Полное собрание сочинений. Том 3. Развитие капитализма в России

Владимир Ленин
Полное собрание сочинений. Том 3. Развитие капитализма в России

II. Наша фабрично-заводская статистика

Основным источником фабрично-заводской статистики в России служат ведомости, доставляемые ежегодно фабрикантами и заводчиками в департамент торговли и мануфактур, согласно требованиям закона, издание которого относится к самому началу текущего столетия[497]. Подробнейшие предписания закона о доставлении сведений фабрикантами являются лишь добрым пожеланием, и ф.-з. статистика остается до сих пор в своей старой чисто дореформенной организации, будучи простым придатком губернаторских отчетов. Нет никакого точного определения понятия «фабрика и завод», и потому органы губернской, и даже уездной, администрации применяют этот термин самым различным образом. Нет никакого центрального органа, который бы руководил правильным единообразным собиранием сведений и проверкой их. Распределение промышленных заведений между различными ведомствами (горным, д-том торговли и мануфактур, д-том неокладных сборов и т. д.) еще более усиливает путаницу[498].

В приложении II мы приводим те данные о нашей фабрично-заводской промышленности в пореформенную эпоху, которые имеются в официальных изданиях, именно за 1863–1879 и 1885–1891 годы. Данные эти относятся только к производствам, не обложенным акцизом, причем за разное время имеются сведения о различном числе производств (наибольшей полнотой отличаются данные 1864–1865 и 1885 и ел. годов); поэтому мы выделили 34 производства, о которых есть сведения за 1864–1879 и 1885–1890 годы, т. е. за 22 года. Чтобы судить о достоинстве этих данных, рассмотрим прежде всего важнейшие издания по нашей фабрично-заводской статистике. Начнем с 60-х годов.

Составители фабрично-заводской статистики в 60-х годах прекрасно сознавали крайнюю неудовлетворительность обрабатываемых ими данных. По их единогласному отзыву, числа рабочих и суммы производства значительно уменьшаются в показаниях фабрикантов; «не существует даже для разных губерний однообразного определения того, что должно считать фабрикой и заводом, так как многие губернии считают, например, в числе заводов и фабрик ветряные мельницы, сараи для обжигания кирпича и мелкие промышленные заведения, а другие выбрасывают их из расчета, вследствие чего даже сравнительное показание об общем числе фабрик и заводов в разных губерниях теряет свое значение»[499]. Еще более резкие отзывы делают Бушен, Бок и Тимирязев[500], указывая, кроме того, на включение в число фабричных рабочих – рабочих, занятых на дому; на то, что некоторые фабриканты показывают только рабочих, живущих на самой фабрике, и т. д. «Верной официальной статистики мануфактурной и заводской промышленности, – говорит г. Бушен, – нет и не будет до тех пор, пока не изменятся главные основания собирания первоначальных материалов»[501]. «В таблицы фабрик и заводов по многим производствам попало, очевидно по недоразумению, множество чисто ремесленных и кустарных заведений, вовсе лишенных заводского и фабричного характера»[502]. Ввиду этого редакция «Ежегодника» отказалась даже от подведения итогов по напечатанным данным, «не желая передавать публике неверные и явно преувеличенные цифры»[503]. Чтобы дать читателю точное представление о размерах этого явного преувеличения, обратимся к данным «Ежегодника», который выгодно отличается от всех остальных источников тем, что дает поименный список фабрик и заводов с суммой производства выше 1000 рублей. В настоящее время (с 1885 года) заведения с меньшей суммой производства исключаются из числа фабрик. Подсчет этих мелких заведений по «Ежегоднику» показывает, что их вошло в общее число фабрик 2366 с 7327 рабочими и с суммой произв. 987 тыс. руб. Все же число фабрик, по «Ежегоднику», в 71 производстве: 6891 с 342 473 раб. и с суммой произв. 276 211 тыс. руб. След., мелкие заведения дают 34,3 % всего числа заведений, 2,1 % всего числа рабочих и 0,3 % всей суммы производства. Само собой разумеется, что столь мелкие заведения (в среднем на одно заведение приходится немного более 3-х рабочих и менее 500 руб. производства) нелепо считать фабриками, и что о сколько-нибудь полной регистрации их не может быть и речи. Мало того, что подобные заведения попадали по нашей статистике в число фабрик, – бывало даже так, что сотни кустарей совершенно искусственно и произвольно объединялись под видом одной «фабрики». Напр., тот же «Ежегодник» указывает в канатном производстве в Избыленской волости Горбатовского уезда Нижегородской губернии фабрику «крестьян Избыленской волости; рабочих 929, прядильных колес 308; сумма произв. 100 400 руб.» (стр. 149); или в с. Ворсме того же уезда фабрика «временно-обязанных крестьян графа Шереметева; кузниц – 100, верстаков (при домах) – 250, точильных колес конных – 3, ручных – 20; рабочих – 902; сумма произв. – 6610 руб.» (стр. 281). Можно себе представить, какое понятие о действительности дает такая статистика![504]

