Четвертый президент

Владимир Иванович Баранчиков
Четвертый президент

Я мог бы вести чудесную, радостную жизнь, не будь я глупцом.

Иоганн Вольфганг Гете. "Страдания юного Вертера"

Пролог

7 мая 2018 года в Москве, в Большом Кремлёвском дворце, прошла торжественная церемония вступления Владимира Путина в должность Президента. Ритуал начался с торжественного внесения Государственного флага России, Штандарта Президента, Конституции России и Знака Президента России в Андреевский зал Большого Кремлёвского дворца. Владимир Путин принёс присягу народу России, а Председатель Конституционного Суда объявил о вступлении Владимира Путина в должность Президента Российской Федерации.

Затем на Соборной площади состоялось представление Президентского полка Президенту России, Верховному Главнокомандующему Вооружёнными Силами Российской Федерации Владимиру Путину по случаю его вступления в должность. По окончании церемонии Президент Российской Федерации принял поздравления от присутствующих на инаугурации. На церемонии присутствовали около пяти тысяч гостей. Одним из них, удостоившихся высокой чести быть на этом эпохальном событии, был депутат Государственной Думы Василий Петрович Ломакин.

Глава 1. Исповедь Василия Петровича

Моя личная жизнь сложилась столь же лаконичной и полной гармонии, как "Черный квадрат" Казимира Малевича, и, как тот же квадрат, скрывала множество тайных смыслов, которые, к сожалению, я так и не постиг, прожив с супругой без малого десять лет. Счастье в браке длилось не такой уж длинный срок – только первую брачную ночь. В остальное время оттенки черной краски и колючие углы псевдогениального холста превалировали в наших отношениях с красавицей-женой, семейные события развивались по унылому сценарию, полному скромных радостей и больших разочарований при неизменном доминировании второй половины святого союза сердец. Присущий здоровому человеку оптимизм спасал меня трудные минуты: если уж не стал счастливым мужем, если не повезло – станешь философом, именно эта древняя мудрость окрыляла и вдохновляла мою душу. Приходилось мучительно искать себя в водовороте событий и лиц, я находил свое призвание в бизнесе, азартных играх и ресторанах, в общем, вел обычный образ жизни жизнелюбца-москвича, иногда даже приносил деньги домой и уделял время семье, однако не оставалось времени на что-то более значительное, а хотелось. Думаю, что в моей жизни отсутствовала высокая цель. Судьба, эта капризная дама, по-видимому, симпатизируя нормальному во всех смыслах мужику, вдруг одарила своим благословением и сильной, всемогущей рукой занесла меня на вершину российской политики, причем не куда нибудь, а сразу на Охотный Ряд. Став достойным представителем великого народа, я не изменил своим моральным принципам, но по-прежнему с надеждой ловил женские взгляды, был робок, скромен и застенчив – именно такие качества воспитывает благотворная депутатская среда, да и другие дни недели. Если кто-то заявит, что подобное поведение ловеласа – лишь коварная психологическая уловка для возбуждения здорового интереса и внимания особ слабого пола, спорить не буду. Умом и внешностью не обиженый природой жизнерадостный блондин, роста среднего, строен и кучеряв. Внешне – русский Джеймс Бонд 1974 года в исполнении Роджера Мура, если помните, только без пистолета, но со славянской широтой души и большим сердцем. Настолько большим, что в нем легко и бесконфликтно помещается несколько красавиц сразу.

