Полное собрание сочинений. Том 35. Октябрь 1917 – март 1918

Владимир Ленин
Полное собрание сочинений. Том 35. Октябрь 1917 – март 1918

Ультиматум большинства ЦК РСДРП(б) меньшинству{22}

Большинство ЦК РСДРП (большевиков), целиком одобряющее ту политику, которую проводил до настоящего момента Совет Народных Комиссаров, считает необходимым обратиться к меньшинству ЦК со следующим категорическим заявлением.

Политика нашей партии для данного момента определена в резолюции, предложенной товарищем Лениным и принятой вчера, 2-го ноября, ЦК[1]. Эта резолюция объявляет изменой делу пролетариата всякую попытку навязать нашей партии уклонение от власти, раз Всероссийский съезд Советов эту власть именем миллионов рабочих, солдат и крестьян вручил представителям нашей партии, на основе нашей программы. Эта основная линия нашей тактики, вытекающая из всей нашей борьбы против соглашательства и руководившая нами в восстании против правительства Керенского, составляет сейчас революционную сущность большевизма и снова одобряется ЦК – является безусловно обязательной для всех членов партии и в первую голову для меньшинства ЦК.

Между тем представители меньшинства, как до вчерашнего заседания ЦК, так и после заседания, вели и ведут политику, явно направленную против основной линии нашей партии и деморализующую наши собственные ряды, поселяя колебания в тот момент, когда необходима величайшая твердость и неуклонность.

Так, вчера на заседании ЦИК большевистская фракция, при прямом участии членов ЦК из состава меньшинства, открыто голосовала против постановления ЦК (по вопросу о численном и персональном представительстве нашей партии в составе правительства). Такое неслыханное нарушение дисциплины, совершенное членами ЦК за спиной ЦК после многочасовых прений в ЦК, вызванных этими же самыми представителями оппозиции, делает для нас очевидным, что оппозиция намерена брать партийные учреждения измором, саботируя работу партии в такой момент, когда от ближайшего исхода этой работы зависит судьба партии, судьба революции.

За такое положение дел мы не можем и не хотим нести ответственность.

Обращаясь к меньшинству ЦК с настоящим заявлением, мы требуем категорического ответа в письменной форме на вопрос, обязуется ли меньшинство подчиниться партийной дисциплине и проводить ту политику, которая формулирована в принятой ЦК резолюции товарища Ленина.

В случае отрицательного или неопределенного ответа на этот вопрос, мы обратимся немедленно к ПК, МК, большевистской фракции ЦИК, к общегородской Петроградской конференции и чрезвычайному партийному съезду с альтернативным предложением:

Либо партия должна поручить нынешней оппозиции сформировать новую власть вместе с теми своими союзниками, во имя которых оппозиция саботирует сейчас нашу работу, – и тогда мы будем считать себя совершенно свободными по отношению к этой новой власти, которая ничего, кроме колебаний, бессилия и хаоса, внести не может.

Либо – в чем мы не сомневаемся – партия одобрит единственно возможную революционную линию, выраженную во вчерашнем решении ЦК и тогда партия должна решительно предложить представителям оппозиции перенести свою дезорганизаторскую работу за пределы нашей партийной организации. Иного исхода нет и быть не может. Разумеется, раскол был бы фактом крайне прискорбным. Но честный и открытый раскол сейчас несравненно лучше внутреннего саботажа, срывания своих собственных решений, дезорганизации и прострации. Мы, во всяком случае, ни на минуту не сомневаемся в том, что вынесение на суд масс наших разногласий (повторяющих в основном наши разногласия с группами «Новой Жизни»{23} и Мартова) обеспечит за нашей политикой безусловную и самоотверженную поддержку революционных рабочих, солдат и крестьян и в кратчайший срок обречет колеблющуюся оппозицию на изоляцию бессилия.

Написано 3 (16) ноября 1917 г.

Впервые напечатано в 1922 г. в журнале «Пролетарская Революция» № 7

Печатается по машинописной копии

Выступление на заседании СНК 3 (16) ноября 1917 г.

Товарищ Ленин возражает против всяких соглашений с Викжелем, который завтра будет свергнут революционным путем, с низов. Необходимо подкрепление Москвы творческими, организующими революционными силами из Петрограда, именно матросским элементом. Продовольственный вопрос: с севера мы обеспечены. После взятия Москвы и свержения Викжеля снизу мы будем обеспечены продовольствием с Волги.

