Любовь и криминал

Владимир Калинин
Любовь и криминал

© В.С. Калинин, текст, 2022

© Издательство «Четыре», 2022

Часть первая
Медовая ловушка

Глава 1

В мае погода переменчивая. Выпадет жаркий денёк, а следующий может быть холодным и дождливым. В тот день расцвела черёмуха, предвестник небольших похолоданий. С утра пригревало солнце, ближе к обеду прогремела гроза. Как говорил поэт: «Люблю грозу в начале мая». Действительно, как её не любить?! После сильного, но короткого дождя выглянуло солнце, послегрозовой воздух чист и свеж. В Битцевском парке среди омытых дождём деревьев с молодой зелёной листвой запели соловьи. Владислав шире открыл окно, вдыхая ароматный воздух, прислушиваясь к пению птиц. Вдруг раздался телефонный звонок, прервавший его наслаждение весенней природой.

– Владислав Сергеевич, здравствуйте. Вас беспокоит Игорь. Не забыли нашу работу по делу чёрного риелтора? – прозвучал бодрый мужской голос в телефонной трубке.

– Игорь Степанович, рад слышать. Давненько мы с вами не встречались. Вы где сейчас работаете? – Владислав узнал по голосу Грибкова, офицера МВД.

– В настоящее время занимаюсь серьёзными делами по борьбе с организованной преступностью. У меня к вам небольшая просьба. Мы её могли бы обсудить сегодня вечером. Вы не против?

– Игорь Степанович, конечно, я не против. Где и когда можем встретиться?

– Владислав Сергеевич, нас сегодня бросили на контроль за пропусками у входа в метро. После окончания дежурства могу с вами встретиться около входа в санаторий «Узкое», что в Битцевском парке, точнее, напротив церкви. Там есть скамейка, на ней буду вас ждать в полседьмого. Прогуляемся по парку. Где-нибудь присядем на лавочку и спокойно всё обговорим.

– Что, у вас более важной работы нет, как стоять у турникетов и проверять пропуска? – возмутился Владислав.

– Работы очень много, но такой приказ поступил от начальства: «Все на борьбу с коронавирусом», – едва сдерживая негодование, пробасил Игорь.

– Я на самоизоляции сижу вот у окна, слушаю трели соловьёв. В парк мне нельзя ходить. Только в продуктовый магазин и в аптеку бегаю. Дальше ста метров от дома отходить не разрешается, – нарочито жалобным тоном уточнил Владислав.

– Владислав Сергеевич, со мной вас не накажут. Иначе всё можно свести к абсурду, – уже спокойно отреагировал Игорь на «жалобу» Владислава.

– Добро. Понял. Постараюсь быть в назначенное время.

Обрадованный прогулкой по парку, Владислав прибыл на место встречи без опоздания. Игорь Грибков уже сидел на скамейке напротив входа в старинную церковь бывших владельцев имения «Узкое». Храм и прилегающая территория благоустроены: вокруг хорошая ограда, построен жилой дом для священнослужителя и гараж. Для верующих установлена застеклённая доска объявлений. Площадка перед церковью и дорожки тщательно подметены. Владислав умеренным, твёрдым шагом подошёл к Игорю. Друзья обнялись, приветствуя друг друга.

– Игорь, ты возмужал. Усы отрастил. А причёска осталась та же, с максимально короткими волосами. Наверно, в звании и в должности подрос?

– Не хочу хвастать, но скажу, что после успешного завершения дела в отношении мошенницы Сударевой Жанетты и за другие проведённые важные мероприятия мне досрочно присвоили звание капитана. В настоящее время перешёл в когорту старших офицеров. Присвоили звание майора. Должность у меня достаточно высокая и ответственная, – с гордостью сообщил офицер МВД, расправив и без того широкие плечи.

– От души поздравляю. Желаю дальнейшего карьерного роста как в звании, так и в продвижении по должности. Ты хороший оперативник. Надеюсь, из тебя получится отличный руководитель. Какие проблемы возникли? – чётко и кратко по-офицерски спросил Владислав.