Особое место среди источников по ф.-з. статистике 60-х годов занимает «Военно-статистич. сборник» (вып. IV. Россия. СПБ. 1871 г.). Он приводит данные о всех заводах и фабриках Российской империи, включая горные и акцизные, и насчитывает в Европейской России в 1866 г. ни больше, ни меньше, как 70 631 фабрику, 829 573 рабочих и сумму произв. 583 317 тыс. руб.!! Эти курьезные цифры получились, во-первых, благодаря тому, что они взяты не из ведомостей мин-ва фин., а из особых сведений Центрального стат. комитета (причем эти сведения ни в одном из изданий комитета напечатаны не были, и кем, как и когда они были собраны и обработаны, – неизвестно)[505]; во-вторых, благодаря тому, что составители «Военно-стат. сборника» нисколько не стеснялись относить к фабрикам самые мелкие заведения («Военно-стат. сборник», с. 319) и притом дополняли основные сведения другими материалами: и сведениями д-та торговли и мануфактур, и сведениями интендантства, и сведениями артиллерийского и морского ведомства, и, наконец, сведениями «из самых разнообразных источников» (ibid., стр. XXIII)[506]. Поэтому, пользуясь данными «Военно-стат. сборника» для сравнения с современными данными, гг. Н. —он[507], Карышев[508] и Каблуков[509] проявили полное незнакомство с основными источниками нашей ф.-з. статистики и до последней степени некритическое отношение к этой статистике.

 

Во время прений в ИВЭ Обществе по поводу доклада М. И. Т.-Барановского, указавшего на полную ошибочность цифр «Военно-стат. сборника», некоторые лица заявляли, что если и есть ошибка в числе рабочих, то очень небольшая, 10–15 %. Так говорил, напр., г. В. В. (см. стеногр. отчет о прениях. СПБ. 1898, стр. 1). К нему «присоединился» г. В. Покровский, ограничившийся тоже одним голословным заявлением (стр. 3). Не сделав даже и попытки критически рассмотреть различные источники нашей фабрично-заводской статистики, эти лица и их сторонники отделывались общими местами о неудовлетворительности ф.-з. статистики, о том, что в последнее время ее данные, будто бы, становятся точнее (??) и пр. Основной вопрос о грубой ошибке гг. Н. —она и Карышева, таким образом, просто затушевывался, как заметил совершенно справедливо П. Б. Струве (с. 11). Поэтому мы находим не лишним подсчитать те преувеличения в данных «Военно-стат. сборника», которые легко мог бы и должен бы был заметить всякий, внимательно относящийся к источникам. По 71-му производству имеются параллельные данные за 1866 г. и м-ва финансов («Ежегодник м-ва фин.», I) и неизвестного происхождения («Военно-стат. сборник»). По этим производствам, за исключением металлургических, «Военно-стат. сборник» преувеличил число ф.-з. рабочих по Евр. России на 50 тыс. чел. Далее, по тем производствам, о которых «Ежегодник» дал лишь огульные цифры по империи, отказавшись от их детальной разработки ввиду «явного преувеличения» этих цифр (стр. 306 «Ежегодника»), – »Военно-стат. сборник» насчитал еще лишних рабочих 95 тыс. чел. По кирпичному производству преувеличено число рабочих minimum на 10 тыс. чел.; чтобы убедиться в этом, стоит сравнить погубернские данные «Военно-стат. сборника», а также данные «Сборника сведений и материалов по ведомству м-ва фин.» 1866 г. № 4 и 1867 г. № 6. По металлургическим производствам «Военно-стат. сборник» преувеличил число рабочих на 86 тыс. чел., сравнительно с «Ежегодником», включив, очевидно, часть горных рабочих. По акцизным производствам преувеличение «Военно-стат. сборника» составляет, как мы покажем в следующем параграфе, ок. 40 тыс. чел. Итого преувеличение на 280 тыс. чел. Это минимальная и неполная цифра, ибо для проверки данных «Военно-стат. сборника» по всем производствам у нас нет материала. Можно судить поэтому о том, насколько осведомлены по данному вопросу лица, утверждающие, что ошибка гг. Н. —она и Карышева невелика!

В 1870-х годах сделано было значительно меньше для сводки и обработки данных фабрично-заводской статистики, чем в 1860-х. В «Ежегоднике м-ва фин.» напечатаны сведения по 40 только производствам (не обложенным акцизом) за 1867–1879 годы (вып. VIII, Х и XII, см. прилож. II), причем исключение остальных производств мотивировано «крайней неудовлетворительностью материала» о тех производствах, «которые связаны с сельскохозяйственным бытом или же составляют принадлежность ремесленных и кустарных промыслов» (вып. VIII, стр. 482; то же, вып. X, с. 590). Самый ценный источник за 1870-е годы – «Указатель фабрик и заводов» г. П. Орлова (1-ое издание, СПБ. 1881 г., сведения за 1879 год, взятые из тех же ведомостей, доставляемых фабрикантами в д-т торг. и мануф.). Это издание дает поименный перечень всех заведений с суммой производства не менее 2 тыс. руб. Остальные заведения, как мелкие и неотделимые от кустарных, не внесены в поименный список, но вошли в те итоговые данные, которые приводит «Указатель». Так как особых итогов о заведениях с суммой производства в 2 тыс. руб. и более не дано, то общие данные «Указателя» точно так же, как и прежние издания, смешивают мелкие заведения с крупными, причем в разных производствах и разных губерниях неодинаковое число мелких заведений попадает (чисто случайно, разумеется) в статистику[510]. Относительно производств, соприкасающихся с сельским хозяйством, «Указ.» повторяет (с. 396) оговорку «Ежегодника», отказываясь определять «даже приблизительные итоги» (курсив автора) их вследствие неточности и неполноты данных[511]. Это суждение (как увидим ниже, вполне справедливое) не помешало однако включению в общие итоги «Указателя» всех этих особенно недостоверных данных, смешанных таким образом с данными, сравнительно достоверными. Приводим общие данные «Указателя» по Евр. России, заметив, что эти данные обнимают, в отличие от предыдущих, и производства, обложенные акцизом (2-ое издание «Указ.», 1887 г., дает сведения за 1884 г.; 3-е, 1894 г., за 1890 г.):

