Полное собрание сочинений. Том 31. Март – апрель 1917

Владимир Ленин
Полное собрание сочинений. Том 31. Март – апрель 1917

Петроградская общегородская конференция РСДРП(б){124}.
14–22 апреля (27 апреля – 5 мая) 1917 г.

Впервые напечатано в 1925 г. в книге «Петроградская общегородская и Всероссийская конференции РСДРП (б) в апреле 1917 г.»; проект резолюции о войнев 1927 г. во 2–3 изданиях Сочинений В. И. Ленина, том XX; газетный отчет о докладе о текущем моменте и резолюции об отношении к Временному правительству и о коммунальных выборах опубликованы 8 мая (25 апреля), 1 мая (18 апреля) и 15 (2) мая 1917 г. в газете «Правда» №№ 40, 35 и 46

Печатается по машинописному экземпляру протокольной записи; проект резолюции о войнепо машинописному экземпляру с поправками В. И. Ленина; газетный отчет о докладе о текущем моменте и резолюции об отношении к Временному правительству и о коммунальных выборахпо тексту газеты «Правда»

1. Доклад о текущем моменте и об отношении к временному правительству. 14 (27) апреля

1. Протокольная запись

Мы гораздо точнее других партий заранее определили политическую линию, которая была закреплена резолюциями. Жизнь дала нам совершенно новую ситуацию. Главная ошибка, которую революционеры делают, это та, что они смотрят назад, на старые революции. Жизнь же дает слишком много нового, которое необходимо внести в общую цепь событий.

Движущие силы революции мы определили совершенно верно. События оправдали наши старые большевистские положения, но наша беда в том, что товарищи хотели остаться «старыми» большевиками. Движение масс было только в пролетариате и крестьянстве. Западноевропейская буржуазия всегда была против революции. Таково положение, к которому мы привыкли. Вышло иначе. Империалистическая война расколола буржуазию Европы, и это создало то, что англо-французские капиталисты из-за империалистических целей стали сторонниками русской революции. Английские капиталисты составили прямо заговор с Гучковым, Милюковым и командующими верхами армии. Англофранцузские капиталисты стали на сторону революции. Европейские газеты сообщают целый ряд случаев поездок посланников Англии и Франции для переговоров с «революционерами» вроде Гучкова. Это союзник революции непредвиденный. Это привело к тому, что революция вышла так, как никто не ожидал. Мы получили союзников не только в лице русской буржуазии, но и англо-французских капиталистов. Когда я говорил это же в реферате за границей[44], мне один меньшевик сказал, что мы были не правы, ибо-де оказалось, что буржуазия нужна была для успеха революции. Я ему ответил, что это было «необходимо» лишь для того, чтобы революция победила в восемь дней. Ведь Милюков заявлял еще до революции, что если победа лежит через революцию, то он против победы. Нельзя забывать этих слов Милюкова.

Итак, революция в ее первом этапе развивалась так, как никто не ожидал. Большевики дали ответ на вопрос о возможности «защиты отечества»: если победит буржуазно-шовинистическая революция (№ 47 «Социал-Демократа»), то защита отечества и в таком случае невозможна[45]. Оригинальность положения – в двоевластии. За границей, куда ни одна газета левее «Речи» не доходит и где англо-французские буржуазные газеты говорят о полновластном Временном правительстве и «хаосе» в лице Совета Р. и С. Д., никто не имеет точного представления о двоевластии. Только на месте, здесь мы уже узнали, что Совет Р. и С. Д. отдал власть Временному правительству. Совет Р. и С. Д. есть осуществление диктатуры пролетариата и солдат; среди последних большинство крестьян. Это и есть диктатура пролетариата и крестьянства. Но эта «диктатура» вошла в соглашение с буржуазией. Тут и нужен пересмотр «старого» большевизма. Создавшееся положение показывает, что диктатура пролетариата и крестьян переплелась с властью буржуазии. Положение изумительно своеобразное. Не бывало таких революций, чтобы представители революционного пролетариата и крестьянства, будучи вооружены, заключили союз с буржуазией, имея власть, уступили ее буржуазии. Буржуазия имеет в своих руках силу капитала и силу организации. Надо еще удивляться, что рабочие оказались все же достаточно организованными. Буржуазная революция в России закончена, поскольку власть оказалась в руках буржуазии. Здесь «старые большевики» опровергают: «она не закончена – нет диктатуры пролетариата и крестьян». Но Совет Р. и С. Д. и есть эта диктатура.