– Давайте прогуляемся к автобусной остановке и по ходу поговорим.

– Согласен.

Единомышленники по вопросам борьбы с криминалом, чем-то схожие спортивными фигурами, не торопясь разговаривая, пошли по дороге через мост между верхним и нижним прудами к площадке, где на конечной остановке разворачивался маршрутный автобус.

– Владислав Сергеевич, если помните, полковник, тогда мой начальник, а ныне пенсионер, настаивал на проведении операции по задержанию криминального авторитета Машиниста. Однако материалов для его ареста у меня не хватало. Наработки передал в тогда действующий РУБОП. Но в связи с его вскоре последовавшим расформированием дело разработки в отношении Машиниста развития не получило.

– Иван Александрович посодействовал твоему переходу в подразделение по борьбе с организованной преступностью?

В ответ Игорь только утвердительно кивнул.

– То есть тогда не получилось, так он создал тебе условия для завершения его задумки в отношении Машиниста. Настойчивый был руководитель. В настоящее время у тебя появилась возможность достать Машиниста. Я правильно понимаю? – ожидая положительный ответ, спросил Владислав.

– Да. Только вот отвлекают, как и в других подразделениях. Сегодня целый день стоял в метро и проверял наличие пропусков на проезд общественным транспортом, наличие масок и перчаток. А работа не двигается. Потом будут спрашивать: «Почему тянешь с реализацией разработок?» Сегодня в райотделах только дежурная служба сидит. Почти весь личный состав брошен на борьбу с коронавирусом. Некому даже на серьёзные происшествия выезжать. А мы что, железные и не поддаёмся инфекции? Огромный людской поток. Мне некогда было руки протирать после проверки документов. Сколько раз я мог заразу передать и сам подхватить! Вы не волнуйтесь, сейчас на мне нет ничего заразного. Принял меры к санобработке.

– Нет, не волнуюсь. Ко мне никакая зараза не пристаёт. Сегодня по интернету слышал, что в МВД требовали усилить работу по выявлению нарушителей самоизоляции, так как мало применяются штрафные санкции.

– Я думаю, это связано с тем, что в начале карантина масок и перчаток не хватало, а кое-где их вообще не было. Сейчас в Москве закупили предприятие по их производству, и масок стало много продаваться. Надо вернуть затраченные деньги.

– Верно говоришь. Бизнес – и ничего личного. Деньги вынужденно неработающим выдавать нельзя, так как бюджет треснет. Ладно, и это переживём. Давай выкладывай, почему понадобилась встреча со мной?

– По имеющейся у меня информации из оперативных источников, Машинист занимается крупными делами. Под его контролем два банка, несколько ломбардов и ювелирных мастерских. Пытается установить прочные связи с криминальными торговцами золотом и драгоценными камнями из стран СНГ. По некоторым сведениям, ищет пути к выходу в страны Европейского Союза, особенно его привлекает Голландия с её развитым производством ювелирных изделий. В целом его ОПГ и несколько других группировок входят в состав организованного преступного сообщества, глава которого некто Смышлёный.

– Чем я могу помочь?

– Дело в том, что в одном из банков, подконтрольных Машинисту, работает главным специалистом Михаил Сухин. Он купил у законного владельца всё-таки квартиру в Москве, по-моему, ту же, что предлагала ему мошенница Сударева. У меня есть к вам просьба – помочь убедить его оказать помощь в изобличении Машиниста. Я знаю, его мама будет категорически возражать, поэтому, учитывая, что он находится у неё под каблуком, я не решился говорить с ним на эту тему. Тем более она часто приезжает к нему. Вы на него и на неё можете оказать влияние. Он мне нужен как возможный свидетель на стадии реализации разработки, чтобы не светить агентуру. Поможете?

– Ну, попробую. Вроде бы он адекватный парень. Назови мне его рабочий телефон, а также где находится банк, в котором он работает. Его мобильный у меня есть.