*** Некоторые недостающие данные пополнены приблизительно: см. «Указатель», стр. 695.


Мы ниже покажем, что в действительности вовсе не было того уменьшения числа фабрик, на которое указывают эти данные, все дело в том, что в разное время различное число мелких заведений попадало в число фабрик. Напр., заведений с суммой произв. выше 1000 руб. считалось в 1884 г. – 19 277, а в 1890 г. – 21 124; с суммой произв. в 2 тыс. руб. и более: в 1884 г. – 11 509, а в 1890 г. – 17 642[512].

С 1889 года департамент торг. и мануф. начал издавать особыми изданиями «Своды данных о фабрично-заводской промышленности России» (за 1885 и следующие годы). Данные эти основаны на том же материале (ведомости фабрикантов), причем разработка его далеко не удовлетворительна, уступая обработке данных в названных выше изданиях 60-х годов. Единственное улучшение состоит в том, что мелкие заведения, т. е. имеющие сумму производства ниже 1000 руб., исключаются из числа фабрик и заводов, и сведения об этих мелких заведениях приводятся отдельно, без распределения по производствам[513]. Конечно, такой признак «фабрики» совершенно не достаточен: о полной регистрации заведений с суммой произв. выше 1000 руб. не может быть и речи при современных способах собирания сведений; выделение «фабрик» по производствам, связанным с сельским хозяйством, делается чисто случайно, напр., мельницы водяные и ветряные по одним губерниям и в одни годы считаются в числе фабрик, по другим – нет[514]. Составитель статьи «Главные итоги ф.-з. промышленности России за 1885–1887 годы» (в «Своде» за эти годы) впадает неоднократно в ошибки, упуская из виду неоднородность и несравнимость данных по разным губерниям. Наконец, добавим к характеристике «Сводов», что до 1891 г. включительно они обнимали лишь производства, не обложенные акцизом, а с 1892 года – все производства, включая и горные и акцизные; при этом не выделены особо данные, которые были бы сравнимы с прежними данными, и совершенно не пояснены приемы включения горных заводов в общее число фабрик и заводов (напр., горнозаводская статистика никогда не давала стоимости производства горных заводов, а лишь количество продукта. Как определяли составители «Сводов» сумму производства, – неизвестно).

К 1880-ым годам относится еще один источник сведений о нашей фабрично-заводской промышленности, заслуживающий внимания по своим отрицательным качествам и потому, что именно его данными воспользовался г. Карышев[515]. Это – «Сборник сведений по России за 1884/85 г.» (СПБ. 1887. Изд. Центр, стат. ком.), показывающий в одной из своих таблиц «суммы производства по заводско-фабричной промышленности в Европейской России» (табл. XXXIX); число фабрик и рабочих дано лишь для всей России, без погубернского распределения. Источник сведений – «данные отчетов гг. губернаторов» (стр. 311). Данные охватывают все производства, и акцизные и горные в том числе, причем по каждому производству вычисляется «среднее» число рабочих и сумма производства на один завод по всей Европейской России. Вот эти-то «средние» и принялся «анализировать» г. Карышев. Чтобы судить об их значении, сопоставим данные «Сборника» и «Свода» (для такого сопоставления надо откинуть из первых данных производства металлургические, акцизное, рыбное и «прочие»; останется 53 производства; данные по Европейской России):

 


Таким образом губернаторские отчеты зачислили в число «фабрик» десятки тысяч мелких сельскохозяйственных и кустарных заведений! Конечно, подобные заведения попадали в число фабрик совершенно случайного отдельным производствам, по отдельным губерниям и уездам. Вот примеры числа заводов по «Сборнику» и по «Своду» в некоторых производствах: скорняжное – 1205 и 259; кожевенное – 4079 и 2026; рогожно-кулевое – 562 и 55; крахмально-паточное – 1228 и 184; мукомольное – 17 765 и 3940; маслобойное – 9341 и 574; дегтярное – 3366 и 328; кирпичное – 5067 и 1488; гончарное и изразцовое – 2573 и 147. Можно себе представить, какого сорта получится «статистика», если судить о «размере предприятий»[516] в нашей фабрично-заводской промышленности по «средним числам», основанным на подобном счислении «фабрик»! А г. Карышев судит именно таким образом, относя к крупной промышленности только те производства, по которым вышеупомянутое «среднее число» рабочих на один завод (по всей России) более ста. Посредством такого феноменального метода получается вывод, что только 1/4 всей суммы производства дает «крупная промышленность, понимаемая в вышеуказанных размерах»!! (стр. 47 цит. статьи)[517]. Ниже мы покажем, что на деле фабрики с 100 и более рабочих концентрируют больше половины всей суммы производства нашей фабрично-заводской промышленности.

