Полное собрание сочинений. Том 3. Развитие капитализма в России

Владимир Ленин
Полное собрание сочинений. Том 3. Развитие капитализма в России

Глава IV. Рост торгового земледелия

Рассмотрев внутренний экономический строй крестьянского и помещичьего хозяйства, мы должны теперь перейти к вопросу об изменениях в земледельческом производстве: выражают ли эти изменения рост капитализма и внутреннего рынка?

I. Общие данные о земледельческом производстве в пореформенной России и о видах торгового земледелия

Взглянем прежде всего на общие статистические данные о производстве хлебов в Евр. России. Значительные колебания урожаев делают совершенно непригодными данные за отдельные периоды или за отдельные годы[183]. Необходимо взять различные периоды и данные за целый ряд лет. В нашем распоряжении находятся следующие данные: за период 60-х годов – данные за 1864–1866 годы («Военно-статистический сборник», IV, СПБ. 1871, данные губернаторских отчетов). За 70-ые годы – данные д-та земледелия за все десятилетие («Историко-статистический обзор промышленности России», т. I, СПБ. 1883). Наконец, за 1880-ые годы – данные за пять лет, 1883–1887 («Стат. Росс. имп.», IV); это пятилетие может представлять все восьмидесятые годы, так как средний урожай за 10 лет, 1880–1889, оказывается даже несколько выше, чем за пятилетие 1883–1887 гг. (см. «Сельское и лесное хозяйство России», издание для выставки в Чикаго, стр. 132 и 142).

Далее, для суждения о том, в каком направлении происходила эволюция в 90-х годах, мы берем данные за десятилетие 1885–1894 («Произв. силы», I, 4). Наконец, данные за 1905 год («Ежегодник России», 1906) вполне пригодны для суждения о настоящем времени. Урожай в 1905 году был лишь немногим ниже среднего за пятилетие 1900–1904 гг.

Сопоставляем все эти данные[184]:

50 губерний Европейской России{70}


Мы видим отсюда, что до 1890-х годов пореформенная эпоха характеризуется несомненным ростом производства как зерновых хлебов, так и картофеля. Производительность земледельческого труда повышается: во-первых, величина чистого сбора возрастает быстрее, чем величина посева (за некоторыми частичными исключениями); во-вторых, надо принять во внимание, что доля населения, занятого земледельческим производством, за указанное время постоянно уменьшалась вследствие отвлечения населения от сельского хозяйства к торговле и промышленности, а равно и вследствие выселения крестьян за пределы Евр. России[185]. Особенно замечателен тот факт, что растет именно торговое земледелие: увеличивается количество собираемого (за вычетом семян) хлеба по расчету на 1 душу населения, а внутри этого населения идет все дальше и дальше разделение общественного труда; увеличивается торгово-промышленное население; земледельческое население раскалывается на сельских предпринимателей и сельский пролетариат; растет специализация самого земледелия, так что количество производимого на продажу хлеба возрастает несравненно быстрее, чем все количество производимого страною хлеба. Капиталистический характер процесса наглядно иллюстрируется увеличением роли картофеля в общем размере земледельческого производства[186]. Увеличение посевов картофеля означает, с одной стороны, повышение техники сельского хозяйства (введение в посев корнеплодов) и рост технической обработки с.-х. продуктов (винокурение и картофельно-крахмальное производство). С другой стороны, оно является, с точки зрения класса сельских предпринимателей, производством относительной прибавочной стоимости (удешевление содержания рабочей силы, ухудшение народного питания). Данные за 10-летие 1885–1894 гг. показывают далее, что кризис 1891–1892 гг., вызвавший гигантское усиление экспроприации крестьянства, повел к значительному понижению производства зерновых хлебов и к понижению урожайности всех хлебов; но процесс вытеснения зерновых хлебов картофелем продолжался с такой силой, что производство картофеля, по расчету на 1 душу населения, увеличилось, несмотря на понижение урожая. Наконец, последнее пятилетие (1900–1904) показывает равным образом рост с.-х. производства, повышение производительности земледельческого труда и ухудшение положения рабочего класса (увеличение роли картофеля).