Движение аграрное может пойти двояко. Крестьяне отнимут землю, а борьбы между деревенским пролетариатом и зажиточным крестьянином не вспыхнет. Но это мало вероятно, ибо борьба классов не ждет. Повторить теперь то, что мы говорили в 1905 г., и не говорить о борьбе классов в деревне, – есть измена пролетарскому делу.

Уже теперь мы видим в решениях ряда крестьянских съездов мысль обождать с разрешением аграрного вопроса до Учредительного собрания, – это победа зажиточного крестьянства, склоняющегося к кадетам. Крестьяне уже берут землю. Социалисты-революционеры удерживают их, предлагая ждать до Учредительного собрания. Надо соединить требование взять землю сейчас же с пропагандой создания Советов батрацких депутатов. Буржуазно-демократическая революция закончена. Аграрную программу надо проводить по-новому. Та же борьба крупных собственников с мелкими за власть, которая есть сейчас здесь, будет и в деревне. Одной земли еще крестьянам мало. Число безлошадных очень увеличилось. Аграрную революцию мы одни сейчас развиваем, говоря крестьянам, чтобы они брали землю сейчас же. Брать надо землю организованно. Имущества не портить. Аграрное движение, следовательно, только предвидение, но не факт. Задача марксистов – разъяснять крестьянам вопрос об аграрной программе; надо перенести центр ее тяжести на Совет батрацких депутатов. Но надо быть готовым, что крестьянство может соединиться с буржуазией, как это сделал Совет рабочих и солдатских депутатов. Следовательно, аграрное движение еще надо развивать. Зажиточное крестьянство будет, естественно, тянуть к буржуазии, к Временному правительству. Оно может оказаться правее Гучкова.

Пока победа буржуазной власти осуществлена. Экономическое положение крестьян отделяет их от помещиков. Крестьянам нужны не права на землю. Им нужны Советы батрацких депутатов. Те, кто советует крестьянам ждать Учредительного собрания, обманывают их.

 

Наша задача – выделение из мелкобуржуазного болота классовой линии: буржуазия великолепно делает свое дело, давая какие угодно обещания, но на деле проводя свою классовую политику.