В личном архиве сохранилась конфиденциальная анкета, заполненная мною лично при вступлении в нужную политическую организацию:

Фамилия, имя, отчество: Ломакин Василий Петрович

Дата и место рождения: 11 ноября 1990 года, Россия-матушка

Национальность: в паспорте не указано

Образование: высшее заочное, аспирантура, докторантура

Ученая степень – доктор лингвистических наук, почетный академик

Семейное положение: женат

Дети: сын

Судимость: Бог миловал

Место работы и должность: государственная тайна, ну ладно, скажу: депутат Государственной Думы Российской Федерации нужного созыва, сижу рядом с большим Колей-боксером

Оклад жалования: коммерческая тайна, но что-то там приносят

Материальные положение: устойчивое и обеспеченное

Вероисповедание: еще гром не грянул

Хобби: бабки, водка и рыбалка

Особые приметы: глаза голубые

Партийность: фракция "Неограниченные демократы".

По крайней мере – честная самопрезентация, прошу любить и жаловать. Еще вопросы по анкете возникли? Разъясняю: неограниченные демократы – это смелые и бескорыстные миссионеры, представители прогрессивно мыслящей интеллигенции, которые ежели объявили себя совестью нации в необъятной России (квартируя, как правило, в центре Москвы), то автоматически являются членами демократических партий в США, Швеции или других странах, где свобода пусть не так сильно развита и защищена национальной гвардией, как у нас, но жить там комфортнее. Миссия фракции – внедрить наши демократические порядки в недоразвитые страны с архаичной конституционной системой, например, в Великобританию или Германию. Разумеется, достойно нести возложенный на самих себя мученический крест дело тяжкое, и мы просто обязаны иметь, и потому и имеем, гражданство этих отсталых в политическом смысле стран, а также кое-где и личную собственность – ну, там, виллы, яхты, а также связи – деловые, межпарламентские и иные, вполне естественные для здоровых людей с нравственностью без границ.

Я, депутат, избран полномочным представителем малочисленной народности, небольшой территории, затерявшейся на карте Азии, куда по зову совести всегда стремился, однако важные государственные дела и многочисленные, словно под копирку, письма с наказами избирателей пока добраться не позволяли. Когда на заседании фракции делили губернии и бросали жребий, кому какой кусок карты России достанется, мне не удалось приехать к началу раздачи, процедура уже завершилась, и в шапке осталась только одна скрученная бумажка с названием географического места на букву Т, о котором, правда, слышал впервые, однако с результатом разумно согласился. А тут как раз по стране прошел девятый вал поправок для срочного увеличения объема конституции, живописный процесс которого гениально предвосхитил маринист Иван Айвазовский, которого правда, к ответственности за экстремизм уже не привлечешь, тем более, что он на самом деле не Айвазовский. И есть за что – вы только всмотритесь в его так называемое полотно: люди цепляются за жизнь в бушующем море! Странная, пугающая, неуместная аналогия… Кстати, желающие имеют повод посетить Русский музей в Петербурге. Ну, а меня, после безусловного "за" и оперативного принятия новой редакции Основного закона, глядя на храм Блаженного Василия (весьма характерно, тоже Вася), осенила идея стать президентом Российской Федерации. Идея великая, и главное, вполне реальная, стать первым лицом государства после 2036 года, когда будет всего-то сорок пять.

Глава 2. Политическая ситуация 2020

Одинокая фигура хорошо одетого мужчины, стоявщая у ограды моста с удочкой, притягивала взоры пешеходов и автолюбителей. Рыбак в центре столицы? Да это же не кто иной, как Василий Ломакин, предающийся любимому отдыху во время обеденного перерыва между заседаниями Государственной Думы.

– Да, есть над чем подумать, – размышлял Вася, глядя на качающийся в воде поплавок то ли с Большого Москворецкого, то ли с Немцовского моста через реку, которая просто по недоразумению, временно еще называлась Москва-рекой, пока какой-нибудь известный оппозиционер в ней не утопился.