Как мы уже заметили выше, рост торгового земледелия проявляется в специализации земледелия. Массовые и огульные данные о производстве всяких хлебов могут дать (да и то не всегда) лишь самые общие указания на этот процесс, так как специфические особенности различных районов при этом исчезают. Между тем, именно в обособлении различных районов земледелия и состоит одна из наиболее характерных черт пореформенного сельского хозяйства в России. Так, цитированный уже нами «Историко-статистический обзор промышленности России» (т. I, СПБ. 1883) указывает следующие сельскохозяйственные районы: район льноводства, «область с преобладающим значением скотоводства», в частности с «значительным развитием молочного хозяйства», область преобладающей зерновой культуры, в частности район трехполья и район улучшенной залежной или многопольно-травяной системы (часть степной полосы, которая «характеризируется производством наиболее ценных, так называемых красных хлебов, преимущественно предназначенных для заграничного отпуска»), свекловичный район, район возделывания картофеля на винокурение. «Указанные хозяйственные районы возникли на территории Европейской России в сравнительно недавнее время и с каждым годом все более и более продолжают развиваться и обособляться» (1. с., стр. 15)[187]. Наша задача теперь должна, следовательно, состоять в том, чтобы изучить этот процесс специализации земледелия, мы должны рассмотреть, наблюдается ли рост торгового земледелия в различных его видах, происходит ли при этом образование капиталистического сельского хозяйства, характеризуется ли земледельческий капитализм теми свойствами, которые мы указали выше при разборе общих данных о крестьянском и помещичьем хозяйстве. Само собой разумеется, что для нашей цела достаточно ограничиться характеристикой главнейших районов торгового земледелия.

 

Но прежде чем переходить к данным по отдельным районам, заметим следующее: экономисты-народники, как мы видели, всячески стараются обойти тот факт, что пореформенная эпоха характеризируется ростом именно торгового земледелия. Естественно, что при этом они игнорируют также то обстоятельство, что падение цен на зерновые хлеба должно дать толчок специализации земледелия и вовлечению в обмен продуктов сельского хозяйства. Вот пример. Авторы известной книги «Влияние урожаев и хлебных цен» исходят все из той посылки, что для натурального хозяйства цена хлеба не имеет значения, и повторяют эту «истину» бессчетное число раз. Один из них, г. Каблуков, заметил, однако, что в общей обстановке товарного хозяйства эта посылка, в сущности, неверна. «Возможно, конечно, – пишет он, – что зерно, поставляемое на рынок, произведено при меньших издержках производства, нежели возделанное в своем хозяйстве, и тогда как будто бы и для потребительного хозяйства является интерес перейти от возделывания хлебов к иным культурам» (или к другим занятиям – добавим от себя), «а, следовательно, и для него получает значение рыночная цена хлеба, коль скоро она не совпадает с его издержками производства» (I, 98, прим., курсив автора). «Но мы не можем брать этого в расчет» – декретирует он. – Отчего же? Оказывается – оттого: 1) что переход к другим культурам возможен «только при наличности известных условий» Посредством этого бессодержательного трюизма (все на свете возможно только при известных условиях!) г. Каблуков преспокойно обходит тот факт, что пореформенная эпоха создавала и создает в России именно те условия, которые вызывают специализацию земледелия и отвлечение населения от земледелия… 2) Оттого, что «в нашем климате невозможно найти продукта, равного по своему продовольственному значению зерновым хлебам». Довод очень оригинальный, выражающий простую увертку от вопроса. При чем же тут продовольственное значение других продуктов, если речь идет о продаже этих других продуктов и о покупке дешевого хлеба?.. 3) Оттого, что «зерновые хозяйства потребительного типа всегда имеют рациональное основание для своего существования». Другими словами: оттого, что г. Каблуков «с товарищами» считает натуральное хозяйство «рациональным». Довод, как видите, непреоборимый…

II. Район торгового зернового хозяйства

Этот район обнимает южную и восточную окраину Евр. России, степные губернии Новороссии и Заволжья. Земледелие отличается здесь экстенсивным характером и громадным производством зерна на продажу. Если мы возьмем 8 губерний: Херсонскую, Бессарабскую, Таврическую, Донскую, Екатеринославскую, Саратовскую, Самарскую и Оренбургскую, то окажется, что в 1883–1887 гг. здесь приходилось па население в 13 877 тыс. – 41,3 миллиона четвертей чистого сбора зерновых хлебов (кроме овса), т. е. более четверти всего чистого сбора по 50 губ. Евр. России. Всего более сеется здесь пшеницы – главного экспортного хлеба[188]. Земледелие здесь развивается всего быстрее (сравнительно с другими районами России), и эти губернии оттесняют на второй план среднечерноземные губернии, первенствовавшие раньше:


** Источники названы выше. Районы губерний по «Ист. – стат. обзору». Район «нижневолжский и заволжский» составлен неудачно, ибо к степным губерниям с громадным производством зерна присоединена Астраханская (в ней недостает хлеба на продовольствие) и Казанская с Симбирской, более подходящие к среднечерноземной полосе.