В Советах Р. и С. Д. соотношение таково, что власть передается Временному правительству, а сами социалисты ограничиваются «контактными комиссиями». Это правительство, правда, – лучшие доверенные люди своего класса, но это все же определенный класс. Мелкая буржуазия всецело им сдалась. Если мы не отделим пролетарской линии, мы предадим дело пролетариата. Буржуазия господствует или обманом или насилием. Теперь господствуют лесть и обман, и это усыпляет революцию. Уступки они делают во второстепенном. В главном (аграрном перевороте) они ничего не делают. Кто не видит, что в России, кроме большевиков, сплошное революционное оборончество, что оно победило кругом, тот не видит фактов, а такое революционное оборончество есть сдача всех социалистических принципов во имя грабительских интересов крупного капитала, прикрываемых фразой о «защите отечества», сдача позиции мелкой буржуазии. Когда я говорил о «добросовестной» революционно-оборонческой массе, то я имел в виду не моральную категорию, а классовое определение. Классы, представленные в Советах рабочих и солдатских депутатов, в грабительской войне не заинтересованы. В Европе – не то. Там народ угнетают, пацифистов самых оппортунистических травят нередко больше, чем нас, правдистов. У нас же Совет рабочих и солдатских депутатов не насилием, а доверием масс проводит свою революционно-оборонческую позицию. Европа – это сплошная военная тюрьма. Капитал там правит жестоко. По всей Европе буржуазию надо свергать, но не убеждать. В России солдаты вооружены: они сами дали себя мирно обмануть, соглашаясь якобы только «защищаться» от Вильгельма. Там, в Европе, нет «добросовестного» революционного оборончества, как в России, где власть народ отдал буржуазии по темноте, косности, по привычке терпеть палку, по традиции. Стеклов, Чхеидзе – на словах вожди, а на деле хвосты буржуазии, невзирая на их добродетели, знание марксизма и проч., политически они мертвы. У нас власть в руках солдат, которые настроены оборончески. Объективное классовое положение капиталистов одно. Они воюют для себя. Солдаты – это пролетарии и крестьяне. Это другое. Есть у них интерес завоевать Константинополь? Нет, их классовые интересы против войны! Вот почему их можно просветить, переубедить. Гвоздь политической ситуации сию минуту – уметь разъяснить истину массам. Нельзя считать, что мы «опираемся» на революционную массу и пр., – нельзя, пока мы не разъясним солдатам или несознательным массам значение лозунга «долой войну».

Что такое Совет рабочих и солдатских депутатов? Классовое его значение – прямая власть. Полной политической свободы, конечно, нет у нас. Но такой свободы, как в России, сейчас нигде нет. «Долой войну» – не значит бросанье штыка. Это значит переход власти к другому классу. Центр тяжести всей теперешней позиции – разъяснять это. Бланкизм состоял в том, что он стремился к захвату власти, опираясь на меньшинство. У нас совсем другое. Мы еще в меньшинстве, мы сознаем необходимость завоевать большинство. Нам нужно, в отличие от анархистов, государство для перехода к социализму. Парижская Коммуна дала нам образец государства типа Совета рабочих депутатов – прямой власти организованных и вооруженных рабочих, – диктатуры рабочих и крестьян. Роль Советов, значение такой диктатуры – организованное насилие против контрреволюции, охрана завоеваний революции в интересах большинства, опираясь на большинство. Двоевластия в государстве быть не может. Советы депутатов есть тип государства, когда полиция невозможна. Здесь сам народ собой управляет, тут невозможен возврат к монархии. Армия и народ должны слиться – вот победа свободы! Все должны владеть оружием. Чтобы удержать свободу, необходимо поголовное вооружение народа, – вот в чем суть коммуны. Мы не анархисты, отрицающие организацию государства, т. е. насилие вообще и в особенности государства самих организованных и вооруженных рабочих, организацию государства через их Советы. Жизнь сплела диктатуру пролетариата и крестьянства с диктатурой буржуазии. Дальнейшая ступень – диктатура пролетариата, но он еще не достаточно организован и просвещен, его надо просветить. Нужны по всему государству такие Советы рабочих и прочих депутатов, это требование жизни. Другого пути нет. Это и есть Парижская Коммуна! Совет рабочих депутатов не профессиональная организация, чего хочет буржуазия. Народ смотрит иначе и правильнее: он видит в нем власть. Он видит, что путь выхода из войны – победа Советов рабочих депутатов. Вот это и есть тип государства, при котором можно идти к социализму. Когда власть захватит группа – это еще немного. Русская революция поднялась выше: другой власти, чем Совет, быть не может, и буржуазия этого боится. Пока власть не захватили Советы, мы ее не возьмем. Советы же должна толкать к власти живая сила. Иначе мы не выйдем из войны, которую ведут капиталисты обманом народа. Все страны стоят на краю гибели; надо это сознать; выхода, кроме социалистической революции, нет. Правительство должно быть свергнуто, – но не все правильно это понимают. Если власть Временного правительства опирается на Совет рабочих депутатов, то свергнуть его «просто» нельзя. Его можно и должно свергнуть, завоевывая большинство в Советах. Или вперед, к всевластию Советов рабочих и солдатских депутатов, или назад, к империалистической войне, – другого пути нет. Каутский отрицал возможность революции во время войны. Жизнь уже опровергла его.

