Полное собрание сочинений. Том 3. Развитие капитализма в России

Владимир Ленин
Полное собрание сочинений. Том 3. Развитие капитализма в России

V. Увеличивается ли число рабочих в крупных капиталистических предприятиях?

Рассмотрев данные о фабрично-заводской и горной промышленности, мы можем теперь попытаться ответить на этот вопрос, который так занимал экономистов-народников и который они решали отрицательно (гг. В. В., Н. —он, Карышев, Каблуков утверждали, что число фабрично-заводских рабочих в России возрастает – если возрастает – медленнее, чем население). Заметим сначала, что вопрос должен состоять или в том, увеличивается ли торгово-промышленное население на счет земледельческого (об этом ниже) или же в том, увеличивается ли число рабочих в крупной машинной индустрии. Нельзя утверждать, что число рабочих в мелких промышленных заведениях или в мануфактуре должно увеличиваться в развивающемся капиталистическом обществе, ибо фабрика постоянно вытесняет более примитивные формы промышленности. Данные же нашей фабрично-заводской статистики, как было подробно показано выше, отнюдь не всегда относятся к фабрике в научном значении этого термина.

Чтобы рассмотреть данные по интересующему нас вопросу, мы должны взять, во-1-х, сведения о всех производствах; во-2-х, сведения за большой промежуток времени. Только при этих условиях гарантирована более или менее сравнимость данных. Мы берем 1865 и 1890 годы, – двадцатипятилетний период пореформенной эпохи. Подведем итоги имеющимся статистическим данным. Фабрично-заводская статистика дает за 1865 г. наиболее полные сведения, считая в Европейской России 380 638 чел. ф.-з. рабочих во всех производствах, за исключением винокуренного, пивоваренного, свеклосахарного и табачного[578]. Для определения числа рабочих в этих производствах, приходится взять единственные имеющиеся данные «Военно-стат. сборника», причем эти данные должны быть, как выше доказано, исправлены. Прибавляя 127 935 рабочих в названных производствах[579], получим итог всего числа фабрично-заводских рабочих в Европейской России 1865 года (по производствам, обложенным и необложенным акцизом) в 508 573 чел.[580] За 1890 г. соответствующая цифра будет 839 730 чел.[581] Увеличение на 65 %, т. е. более значительное, чем рост населения. Необходимо, однако, иметь в виду, что на деле увеличение было несомненно больше, чем показывают эти цифры: выше было подробно доказано, что данные фабрично-заводской статистики за 1860-ые годы преувеличены вследствие включения мелких кустарных, ремесленных и сельскохозяйственных заведений, а также рабочих на дому. К сожалению, полного исправления всех этих преувеличений мы дать не можем по недостатку материала, а от частичного исправления предпочитаем отказаться, тем более, что ниже будут приведены более точные данные о числе рабочих на крупнейших фабриках.

Переходим к горнозаводской статистике. В 1865 г. число горнорабочих дано лишь по медному и железному производству, а также на золотых и платиновых приисках; по Европейской России – 133 176 чел.[582] В 1890 г. в этих же производствах было 274 748 чел. рабочих[583], т. е. более, чем в два раза больше. Это последнее число дает 80,6 % всего числа горнорабочих в Европейской России за 1890 г.; приняв, что указанные производства обнимали в 1865 г. тоже 80,6 % всего числа горнорабочих[584], мы получим итог горнорабочих для 1865 г. – 165 230 чел., а для 1890 г. – 340 912 чел. Увеличение на 107 %.

Далее, к числу рабочих в крупных капиталистических предприятиях принадлежат также железнодорожные рабочие. В 1890 г. в Европейской России вместе с Польшей и Кавказом их было 252 415 чел.[585] Число железнодорожных рабочих в 1865 г. неизвестно, но оно может быть определено с достаточной степенью приближения, так как число жел. – дорожных рабочих, приходящееся на 1 версту сети, колеблется очень слабо. Считая по 9 рабочих на версту, получим число жел. – дорожных рабочих в 1865 г. – 32 076 чел.[586]

Подведем итог нашим расчетам.