Таким образом происходит перемещение главного центра производства зерна: в 1860-х и 1870-х годах Среднечерноземные губернии стояли впереди всех, а в 1880-х годах они уступили первенство степным и нижневолжским губерниям; производство зерна в них начало понижаться.

Этот интересный факт громадного роста земледельческого производства в описываемом районе объясняется тем, что степные окраины были в пореформенную эпоху колонией центральной, давно заселенной Евр. России. Обилие свободных земель привлекало сюда громадный приток переселенцев, которые быстро расширяли посевы[189]. Широкое развитие торговых посевов было возможно только благодаря тесной экономической связи этих колоний, с одной стороны, с центральной Россией, с другой стороны – с европейскими странами, ввозящими зерно. Развитие промышленности в центральной России и развитие торгового земледелия на окраинах стоят в неразрывной связи, создают взаимно рынок одно для другого. Промышленные губернии получали с юга хлеб, сбывая туда продукты своих фабрик, снабжая колонии рабочими руками, ремесленниками (см. гл. V, § III, о переселении мелких промышленников на окраины[190]), средствами производства (лес, строительные материалы, орудия и пр.). Только благодаря этому общественному разделению труда поселенцы в степных местностях могли заниматься исключительно земледелием, сбывая массы зерна на внутренних и особенно на заграничных рынках. Только благодаря тесной связи с внутренним и с внешним рынком могло идти так быстро экономическое развитие этих местностей; и это было именно капиталистическое развитие, так как наряду с ростом торгового земледелия шел так же быстро процесс отвлечения населения к промышленности, процесс роста городов и образования новых центров крупной промышленности (ср. ниже, VII и VIII главы)[191].

Что касается до вопроса о том, связывается ли в этом районе рост торгового земледелия с техническим прогрессом сельского хозяйства и с образованием капиталистических отношений, – то об этом было уже говорено выше. Во второй главе мы видели, какие крупные посевы имеют в этих местностях крестьяне, как резко проявляются здесь капиталистические отношения даже внутри общины. В предыдущей главе мы видели, что в этом районе особенно быстро развилось употребление машин, что капиталистические фермы окраин привлекают сотни тысяч и миллионы наемных рабочих, развивая невиданные раньше в земледелии крупные хозяйства с широкой кооперацией наемных рабочих и т. д. Нам остается теперь добавить уже немногое для дополнения этой картины.

В степных окраинах частновладельческие имения не только отличаются иногда огромными размерами, но и ведут очень крупное хозяйство. Выше мы приводили указания на посевы в 8–10–15 тыс. десятин в Самарской губ. В Таврической губ. Фальц-Фейн имеет 200000 дес., Мордвинов—80000 дес., два лица – по 60 тыс. дес. «и множество владельцев имеет от 10 до 25 тысяч десятин» (Шаховской, 42). О размерах хозяйства может дать представление тот факт, что, например, у Фальц-Фейна работало в 1893 г. на сенокосе 1100 машин (из них 1000 крестьянских). В Херсонской губ. в 1893 г. было 3,3 миллиона десятин посева, из них 1,3 млн. дес. у частных владельцев; по пяти уездам губернии (без Одесского) считалось 1237 средних хозяйств (250–1000 дес. земли), 405 крупных (1–21/2 тыс. дес.) и 226 хозяйств, имеющих каждое свыше 21/2 тыс. дес. По сведениям, собранным в 1890 г. о 526 хозяйствах, в них было 35 514 рабочих, т. е. на 1 хозяйство в среднем по 67 рабочих, из которых от 16 до 30 годовых рабочих. В 1893 г. в 100 более или менее крупных хозяйствах Елисаветградского уезда было 11 197 рабочих (в среднем по 112 на 1 хозяйство!), в том числе 17,4 % годовых, 39,5 % сроковых и 43,1 % поденных рабочих[192]. Вот данные о распределении посева между всеми земледельческими хозяйствами уезда, и частновладельческими и крестьянскими[193]:



Таким образом, у 3-х с небольшим процентов хозяев (а если считать только посевщиков, то в руках 4-х процентов) сосредоточено более трети всего посева, на обработку и уборку которого требуется масса сроковых и поденных рабочих.