Что касается огосударствления банков и контроля за ними, то экономически это возможно, экономически этому не мешает ничто, раз власть в руках рабочих. Понятно, что при таких взглядах на задачи пролетариата об объединении с «оборонцами» нельзя и говорить.

О новом названии партии: слово «социал-демократия» неверно, научно неправильно, Маркс и Энгельс неоднократно признавали это. Если они «терпели» это слово, то потому, что после 1871 г. была особая ситуация: требовалась медленная подготовка народных масс, революция не была на очереди. Демократия – тоже государство, а уже Парижская Коммуна поднялась выше. И теперь весь мир поставлен перед вопросом практически – о переходе к социализму. Социал-демократ Плеханов и прочие социал-шовинисты во всем мире предали социализм. Нам следует назваться «Коммунистическая партия».

2. Газетный отчет

Старые традиционные формулы (диктатура пролетариата и крестьянства) уже более не удовлетворяют изменившимся условиям. Революционно-демократическая диктатура осуществилась, но не в намеченной нами форме: сплетенная с диктатурой империалистской буржуазии. Империалистская война смешала все карты, – ярых противников революции англофранцузских капиталистов превратила в пособников революции для победы (так же и верхи командного состава армии и контрреволюционной буржуазии).

Это исключительное в истории стечение обстоятельств и вызвало двойную диктатуру: диктатуру буржуазии и диктатуру революционной демократии. Никогда народ не поспевал в организационном отношении за буржуазией; в России народ создал свою организованную власть, в то же время не достигнув политической самостоятельности. Отсюда двоевластие, бессознательно-доверчивое отношение мелкобуржуазного большинства солдатских масс и части рабочих к Временному правительству, добровольное подчинение революционной демократии буржуазной диктатуре. Особенность момента заключается в том, что созданию прочного и сознательного большинства на стороне пролетарской политики (все другие политические направления целиком перешли на позицию мелкой буржуазии) препятствует несознательность масс. Революционная демократия – собрание разнороднейших (по своему классовому положению и интересам, что совсем не одно и то же!) элементов. Расслоение их: в деревне – зажиточных крестьян, укрепленных законом 9 ноября, и беднейших однолошадных и безлошадных, в городе – примыкающих к рабочему классу слоев и мелких собственников, разделение пролетариев и полупролетариев от мелкой буржуазии неизбежно, но возможно, что сплочение собственнических элементов революционного блока дойдет до того, что пересилит организацию масс вокруг пролетарских лозунгов. Поэтому не исключено, что власть останется в руках буржуазии, переход власти Советам рабочих и солдатских депутатов не произойдет. Вывод: перед нами задача не ниспровержения Временного правительства: оно держится доверием мелкобуржуазных и частью рабочих масс, а тщательного разъяснения классовых задач и организации.

2. Заключительное слово по докладу о текущем моменте. 14 (27) апреля

Обмен мнений показал разноголосицу. Ответить на все вопросы не могу.

О старом большевизме. Калинин защищал старый большевизм. Он же пришел к заключению, что наша теперешняя тактика верна. Другое мнение – больше всего обнаружился уклон к тактике мелкой буржуазии.

Исконное выражение: довести революцию до конца; какую же революцию? Объективное положение 1905 года было таково: пролетариат и крестьянство являлись единственным революционным элементом, а кадеты стояли за монархию. Теперь оборончество есть переход крестьян к мелкобуржуазной тактике. При этом доведение революции до конца теряет смысл. Революция соединила мелкую буржуазию и другие революционные элементы в оборончестве.