– Ну скажите, а какой смысл ждать шестнадцать лет ради эфемерной возможности стать преемником? Во-первых, достоин ли я этого высоко поста? А во-вторых, доверит ли мне президент страну Россию? А как, господа и граждане, в таком незрелом возрасте можно воплощать национальную идею и быть опорой нации, гарантом Конституции? Скромнее, ответственнее надо быть! Другое дело, если сначала должным образом зарекомендовать себя перед народом, а потом уже и запрезидентствовать на седьмом десятке, когда уже делать совсем нечего, когда даже на рыбалку не тянет ни в тайге, ни в Астрахани. Именно тогда, не отвлекаясь на пустяки, планомерно заниматься госстроительством и продвигать свои идеи как национальные.

Вдруг поплавок слегка дернулся, затем клюнуло еще раз, но капризная маленькая рыбешка заглатывать наживку не захотела, и Василий возвратился к своим размышлениям.

– А не сделать ли мне в президенском марафоне пит-стоп до 2036-го года, не нервируя, как один блогер, моего уважаемого главу государства? У меня в распоряжении есть пятнадцать лет – три пятилетки, если время делить, как при красных советах, а, значит, делили неправильно, или пять трехлеток, как у нас, белых аристократов, сейчас считают, – а ныне планируют осторожненько, а то раньше-то, во как годами-то размахивались, транжиры! И прожить этот срок надо достойно, чтобы не было мучительно больно за бесцельно прожитые годы (хорошо сказано!), и не где-нибудь, а на воле, за моим шестиметровым забором с женой и собаками, на Рублевке.

Больше, увы, не клевало. Уплыла золотая рыбка, хотя за удочку трижды Василий подергал, уплыла, как и надежда на скорую президентскую карьеру в России – видно, пока не судьба. Именно в эту минуту, глядя на движущийся поток, у Ломакина прояснилось в голове и решение пришло само собой. Чаще, друзья, смотрите на чистую воду, и вы найдете ответ на свой вопрос, отыщите выход из сложной ситуации! Руководствуясь интуицией, именно там, на мосту, на этом новом лобном месте, порешил Василий Петрович совершить рывок в заморскую страну, тем более, что обстановка в мире благоприятствовала, а паспорт имелся дипломатический, как сами знаете у кого, по специальному указу. Настрочил заявление на очередной отпуск на имя председателя, навестил одно ВИП агентство, в котором ему предложили эксклюзивный тур в марте двадцатого года, когда большинство из наших соотечественников не тратили свои кровные на маски и перчатки, и процент заполняемости коечного фонда не долбил мозги нервного обывателя. Только в этом особом виртуальном офисе и только для избранных весь мир был доступен для любых путешествий – шоп-туров, секс-туров и тайм-шеров. Полистав Васин видавший виды загранпаспорт со многими визами и печатями "улетел-прилетел", симпатичная девушка-менеджер загадочно улыбнулась и спросила:

 

– А вы были в Гутляндии? Новинка, прекрасные условия, пять звезд, недорого, и у вас есть паспорт-вездеход!

– А где это? – поинтересовался депутат. – Весь пляжный мир объездил для улучшения имиджа России, а там не бывал…

Мотивы путешественников общеизвестны: как правило, люди уезжают в другие края, чтобы сменить обстановку, забыть о проблемах и узнать что-то новое (или с новыми). По одному мановению руки менеджера на столе вдруг появился виртуальный глобус, похожий на яйцо ну очень большого страуса или даже слона. Брюнетка, элегантно наклонившись, указала на поверхности Земли точку левой грудью там, где меридиан пересекается с параллелью. Правда, эти координаты Ломакину точно разглядеть не удалось: не мог, ну, не мог он оторвать своих гляделок от смелого декольте и чего-то там внутри, похожее на дыни. Это что-то и было теми двумя последними каплями, окончательно переполнившими мужское терпение и внушившими уверенность в правильном выборе. Какая прелесть – эти эмоциональные покупки! Василий застонал и согласился под напором гормонов.

– Итак, вот билеты и ваучер, вылетаете бизнес-классом с военного аэродрома на воздушном шаре 17 марта, при попутном ветре на месте будете 18-го, трансфер до гостиницы и встречу организует компания "Фиг-Гут", – щебетала тонким голоском соблазнительница. Ломакин с трудом оторвал взгляд от больших белых дынь и вернулся в реальность.