Получив необходимую информацию, Владислав на следующий день на своей машине поехал по делам в центр города и, проезжая мимо банка «Кредит Плюс», где работал Михаил, вспомнил об обещании и позвонил ему:

– Привет, Миша! Давненько у нас не было встречи для хорошей беседы за жизнь. Как живёшь? Как обустроился в новой квартире, как дела на работе в банке? Как семейная жизнь, есть ли уже пополнение?

– Владислав Сергеевич, рад вас слышать. Вы столько вопросов задали, что по телефону на них сразу не ответить. Мне с вами надо обсудить кое-что, связанное с моей новой работой. В банке много нового. По служебным обязанностям всё понятно. Есть другие вопросы, не для телефонного разговора. Если вы располагаете свободным временем, можно встретиться. Я на самоизоляции. Работаю на удалёнке, по интернету из дома. Время есть, а место для встречи только квартира. В кафе или в сквере на скамейке не получится. – В его голосе чувствовалось неподдельное оживление.

– Миша, я понимаю, сейчас коронавирус бушует, как говорят чиновники из властных структур, надо сидеть по домам. Как закончишь дела по работе, давай встретимся у меня в офисе. Дорогу знаешь. Пешком дойдёшь, здесь от твоего дома недалеко. Перед выходом из дома позвони. Я предупрежу охрану, чтобы тебя пропустили.

– Обязательно приду. Думаю, ближе к девятнадцати часам.

– Хорошо, жду тебя. У меня тоже работёнки поднакопилось.

Офис Рябинина расположен в бывшем НИИ электронной промышленности, которая когда-то при СССР успешно развивалась. Первые советские ракеты летали в космос с установленной на борту отечественной электроникой. Только недавно до руководителя Роскосмоса дошло, что на импортной электронике строить ракеты опасно. Может быть, что-то сдвинется реально в импортозамещении. А пока многоэтажное здание, имеющее коридорную систему с огромным количеством комнат и помещением бывшего актового зала, где в настоящее время расположился фитнес-центр, используется не по назначению. Ввиду карантина, из-за большой заботы о здоровье граждан оздоровительное заведение «Фитнес-центр» временно не работает. В других бывших кабинетах научных сотрудников и лабораториях находятся разные фирмы и фирмочки, начиная от пунктов выдачи заказов из интернет-магазинов и заканчивая адвокатскими и консалтинговыми конторами. Кто является собственником здания, узнать достаточно сложно. Однако все помещения арендованы, значит, находят, кому отдавать арендную плату. Помещения охраняются сотрудниками одного из многочисленных ЧОПов. Здоровенные грамотные мужики слоняются без настоящей работы. Ладно если бы охраняли секреты электронного производства, а так обеспечивают безопасность бизнесу, чаще неизвестной направленности. Офис Владислава ранее был кабинетом главного инженера. Владислав арендует две просторные комнаты. Одну комнату он приспособил под свой кабинет, а в другой установил прямоугольный не очень длинный стол с несколькими стульями для проведения совещаний с коллегами и для организации праздничных мероприятий. Кабинет светлый и обставлен стандартной мебелью. У Владислава на столе стоит мощный компьютер. На противоположной стене укреплён на кронштейне телевизор с плоским экраном фирмы Samsung. У окна на деревянной, сколоченной из крепких брусьев подставке, похожей на большой табурет, установлена кадка с комнатным растением – пальмой. Досталась от бывшего владельца кабинета. Владиславу было жалко выбрасывать на улицу красавицу из южных краёв, доросшую почти до потолка. Для полноты картины надо сказать, что у противоположной от окна стены разместились шкаф с книгами и небольшой сейф. Обстановка достаточно аскетичная.

 

В точно назначенное время раздался музыкальный сигнал мобильного телефона.

– Михаил, ты уже на подходе?

– Да, топаю к входу в ваш НИИ.

– Добро. Звоню в охрану.

Через несколько минут Михаил открыл дверь в кабинет Владислава.

– Рад видеть тебя, Миша. Ого, ты растолстел здорово! Жена откормила? В Энске ты был не такой толстый.