Таким образом, число рабочих в крупных капиталистических предприятиях увеличилось за 25 лет более чем вдвое, т. е. оно возрастало не только гораздо быстрее, чем население вообще, но даже быстрее городского населения[587]. Все большее и большее отвлечение рабочих от земледелия и от мелких промыслов к крупным промышленным предприятиям стоит, следовательно, вне сомнения[588]. Так говорят данные той самой статистики, к которой так часто прибегали и которою так злоупотребляли наши народники. Но кульминационным пунктом их злоупотребления статистикой является следующий, поистине феноменальный, прием: берется отношение числа фабрично-заводских рабочих ко всему населению (!) и на основании полученной цифры (около 1 %) разглагольствуется о том, как ничтожна эта «горсть»[589] рабочих! Г-н Каблуков, напр., повторив это вычисление процента «фабричных рабочих в России»[590] к населению, продолжает так: «На Западе же (!!) количество рабочих, занятых в обрабатывающей промышленности…» (не очевидно ли для каждого гимназиста, что это совершенно не одно и то же: «фабричные рабочие» и «рабочие, занятые в обрабатывающей промышленности»?)… «составляет совсем иное отношение ко всему населению», именно от 53 % в Англии до 23 % во Франции. «Не трудно видеть, что разница в отношении класса фабричных рабочих (!!) там и у нас так велика, что не может быть и речи об отождествлении хода нашего развития с западноевропейским». И это пишет профессор и статистик по специальности! С необыкновенной храбростью совершает он одним духом две передержки: 1) фабричные рабочие подменены рабочими, занятыми в обрабатывающей промышленности; 2) эти последние подменены населением, занятым обрабатывающей промышленностью. Поясним для наших ученых статистиков значение этих различий. Во Франции, по переписи 1891 года, рабочих, занятых в обрабатывающей промышленности, было 3,3 миллиона – менее десятой доли населения (36,8 млн. распределенного по занятиям населения; 1,3 млн. не распределены по занятиям). Это – рабочие во всех промышленных заведениях и предприятиях, а не только фабричные. Население же, занятое обрабатывающей промышленностью, было 9,5 млн. (около 26 % всего населения); к числу рабочих прибавлены здесь хозяева и проч. (1 млн.), затем служащие – 0,2 млн., члены семей – 4,8 млн. и прислуга – 0,2 млн.[591] Чтобы иллюстрировать соответствующие отношения в России, приходится взять для примера отдельные центры, ибо статистики занятий всего населения у нас нет. Берем один городской и один сельский центр. В Петербурге фабрично-заводская статистика считала за 1890 г. 51 760 фабрично-заводских рабочих (по «Указателю»), а по переписи С.-Петербурга 15 декабря 1890 г. обрабатывающей промышленностью было занято 341 991 чел. об. пола, распределяющиеся таким образом[592]:

 


Другой пример: в селе Богородском Горбатовского уезда Нижегородской губернии (которое, как мы видели, не занимается земледелием и представляет из себя «как бы один кожевенный завод») насчитывается по «Указ.» за 1890 г. 392 ф.-з. рабочих, тогда как промысловое население, по земской переписи 1889 г., составляет около 8 тысяч (все население = 9241 челов.; семей с промыслами более 9/10). Пусть подумают над этими цифрами гг. Н. —он, Каблуков и Ко!

Добавление ко второму изданию. В настоящее время мы имеем результаты данных всеобщей переписи 1897 года о статистике занятий всего населения. Вот обработанные нами данные по всей Российской империи[593] (в миллионах):



Нечего и говорить, что эти данные вполне подтверждают сказанное выше о вздорности народнического приема сравнивать число ф. – зав. рабочих со всем населением.

Приведенные данные о распределении по занятиям всего населения России интересно прежде всего сгруппировать для иллюстрации разделения общественного труда, как основы всего товарного производства и капитализма в России. С этой точки зрения все население должно быть разделено на три крупные подразделения: I. Сельскохозяйственное население. II. Торгово-промышленное население. III. Непроизводительное (точнее: не участвующее в хозяйственной деятельности) население. Из приведенных девяти групп (а – и) только одна группа не может быть прямо и целиком отнесена ни к одному из этих основных трех подразделений. Это именно группа ж: частная служба, прислуга, поденщики. Эту группу надо распределить приблизительно между торгово-промышленным и сельскохозяйственным населением. Мы отнесли к первому ту часть этой группы, которая показана живущей в городах (2,5 млн.), а ко второму – живущих в уездах (3,3 млн.). Тогда мы получим следующую картину распределения всего населения России:



Из этой картины ясно видно, с одной стороны, что товарное обращение и, след., товарное производство вполне прочной ногой стоит в России. Россия – страна капиталистическая. С другой стороны, отсюда видно, что Россия еще очень отстала, по сравнению с другими капиталистическими странами, в своем экономическом развитии.

Далее. После того анализа, который дан был нами в настоящем сочинении, статистика занятий всего населения России может и должна быть использована для приблизительного определения того, на какие основные категории делится все население России по своему классовому положению, т. е. по своему положению в общественном строе производства.