Впервые напечатано 6–7 ноября 1927 г. в газете «Правда» № 255 в статье Н. Горбунова «Как создавался в октябрьские дни рабочий аппарат Совета Народных Комиссаров»

Печатается по рукописному экземпляру протокольной записи

Проект резолюции о свободе печати{24}

Буржуазия понимала под свободой печати свободу издания газет богатыми, захват прессы капиталистами, на деле приводивший повсюду во всех странах, не исключая и наиболее свободных, к продажности прессы.

Рабочее и крестьянское правительство под свободой печати понимает освобождение прессы из-под гнета капитала, переход в собственность государства бумажных фабрик и типографий, предоставление каждой группе граждан, достигающей известной численности (например, 10 000), равного права на пользование соответственной долей запасов бумаги и соответственным количеством типографского труда.

Как первый шаг к осуществлению этой цели, неразрывно связанной с освобождением трудящихся от гнета капитала, временное рабочее и крестьянское правительство назначает Следственную комиссию для расследования связей периодических изданий с капиталом, источника их средств и доходов, состава их жертвователей, покрытия их дефицитов и всего хозяйства газет вообще. Всякое сокрытие книг счетов или иных документов от Следственной комиссии, а равно всякое заведомо неправдивое показание будет караться революционным судом.

Все владельцы газет, акционеры, а равно все служащие обязуются представить немедленно письменные отчеты и сведения по указанным вопросам в Следственную комиссию по раскрытию связи прессы с капиталом и зависимости прессы от капитала, в Смольный институт, в Петроград.

Следственная комиссия назначается из следующих лиц[2]:

Комиссия имеет право пополнять свой состав, вызывать экспертов и свидетелей, требовать открытия всех книг и т. д.

Написано 4 (17) ноября 1917 г.

Впервые напечатано 7 ноября 1932 г. в газете «Правда» № 309

 

Печатается по рукописи

Заседание ВЦИК 4 (17) ноября 1917 г.

1. Речь по вопросу о печати

Тов. Карелин уверял нас, что тот путь, на который он становится, ведет к социализму. Но идти так к социализму значит идти задом наперед. Троцкий был прав: во имя свободы печати было устроено восстание юнкеров, объявлена война в Петрограде и Москве. На этот раз социалисты-революционеры выступали не как социалисты и революционеры. На этой неделе все телеграфы были в руках Керенского. Викжель был на их стороне. Но войска у них не было. Оказалось, что армия за нас. Ничтожная кучка начала гражданскую войну. Она не кончена. К Москве подступают калединцы, к Питеру – ударники. Мы не хотим гражданской войны. Наши войска проявили большое терпение. Они выжидали, не стреляли, и сначала ударниками было убито трое наших. К Краснову были применены мягкие меры. Он был подвергнут лишь домашнему аресту. Мы против гражданской войны. Если, тем не менее, она продолжается, то что же нам делать? Троцкий был прав, когда спрашивал, от чьего имени вы говорите. Мы спросили Краснова, подписывается ли он за Каледина, что тот не будет продолжать войны. Он ответил, понятно, что не может. Как же мы прекратим меры преследования против врага, который не прекратил враждебных действий?

Когда нам предложат условия мира, мы пойдем на переговоры. Но пока нам предлагают мир те, от которых он не зависит. Это только хорошие слова. Ведь «Речь»{25} есть орган калединцев. Мы вполне допускаем искренность эсеров, но за их спинами стоят, тем не менее, Каледин и Милюков.

Чем тверже будете вы, солдаты и рабочие, тем больше мы достигнем. Наоборот, нам скажут: «они не крепки еще, если выпустят Милюкова». Мы и раньше заявляли, что закроем буржуазные газеты, если возьмем власть в руки. Терпеть существование этих газет, значит перестать быть социалистом. Тот, кто говорит: «откройте буржуазные газеты», не понимает, что мы полным ходом идем к социализму. И закрывали же ведь царистские газеты после того, как был свергнут царизм. Теперь мы свергли иго буржуазии. Социальную революцию выдумали не мы, – ее провозгласили члены съезда Советов, – никто не протестовал, все приняли декрет, в котором она была провозглашена. Буржуазия провозгласила свободу, равенство и братство. Рабочие говорят: «нам нужно не это». Нам говорят: «мы отступаем». Нет, товарищи, эсеры пошли назад к Керенскому. Нам говорят, что в нашей резолюции есть новое. Конечно, мы даем новое, потому что мы идем к социализму. Когда эсеры выступали в I и II Думе, их также встречали насмешками, что они говорят новое.