Будущее диктатуры пролетариата и крестьянства? Мелкобуржуазное крестьянство, стоящее на точке зрения оборонческой, может быть за монархию.

Из линии большевизма вытекает новая линия. Мелкая буржуазия и крупная буржуазия объединились. Мы исходим из различия интересов классов. Крестьяне-батраки должны быть против империалистической войны. Крестьяне-собственники – за оборончество.

Оборончество показало, что мелкая буржуазия отошла от рабочего класса и перешла к буржуазии крупной. Бедному крестьянину, частью живущему трудом в городах, эта война не нужна, Этот класс должен быть противником войны.

Старый большевизм должен быть оставлен. Необходимо разделение линии мелкой буржуазии и наемного пролетариата. Фразы о революционном народе подходят Керенскому, но не революционному пролетариату. Быть революционерами, хотя бы и демократами, когда Николай убран – не большая заслуга. Революционная демократия никуда не годится; это – фраза. Она прикрывает, но не обнажает противоречия классовых интересов. Большевик должен раскрывать глаза рабочих и крестьян на существование этих противоречий, но не затушевывать их. Если империалистическая война будет обрушиваться на пролетариат и крестьян экономически, эти классы должны восстать против этой войны.

Сеть Советов рабочих, солдатских, крестьянских депутатов – вот задача дня. Вся Россия уже покрывается сетью органов местного самоуправления. Коммуна может быть и в виде органов самоуправления. Отмена полиции, постоянной армии, поголовное вооружение – все это можно осуществить через местное самоуправление. Я взял Совет рабочих депутатов просто потому, что он уже существует.

Говорят, надо «занять» пролетариат. Это делает Чхеидзе, Временное правительство и другие, говоря звонкие слова о революционной демократии. Большевик должен разделять: пролетариат и мелкая буржуазия, а слова: «революционная демократия» и «революционный народ» отдать Керенскому. Демократия в России империалистична. Говорят, мы сводим свою работу к культурной работе. Это неверно. Принимать резолюции об Учредительном собрании и др. – это значит: «занять» пролетариат.

Настоящее дело – проведение отмены постоянной армии, чиновничества и полиции и поголовное вооружение.

Учредительное собрание не задушит революции, потому что о нем сейчас не слышно и никто его не собирается созывать. «Требовать» его созыва могут эсеры.

Война всемирная. Война ведется определенными классами и порождена банковым капиталом. Прекратить ее можно переходом власти к другому классу. Мир при сохранении власти у господствующих классов ничего не может изменить.

Пролетариату надо указывать, как конкретными мерами двигать революцию вперед. Двигать революцию вперед – значит осуществлять самочинно самоуправление. Рост демократии самоуправлению не мешает, осуществляет наши задачи. Кончить войну можно только переходом власти к другому классу – и к этому Россия подошла ближе всего – но никак не перемирием капиталистов всех стран путем обмена удушенными народностями. Коммуна крестьянству вполне подходит. Коммуна – значит полное самоуправление, отсутствие всякого надзора сверху. На это крестьянство должно пойти на девять десятых.

С национализацией земли буржуазия может помириться, если крестьяне возьмут землю. Мы, как пролетарская партия, должны сказать, что одна земля еще не накормит. Для обработки ее нужно будет, следовательно, устроить коммуну. Мы должны быть централистами, но есть моменты, когда эта задача передвигается на места, мы должны допускать максимум инициативы на местах. Кадеты уже действуют, как чиновники. Говорят крестьянству: «жди Учредительного собрания». Только наша партия дает лозунги, действительно двигающие революцию вперед. Советы рабочих депутатов вполне могут на местах установить коммуны. Вопрос, хватит ли у пролетариата организованности, но этого нельзя заранее подсчитать, надо на деле учиться.

 

Троцкизм – «без царя, а правительство рабочее». Это неверно. Мелкая буржуазия есть, ее выкинуть нельзя. Но у нее две части. Беднейшая ее часть идет с рабочим классом.