– Обратный рейс 28 марта, за вами залетит либо шаттл модного изобретателя Маска, либо марсолет бывшего журналиста Рогозина. А может, и не прилетят – фантазии не всегда сбываются, придется добираться на попутках самим, это и есть элемент экстрима, предусмотренный в программе тура. – Тут брюнетка перевела дух. – Кстати, бонус – бесплатная медицинская страховка от ООО "Конец Близко". Как оказалось, Близко – не фамилия, как у кого-нибудь.

Глава 3. Гутляндия

Признаем сразу: Василий Петрович – парень не из робкого десятка, один, без жены, отправился навстречу неизведанному. 18-го марта днем, на границе Гутляндии, группу туристов с возмутительно трезвым академиком встретил пузатый дирижабль и торжественно сопроводил до терминала. Интересно, что таможни в Гутляндии не оказалось, а вот паспорта проверяли внимательно и почему-то взвешивали не только багаж, но и туриста. И еще тщательно ощупывали, причем мужчины профессионально гладили только туристов-женщин, а инспекторы женского пола – исключительно мужчин, видимо, для демонстрации абсолютного гендерного равенства и исключения фактов коррупции. Такие передовые технологии, куда до них блоку НАТО! Вася невольно подумал о профессиональной надбавке за вредность, но потом понял: все это устроено из-за идей гуманизма и требований эпидемиологии и санитарии. Оказалось, строгие процедуры при въезде в Гутляндию установлены совсем недавно, страна только год назад к себе стала приглашать гостей, и чужая зараза им, естественно, не нужна. Спокойно и счастливо жили – не тужили гутляндцы уже много лет, а мы о них и не знали. И, понятное дело, хотели так жить дальше, как пять процентов у нас, в России – богато, спокойно и счастливо.

Расположена сия цветущая страна на материке чуток севернее Шенгенского Соглашения, но левее Восточного Самоа, и омывается тремя океанами – Тихим, Ледовитым и воздушным. Кстати, здешняя атмосфера наполнена чудными ароматами чистого полюшка с коровником недалече. А у отеля так пахнуло смесью флоры и фауны, что бедный Петрович мгновенно забалдел от знакомого парфюма, утратил чувство времени и опоздал на ужин. Такая хреновая девиация с ним еще не случалась – чтобы кормежку пропустить, всегда все по расписанию! Он и в столовке Думы всегда был первым на кассе, а тут такой лузер-абьюз! К счастью, в его номере жило еще одно живое существо – тарахтящий маленький холодильник, за дверцей которого жили-были бутылек "Курвуазье", черкизовская колбаска и жигулевское пиво из Тюмени.

– С трезвостью надо решительно кончать, – требовал истомленный организм.

Дегустация вполне приличного коньяка подтвердила правильность выбранного курса, и Вася даже на чужбине испытал в общем-то беспричинную гордость за нашу страну. А потом еще раз испытал, но причинную, закусив отечественным мясным брендом. Но вкус пива, увы, разочаровал гурмана, напомнив свежую мочу старого поросенка. В этом-то Василий Петрович хорошо разбирался, как и положено академику. Вообще-то он много чего знал: и сортов сыра, и языков, а уж за границей всегда проявлял неизменный интерес к разным нравам и обычаям, и прежде всего – к рецептам местной кухни. Под изумительно мягким коньячным кайфом Ломакин расслабился и обрел чувство прекрасного – долгожданную эректильную мотивацию; повинуясь этому благородному природному инстинкту, вышел, слегка покачиваясь, на балкон, сверкая красивыми труселями, закурил толстую сигару и узрел огромные черные волны, набегающие на кисельные берега.

