты высших должностных лиц» (см. настоящий том, стр. 218) имелось указание о том, что ограничение окладов народным комиссарам не означает запрещения платить повышенные ставки специалистам. Ленин отмечал впоследствии: «… в марте и апреле 1918 г. стал такой вопрос, как вознаграждение специалистов по ставкам, соответствующим не социалистическим, а буржуазным отношениям, т. е. ставкам, не стоящим в соотношении к трудности или к особо тяжелым условиям труда, а стоящим в соотношении к буржуазным привычкам и к условиям буржуазного общества. Подобного рода исключительно высокое, по-буржуазному высокое, вознаграждение специалистов не входило первоначально в план Советской власти и не соответствовало даже целому ряду декретов конца 1917 года. Но в начале 1918 г. были прямые указания нашей партии на то, что в этом отношении мы должны сделать шаг назад и признать известный «компромисс»… Решением ВЦИК от 29 апреля 1918 г. было признано необходимым эту перемену в общей системе оплаты произвести» (Сочинения, 4 изд., том 33, стр. 64).
46«Проект декрета о праве отзыва» был внесен большевистской фракцией на заседании ВЦИК 21 ноября (4 декабря) 1917 года. Необходимость декрета была мотивирована В. И. Лениным в речи на заседании ВЦИК (см. настоящий том, стр. 110–111). При обсуждении проекта принципиально за право отзыва высказалось большинство членов ВЦИК против двух при одном воздержавшемся. Затем проект был передан для доработки в согласительную комиссию с участием левых эсеров. В ленинский проект были внесены пункты, согласно которым право назначать перевыборы предоставлялось не Советам, а съездам Советов рабочих, солдатских и крестьянских депутатов, а Советы могли назначать перевыборы по требованию более чем половины избирателей соответствующего избирательного округа. Проект декрета, предложенный согласительной комиссией, был единогласно принят ВЦИК и опубликован 23 ноября (6 декабря) в газете «Известия ЦИК» № 233. В соответствии с декретом о праве отзыва ряд крестьянских и армейских съездов приняли решения об отзыве из Учредительного собрания депутатов – кадетов, правых эсеров и меньшевиков, в том числе Авксентьева, Гоца, Милюкова и др.
47Тезисы были написаны В. И. Лениным в связи с разработкой Совнаркомом проекта декрета о национализации городских недвижимостей. Проект был утвержден на заседании СНК 23 ноября (6 декабря) 1917 года и опубликован 25 ноября (8 декабря) в «Газете Временного Рабочего и Крестьянского Правительства» № 18 под заголовком «Проект декрета об отмене права частной собственности на городские недвижимости (принятый Советом Народных Комиссаров)». 20 августа 1918 года декрет был утвержден на заседании ВЦИК и 24 августа опубликован в газете «Известия ВЦИК» № 182.
8Фраза осталась незаконченной. Ред.
9В газетном отчете, напечатанном в «Правде» № 196 от 5 декабря (22 ноября) 1917 г., этот абзац изложен в следующей редакции: «В странах же, где уцелели старые традиции революционного времени, когда они образовались – как, например, в некоторых кантонах Швейцарии и некоторых штатах Америки – уцелело и демократическое право отзыва». Ред.
48Ленин имеет в виду Чрезвычайный Всероссийский съезд Советов крестьянских депутатов, происходивший 11–25 ноября (24 ноября – 8 декабря) 1917 года.
49Первый Всероссийский съезд военного флота происходил в Петрограде 18–25 ноября (1–8 декабря) 1917 года. В порядке дня съезда стояли вопросы: о текущем моменте и о власти; о деятельности Центрофлота; о реформах в морском ведомстве и другие. На съезде с речью по текущему моменту выступил В. И. Ленин. Съезд осудил деятельность Центрофлота, изменившего своим выборщикам, и приветствовал действия Военно-морского революционного комитета, распустившего Центрофлот; утвердил схему организации управления морским ведомством; избрал 20 человек в состав ВЦИК Совета рабочих, солдатских и крестьянских депутатов. Съезд обратился с приветствием к Совету Народных Комиссаров и с воззванием ко всей России.
1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34 
Рейтинг@Mail.ru