Возможность такого – разумеется лишь приблизительного – определения дается тем, что мы знаем общее деление крестьянства на основные экономические группы. А всю массу с.-х. населения России вполне можно принять за крестьянство, ибо число помещиков в общем итоге совершенно ничтожно. Немалая часть помещиков сосчитаны притом в качестве рантье, чиновников, высших сановников и т. п. В крестьянской же массе 97-ми миллионов необходимо различать три основные группы: низшую – пролетарские и полупролетарские слои населения; среднюю – беднейшие мелкие хозяева; и высшую – зажиточные мелкие хозяева. Основные экономические признаки этих групп, как различных классовых элементов, были подробно проанализированы нами выше. Низшая группа – население неимущее и живущее главным образом или наполовину продажей рабочей силы. Средняя группа – беднейшие мелкие хозяева, ибо средний крестьянин в лучший разве год сводит едва-едва концы с концами, но главный источник существования здесь – «самостоятельное» (якобы самостоятельное, конечно) мелкое хозяйство. Наконец, высшая группа – зажиточные мелкие хозяева, эксплуатирующие более или менее значительное число батраков и поденщиков с наделом и всяких наемных рабочих вообще.

Приблизительная доля этих групп в общей сумме: 50 %, 30 % и 20 %. Выше мы брали постоянно долю числа дворов или хозяйств. Теперь возьмем долю населения. От этого изменения увеличивается низшая и уменьшается высшая группа. Но именно такое изменение, несомненно, и происходило в России за истекшее десятилетие, как об этом неоспоримо свидетельствует обезлошадение и разорение крестьянства, рост нищеты и безработицы в деревнях и т. д.

Значит, мы имеем из с.-х. населения около 48,5 миллионов пролетарского и полупролетарского населения; около 29,1 миллионов беднейших мелких хозяев и их семей и около 19,4 миллионов населения в зажиточных мелких хозяйствах.

Далее возникает вопрос, как распределить торг. – пром. и непроизводительное население. В последнем есть элементы населения, явно крупнобуржуазные: все рантье («живущие доходами с капитала и недвижимого имущества» – первое подразделение 14-ой группы в нашей статистике – 0,9 млн.), затем часть буржуазной интеллигенции, крупные чиновники военные и гражданские и т. п. Всего сюда отойдет около 11/2 миллиона. На другом полюсе среди того же непроизводительного населения стоят нижние чины армии, флота, жандармов, полиции (ок. 1,3 млн.), прислуга и многочисленные служители (всего до 1/2 млн.), почти 1/2 млн. нищих, бродяг и т. п. и т. д. Здесь можно только примерно распределить группы, наиболее приближающиеся к основным экономическим типам: около 2 миллионов к пролетарскому и полупролетарскому населению (частью люмпены), ок. 1,9 млн. к беднейшим мелким хозяевам и около 1,5 млн. к зажиточным мелким хозяевам, считая в том числе большую часть служащих, администрации, буржуазной интеллигенции и т. п.

Наконец, среди торгово-промышленного населения, несомненно, всего более пролетариата, всего глубже пропасть между ним и крупной буржуазией. Но перепись не дает никаких данных о распределении этого населения на хозяев, одиночек, рабочих и т. д. Остается взять за образец вышеприведенные данные о промышленном населении Петербурга, распределенном по положению в производстве. На основании этих данных можно примерно отнести ок. 7 % к крупной буржуазии, 10 % к зажиточной мелкой, 22 % к беднейшим мелким хозяевам и 61 % к пролетариату. Во всей России мелкое производство в промышленности, конечно, гораздо более живуче, чем в Петербурге, но зато мы не относим к полупролетарскому населению массы одиночек и кустарей, работающих по домам на хозяев. След., в общем и целом, взятые отношения, вероятно, мало будут отличаться от действительности. Для торгово-промышленного населения мы получили тогда ок. 1,5 млн. крупной буржуазии, ок. 2,2 млн. зажиточных, ок. 4,8 млн. нуждающихся мелких производителей и ок. 13,2 млн. пролетарских и полупролетарских слоев населения.

 

Соединяя вместе сельскохозяйственное, торгово-промышленное и непроизводительное население, получим для всего населения России такое приблизительное распределение по классовому положению.


* Их не менее 22-х миллионов. См. ниже.


Мы не сомневаемся, что со стороны наших кадетских и кадетствующих экономистов и политиков раздадутся возмущенные голоса против такого «упрощенного» представления об экономике России. Ведь это так удобно, так выгодно – затушевывать глубину экономических противоречий в детальном анализе и в то же время жаловаться на «грубость» социалистического взгляда на целое этих противоречий. Подобная критика вывода, к которому мы пришли, лишена, разумеется, научного значения.

Относительно степени приближения тех или иных цифр возможны, конечно, частные разногласия. Интересно отметить, с этой точки зрения, работу г. Лосицкого: «Этюды о населении России по переписи 1897 года» («Мир Божий», 1905, № 8). Автор пользовался непосредственными данными переписи о числе рабочих и прислуги. Пролетарское население России он определил, по этим данным, в 22 млн.; —крестьянское и землевладельческое в 80 млн., хозяев и служащих в торговле и промышленности – ок. 12 млн. и непромысловое население – ок. 12 млн.