– Я тоже рад вас встретить. У вас седины прибавилось. В остальном такой же спортивного вида, жилистый мужчина в расцвете сил. Питаюсь я хорошо, но не от этого набрал вес. Работа сидячая. Прогулок почти нет. Ещё этот коронавирус. Самоизоляция. Купил велосипед. Вот закончится пандемия, буду по парку Победы гонять. Там хорошие дорожки есть. Я уже приметил, – скороговоркой оправдался Михаил.

– На коронавирус не пеняй. Эпидемия штука сложная и опасная. В Москве в новостях сообщения как с фронтов большой войны: сегодня слышал, пятьдесят два человека умерли с пневмонией и положительным тестом на коронавирус. Молодец, что собираешься на велосипеде гонять. Пополнение в семье ожидается или уже можно папашей называть?

– Нет. Жена учится на третьем курсе в университете в другом городе. Окончит, будет переводиться в Москву. Вот тогда о пополнении подумаем.

– Добро. Сейчас большинство молодёжи так решает. Сначала карьера, а потом семья. Смотри не затяни. Увлечётся работой – не до детей будет.

– Нет, она серьёзная. Детей не менее трёх хочет заиметь. Спортсменка, горячая, что в голову вобьёт, обязательно добьётся.

– Я затянул с детишками. Только двое пацанов. Уже в школу ходят. Учатся хорошо, но хулиганят. На переменах бесятся. Ну, это пройдёт. Давай к делу. Ты что-то по работе хотел со мной обсудить? – Владислав не хотел сразу переходить к щекотливой теме помощи в разработке Машиниста.

– Владислав Сергеевич, в банке какие-то подозрительные вещи происходят. Представляете, у директора банка в заместителях ходит какой-то армянин с русской фамилией Ромкин. На руках уголовные татуировки. Говорит с сильным кавказским акцентом и в финансовых операциях, по-моему, не разбирается. Я к нему как-то зашёл с бумагами, хотел обсудить несколько вопросов. Мне показалось, он абсолютный ноль. Зато кабинет богатый. Мягкая мебель из белой кожи, столы и стулья импортные из дорогого дерева. На работе его часто не бывает. Если несколько раз в месяц встретишь, это хорошо. Бухгалтер и кадровик говорили, что периодически в загранкомандировки и по российским городам ездит.

– Может быть, он был не в настроении или занят очень серьёзными мыслями и не мог настроиться на решение твоих вопросов. А насчёт акцента, так это и у русских, родившихся на Кавказе и проживших там долгие годы, знающих местный язык, такой акцент может быть, когда они говорят на русском. – Владислав хотел и умел выслушать сначала Михаила, поэтому слегка противоречил ему, чтобы он активнее стал рассказывать об обстановке в банке. И, может быть, сам вышел на необходимость контакта с работником МВД.

– Да, но он в тесных отношениях с настоящим уголовником, старшим смены охраны. Тот просто… Если посмотришь на него, сразу можно сказать: убийца. Зубы у него металлические и улыбка страшноватая. Недобрая. Взгляд холодный, пронизывающий. Наши женщины шарахаются от него. Ну, он к ним не пристаёт. Чаще всего у Ромкина отирается, когда тот на месте. Что они с ним там обсуждают, я не знаю, женщины говорят, чай они там пьют, и очень крепкий.

– Чифирят, что ли?