Наконец, вот данные о Новоузенском уезде Самарской губ. Во II главе мы брали только русских крестьян, хозяйничающих в общине; теперь присоединяем и немцев и «хуторян» (крестьян, хозяйничающих на особых участках земли). К сожалению, о частновладельческих хозяйствах в нашем распоряжении нет сведений[194]. [См. таблицу на стр. 257. Ред.]

 

По-видимому, комментировать эти данные нет надобности. Выше мы уже имели случай заметить, что описываемый район является наиболее типичным районом земледельческого капитализма в России, – типичным не в сельскохозяйственном, конечно, а в общественно-экономическом смысле. Эти наиболее свободно развившиеся колонии показывают нам, какие отношения могли бы и должны бы были развиться и в остальной России, если бы многочисленные остатки дореформенного быта не сдерживали капитализма. Формы же земледельческого капитализма, как видно будет из дальнейшего, чрезвычайно разнообразны.

III. Район торгового скотоводства. Общие данные о развитии молочного хозяйства

Мы переходим теперь к другому важнейшему району земледельческого капитализма в России, именно к области, в которой преобладающее значение имеют не зерновые продукты, а продукты скотоводства. Эта область охватывает, кроме прибалтийских и западных губерний, губернии северные, промышленные и части некоторых центральных губерний (Рязанской, Орловской, Тульской, Нижегородской). Продуктивность скота получает здесь молочно-хозяйственное направление, и весь характер земледелия приспособляется к тому, чтобы получать возможно большее количество возможно более ценных рыночных продуктов этого рода[195].



«На наших глазах явно совершается переход от навозного скотоводства к скотоводству молочному; он особенно заметен в последнее 10-летие» (цит. в предыд. прим. соч., ibid.). Статистически охарактеризовать в этом отношении различные области России очень трудно, ибо тут важно не абсолютное количество рогатого скота, а именно количество молочного скота и его качество. Если взять количество всего скота на 100 жителей, то окажется, что в России оно всего больше в степных окраинах, всего меньше – в нечерноземной полосе («Сельское и лесное хозяйство», 274); окажется, что во времени это количество уменьшается («Произв. силы», III, 6. Ср. «Ист. – стат. обзор», I). Здесь наблюдается, следовательно, то же самое, что отметил еще Рошер, именно, что количество скота на единицу населения оказывается всего больше в местностях «экстенсивного скотоводства» (W. Roscher. «Nationalokonomik des Ackerbaues». 7-te Aufl. Stuttg. 1873, S. 563–564[196]). Нас же интересует интенсивное скотоводство и в частности именно молочное. Приходится поэтому ограничиться приблизительным расчетом, который дали авторы вышеуказанного «Очерка», не претендуя на точный учет явления; такой расчет наглядно показывает отношение различных областей России по степени развития молочного хозяйства. Приводим этот расчет in extenso[197], дополняя его некоторыми вычисленными средними цифрами и сведениями о сыроваренном производстве в 1890 г. по данным «фабрично-заводской» статистики.



Эта табличка наглядно иллюстрирует (хотя и по сильно устаревшим данным) выделение специальных районов молочного хозяйства, развитие в них торгового земледелия (сбыт молока и техническая обработка его) и повышение производительности молочного скота.

Чтобы судить о развитии молочного хозяйства во времени, мы можем воспользоваться только данными о маслодельном и сыроваренном производстве. Возникновение его в России относится к самому концу 18-го века (1795 г.); помещичье сыроварение, начавшее развиваться в 19-м веке, потерпело сильный кризис в 1860-х годах, открывших эпоху крестьянского и купеческого сыроварения.

В 50 губ. Европ. России считалось сыроваренных заведений[198]:


В 1866 г. 72 с 226 рабочими и с произв. на 119 тыс. руб.

В 1879 г. 108 с 289 рабочими и с произв. на 225 тыс. руб.

В 1890 г. 265 с 865 рабочими и с произв. на 1350 тыс. руб.