Численность пролетариата, по этим данным, близко подходит к нашим выводам[594]. Отрицать громадную массу полупролетарского населения среди крестьянской бедноты, зависящей от «заработков», среди кустарей и т. д. – значило бы насмехаться над всеми данными об экономике России. Стоит припомнить о 31/4 миллионах безлошадных дворов в одной Европейской России, о 3,4 млн. дворов однолошадных, о совокупности сведений земской статистики насчет аренды, «заработков», бюджетов и пр., чтобы не сомневаться в громадной численности полупролетарского населения. Принять, что пролетарское и полупролетарское население вместе составляют половину крестьянства, значит, вероятно, уменьшить, никак не преувеличить его численность. А вне земледельческого населения процент пролетарских и полупролетарских слоев безусловно еще выше.

Далее, к зажиточным мелким хозяевам необходимо отнести, если не хочешь разменять цельной экономической картины на мелочи, значительную часть торг. – промышленной администрации, служащих, буржуазной интеллигенции, чиновничества и так далее. Здесь мы поступили может быть чересчур осторожно, определяя численность такого населения слишком высокой цифрой: вполне возможно, что следовало бы увеличить число беднейших мелких хозяев и понизить число зажиточных. Но подобные деления и не претендуют, конечно, на безусловную статистическую точность.

Статистика должна иллюстрировать установленные всесторонним анализом общественно-экономические отношения, а не превращаться в самоцель, как у нас это слишком часто бывает. Затушевывать многочисленность мелкобуржуазных слоев в населении России значило бы прямо фальсифицировать картину нашей экономической действительности.

VI. Статистика паровых двигателей

Применение паровых двигателей к производству является одним из наиболее характерных признаков крупной машинной индустрии. Интересно поэтому рассмотреть имеющиеся по этому вопросу данные. За 1875–1878 гг. число паровых двигателей сообщают Материалы для стат. паров, двигателей в Российской империи» (СПБ. 1882. Изд. Центр, стат. ком.)[595]. За 1892 г. имеем цифры «Свода данных о ф.-з. промышленности», обнимающие все фабрично-заводские и горные производства. Вот сравнение этих данных:


Число паровых двигателей в промышленности


За 16 лет число паровых двигателей возросло по количеству сил в России втрое, а в Европейской России в 21/2 раза. Число паровых машин увеличилось в меньших размерах, так что средняя сила одной паровой машины поднялась значительно, именно в Европейской России с 18 сил до 24 сил, а в Царстве Польском с 18 сил до 41 силы. Крупная машинная индустрия развивалась, след., за данный период очень быстро. По количеству паровых сил в 1875–1878 гг. стояли впереди остальных следующие губернии: С.-Петербургская (17 808 сил), Московская (13 668), Киевская (8363), Пермская (7348), Владимирская (5684), – всего в этих 5 губ. было 52 871 лош. сила, около 3/5 всего числа в Европейской России, – затем Подольская (5480), Петроковская (5071), Варшавская (4760). В 1892 г. этот порядок изменяется: Петроковская (59 063), С.-Петербургская (43 961), Екатеринославская (27 839), Московская (24 704), Владимирская (15 857), Киевская (14 211) – в последних 5 губ. 126 572 лош. силы, т. е. почти 1/2 всего числа в Европ. России, – затем Варшавская (11 310) и Пермская (11 245). Эти цифры наглядно показывают образование двух новых индустриальных центров: в Польше и на Юго. В Петроковской губ. число паровых сил возросло в 11,6 раза, в Екатеринославской и Донской вместе[596] с 2834 до 30 932 лош. сил, т. е. в 10,9 раза. Эти выросшие столь быстро индустриальные центры передвинулись с последних на первые места и оттеснили старые промышленные центры. Заметим, что и на этих данных обнаруживается особенно быстрый рост промышленности, изготовляющей предметы производительного потребления, именно горной и металлургической промышленности. В 1875–1878 гг. в ней потреблялось 1040 пар. маш. в 22 966 лош. сил (в Европейской России), а в 1890 году – 1960 пар. маш. в 74 204 лош. силы, т. е. возрастание за 14 лет большее, чем возрастание всего числа паровых двигателей во всей промышленности за 16 лет. Промышленность, изготовляющая средства производства, занимает все большую и большую долю всей промышленности[597].

VII. Рост крупных фабрик

Доказанная выше неудовлетворительность данных нашей фабрично-заводской статистики заставила нас прибегнуть к более сложным подсчетам для определения того, как развивалась после реформы крупная машинная индустрия в России. Мы сделали выборку данных за 1866, 1879, 1890 и 1894/95 гг. о крупнейших фабриках, именно: имеющих 100 и более рабочих в заведении[598]. Рабочие на стороне строго отделены только в данных «Перечня» за 1894/95 г.; поэтому возможно, что за прежние годы (особенно 1866 и 1879) данные остались все же несколько преувеличенными, несмотря на те исправления, о которых сказано в примечании.

Приводим сведения об этих крупнейших фабриках: [см. таблицу на стр. 510. Ред.].