– Я слышал, что это когда много чая заваривают в одной кружке. Не знаю, может быть, и чифирят. Меня другое беспокоит. Валерка, мой школьный товарищ, работает в банке «Лира Плюс». Я о нём вам ранее говорил. Он в группе топ-менеджеров. Прилично зарабатывает. Банк рвётся в лидирующие позиции. У них толковое руководство. Грамотные менеджеры по маркетингу. От этого во многом зависит успешная работа банка. Главным специалистом по маркетингу рынка драгоценных металлов и камней у них работает очень красивая, или, проще сказать, роскошная дама. С ней в близких отношениях мой дружок уже несколько лет. Жениться не собираются. Оба независимы друг от друга. Такой образ жизни ему нравится. Детей иметь он не хочет. Товарищ мне рассказывал, что к ней бьёт клинья старший специалист из её группы работников по маркетингу. Он хороший финансист и прекрасно разбирается в компьютерах. Мужик приятной внешности, рослый, хорошо сложен и обходительный с женщинами. Знаете, с такими тонкими усиками, как у ловеласа. Есть небольшой недостаток – нос огромный. Женщины, как правило, ему отвечают вниманием. Вот подруга моего товарища доверяет ему: когда её нет по каким-либо причинам на работе, она передаёт ему право пользоваться ключами от хранилища ценностей как банковских, так и от ячеек клиентов банка, где хранятся их деньги в валюте и драгоценности. Поскольку банк пользуется популярностью у богатых клиентов, там хранится ценностей на большие суммы. Почему я так говорю, потому что недавно в их банке расширили помещение для хранения ценных бумаг, бриллиантов, золота, серебра и других драгоценных камней и металлов. Мой товарищ пытался убедить свою подругу, чтобы она не слишком доверяла этому старшему специалисту, но она не слушает его. Говорит, что это он из ревности. Кроме того, её подчинённый не один туда ходит. Ключи хранятся у ответственного работника, который выдаёт их под запись. Вход туда допускается обязательно с охраной и клиентом. Каждый раз делается запись в журнале посетителей хранилища. У входа в помещение есть круглосуточная охрана.

– Так что тебя насторожило? Работают успешно и установленных правил не нарушают. – Владислав снова подзадорил Михаила, стимулируя его к более полному рассказу.

– Правильно. Но дело в том, что этот специалист к нам в банк ходит и контактирует со старшим смены охраны и с заместителем директора банка. Они частенько сидят у него в кабинете. Потом с какими-то портфелями-дипломатами уезжают на мощном внедорожнике.

– Ну и что? Может быть, какие-то документы отвозят.

– Я бы им не доверял возить даже свадебные торты. Съедят или сломают.

– Что, очень сладкое любят?

– Нет, они на новогодней вечеринке в ресторане драку с посетителями устроили. Посуду побили. Банк всё оплатил. С них как с гусей вода.

– Понятно. С ними у тебя дружбы не будет.

– Ну, уж я не такой нелюдимый. Мне нравятся работящие люди. Например, Наталья Пожарская.

– Это красавица из другого банка, с которым вы конкурируете?

– Владислав Сергеевич, мне она нравится не своей внешностью и нравственными взглядами на жизнь. Она очень толковый работник. А связи с мужчинами – это её личное дело. Тут мне она не подходит в подруги. Тем более я женат.

– Что же это за деловые качества, что так тебе нравятся?

– Дело в том, что она как маркетолог очень грамотно и энергично подходит к выполнению своих служебных обязанностей. Она всегда в курсе о наличии на рынке кредитных ресурсов и может дать им подробную характеристику. Твёрдо знает потребность рынка в кредитных вложениях и даёт грамотные рекомендации высшему руководству банка «Лира Плюс». Особенно её интересуют конкуренты, и она много знает об их слабых и сильных сторонах деятельности. Её постоянно интересует уровень денежных доходов населения и предприятий в зоне интересов банка. Я с ней неоднократно общался, когда она по делам приходила в наш банк. Я тоже маркетингом занимаюсь.

– Вероятно, она здорово разбирается в драгоценных ювелирных изделиях?

– По-моему, любая женщина стремится знать, что из ювелирных изделий дешёвка, а что подходящая для неё вещь, натуральная и красивая. Она не будет покупать в Турции или в Египте на рынке золотые ювелирные изделия. В Голландии, точнее в Амстердаме, на фабрике у изготовителя с сертификатом качества она может что-то приобрести. У Натальи всегда самые изящные, красивые, натуральные и дорогие украшения.

– Машина у неё есть?

– Конечно, белый мерседес. Водит сама и разбирается в устройстве автомобиля.

– Сколько ей лет?

– Я думаю, лет тридцать.

– Когда же детей она хочет заиметь?