– Эй, там, на баке, поднять паруса! – проревел он капитанским басом в окружающее пространство, но ответа не дождался. Белые торосы на горизонте уходили куда-то вдаль, не иначе как к северному полюсу, да и куда еще им было уходить? В райском саду под окном пели птицы, им вторили поддатые туристы в ближайшем баре. Петрович в морской бинокль внимательно осмотрел окрестности и констатировал прискорбный акт вечерней драмы: коварный женский пол, нужный здесь и сейчас, куда-то попрятался. Видимо, почуял Васин потенциал.

На востоке уже садилось безумное солнце, Луна тоже светила, кстати, очень похожая на нашу. Когда смолкли трели пернатых, и на ближайших пустырях воцарилась гармония ночной тишины, коварная грусть цепко охватила трепетное сердце одинокого мужчины, взывая к великим порывам. Василий метко пульнул хабарик в урну у бассейна и возвратился в номер, включил лампу и принялся изучать местный диалект. Как следовало из названия, это смесь финского и немецкого языка, угро-рома. Язык непростой, но в первой части знакомый. Например, фраза "по фене ботать" в переводе с гутляндского означает "выступать в парламенте". Поэтому наутро, к завтраку, базовый лексикон был уже освоен. Это самый действенный путь узнать правду об коренном населении – изучить тамошние буквы и слова, а депутат Ломакин на уровне безусловных рефлексов уже два думских созыва думал о своем народе и как ему помочь – похвальная профессиональная привычка. Наутро, заглянув в кем-то оставленную на столике газету, Василий с трудом оторвал глаза от подмигивающей ему с рекламы полуодетой девушки. И вот что выяснилось из местной прессы: оказывается, что живут в этой Гутляндии безоблачно и сыто, но для нас необычно как-то. Во-первых, обитают тут одни добродушные и зажиточные люди. Средний класс за 17 тысяч гуттенов купается в полном достатке.

– Доннер веттер, какое совпадение! – изумился академик.

Во-вторых, работают только для удовольствия, а кто работать не хочет – извольте, пожалуйста, на государственную службу. Но желающих мало: два полицая на всю страну, один у входа, другой у выхода, есть правительство из трех человек, и почему-то все три – спикеры, а повыше – президент, вот и вся властная вертикаль, если снизу смотреть. Президент, кстати, служит народу не более двадцати сроков по двадцать четыре дня, традиция такая из глубины веков, а почему столько – уже забыли, может связано как-то с лунным календарем или периодом овуляции. Правда, для желающих порулить очередь на три года вперед пока существует, но согласно каким-то апрельским тезисам скоро будет обнулирована в добровольном порядке. Потому что в Гутляндии, простите за вульгарность, системный подход ко всему, а государственная машина – экономика, политика, идеология – все само по себе крутится, как в дикой природе, но целенаправленно и эффективно. Видимо, по Дарвину. Или вопреки. Да и парламент тамошний – не место для дискуссий: натурально, на общественных началах посидят три пенсионерки часик-другой на скамеечках, кнопку нажмут – да и по хатам, делом заниматься. Ни трибунов, ни ораторов – скучновато даже, потрендеть не с кем.