Крупнейшие фабрики Европейской России в годы

*Данные за 1866–1879–1890 гг. – по 71 производству, о которых есть сведения за 1866 г.

** Данные за 1879–1890 гг. – по всем производствам, как обложенным акцизом, так и необложенным.

*** Данные за 1879–1890–1894/95 гг. – по всем производствам, за исключением рельсового (сталелитейного).


Начнем анализ этой таблицы с данных за 1866–1879–1890 гг. Все число крупных фабрик изменялось за эти годы так: 644–852–951 или в процентах: 100–132–147. За 24 года число крупных фабрик возросло, след., почти в полтора раза. При этом, если взять данные об отдельных разрядах крупных фабрик, то увидим, что чем крупнее фабрики, тем быстрее возрастает их число (А: 512–641–712 фабрик; В: 90–130–140; С: 42–81–99). Это указывает на растущую концентрацию производства.

Число механических заведений возрастает быстрее, чем все число фабрик; так в процентах: 100–178–226. Все большее и большее число крупных заведений переходит к употреблению паровых двигателей. Чем крупнее фабрики, тем больше среди них механических заведений; вычисляя процент этих заведений к общему числу фабрик данного разряда, получаем следующие цифры: А) 39 %–53 %–63 %; В) 75 %–91 %–100 %; С) 83 %–94 %–100 %. Применение паровых двигателей тесно связано с расширением размеров производства, с расширением кооперации в производстве.

Число рабочих во всех крупных фабриках изменялось в процентах так: 100–168–200. За 24 года число рабочих удвоилось, т. е. опередило увеличение общего числа «фабрично-заводских рабочих». Среднее число рабочих на одну крупную фабрику было по годам: 359–458–488 человек, а по разрядам: А) 213–221–220; В) 665–706–673; С) 1495–1935–2154. Крупнейшие фабрики концентрируют, след., все большую долю рабочих. В 1866 г. на фабриках с 1000 и более рабочих было 27 % всего числа рабочих на крупных фабриках; в 1879 г. – 40 %; в 1890 г. – 46 %.

Изменение суммы производства всех крупных фабрик выразится в процентах так: 100–243–292, а по разрядам: А) 100–201–187; В) 100–245–308; С) 100–323–479. След., сумма производства всех крупных фабрик возросла почти втрое, причем, чем крупнее фабрики, тем быстрее шло это возрастание. Но если мы сравним производительность труда за каждый отдельный год по различным разрядам, то увидим несколько иное. Средняя величина суммы производства, приходящаяся на одного рабочего во всех крупных фабриках, будет: 866 руб. – 1250–1260, а по разрядам: А) 901–1410–1191; В) 800–1282–1574; С) 841–1082–1188. След., за каждый отдельный год не наблюдается повышения суммы производства (приходящейся на одного рабочего) от низшего разряда к высшему. Происходит это от того, что в разные разряды попадают в неравном отношении фабрики разных производств, отличающихся различной стоимостью сырого материала, а, следовательно, и различной величиной годового производства на одного рабочего[599].

Разбирать столь же подробно данные за 1879–1890 гг. и за 1879–1890–1894/95 гг. мы находим лишним, так как это значило бы повторять по поводу несколько иных процентных отношений все сказанное выше.

В последнее время в «Своде отчетов фабричных инспекторов» приводятся данные о распределении фабрик и заводов на группы по числу рабочих. Вот эти данные за 1903-й год.


В 50 губ. Евр. России{104}


Данные эти могут быть сравниваемы с вышеприведенными лишь при допущении некоторой неверности, правда, ничтожной. Во всяком случае эти данные показывают, что число крупных (свыше 99 или свыше 100 рабочих) фабрик и число рабочих на них быстро возрастает. Возрастает также и концентрация рабочих, – а, след., и производства – на крупнейших фабриках из числа этих крупных фабрик[600].


Страница 405 книги «Развитие капитализма в России» (издание 1908 года) с заметками В. И. Ленина. (Уменьшено)


Сопоставляя данные о крупных фабриках с данными о всех «фабриках и заводах» нашей официальной статистики, мы увидим, что в 1879 г. крупные фабрики, составляя 4,4 % всех «фабрик и заводов», сосредоточивали 66,8 % всего числа ф.-з. рабочих и 54,8 % всей суммы производства. В 1890 г. крупные фабрики составляли 6,7 % всех «фабрик и заводов», сосредоточивали 71,1 % всех фабрично-заводских рабочих и 57,2 % всей суммы производства. В 1894/95 г. крупные фабрики составляли 10,1 % всех «фабрик и заводов», сосредоточивали 74 % всех фабрично-заводских рабочих и 70,8 % всей суммы производства. В 1903 году крупные фабрики, имеющие свыше 100 рабочих, составляли в Европейской России 17 % всего числа фабрик и заводов и сосредоточивали 76,6 % всего числа фабрично-заводских рабочих[601]. Таким образом крупные, преимущественно паровые, фабрики, несмотря на свою незначительную численность, сосредоточивают преобладающую и все возрастающую долю числа рабочих и суммы производства всех «фабрик и заводов». С какой громадной быстротой растут эти крупные фабрики в пореформенную эпоху, – мы уже видели. Приведем теперь еще данные о столь же крупных предприятиях в горнопромышленности[602].