Частные объявления должны быть признаны монополией. Члены союза печатников смотрят с точки зрения куска хлеба. Мы дадим им его, но в другом виде. Мы не можем дать буржуазии возможность клеветать на нас. Нужно сейчас же назначить комиссию для расследования зависимости буржуазных газет от банков. Какая свобода нужна этим газетам? Не свобода ли покупать массу бумаги и нанимать массу писак? Мы должны уйти от этой свободы печати, зависящей от капитала. Этот вопрос имеет принципиальное значение. Если мы идем к социальной революции, мы не можем к бомбам Каледина добавлять бомбы лжи.

Недостатки в нашем законопроекте, конечно, есть. Но его будут применять везде Советы, сообразно условиям на своих местах. Мы не бюрократы и не хотим применять всюду буквально, как было в старинных канцеляриях. Я вспоминаю, как эсеры говорили: как бесконечно мало знают в деревне. Они почерпают все из «Русского Слова»{26}. И вот мы виноваты, что оставляли газеты в руках буржуазии. Надо идти вперед, к новому обществу, и относиться к буржуазным газетам так же, как мы относились к черносотенным в феврале – марте.

2. Ответ на запрос левых эсеров

С ответом на запрос, предъявленный левыми эсерами, выступает товарищ Ленин{27}. Он напоминает, что в первые дни переворота большевики предлагали представителям левых эсеров войти в новое правительство, но сотрудничество с большевиками было отвергнуто самой фракцией левых эсеров, не пожелавших разделить со своими соседями слева ответственность в эти тяжелые, критические дни.

Новая власть не могла считаться в своей деятельности со всеми рогатками, которые могли ей встать на пути при точном соблюдении всех формальностей. Момент был слишком серьезным и не допускал промедления. Нельзя было тратить время на то, чтобы сглаживать шероховатости, которые, придавая лишь внешнюю отделку, ничего не изменяли в существе новых мероприятий. Ведь и самый Второй Всероссийский съезд Советов, отбросив все формальные затруднения, принял в одном большом заседании два закона мировой важности. Пусть с точки зрения буржуазного общества эти законы страдают формальными недочетами, но ведь власть в руках Советов, которые могут внести необходимые коррективы. Преступное бездействие правительства Керенского привело страну и революцию на край гибели; промедление воистину смерти подобно, и, издавая законы, идущие навстречу чаяниям и надеждам широких народных масс, новая власть ставит вехи по пути развития новых форм жизни. Советы на местах, сообразно условиям места и времени, могут видоизменять, расширять и дополнять те основные положения, которые создаются правительством. Живое творчество масс – вот основной фактор новой общественности. Пусть рабочие берутся за создание рабочего контроля на своих фабриках и заводах, пусть снабжают они фабрикатами деревню, обменивают их на хлеб. Ни одно изделие, ни один фунт хлеба не должен находиться вне учета, ибо социализм – это прежде всего учет. Социализм не создается по указам сверху. Его духу чужд казенно-бюрократический автоматизм; социализм живой, творческий, есть создание самих народных масс.