Война. Кончить войну пацифистски – утопия. Кончить ее можно империалистическим миром. Не этого мира хотят массы. Война есть продолжение политики класса, изменить характер войны – переменить класс, стоящий у власти.

Название партии коммунистической – теоретически верно. Левые социалисты других стран слишком слабы. Мы должны взять инициативу.

3. Две реплики во время прений по резолюции об отношении к временному правительству. 15 (28) апреля

1

После вчерашних прений я могу ограничиться краткими замечаниями. Резолюция указывает в чем выход. Положение определяется не только представительством определенных классов в составе Временного правительства, а тем, что оно опирается на Совет Р. Д. Отсюда вывод не тот, что мы должны поддаться этой мелкой буржуазии, а тот, чтобы образовать отдельные группы не для того, чтобы отделиться от мелкой буржуазии, а чтобы ее толкать вперед. Захват всей земли есть движение вперед революционного народа. Замена постоянного войска милицией – движение вперед.

124Петроградская общегородская конференция РСДРП(б) была созвана по решению Петербургского комитета от 6 (19) апреля и состоялась 14–22 апреля (27 апреля – 5 мая) 1917 года. Извещение о конференции было напечатано в «Правде» № 30 от 12 (25) апреля. Выборы происходили из расчета 1 делегат на 200 членов партии. На конференции присутствовало 57 делегатов, в том числе – от Финской, Эстонской, Латышской, Польской и Литовской организаций, представители Военной организации, а также 2 представителя межрайонцев. В повестке дня конференции стояли следующие вопросы: задачи дня – текущий момент; об отношении к Совету рабочих и солдатских депутатов и вопрос о его реорганизации; построение партийной организации; отношение к социал-демократии других толков; городские выборы; о травле против «Правды». В. И. Ленин был избран почетным председателем конференции, сделал основной политический доклад «Задачи дня – текущий момент», входил в комиссию по выработке резолюций «Об отношении к Временному правительству» и «О войне», внес резолюции «О коммунальных выборах» и «Об отношении к партиям социалистов-революционеров, социал-демократов (меньшевиков), партии так называемых «нефракционных» социал-демократов и т. п. родственным политическим течениям». Попытка Каменева в речи и поправках к ленинской резолюции об отношении к Временному правительству отстоять требование контроля над ним была разоблачена Лениным, как соглашательская, как политика Чхеидзе и Стеклова. Конференция подавляющим числом голосов приняла ленинскую резолюцию об отношении к Временному правительству. В первом заседании конференция приняла написанное Лениным воззвание «Против погромщиков. К рабочим, солдатам и всему населению Петрограда». 19 апреля (2 мая) заседания конференции были прерваны в связи с массовым движением протеста в ответ на ноту Временного правительства союзным державам 18 апреля (1 мая) о готовности продолжать империалистическую войну. Конференция приняла решение призвать рабочих и солдат к организованному выражению своей солидарности с основными положениями резолюции ЦК РСДРП(б) от 20 апреля (3 мая) о кризисе в связи с указанной нотой Временного правительства (см. настоящий том, стр. 291–292). Делегаты конференции приняли участие в разъяснительной работе, проводимой Центральным Комитетом партии в массах. В связи с этим последующие заседания конференции проводились не в полном составе. Решения Петроградской общегородской конференции свидетельствовали о сплочении петроградских большевиков вокруг «Апрельских тезисов» Ленина; ленинская тактика получила одобрение крупнейшей, столичной организации партии. Резолюции Петроградской конференции в значительной части легли в основу резолюций VII (Апрельской) Всероссийской конференции РСДРП(б).
44См. настоящий том, стр. 72–73. Ред.
45См. Сочинения, 5 изд., том 27, стр. 50. Ред.
1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38 
Рейтинг@Mail.ru