Крупнейшие промышленные предприятия в Европейской России в 1890 году


В горной промышленности концентрация рабочих в крупных предприятиях еще сильнее (хотя процент предприятий, применяющих к производству паровые двигатели, ниже); 258 тыс. рабочих из 305 тыс., т. е. 84,5 % горнорабочих сосредоточены в предприятиях с 100 и более рабочих; почти половина горнорабочих (145 тыс. из 305 тыс.) занята на немногочисленных крупнейших заводах, имеющих по 1000 и более рабочих. Из всего же числа фабрично-заводских и горных рабочих Европейской России (1180 тыс. в 1890 г.) три четверти (74,6 %) сосредоточены в предприятиях, имеющих 100 и более рабочих; почти половина (570 тыс. из 1180) сосредоточена в предприятиях, имеющих по 500 и более рабочих[603].


Считаем не лишним коснуться здесь поднятого г. Н. —оном вопроса о «замедлении» развития капитализма и роста «фабричного населения» в период 1880–1890 гг. сравнительно с периодом 1865–1880 гг.[604] Из этого замечательного открытия г. Н. —он ухитрился, благодаря отличающей его самобытной логике, сделать вывод о том, будто «факты вполне подтверждают» выставленное в «Очерках» утверждение, что «капитализм, дойдя до известных пределов своего развития, сокращает свой собственный внутренний рынок». – Во-1-х, дико заключать от «замедления в увеличении» к сокращению внутреннего рынка. Раз число ф.-з. рабочих растет быстрее населения (а это именно так по данным самого же г. Н. —она: увеличение с 1880 по 1890 г. на 25 %), – значит, население отвлекается от земледелия и внутренний рынок растет даже на предметы личного потребления. (Мы уже не говорим о рынке на средства производства.) Во-2-х, «уменьшение нарастания», выражаемого в процентах, всегда должно происходить в капиталистической стране на известной ступени развития, ибо малые величины всегда быстрее возрастают в процентах, чем большие. Из того факта, что начальные шаги развития капитализма идут особенно быстро, можно делать вывод лишь о стремлении молодой страны догнать более старые. Брать же процентное увеличение за начальный период, как норму для последующих периодов, неправильно. В-3-х, самый факт «уменьшения нарастания» отнюдь не доказывается сравнением взятых у г. Н. —она периодов. Развитие капиталистической промышленности не может идти иначе, как циклически; поэтому для сравнения различных периодов необходимо брать данные за целый ряд лет[605], чтобы отчетливо выделились годы особого процветания, подъема и годы упадка. Не сделав этого, г. Н. —он впал в глубокую ошибку, не заметив, что 1880-й год был годом особого подъема. Мало того, г. Н. —он не постеснялся даже «сочинить» обратное утверждение. «Надо еще заметить, – рассуждает он, – что промежуточный» (между 1865 г. и 1890 г.) «1880 год был неурожайный, поэтому число рабочих, зарегистрированных в этом году, было меньше нормального»!! (ibid., 103–104 стр.) Стоило г. Н. —ону заглянуть в текст того самого издания, из которого он выхватил цифры за 1880 год («Указатель», 3 издание), – и он мог бы прочитать там, что 1880 год отличается «скачком» промышленности, особенно по кожевенному и машиностроительному производству (с. IV), что зависело это от усиленного спроса на изделия после войны и усиленных правительственных заказов. Достаточно перелистовать «Указатель» за 1879 г., чтобы наглядно представить себе размеры этого скачка[606]. Но г. Н. – оп не останавливается перед прямым извращением фактов в угоду своей романтической теории.