3. Выступления по запросу левых эсеров

1

Ленин останавливается на конкретных обвинениях, выдвинутых против Совета Народных Комиссаров. О приказе Муравьева{28} Совет Народных Комиссаров узнал лишь из газет, так как главнокомандующему предоставлено право издавать своею властью те приказы, которые не терпят отлагательства. Ввиду того, что этот приказ не содержал в себе ничего противоречащего духу новой власти, но в редакции своей мог привести к нежелательным недоразумениям, Центральный Исполнительный Комитет его отменил. Далее вы критикуете декрет о земле. Но этот декрет идет навстречу требованиям народа. Вы упрекаете нас в схематичности. Но где ваши проекты, поправки, резолюции? Где плоды вашего законодательного творчества? Вы свободны были создавать. Но мы их не видим. Вы говорите, что мы экстремисты, ну, а вы кто? Апологеты парламентской обструкции, того, что называлось раньше кляузничеством. Если вы недовольны, созывайте новый съезд, действуйте, но не говорите о развале власти. Власть принадлежит нашей партии, опирающейся на доверие широких народных масс. Пусть несколько наших товарищей встали на платформу, ничего общего с большевизмом не имеющую. Но московские рабочие массы не пойдут за Рыковым и Ногиным. Тов. Прошьян говорил, что в Финляндии, где левые эсеры были в контакте с массой, они полагали необходимым теснейшее сотрудничество всего левого крыла революционного социализма. Если же здесь левые эсеры не присоединяются к нам, то они этим показывают лишь, что здесь их постигла та же участь, что и их предшественников – оборонцев. Они оторвались от народа.

2

Ленин и Троцкий, ссылаясь на пример партийных съездов и на необходимость для них подчиняться партийной дисциплине, заявляют, что участвовать в голосовании будут.

4. Речь и резолюция по поводу заявления группы народных комиссаров об уходе из совнаркома

Предыдущим ораторам возражает тов. Ленин. Он указывает, что выражение: «Запад позорно молчит»{29} недопустимо в устах интернационалиста. Только слепой Может не видеть того брожения, которым охвачены рабочие массы в Германии и на Западе. Верхи немецкого пролетариата, социалистическая интеллигенция там так же, как и всюду, состоит в большинстве из оборонцев. Но пролетарские низы против воли своих верхов готовы отозваться на наш зов. Свирепая дисциплина, царящая в германской армии и во флоте, не помешала выступлению оппозиционных элементов. Революционные моряки немецкого флота, зная заранее, что их попытка обречена на неуспех, геройски шли на верную гибель, лишь бы своею смертью пробудить еще дремлющий в народе дух восстания. Группа «Спартак»{30} все интенсивнее развивает свою революционную пропаганду. Имя Либкнехта, неутомимого борца за идеалы пролетариата, с каждым днем становится все популярнее в Германии.

 

Мы верим в революцию на Западе. Мы знаем, что она неизбежна, но, конечно, нельзя по заказу ее создать. Разве мы в декабре прошлого года могли с точностью знать о грядущих февральских днях? Разве мы в сентябре знали достоверно о том, что через месяц революционная демократия в России совершит величайший в мире переворот? Мы знали, что старая власть находится на вулкане. По многим признакам мы угадывали о той великой подземной работе, которая совершалась в глубинах народного сознания. Мы чувствовали в воздухе накопившееся электричество. Мы знали, что оно неизбежно разразится очистительной грозой. Но пророчествовать о дне и часе этой грозы мы не могли. Ту же картину, что и у нас, мы видим сейчас и в Германии. И там нарастает то же глухое недовольство народных масс, которое неизбежно выльется в формы народного движения. Декретировать революцию мы не можем, но способствовать ей можем и мы. Мы поведем в окопах организованное братание, поможем народам Запада начать непобедимую социалистическую революцию. Тов. Закс далее говорил о декретировании социализма. Но разве теперешняя власть не призывает самые массы к творчеству лучших форм жизни? Обмен продуктов обрабатывающей промышленности на хлеб, строгий контроль и учет производства – вот начало социализма. Да, у нас будет республика труда. Кто не хочет работать, тот пусть не ест.

Далее, в чем же проявляется изолированность нашей партии? В том, что откалываются отдельные интеллигенты. Но с каждым днем мы все больше поддержку находим в крестьянстве. Только тот победит и удержит власть, кто верит в народ, кто окунется в родник живого народного творчества.

Далее тов. Ленин предлагает ЦИК следующую резолюцию:

Поручая Совету Народных Комиссаров наметить к следующему заседанию кандидатуры народных комиссаров по внутренним делам и торговли и промышленности, ЦИК предлагает тов. Колегаеву занять пост народного комиссара земледелия.

«Правда» № 182, 20 (7) ноября 1917 г. и «Известия ЦИК» № 218, 7 ноября 1917 г.