Заметим кстати, что данные местных губернских статистических комитетов (служащие для губернаторских отчетов) всегда характеризуются полнейшей неопределенностью понятия «фабрика и завод» и случайной регистрацией мелких заведений. Напр., по Смоленской губ., за 1893/94 г. одни уезды относили десятки мелких маслобоек к фабрикам, другие – ни одной; дегтярных «заводов» в губернии насчитано 152 (по «Указ.» за 1890 г. ни одного), с такой же случайной регистрацией по отдельным уездам и т. д.[518] По Ярославской губ. в 90-х годах местная статистика считала 3376 фабрик и заводов (против 472 по «Указ.» за 1890 г.), включая (по отдельным уездам) сотни мельниц, кузниц, мелких картофельных заводов и пр.[519]

В самое последнее время наша фабрично-заводская статистика подверглась реформе, изменившей программу собирания сведений, изменившей понятие «фабрики и завода» (внесены новые признаки: наличность механического двигателя или числа рабочих не менее 15), привлекшей к участию в собирании и проверке сведений фабричную инспекцию. Отсылаем читателя за подробностями к вышеназванной статье наших «Этюдов»[520], где подробно разобран «Перечень фабрик и заводов» (СПБ. 1897)[521], составленный по новой программе, и где показано, что, несмотря на реформу, почти незаметно улучшения в нашей фабрично-заводской статистике; что понятие «фабрика и завод» осталось совершенно неопределенным; что данные по-прежнему сплошь да рядом совершенно случайны и требуют поэтому величайшей осторожности в обращении с ними[522].

Только правильная, европейски организованная, промышленная перепись может вывести нашу промышленную статистику из ее хаотического состояния[523].

Из обзора нашей ф.-з. статистики следует, что данными ее в громадном большинстве случаев нельзя пользоваться без особой обработки их и что главной целью этой обработки должно быть отделение сравнительно годного от абсолютно негодного. В следующем параграфе мы рассмотрим в этом отношении данные о важнейших производствах, а теперь поставим вопрос: увеличивается или уменьшается число фабрик в России? Главная трудность этого вопроса состоит в том, что понятие «фабрика» применяется в нашей фабрично-заводской статистике самым хаотическим образом; поэтому те отрицательные ответы на этот вопрос, которые давались иногда по данным фабрично-заводской статистики (напр., г. Карышевым), не могут иметь никакого значения. Необходимо прежде всего установить какой-либо точный признак понятия «фабрика», – без этого условия было бы нелепо иллюстрировать развитие крупной машинной индустрии данными о заведениях, в число которых в разное время попадали разные количества мелких мельниц, маслобоек, кирпичных сараев и пр. и пр. Возьмем таким признаком наличность числа рабочих в заведении не менее 16, и тогда мы увидим, что таких промышленных заведений в Европейской России в 1866 г. было maximum 2,5–3 тысячи, в 1879 г. их было около 4,5 тысячи, в 1890 г. – около 6 тысяч, в 1894/95 г. – около 6,4 тысячи, в 1903 г. – около 9 тысяч[524]. След., число фабрик в России в пореформенную эпоху увеличивается и притом увеличивается довольно быстро.

III. Разбор историко-статистических данных о развитии крупной промышленности

Выше было уже замечено, что для суждения о развитии крупной промышленности по данным фабрично-заводской статистики необходимо выделить сравнительно годный материал в этой последней от абсолютно негодного. Рассмотрим с этой целью главнейшие производства нашей обрабатывающей промышленности.

1) Производства текстильные

Во главе производств по обработке шерсти стоит суконное, дающее в 1890 г. свыше 35 млн. руб. суммы производства и 45 тыс. рабочих. Историко-статистические данные об этом производстве показывают значительное уменьшение числа рабочих, именно с 72 638 в 1866 г. до 46740 в 1890 г.[525] Для оценки этого явления надо принять во внимание, что до 1860-х годов включительно суконное производство имело особую, оригинальную организацию: оно было сосредоточено в сравнительно крупных заведениях, которые однако отнюдь не относились к капиталистической фабричной индустрии, а были основаны на труде крепостных или временнообязанных крестьян. В обзорах «фабрично-заводской» промышленности 60-х годов вы встретите поэтому разделение суконных фабрик на 1) помещичьи или дворянские и 2) купеческие. Первые производили преимущественно армейское сукно, причем казенные подряды распределялись поровну между фабриками по числу аппаратов. Обязательный труд обусловливал отсталость техники подобных заведений и употребление ими несравненно большего числа рабочих по сравнению с купеческими фабриками, основанными на вольнонаемном труде[526]. Главное уменьшение числа рабочих в суконном производстве приходится именно на помещичьи губернии; так, в 13 помещичьих губерниях (названных в «Обзоре мануф. пром.») число рабочих с 32 921 уменьшилось до 14 539 (1866 и 1890 гг.), а в 5 купеческих губерниях (Московская, Гродненская, Лифляндская, Черниговская и С.-Петербургская) с 31 291 до 28 257. Ясно отсюда, что мы имеем здесь дело с двумя противоположными течениями, которые однако оба выражают развитие капитализма, именно: с одной стороны, упадок помещичьих заведений вотчинно-посессионного характера, с другой стороны, развитие чисто капиталистических фабрик из купеческих заведений. Значительное число рабочих в суконном производстве 60-х годов вовсе не были фабричными рабочими в точном значении этого термина; это были зависимые крестьяне, работавшие на помещиков[527].