578«Сборник свед. и материалов по ведомству мин-ва фин.», 1867, № 6. Выше было уже показано, что для сравнения с современными данными можно брать только данные того же источника, т. е. данные мин-ва финансов.
579В пивоваренном производстве 6825 чел.; преувеличение есть и здесь, но для исправления нет данных; в свеклосахарном – 68 334 (по «Ежег. мин-ва фин.»), в табачном – 6116 (исправлено) и по винокуренному – 46 660 (исправлено).
580Г-н Т.-Барановский приводит на 1866 г. цифру г. Вешнякова – 493 371 чел. («Фабрика», с. 339). Мы не знаем, каким путем получена эта цифра, отличие которой от приводимой нами весьма незначительно.
581По «Указ.» за 1890 г. Из итога, 875764 чел., надо вычесть рабочих, повторенных в горной статистике, именно: 291 в асфальтовом производстве, 3468 в солеваренном и 32 275 в рельсовом.
582См. о числе горнорабочих в 60-х годах: «Стат. временник», I, 1866 г. – «Ежегодник мин-ва фин.», I. – «Сборник стат. сведений по горной части» за 1864–1867 гг. СПБ. 1864–1867, изд. горн. учен. ком-та.
583«Сборник стат. свед. о горнозав. пром. в 1890 г.». СПБ. 1892. Итог по этому «Сборнику» – 342 166 рабочих в Европейской России, а за вычетом рабочих на керосиновых заводах (считанных в «Указателе») и за исправлением некоторых мелких ошибок – 340 912 чел.
584Из числа остальных горных производств есть такие, в которых число рабочих, вероятно, возросло слабо (добыча соли), есть такие, в которых число рабочих должно было возрасти очень сильно (каменноугольное, каменоломное), есть и такие, которых вовсе не было в 1860-х годах (напр., добыча ртути).
585«Статистический обзор железных дорог и внутренних водных путей». СПБ. 1893, с. 22. Изд. мин-ва путей сообщения. К сожалению, мы не имели, данных для выделения одной Европейской России Жел.-дорожных рабочих мы считаем не только постоянных, но и временных (10 447 чел.) и поденных (74 504). Среднее содержание в год временного рабочего стоит 182 руб., поденного – 235 руб. Средняя поденная плата – 78 коп. След., и временные и поденные рабочие заняты большую часть года, а потому опускать их, как делает г. Н. —он («Очерни», 124), неправильно.
586На 1 версту приходилось жел. – дорожных рабочих в 1886 г. – 9,0, в 1890 г. – 9,5; в 1893 г. – 10,2; в 1894 г. – 10,6; в 1895 г. – 10,9; таким образом, число это имеет явную тенденцию к возрастанию. См. «Сборник свед. по России» за 1890 и 1896 гг. и «Вестник Фин.», 1897, № 39. – Оговоримся, что в настоящем параграфе мы имеем дело исключительно с сравнением данных за 1865 и 1890 гг., поэтому совершенно безразлично, возьмем ли мы число жел. – дорожных рабочих во всей империи или в одной Европейской России, возьмем ли мы по 9 чел на 1 версту или меньше; возьмем ли мы все отрасли горной промышленности, или только те из них, о которых есть данные за 1865 год.
587В Европейской России было в 1863 г. 6,1 млн. городского населения. а в 1897 г. – 12.0 млн.
588Новейшие данные о числе рабочих в крупных капиталистических предприятиях таковы. За 1900 г. есть данные о числе ф.-з. рабочих в предприятиях, не обложенных акцизом, за 1903 г. – о предприятиях акцизных. О горнорабочих за 1902 г. Число ж.-д. рабочих можно определить, считая по 11 чел. на 1 версту (свед. к 1 янв. 1904 г.). См. «Ежег. России», 1906, и «Сборник свед. о горнозав. пром.» в 1902 г. Сводя эти данные, получаем: в 50 губ. Европейской России в 1900–1903 гг. ф.-з. рабочих – 1 261 571; горных – 477 025; ж.-д. – 468 941. Итого 2 207 537. Во всей Российской империи ф.-з. – 1 509 516; горных рабочих – 626 929; ж.-д. – 655 929. Итого 2 792 374. Сказанное в тексте вполне подтверждают и эти цифры. (Прим. ко 2-му изданию.)
589Н. —он, 1. с., 326 и др
590«Лекции по экономии сельского хозяйства», М. 1897, стр. 14.
591«The Statesman's Yearbook», 1897, page 472 («Политический ежегодник», 1897, стр. 472. Ред.).
592«С.-Петербург по переписи 1890 г.». СПБ. 1893 г. Взят итог групп II–XV промысловых занятий. Всего промысловыми занятиями занято 551 700 чел., из них 200 748 чел. в торговой, перевозочной и трактирной промышленности. – Под «одиночками» разумеются мелкие производители, не имеющие наемных рабочих.
593«Общий свод по империи результатов разработки данных первой всеобщей переписи населения 28/1 1897 г.». Изд. Центр, стат. ком., т. II, таблица XXI, стр. 296. Группы занятий у меня составлены так: а) 1, 2 и 4; б) 3 и 5–12; s) 14 в 15; г) 16 и 63–65, д) 46–62; е) 41–45; ж) 13; 8) 17–21; в) 22–40.
594Здесь не место входить в подробности относительно той статистики рабочих и прислуги, которой пользовался г. Лосицкий. Статистика эта, по всей видимости, грешит весьма значительным преуменьшением числа рабочих.