Печатается по тексту газеты «Известия ЦИК»; резолюция по поводу заявления группы народных комиссаров – по тексту книги «Протоколы заседаний ВЦИК Советов Р., С, Кр. и Каз. депутатов II созыва», изд. ВЦИК, 1918

Речь на заседании Петроградского Совета рабочих и солдатских депутатов совместно с фронтовыми представителями 4 (17) ноября 1917 г.
Газетный отчет

Не могу сделать большого доклада, могу лишь в кратких словах сообщить о положении нового правительства, его программе и его задачах.

Вы знаете, как единодушно было требование политики мира, требование предложить немедленно мир. Нет ни одного буржуазного министра во всей Европе и у нас, который не обещал бы мира; в лживости этих речей убедились российские солдаты; им обещали политику мира, но мира не предлагали и вместо этого гнали в наступление. Мы считали первым долгом нашего правительства предложить мир немедленно, и это сделано.

Тов. Ленин излагает, на каких условиях был предложен мир новым правительством, и продолжает: если государства сохранят за собой колонии, то это будет означать, что эта война никогда не кончится. Какой же выход? Выход один: победа рабочей и крестьянской революции над капиталом. Мы никогда не обещали, что войну можно кончить одним ударом, воткнув штык в землю. Война происходит потому, что столкнулись миллиардные капиталы, поделившие между собой весь мир, и, не уничтожив власти капитала, нельзя кончить войну.

Останавливаясь на переходе власти в руки Советов, тов. Ленин заявляет, что он сейчас наблюдает новое явление: крестьяне отказываются верить, что вся власть принадлежит Советам, они еще чего-то ждут от правительства, забывая, что Совет это не частное учреждение, а государственное. Мы заявляем, что мы хотим нового государства, что Совет должен заменить старое чиновничество, что всему народу следует учиться управлять. Станьте во весь рост, выпрямитесь, и тогда нам не страшны угрозы. Юнкера попробовали устроить восстание, но мы справились с ними; они в Москве устроили бойню и расстреливали на кремлевской стене солдат. Но когда уже народ победил, он сохранил врагам не только воинскую честь, но и оружие.

Викжель нам угрожает забастовкой, но мы обратимся к массам и спросим у них, хотите ли вы забастовкой обречь на голод солдат на фронте и народ в тылу, и, я не сомневаюсь, железнодорожные пролетарии на это не пойдут. Нас упрекают, что мы арестовываем. Да, мы арестовываем и сегодня мы арестовали директора Государственного банка. Нас упрекают, что мы применяем террор, но террор, какой применяли французские революционеры, которые гильотинировали безоружных людей, мы не применяем и, надеюсь, не будем применять. И, надеюсь, не будем применять, так как за нами сила. Когда мы арестовывали, мы говорили, что мы вас отпустим, если вы дадите подписку в том, что вы не будете саботировать. И такая подписка дается. Наш недостаток в том, что советская организация еще не научилась управлять, мы слишком много митингуем. Пусть Советы разделятся на отряды и возьмутся за дело управления. Наша задача состоит в том, чтобы идти к социализму. На днях рабочие получили закон о контроле над производством{31}. Согласно этому закону, фабрично-заводские комитеты составляют государственное учреждение. Рабочие должны немедленно претворить этот закон в жизнь. Рабочие дадут крестьянам ткани, железо, а крестьяне дадут хлеб. Я видел сейчас товарища из Иваново-Вознесенска, и он мне сказал, что это главное. Социализм – это учет. Если вы хотите взять на учет каждый кусок железа и ткани, то это и будет социализм. Для производства нам нужны инженеры, и мы очень ценим их труд. Мы их будем охотно оплачивать. Мы не собираемся лишать их пока их привилегированного положения. Всякий, кто хочет работать, нам ценен, но пусть он работает не как начальник, но как равный под контролем рабочих. У нас нет ни тени озлобления против лиц, и мы приложим усилия, чтобы помочь им перейти на новое положение.