Суконное производство является примером того самобытного явления в русской истории, которое состоит в применении крепостного труда к промышленности. Так как мы ограничиваемся здесь пореформенной эпохой, то для нас достаточно вышеприведенных кратких указаний на отражение этого явления в фабрично-заводской статистике[528]. Для суждения о развитии именно крупной машинной индустрии в данной отрасли приведем еще следующие данные из статистики паровых двигателей: в 1875–1878 гг. в Европейской России в шерстопрядильном и суконном производстве считалось 167 механических заведений с 209 пар. машинами в 4632 лош. силы, а в 1890 г. – 197 завед. с 341 пар. маш. в 6602 лош. силы. След., применение пара прогрессировало не очень быстро, что объясняется отчасти традициями помещичьих фабрик, отчасти вытеснением суконных тканей более дешевыми камвольными шерстяными и смешанными тканями[529]. В шерстоткацком производстве в 1875–1878 гг. было 7 механ. заведений с 20 пар. маш. в 303 лош. силы, а в 1890 г. – 28 мех. зав. с 61 пар. маш. в 1375 лош. сил[530].

Отметим еще из производств по обработке шерсти войлочное, которое особенно рельефно показывает несравнимость данных ф.-з. статистики за разное время: в 1866 г. считали 77 фабрик с 295 раб., в 1890 г. – 57.с 1217 раб. Из первого числа на мелкие заведения с суммой произв. менее 2-х тыс. руб. приходится 60 завед. с 137 раб., из второго – 1 завед. с 4 рабочими, 39 мелких заведений считаны в 1866 г. в Семеновском уезде Нижегородской губ., где и теперь сильно развит валяльный промысел, относимый однако к «кустарным», а не к «фабрично-заводским» производствам (см. гл. VI, § II, 2[531]).

Далее, особенно выдающееся место среди текстильных производств занимают производства по обработке хлопка, дающие теперь свыше 200 тыс. рабочих. Здесь мы наблюдаем одну из самых крупных ошибок нашей фабрично-заводской статистики, именно: смешение с фабричными рабочими – капиталистически занятых рабочих на дому. Развитие крупной машинной индустрии состояло здесь (как и во многих других случаях) в стягивании домашних рабочих на фабрику. Понятно, в каком извращенном виде представится этот процесс, если к «фабрикам» будут причисляться раздаточные конторы и светелки, если домашние рабочие будут смешиваться с фабричными! В 1866-ом году (по «Ежегоднику») мы насчитали до 22-х тысяч домашних рабочих, включенных в число фабричных (причем это число далеко не полно, ибо по Московской губ. в «Ежегоднике», – видимо, по чисто случайным причинам, – опущены те примечания о «работе по селам», которые столь обильны по Владимирской губ.). В 1890 г. (по «Указателю») мы насчитали таких рабочих лишь около 9 тыс. Ясно, что цифры фабрично-заводской статистики (1866 г. – 59 тыс. рабочих на бумаготкацких фабриках, в 1890 г. – 75 тыс.) уменьшают то увеличение. числа фабричных рабочих, которое происходило в действительности[532]. Вот данные о том, какие различные заведения попадали в разное время в число бумаготкацких «фабрик»[533]:



Таким образом, показываемое «статистикой» уменьшение числа «фабрик» означает, на самом деле, вытеснение контор и светелок фабрикою. Иллюстрируем это на примере двух фабрик:



Следовательно, для суждения о развитии крупной машинной индустрии в данной отрасли всего удобнее взять данные о числе механических ткацких станков. В 1860-х годах их было около 11 тыс.[534], в 1890 – около 87 тыс. Крупная машинная индустрия развилась, следовательно, с громадной быстротой. В производстве бумажной пряжи и тканей считали в 1875–1878 гг. 148 механ. завод, с 481 пар. машиной в 20 504 лош. силы, а в 1890 г. – 168 мех. зав. с 554 пар. маш. в 38 750 лош. сил.