Никого не хочу обидеть, но врачей и юристов в этой стране нет как профессии, не востребованы, посему и стар и млад в перманентном здравии пребывают, а институт собственности де-факто отсутствует, впрочем, как и в России, что отнял – то и твое. Банки служат только для выдачи денег населению, а ежели и выдали кому-то сколько надо – это просто подарок, пользуйся на здоровье, возвращать не требуется, потому берут редко. Тут Вася потер руки от удовольствия – толково придумано, неплохо бы позаимствовать! Интересно построен и торговый обмен: продают за границу бесполезные ископаемые, а импортируют полезные неископаемые. И все довольны, всеобщее благоденствие. Разумеется, и с рождаемостью все в порядке, так как люди физическую культуру уважают и есть декрет, чтобы не менее трех раз за раз. А поскольку гутландец – гражданин дисциплинированый, то и нет проблем. Единственное государственное преступление – ложь и обман, да кто же рискнет совершить такое, если кругом настоящий рай, куда и мы, как обещали, в скором времени попадем? Правда, как выяснилось, двое местных отщепенцев отклонились от генеральной линии и подхватили в Шенгене нехорошую инфекцию какую-то, принялись врать, заливать и загибать, припадая на одно колено, но были вакцинированы в мягкое место (разумеется, нашей лучшей в мире разработкой "Шмяк-И-Кобздец") и надежно изолированы в темнице. Когда их сомнения были излечены навсегда, отдельным декретом они посмертно были удостоены Ордена Остолопа и попали прямо в ад. Кстати, эта поучительная история не прошла мимо пытливого академического ума.

Глава 4. О прекрасном

Но давайте и о прекрасном. Эта девушка из рекламы газетной три вечера к Ломакину в номер заходила вместе с пропагандой здоровых отношений. Тема оказалась настолько обоюдоприятной и взаимополезной с лингвистической точки зрения, что общение затягивалось и растягивалось до утра, когда уже было пора шлепать на завтрак к шведско-гутлядскому столу. В ресторациях питание было калорийное и вкусное, как на госслужбе, Васе понравилось, Наташе тоже, а остальные удовольствия, что в Гутляндии – просто сказка, все-все бесплатно. Кстати, курс гуттена к евро равняется числу Пипи, а к доллару не сильно привязан, на тонкой ниточке. Из личных достижений отдыхающего Ломакина: удалось искупаться и в Тихом, и в Ледовитом океане, покататься на резиновом банане, но только в Ледовитом вместо катера со скоростью двадцать узлов тянули белые медведи в упряжке, Он и Она. Василий Петрович, почетный член географического общества, их сразу различил – ху из ху. Похоже, семейный подряд, самозанятые. Но форменные звери – налогов в нашу казну за использование торгового знака "Единой России" не платят и плавают немутированные, для адреналина экстремалов. Только вот не понял Василий, чем они питаются, но Наташа его успокоила: клиенты пропадают редко. Правда, и медведь может не есть две недели.

Третий день Ломакин посвятил ознакомительной поездке по столице, Пера-Верде называется, кто не знает – это в переводе "Зеленая Груша". Но были и спелые вдоль дорог, да и другие фрукты: арбузы, дыни и эскимо на палочке. Автобус с отдыхающими специально останавливался для угощения, рвали прямо с куста. Они там чистые, сразу и кушай, все включено и вымыто. Не то что во Флориде. А природа в Гутляндии богатая: горы, водопады, луга, коровы пасутся, и что занимательно – тоже с рогами, а в каждом стаде справедливая пропорция – ровно по 50 коров и один бык. А если, не дай бог, 49 телок – некомплект, уважающий себя конечный крышеватель-бенефициар и бодать не будет за такие цифры. Депутат Ломакин по жизни был специалистом по цифровизации – часто пересчитывал наличные, и молниеносно сосчитал крупнокопытных прямо из окна автобуса по рогам. А потом разделил на два, вот такой алгоритм, и быка тоже определил, но иначе. Много они мяса и молока дают человекам, отсюда повсеместное благолепие в стране и воздух напоен благовониями. А баранов нет. А горы, повторяюсь, есть. Странно…

Конечно, можно посомневаться в силу инерции скептического мышления, но, согласно данным Гутстата, жителей в Гутляндии – точно 10 миллионов душ с учетом инфляции, и, что удивительно, и коров с быками тоже 10 миллионов говядодуш, а все пригожие такие, и глаза чистые и веселые. Что характерно, смотрят прямо и приветливо, и не косят от постоянного вранья, как у нас кое-кто в телевизоре. И быки тоже. Кстати, телевидение и интернет у них запрещены как оружие массового поражения, вот и не болеют. Нам бы счастье такое!