Что касается крестьян, то мы говорим: трудовому крестьянину надо помочь, среднего не обидеть, богатого принудить. После революции 25 октября нам угрожали, что мы будем уничтожены. Есть люди, которые испугались этого и хотели бежать от власти, но уничтожить нас не удалось. Не удалось потому, что наши враги могут опираться только на юнкеров, за нас народ. Если бы не было поголовного подъема солдат и рабочих, власть никогда бы не выпала из рук ее державших. Власть перешла к Советам. Советы – это организация полной свободы народа. Мы, Советское правительство, получили свои полномочия от съезда Советов и будем действовать, как действовали до сих пор, уверенные в вашей поддержке. Мы никого не исключали. Если меньшевики и эсеры ушли, то это преступление с их. стороны. Мы предлагали левым эсерам участвовать в правительстве, но они отказались. Мы не хотим торговаться о власти, мы не хотим торгов с переторжками. Городскую думу, этот центр корниловцев, мы не допустим к власти. Говорят, что мы изолированы. Буржуазия создала вокруг нас атмосферу лжи и клеветы, но я еще не видал солдата, который бы не приветствовал с восторгом переход власти к Советам. Я не видал крестьянина, который бы высказался против Советов. Необходим союз беднейшего крестьянства с рабочими, и тогда социализм победит во всем мире. (Члены Совета поднимаются со своих мест, провожают Ленина бурными овациям и.)

«Правда» № 181, 18 (5) ноября 1917 г.

Печатается по тексту газеты «Правда»