Совершенно ту же самую ошибку делает наша статистика и относительно полотняного производства, неправильно показывая уменьшение числа ф.-з. рабочих (1866: 17 171; 1890: 15 497). На самом деле, в 1866 году у полотняных фабрикантов из 16 900 станков только 4749 были в заведении, остальные же 12 151 у светелочников[535]. В число фабричных рабочих попало, след., в 1866 г. ок. 12 тыс. домашних рабочих, а в 1890 г. лишь ок. 3 тыс. (подсчитано по «Указ.»). Число же механических ткацких станков возросло с 2263 в 1866 г. (подсчет по «Военно-стат. сборнику») до 4041 в 1890 г., а веретен с 95 495 до 218 012. В производстве льняной пряжи, и тканей в 1875–1878 гг. было 28 мех. зав. с 47 пар. маш. в 1604 лош. силы, а в 1890–48 мех. зав. с 83 пар. маш. в 5027 лош. сил[536].

Наконец, из текстильных производств надо отметить еще красильное, набивное и отделочное, в которых ф.-з. статистика смешивает с фабриками самые мелкие ремесленные заведения, имеющие по 1–2 рабочих и сумму производства в несколько сот рублей[537]. Понятно, что отсюда проистекает немалая путаница, затемняющая быстрый рост крупной машинной индустрии. Вот данные об этом росте: в производствах шерстомойном, красильном, белильном и аппретурном было в 1875–1878 гг. 80 мех. зав. с 255 пар. маш. в 2634 лош. силы, а в 1890 г. – 189 мех. зав. с 858 пар. маш. в 9100 лош. сил.