– Вероятно, своих детей у неё не будет. Так и мой дружок говорил, что к детям она и он безразличны. Владислав Сергеевич, что я всё о своей работе вам рассказываю. Вы ведь хотели со мной встретиться по важному делу? Я отвлекаю вас.

– Нет, Миша, мне интересно всё, что ты рассказал. О деле я хотел кое-что обсудить. Начну с главного. В 2008 году президент Медведев Дмитрий Анатольевич своим указом ликвидировал Управление по борьбе с организованной преступностью (УБОП), где работали более десяти тысяч наиболее опытных и грамотных в профессиональном отношении сотрудников. Безусловно, среди работников отмечались факты коррупции, превышения должностных полномочий. Так это везде, где контроль ослаблен, а прав предоставлено много. Может, надо было усилить контроль со стороны прокуратуры, ФСБ и других контролирующих органов, а не рубить с плеча под восторг жёлтой прессы и криминала? В результате были потеряны многие наработки по мафиозным группировкам. Ты же помнишь Судареву Жанетту, что тебя хотела обмануть?

– Ещё бы, она хотела нагло похитить десять с половиной миллионов рублей. Кстати, я сейчас живу в той же квартире. Родители помогли. Заплатил немного меньше. Всё-таки мы спасли хозяина квартиры от обмана. Она могла его оставить без квартиры.

– Могла. Я хочу обратить твоё внимание на другое. Ты же видел её охранников? Так они были приставлены к ней криминальным авторитетом, который курировал не только её преступную деятельность. Его тогда Игорь Степанович не смог арестовать. Она его не выдала. Охранники тоже ничего о нём не показали на допросах. Твердили: «Она попросила охранять, так как большие деньги при продаже квартиры могла получить. Мы её от грабителей охраняли и не знали, что она мошенница». Один только из них был осуждён за сопротивление органам правопорядка.

– Как же теперь выявлять и наказывать крупных чиновников, банкиров, которые имеют связи с криминалитетом? – возмутился Михаил.

– Такая работа была возложена на уголовный розыск и на подразделения борьбы с экономическими преступлениями. Тут своя сложность возникла. Например, произошло убийство или разбой, грабёж. При разработке выявляются преступные связи с чиновниками, банкирами и так далее. Требуются знания в области финансов. Такие специалисты есть в подразделениях борьбы с экономическими преступлениями. Дело передают туда. Они могут передать дело обратно, так как убийство и разбой – это не их специализация. Чтобы устранить такую неразбериху, создали подразделение по борьбе с организованной преступностью. Вот там сейчас и работает знакомый тебе Игорь Степанович. Он уже майор и занимает важную должность.

– Я очень рад за него. Очень порядочный и грамотный работник.

– Ещё бы, Университет МВД окончил. Опыт у него сейчас тоже немалый. Он хочет попросить твоей помощи в изобличении крупного криминального авторитета из организованной преступной группировки.

– Чего он сразу ко мне не обратился? Нужна помощь в финансовых аферах, так у меня по Энску есть небольшой опыт. Пусть обращается.

– Он опасается сопротивления твоей мамы. Кстати, как там у неё с твоим отцом отношения наладились?

– Пока у них гостевой вид брака. То папа у неё живёт, то она к нему перебирается. Отношения хорошие. Отец перешёл на работу в школу-интернат. Мама взяла его к себе на должность начальника службы безопасности. Он там кое-какие занятия проводит под её методическим контролем. Всё-таки он без педагогического образования. Да это лучше. Мужу и жене в руководстве учреждения работать не очень хорошо. Можно вызвать нарекания от вышестоящих органов. А так вроде как чужие люди, конечно, формально.

 

– Я надеялся на тебя, что не откажешь в помощи хорошему человеку. Тогда позвоню Игорю, что ты согласен.

– Конечно.

– Он с тобой встретится, и вы всё обсудите. Ты только об этом маме не рассказывай.

– Не волнуйтесь. Ничего не скажу. Я ведь всё-таки участник поимки с поличным.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14 
Рейтинг@Mail.ru