22Ультиматум, предъявленный меньшинству членов ЦК, настаивавшему на разделении власти с соглашательскими мелкобуржуазными партиями, был подписан, кроме В. И. Ленина, А. С. Бубновым, Ф. Э. Дзержинским, А. А. Иоффе, М. К. Мурановым, Я. М. Свердловым, Г. Я. Сокольниковым, И. В. Сталиным, Л. Д. Троцким и М. С. Урицким.
1См. настоящий том, стр. 44–46. Ред.
23Группа «Новой Жизни», новожизненцы – меньшевики-интернационалисты, группировавшиеся вокруг газеты «Новая Жизнь». «Новая Жизнь» – ежедневная газета; издавалась в Петрограде с 18 апреля (1 мая) 1917 по июль 1918 года. Инициаторами издания газеты были меньшевики-интернационалисты и писатели, группировавшиеся вокруг журнала «Летопись». Характеризуя новожизненцев, Ленин отмечал, что их «преобладающее настроение есть интеллигентский скептицизм, прикрывающий и выражающий беспринципность» (Сочинения, 5 изд., том 34, стр. 104), и иронически называл их «якобы-интернационалистами» и «тоже-марксистами». Октябрьскую социалистическую революцию и установление Советской власти газета встретила враждебно. С 1 июня 1918 года выходила в двух изданиях: Петроградском и Московском. Оба издания были закрыты в июле 1918 года.
24Проект резолюции о свободе печати написан В. И. Лениным в связи с обсуждением этого вопроса на заседании ВЦИК 4 (17) ноября 1917 года. 26 октября (8 ноября) 1917 года по постановлению Военно-революционного комитета за контрреволюционную агитацию был закрыт ряд буржуазных газет – «Речь», «День» и другие, а на другой день Совнарком принял декрет о печати. 4 (17) ноября на заседании ВЦИК при обсуждении вопроса о печати против декрета выступили Ларин и левые эсеры – Колегаев, Карелин, Прошьян и др. С речью о необходимости мер, принятых Военно-революционным комитетом и Совнаркомом, выступил Ленин (см. настоящий том, стр. 53–55). ВЦИК большинством 34 голосов при 24 против и 1 воздержавшемся принял резолюцию большевистской фракции о безоговорочной поддержке политики Совнаркома в области печати. Проект резолюции, написанный Лениным, на обсуждение ВЦИК не вносился.
2В рукописи оставлено место для фамилий. Ред.
25«Речь» – ежедневная газета, центральный орган партии кадетов? выходила в Петербурге с 23 февраля (8 марта) 1906 года. После Февральской буржуазно-демократической революции 1917 года активно поддерживала внутреннюю* и внешнюю политику Временного правительства, вела погромную травлю Ленина и партии большевиков. Газета была закрыта Военно-революционным комитетом при Петроградском Совете 26 октября (8 ноября) 1917 года. Позднее (до августа 1918 года) продолжала выходить под названиями: «Наша Речь», «Свободная Речь», «Век», «Новая Речь», «Наш Век».
26«Русское Слово» – ежедневная газета; выходила в Москве с 1895 года (первый, пробный, номер вышел в 1894 году); издавалась И. Д. Сытиным. Формально беспартийная, газета с умеренно либеральных позиций защищала интересы русской буржуазии. В 1917 году газета целиком поддерживала буржуазное Временное правительство и вела травлю Ленина и большевистской партии. В ноябре 1917 года за помещение клеветнических антисоветских сообщений газета была закрыта. С января 1918 года газета некоторое время выходила под названиями «Новое Слово» и «Наше Слово». Была закрыта окончательно в июле 1918 года.
27Запрос фракции левых эсеров был предъявлен председателю Совета Народных Комиссаров В. И. Ленину на заседании ВЦИК 4 (17) ноября 1917 года по поводу издания Совнаркомом ряда декретов без санкции ВЦИК. Заслушав объяснения Ленина, фракция левых эсеров признала их неудовлетворительными. М. С. Урицкий от имени фракции большевиков внес резолюцию, выражающую полное доверие Совнаркому. Перед голосованием этой резолюции левые эсеры заявили, что народные комиссары, как заинтересованные лица, не должны участвовать в голосовании. ВЦИК большинством голосов принял резолюцию, одобряющую деятельность Совнаркома.
28Имеется в виду приказ главнокомандующего войсками по обороне Петрограда Муравьева от 1 (14) ноября 1917 года за № 1, в котором солдаты, матросы, Красная гвардия призывались к беспощадной и немедленной расправе с преступными элементами. Ввиду того что редакция текста приказа могла привести к нежелательным последствиям, ВЦИК на заседании 2 (15) ноября предложил Народному комиссариату внутренних дел отменить этот приказ.
29В. И. Ленин имеет в виду выступление левого эсера Г. Д. Закса в защиту правооппортунистической позиции В. П. Ногина, А. И. Рыкова, В. П. Милютина и др. о создании так называемого «однородного социалистического правительства». В своем выступлении Закс выразил опасение, что социалистическая революция в России может остаться одинокой, так как «Западная Европа позорно молчит».
30Группа «Спартак» – революционная организация германских левых социал-демократов; образована в начале мировой империалистической войны К. Либкнехтом, Р. Люксембург, Ф. Мерингом, К. Цеткин, Ю. Мархлевским, Л. Иогихесом (Тышка), В. Пиком. В апреле 1915 года Р. Люксембург и Ф. Меринг основали журнал «Die Internationale», вокруг которого сплотилась основная группа левых социал-демократов Германии, С 1916 года группа «Интернационал», кроме политических листовок, выпускавшихся в 1915 году, стала нелегально издавать и распространять «Политические письма» за подписью «Спартак» (выходили регулярно до октября 1918 г.), и группа «Интернационал» стала называться группой «Спартак». Спартаковцы вели революционную пропаганду в массах, организовывали массовые антивоенные выступления, руководили стачками, разоблачали империалистический характер мировой войны и предательство оппортунистических лидеров социал-демократии. Однако в некоторых важнейших вопросах теории и политики спартаковцы допускали серьезные ошибки: отрицали возможность национально-освободительных войн в эпоху империализма, не занимали последовательной позиции по вопросу о лозунге превращения империалистической войны в войну гражданскую, недооценивали роль пролетарской партии как авангарда рабочего класса, боялись решительного разрыва с оппортунистами. Ленин неоднократно критиковал ошибки германских левых социал-демократов, помогая им занять правильную позицию (см. работы «О брошюре Юниуса», «Военная программа пролетарской революции» и др. Сочинения, 5 изд., том 30, стр. 1–16, 131–143). В апреле 1917 года спартаковцы вошли в центристскую Независимую социал-демократическую партию Германии, сохранив в ней свою организационную самостоятельность. В ноябре 1918 года, в ходе революции в Германии, спартаковцы оформились в «Союз Спартака» и, опубликовав 14 декабря 1918 года свою программу, порвали с «независимцами». На Учредительном съезде (30 декабря 1918 – 1 января 1919 года) спартаковцы создали Коммунистическую партию Германии.
31Ленин имеет в виду «Проект закона о рабочем контроле (Внесен для рассмотрения в комиссию труда)», принятый Совнаркомом и опубликованный 1 (14) ноября 1917 года в «Газете Временного Рабочего и Крестьянского Правительства» № 3.
1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34 
Рейтинг@Mail.ru