– Наш таргет – отсутствие вредного руснета и бескредитное счастье налогоплательщиков в среднесрочной перспективе! – сформулировал Василий доступный для всех лозунг в стиле заумных рекомендаций родного, но не отечественного, Центрального Банка. Или отечественного, но не родного? Тут Петровича немного запутали коварные американцы. О чем они думали тридцать лет назад, когда писали нам свои инструкции?

 

Еще заметил Вася, что этнос гутляндский тонко гармонирует с прекрасной природой, радушный и гостеприимный. Наши российские бабушки рассказывают (ибо дедушки уже не успели), так, мол, раньше было до перестройки в одной империи добра, где водку наливали всем, кто в галошах, с десяти лет до двадцати четырех ноль-ноль, и все были общительными, радушными и гостеприимными, пока не протрезвеют. Ломакин, представитель высшей законодательной власти, даже под градусом не побоялся прямого общения с простым народом. Так, запросто, после двухсот граммов, без охраны и бронежилета, вышел на главную площадь из ресторана перед поездкой на дискотеку, сел на стульчик, а перед ним, как на параде, прошли стройными рядами явно толерантные, нарядные аборигены. То был местный праздник 100-летия Отсутствия Поражения в Войне с Пингвинами в Антарктиде. Широко улыбаясь по-дипломатски, Ломакин смело подавал каждому командиру дивизии честную правую руку со словами на местном наречии:

– Василий Петрович, академик. Очень приятно… Вива ля Виктория! А как тут у вас поучаствовать в тендере?

А потом подтянулась и тяжелая кавалерия. Дресированные слоны мирно понимали хвосты, как бы отдавая честь авторитету главнокомандующего, и на телегах везли резиновые межконтинентальные ракеты – главное оружие сдерживания и потенциального, и кинетического агрессора.

После слоносрац.., извините, демонстрации Ломакин всех угощал водкой и семечками, и дискуссия возникла как кролик из шляпы фокусника. Много вопросов аборигены задавали: что такое академик, откуда Василий Петрович такой свалился и как там, в России – в Хабаровске, например, или в Крыму. Но не тут-то было, депутат на провокации не поддался! Когда Василий стал, как советуют опытные психиатры, выдавать гутляндцам понемногу порции информации о нашей сегодняшней жизни, то увидел выражение изумления и даже недоверия на их красивых лицах, по всему видно – неверующие они, про царство небесное, про наши райские перспективы с надеждой на мигрантские вторжения и большую атомную бомбу, и не слыхали вовсе. Темнота! Во истину, знание рождает печали! Наивные, как дети, аж до самой старости. А когда неосторожно обронил, что принято у нас историю регулярно переписывать, и что концептуальные артисты в театрах на сцене голыми ходют, а одетыми ходят, но не могут изъясняться без упоминания половых органов и интимных процессов – тактично не поверили.

Ну, а в остальном все было настолько прекрасно, что Васе и уезжать не хотелось, а хотелось остаться хоть навсегда. Однако чужим гражданства и всякие виды типа "зеленой карты" Гутляндия не дает, хоть ты тресни, хоть на Наташе женись. Генетику глубинного народа твердо берегут, как в Исландии. Увы, грешен человек, и в Васином мозгу коварной змеей зашевелилась предательская мысль о синекуре и сладкой местной жизни, банке гутляндского варенья и корзине печенья, но тут как будто кто-то сверху ему прошептал на ухо:

– Патриотизм – наша национальная идея!