595Из 13 групп производств выкидываем, для сравнения с 1892 г., группы: I (сельское хозяйство), XII (типо- и литографии) и XIII («водопроводы» и пр.). Локомобили сосчитаны вместе с паровыми машинами.
596Мы соединяем эти губернии вместе ввиду изменения их границ после 1878 года.
597Как далеко ушло вперед применение паровых двигателей в России после 1892 г., видно из того, что в 1904 г., по отчетам фабричных инспекторов, считалось по 64 губерниям 27 579 фабрично-заводских паровых котлов, всего же кроме сельскохозяйственных 31 887 паровых котлов. (Прим, ко 2-му изданию.)
598Источники: «Ежегодник мин-ва фин.», I (данные лишь о 71 производстве), «Указатели», 1 и 3 изд. – данные по всем производствам, равно как и в «Перечне», но для сравнения данных «Перечня» и «Указателя» надо вычесть из производств, вошедших в списки последнего, рельсовое производство. Те заведения, по которым в число ф.-з. рабочих включены домашние рабочие, исключались. Иногда это включение домашних рабочих прямо оговорено в примечаниях названных изданий, иногда оно явствует из сопоставления данных за разные годы: ср., напр., данные о бумаготкацком производстве Саратовской губ. за 1879, 1890 и 1894/95 гг. (Ср. гл. VI, § II, 1.) – Sinzheimer («Ueber die Grenzen der Weiterbildung des fabrikmassigen Qrossbetriebes in Deutschland». Stuttg. 1893) [Зинцхеймер («О границах распространения крупного фабричного производства в Германии». Штутгарт, 1893). Ред.] относит к крупным фабричным предприятиям имеющие 50 и более рабочих. Эта норма отнюдь не кажется нам низкой, но ввиду трудностей подсчета русских данных пришлось ограничиться лишь крупнейшими фабриками.
599Напр., за 1866 г. в разряд А вошло 17 сахарорафинадных заводов, в которых на 1 рабочего приходится около 6 тыс. руб. годового производства, тогда как на текстильных фабриках (вошедших в высшие разряды) приходится 500–1500 руб. годового производства на одного рабочего.
104Эту таблицу Ленин дополнил позднее соответствующими данными за 1908 год (см. иллюстрацию на стр. 513). Содержащиеся в приписке Ленина сведения взяты из «Свода отчетов фабричных инспекторов за 1908 год» (стр. 50-51), который вышел в 1910 году. Следовательно, дополнение Ленина относится к 1910 или 1911 году. Это свидетельствует о том, что Ленин и в это время продолжал работать над своей книгой. В «Подготовительные материалы к книге «Развитие капитализма в России»» включены полностью пометки Ленина на книге «Развитие капитализма в России» издания 1908 года.
600Два последних абзаца, начиная со слов: «В последнее время…», добавлены во втором издании «Развития капитализма в России» (1908 г.). Позднее, на одном из экземпляров книги этого издания В. И. Ленин сделал на поляк приписку от руки следующего содержания (для ясности повторяем названия групп ф.-з. заведений, ставя их в прямые скобки): См. иллюстрацию на стр. 513. Ред.
601Итоговые данные о вашей фабрично-заводской промышленности по «Указателям» и «Перечню» были приведены выше, в § II [ср. «Этюды», с. 276. (См. Сочинения, 4 изд., том 4, стр. 15 Ред.)]. Заметим, что увеличение процентного отношения числа крупных фабрик ко всему числу «фабрик и заводов» указывает прежде всего на постепенное сужение этого последнего понятия в нашей статистике.
602Данные подсчитаны из «Сборника стат. свед. о горнозав. пром. в 1890 г.», причем исключены заводы, вошедшие в «Указатель». От этого исключения итог горнорабочих в Европейской России уменьшится на 35 тыс. (340–35 = 305 тыс.).
603Промышленная перепись 1895-го года насчитала в Германии во всей промышленности, считая и горную строительную, которая в России не регистрируется, – 248 заведении с 1000 и более рабочих, рабочих в этих заведениях было 430 286. Следовательно, русские крупнейшие фабрики крупнее германских.
604«Русск. Богатство», 1894, № 6, стр. 101 и ел. Приведенные нами данные о крупных фабриках свидетельствуют тоже о меньшем проценте возрастания за 1879–1890 гг. сравнительно с 1866–1879 гг.
605Как сделал, напр., г. Т.-Барановский в своей «Фабрике», с. 307 и диаграмма. По диаграмме ясно видно, что 1879 и еще более 1880 и 1881 годы были годами особого подъема.
606См., напр., суконное производство – усиленная выделка армейских сукон, кожевенное производство – громадное оживление, изделия из кожи – крупная фабрика производит за 2,5 млн. руб. «для военного ведомства» (стр. 288). Ижевский и Сестрорецкий заводы производят артиллерийских изделий на 11/2 млн. руб. против 11/4 млн. руб. в 1890 г В медном производстве обращает внимание выделка изделий для войск и военных приборов (с 388–389), пороховые заводы работают вовсю и т. д.
1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38  39  40  41  42  43  44  45 
Рейтинг@Mail.ru