497Обстоятельный обзор источников нашей фабрично-заводской статистики см. в «Статистическом временнике Росс. империи», серия II, вып. 6. СПБ. 1872. «Материалы для статистики ф.-з. промышленности в Европейской России за 1868 г.». Обработаны г. Боком. Введение, стр. I–XXIII.
498См. статью «К вопросу о нашей ф.-з. статистике» в «Этюдах», где подробно разобрано новейшее издание д-та торг. и мануф. о нашей ф.-з. промышленности. (См. Сочинения, 4 изд., том 4. Ред.)
499П. Семенов в предисловии к «Стат. временнику», I, 1866 г, стр. XXVII.
500«Стат. атлас главнейших отраслей фабрично-заводской промышленности Европейской России с поименным списком фабрик и заводов», 3 выпуска, СПБ. 1869, 1870 и 1873.
501«Ежегодник м-ва фин.», I, стр. 140.
502Ibid., стр. 306.
503«Ежегодник м-ва фин.», I, стр. 306
504Что касается до уменьшения фабрикантами в их показаниях числа рабочих и суммы производства, то в этом отношении названные выше источники дают два интересных опыта проверки. Тимирязев сравнил показания более сотни крупных фабрикантов для официальной статистики с их же показаниями для выставки 1865 г. Последние цифры оказались выше первых на 22 % (I. с., I, стр. IV–V). В 1868 году Центральный стат. комитет произвел в виде опыта особое обследование ф.-з. Промышленности в губ. Московской и Владимирской (в этих 2-х губ. была сосредоточена в 1868 г. почти половина всех ф.-з. рабочих и всей суммы производства фабрик и заводов Европейской России). Выделяя производства, о которых есть данные и мин-ва фин. и Центр, стат. комитета, получаем такие цифры: по свед. мин-ва фин. считалось 1749 фабрик, 186 521 рабочий, сумма произв. 131 568 тыс. руб., а по обследованию Центр, стат. комитета – 1704 фабрики, 196 315 рабочих в заведении плюс 33 485 раб. на стороне и сумма произв. 137 758 тыс. руб
505Очень возможно, что эти сведения взяты просто-напросто из губернаторских отчетов, которые, как увидим ниже, всегда преувеличивают в громадных размерах числа фабрик и заводов.
506Как широко применял «Военно-стат. сборник» понятие фабрики, это особенно рельефно видно из следующего: статистику «Ежегодника» он называет «статистикой крупных ваших заведений» (стр. 319, курсив авторов). Как мы видели, 1/3 из этих «крупных» заведений имеют сумму производства менее 1000 рублей" Мы опускаем более подробные доказательства того, что цифрами «Военно-стат. сборника» непозволительно пользоваться для сравнения с современными данными ф.-з. статистики, так как эта задача уже исполнена г Туган-Барановским (см. его цингу «Фабрика и т. д.», стр. 336 и следующие). Ср. «Этюды», с. 271 и 275. (См. Сочинения, 4 изд., том 4, стр. 10–11 и 14. Ред.)
507«Очерки», стр. 125 и «Русев. Богатство», 1894 г., № 6.
508«Юрид. Вести.», 1889 г., № 9 и «Материалы по русскому народному хозяйству». Москва, 1898 г.
509«Лекции по экономии сельского хозяйства». Москва, 1897 г., стр. 13.
510Примеры будут приведены в следующем параграфе. Здесь же сошлемся на стр. 679 и следующие «Указателя», заглянув сюда, каждый легко убедится в справедливости сказанного в тексте.
511В 3-м издании «Указ «(СПБ. 1894 г) эта оговорка не повторена, в напрасно не повторена, ибо данные остались столь же неудовлетворительными.
512См. группировку фабрик по сумме производства во 2-ом в 3-ем издании «Указателя».
513Само собою разумеется, что данные об этих мелких заведениях чисто случайны: в одних губерниях и в одни годы их считают сотни и тысячи, в других – десятки и единицы. Напр., в Бессарабской губ. с 1887 но 1890 г.: 1479–272–262–1684, в Пензенской – с 1885 по 1891 г.: 4–15–0–1127–1135–2148–2264 и т. д. и т. п.
514Ср. примеры в «Этюдах», с. 274. (См. Сочинения, 4 изд., том 4, стр. 13–14. Ред.) Г-н Т.-Барановский впал в небольшую ошибку, утверждая, что число действительных фабрик сократилось с 1885 по 1891 г. («Фабрика», стр. 350), сравнивая среднее число рабочих на 1 фабрику по разным производствам в разное время (Ib., 355). Данные «Свода» слишком хаотичны, чтобы утилизировать их, без особой обработки, для таких выводов.
515Н. А. Карышев. «Статистический обзор распространения главнейших отраслей обрабатывающей промышленности в России». «Юрид. Вестн.», 1889 г., № 9, сентябрь. Наряду с новейшей работой г-на Карышева, разобранной нами в «Этюдах», era статья служит образчиком того, как не следует обращаться с данными вашей фабрично-заводской статистики.
516Параграф IV статьи г-на Карышева. Заметим, что вместо «Свода» можно было взять для сравнения с «Сборником» и «Указатель» г. Орлова, 2-ое издание которого (за 1884 г.) цитирует и г. Карышев
517«Таким образом 3/4 последнего» (всего годового производства) «доставляются предприятиями сравнительно мелкого типа. Корни этого явления могут лежать во многих существенно важных элементах русского народного хозяйства. Сюда следует отнести, между прочим, земельное устройство массы населения, живучесть общины (sic!), оказывающей посильные препятствия развитию у нас профессионального класса фабрично-заводских рабочих. Вместе с этим комбинируется (!) и распространенность домашней формы переработки продуктов именно в той самой (средней) полосе России, которая является главнейшим местонахождением наших фабрик и заводов» (Ibid, курсив г. Карышева). Бедная «община»! Она одна должна отвечать за все, даже за статистические ошибки ее ученых поклонников!
518Данные из книги г-на Д. Жбанкова: «Санитарное исследование фабрик и заводов Смоленской губ.» (Смол., I вып., 1894).
519«Обзор Яросл. губ.», вып. II, Яр. 1896. Ср. также «Памятную книжку Тульской губ. на 1895 г.» (Тула, 1895), отд. VI, стр. 14–15. «ведомость о фабриках и заводах в 1893 г.».
520См. Сочинения, 4 изд., том 4. Ред.
521По подсчету г-на Карышева, итог данных «Перечня» по отношению к Европейской России таков: 14 578 фабрик с 885 555 рабочими и с суммой произв. 1 345 346 тыс. руб.