Несмотря на абсурдность фразы о подмене цели нации процессом необъятной любви родины без границ, бедный Петрович враз струхнул и даже побоялся подумать о том, кто же это был: всемогущий на большую букву "Б" или всемогущий на большую букву "П"… Оклимавшись от шока, он безуспешно попытался вступить в диалог с Голосом, но связь прервалась, канал босс-коммуникации закрылся. Только через четверть часа Василий окончательно морально излечился и вновь предстал в образе идейного гражданина. Спасибо небесам! Благодаря озарению свыше он вспомнил непреложную истину: долг – превыше всего, и продекламировал:

– Чур меня, чур меня! Скажем твердое: "нет" заморским пряникам и ананасам, мое место там, на передовой, в Охотном Ряду!

Пришлось возвращаться на Родину, в родное кресло, но как всегда, не с пустыми руками. Богатая коллекция видеосюжетов об одалиске Наташе, ее ритмичные вздохи и ахи и сейчас, во время заседания Государственной Думы, приятно напрягает Ломакина и даже его соседей по фракции, напоминая об этом удивительном путешествии. Уверен: если будет возможность, он непременно снова поедет в гости к этим добрым и милым гутляндцам, чтобы развеяться и покутить, не не более. Сердце его всегда останется в России, впрочем, это мы выразились фигурально: сердце его всегда останется с ним, в какой бы страну его тело не уехало на ПМЖ, но мысленно, как истинный патриот, он навсегда останется на Родине. Но не его капиталы, добавим мы, грубые и бездуховные материалисты, слепые последователи Карла Маркса.

Глава 5. Орден Остолопа

Теперь уже об этом можно рассказать российской общественности: в результате неофициальных межпарламентских контактов Ломакину удалось цап-царапнуть в Гутляндии оригинал "Положения об Ордене Остолопа". В конце концов, он же посланец высшего законодательного органа! Конечно, можно было просто попросить у гутляндского спикера копию, но привычка лямзить есть привычка лямзить, да и выстраивать вертикаль власти и прочие геометрические понятия в политике (надо сказать, Евклид тут ни к селу, ни к городу) на основе зарубежного опыта надо было учиться, учиться и учиться. Иными словами, стать лояльным реформатором. Кроме того, на основании факта одностороннего бартера этого ноу-хау депутат легко списал свои отпускные затраты на командировку по обмену опытом – не платить же из своего кармана! Короче, образно говоря, Василий Петрович взял быка за рога и выдвинул внеочередную поправку в думскую повестку дня: срочно рассмотреть и обсудить вседепутатно проект положения о новом ордене – что-то их, орденов, маловато стало, уже по третьему разу вешаем одно и то же на грудь заслуженных шахтеров и ткачих (честно говоря, редко) и, что греха таить, на народных и безнародных артистов после третьей пластики, героев фанеры и гениев трендежа, орденоносцев круче маршалов 1945 года, всенепременно. И чтоб без раскачки: сегодня рано, а завтра поздно! Фракция инициативу поддержала, а Дума проголосовала за рассмотрение проекта в первом чтении. Положение гласило:

"1. Орден Остолопа – особо высшая награда Российской Федерации и по определению имеет независимый и всенародный статус. Орден присуждается за особые заслуги награждаемого лица за:

– разрушение государства в целом и его республик, краев и областей, городов и сел и иных территориальных единиц;

– нанесение непоправимого ущерба экономике страны и ее отраслям;

– подрыв обороноспособности государства и ее вооруженных сил;

– ослабление роли и авторитета страны на международной арене;

– проведение международной политики с позиций военной силы и развязывание военных конфликтов;

– последовательное и неуклонное обогащение элиты и обнищание трудящихся;

– вопиющие нарушения принципов демократии и действующих законов, проведение антинародной политики в интересах международного капитала, олигархов и приближенных;

– вероломный отказ от принятых ранее обязательств, безнаказанный обман и воровство;

– внедрение практики тотальной лжи, безответственности и пустозвонства;

– создание внутриполитических и экономических условий для преступности, беззакония, коррупции, предательства, казнокрадства и кумовства;

– удушение свобод и прав гражданина, подмена демократических порядков и институтов институтом личной власти;

Рейтинг@Mail.ru