522В сводах отчетов фабричных инспекторов, издаваемых мин-вом торговли и промышленности (за 1901–1903 годы), есть сведения о числе фабрик и заводов, а также рабочих на них (64 губ. России), с распределением фабрик и заводов на группы по числу рабочих (до 20, 21–50, 51–100, 101–500, 501–1000; свыше 1000). Это – крупный шаг вперед нашей ф.-в. статистики. Данные о крупных мастерских (21 и более рабочих), вероятно, хоть сколько-нибудь надежны. Данные о «фабриках» с числом рабочих менее 20 явно случайны и никуда не годны. Напр., за 1903 г. в Нижегородской губ. показано 266 фабрик с числом рабочих менее 20; рабочих в них – 1975, т. е. в среднем менее 8-ми рабочих. В Пермской – 10 таких фабрик с 159 рабочими! Разумеется, смешно. Итог за 1903 год по 64 губерниям: 15 821 фабрика с 1 640 406 рабочими, а если выкинуть фабрики и заводы с числом рабочих менее 20, то получим 10 072 фабрики и завода с 1 576 754 рабочими. (Прим. к 2-му изд.)
523Ср. «Вести Фин.», 1896 г, № 35 Отчеты о докладах и прениях на Нижегородском съезде. Г-н Михайловский очень рельефно охарактеризовал хаотическое состояние фабрично-заводской статистики, описав, как странствует запросный лист «включительно до нижнего полицейского чина, который, наконец, водворяет под расписку, конечно, по тем промышленным заведениям, которые ему представляются стоящими внимания, а чаще всего по тем из них, которым и в прошлый год он уже рассылал», – как заполняется этот лист ответами, либо написанными «как прошлый год» – (стоит просмотреть «Своды» д-та торг. и мануф. по отдельным производствам в отдельных губерниях, чтобы убедиться в справедливости этого) – либо написанными совершенно без всякого смысла, и т. д.
524Данные относятся ко всем производствам (т е. включая акцизные), кроме горных. За 1879, 1890 и 1894/95 гг. данные подсчитаны нами из «Указателей» и «Перечня». Из данных «Перечня» исключены типографии, которые раньше не считались фабрично-заводской статистикой (см. «Этюды», стр. 273) (См Сочинения, 4 изд., том 4, стр. 12 Ред.) За 1866-ой год имеем, по данным «Ежегодника» о 71 производстве, 1861 заведение с 16 и более рабочими из всего числа 6891 заведения, в 1890 г. эти 71 производство давали около 4/5 всего числа заведений с 16 и более рабочими. Взятый нами признак понятия «фабрика» мы считаем наиболее точным, так как принадлежность заведений с 16 и более рабочими к числу фабрик стояла вне сомнения для самых различных программ нашей фабрично-заводской статистики и для всех производств. Несомненно, что ф.-з. статистика никогда не могла и теперь не может зарегистрировать все заведения с 16 и более рабочими (см. примеры в VI главе, § II), но у нас нет никаких основании думать, что пропусков было прежде больше, чем теперь. За 1903 г – данные из «Свода отчетов фабр. Инсп.». По 50 губ. Европейской России 8856 фабрик и заводов с числом рабочих более 20.
525Во всех случаях, где нет особых оговорок, мы берем за 1866 г. – данные «Ежегодника», за 1879 и 1890 гг. – данные «Указателей» – «Ист. – стат. обзор» (т. II) дает погодные сведения о суконном производстве с 1855 по 1879 г., вот среднее число рабочих по пятилетиям с 1855–1859 по 1875–1879: 107 433, 96 131, 92 117, 87 960 в 81 458.
526См. «Обзор различных отраслей мануфактурной промышленности в России», т. I, СПБ. 1862, особенно стр. 165 и 167. Ср. также «Военно-стат. сборник», стр. 357 и следующие. В настоящее время в списках суконных фабрикантов редко встретишь те знаменитые дворянские фамилии, которые составляли подавляющее большинство в 1860-х годах.
527Вот парочка примеров из земской статистики. О суконной фабрике Н. П. Гладкова в Вольском уезде Сарат. губ. (в 1866 г. – 306 рабочих) мы читаем в земско-стат. сборнике по этому уезду (стр. 275), что крестьян заставляли работать на фабрике барина. «На фабрике работали до женитьбы, а потом поступали в тягловые». В с. Рясах Раненбургского уезда Рязанской губ. была в 1866 г. суконная фабрика с 180 рабоч. Крестьяне отбывали барщину работой на фабрике, которая закрылась в 1870 году («Сборник стат. свед. по Ряз. губ.», т. II, в. I. M. 1882, стр. 330).
528См. Нисселович. «История заводско-фабричного законодательства Российской империи». Ч. I и II. СПБ. 1883–1884. – А. Семенов. «Изучение исторических сведений о российской внешней торговле и промышленности». СПБ. 1858–1859, 3 части. – В. И. Семевский. «Крестьяне в царствование Екатерины II». СПБ. 1881. – «Сборник стат. свед. по Моск. губ. Отд. санит. стат.», т. IV, ч. I (общая сводка). M. 1890, статья А. В. Погожем. «О вотчинно-посессионных фабриках Моск. губ.». – M. Г.-Бароновский. «Русская фабрика». СПБ. 1898, т. I.
529Ср. «Успехи русской промышленности по обзорам экспертных комиссий». СПБ. 1897, стр. 60.
530Данные о паровых двигателях и в этом случае и в нижеследующих ванты из «Материалов для статистики паровых двигателей в Росс. империя», изд. Центр, стат. ком. СПБ. 1882; за 1890 г. – из «Свода данных о ф.-з. промышленности»; а о числе механических заведений из «Указателя».
531См. настоящий том, стр. 390. Ред.
532Ср. Т. -Барановский, 1. с., с 420. – Все число ручных ткачей, занятых капиталистами по селам, Семенов определял приблизительно в 1859 г. в 385 857 чел. (1. с… Ill, 273), к ним он прибавлял еще 200 тыс. рабочих, занятых по деревням «другими фабричными производствами» (302 с., Ibid) В настоящее время, как мы видели выше, число капиталистически занятых домашних рабочих несравненно значительнее.
533К светелкам отнесены заведения с суммой произв. менее 2000 руб. В данных специального обследования фабрик и заводов Московской и Владимирской губ, произведенного в 1868 г. Центр стат. комитетом, указывается не раз, что сумма производства мелких ткацких заведений есть просто плата за работу К конторам отнесены заведения, раздающие работу по домам За 1866 г число этих заведений указано далеко не полное, вследствие явных пропусков по Московской губ.
534«Военно-стат. сборник», 380. – «Обзор мануфактурной промышленности», II т. СПБ 1863, с. 451 – В 1898 г. считали 100 630 механич. ткацких станков в бумаготкачестве (всей империи, вероятно). «Успехи русск. Пром.», с. 33.
535«Военно-стат. сборник», с. 367–368; сведения интендантства.
536В шелкоткачестве в 1879 г. было 495 механических ткацких станков и 5996 ручных («Ист. – стат. обзор»), а в 1890 г. первых – 2899, вторых – более 71/2 тыс.
537Напр., в 1879 г. считали 729 фабрик в этих производствах, из них 466 фабрик имело 977 раб. и сумму произв. 170 тыс. руб. Можно и теперь насчитать много подобиях «фабрик» – напр., в описании кустарных промыслов Вятской и Пермской губ.
1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38  39  40  41  42  43  44  45 
Рейтинг@Mail.ru