Итак, за 25 лет производство более чем удесятерилось; только о динамике явления и можно судить по этим данным, которые отличаются чрезвычайной неполнотой. Приведем некоторые более детальные указания. В Вологодской губ. улучшение молочного хозяйства началось собственно с 1872 г., когда была открыта Ярославско-Вологодская железная дорога; с тех пор «хозяева начали заботиться об улучшении своих стад, заводить травосеяние, приобретать усовершенствованные орудия… старались поставить молочное дело на чисто коммерческие основания» («Стат. очерк», 20). В Ярославской губ. «подготовили почву» так называемые «артельные сыроварни» 70-х годов, и «сыроварение продолжает развиваться на правах частной предприимчивости, сохраняя лишь одно название «артельного»«(25); «артельные» сыроварни фигурируют – добавим от себя – в «Указателе фабрик и заводов», как заведения с наемными рабочими. Вместо 295 тыс. руб. авторы «Очерка» считают по официальным сведениям производство сыра и масла в 412 тыс. руб. (подсчитано из рассеянных в книге цифр), а исправление этой цифры дает для производства сливочного масла и сыра – 1600 тыс. руб., а если прибавить топленое масло и творог, – 4701,4 тыс. руб., не считая ни прибалтийских, ни западных губерний.

О позднейшей эпохе приведем следующие отзывы из вышецитированного издания д-та земледелия: «Вольнонаемный труд и т. д.». О промышленных губерниях вообще мы читаем: «Целый переворот сделало в положении хозяйств этого района развитие молочного хозяйства», оно «косвенно повлияло также и на улучшение земледелия», «молочное дело в районе с каждым годом развивается» (258). В Тверской губ. «проявляется стремление к улучшению содержания скота как у частных владельцев, так и у крестьян», доход от скотоводства исчисляется в 10 млн. руб. (274). В Ярославской губ. «молочное хозяйство с каждым годом развивается… Сыроварни и маслодельня начали даже приобретать некоторый промышленный характер… молоко скупается у соседей и даже у крестьян. Встречаются сыроварни, содержащиеся целой компанией владельцев» (285). «Общее направление здешнего владельческого хозяйства, – пишет один корреспондент из Даниловского уезда Ярославской губернии, – характеризуется в настоящее время следующими признаками: 1) переходом от трехпольного севооборота к пяти-семипольному, с посевом трав на полях, 2) распашкой залежей, 3) введением молочного хозяйства, а как следствие его – более строгий подбор скота и улучшение содержания его» (292). То же самое говорится о Смоленской губ., в которой размер производства сыра и масла определялся в 240 тыс. руб. в 1889 г., по отчету губернатора (по статистике 136 тыс. руб. в 1890 г.). Развитие молочного хозяйства отмечается в Калужской, Ковенской, Нижегородской, Псковской, Эстляндской, Вологодской губ Производство масла и сыра в последней губернии определяется в 35 тыс. руб. по статистике 1890 г, ~ в 108 тыс. руб. по отчету губернатора, – и в 500 тыс. руб. по местным сведениям 1894 г., считавшим 389 заводов. «Это – по статистике. В действительности же заводов гораздо более, так как, по исследованиям Вологодской земской управы, в одном Вологодском уезде заводов считается 224». А производство развито в 3-х уездах и отчасти проникло уже в 4-й[199]. Можно судить по этому, во сколько раз нужно увеличить вышеприведенные цифры, чтобы приблизиться к действительности. Простой отзыв специалиста, что «в настоящее время число маслоделен и сыроварен составляет несколько тысяч» («Сельское и лесное хозяйство России», 299), дает более верное представление о деле, чем якобы точная цифра: 265 заводов.

Итак, данные не оставляют никакого сомнения в громадном развитии этого особого вида торгового земледелия. Рост капитализма и здесь сопровождался преобразованием рутинной техники. «В области сыроварения, – читаем мы, например, в издании «Сельское и лесное хозяйство», – в течение последнего 25-летия в России сделано так много, как едва ли в какой-либо другой стране» (301). То же утверждает и г. Блажин в статье: «Успехи техники молочного хозяйства» («Произв. силы», III, 38–45). Главное преобразование состояло в том, что «исконное» отстаивание сливок заменено отделением сливок посредством центробежных машин (сепараторов)[200]. Машина поставила производство вне зависимости от температуры воздуха, увеличила выходы масла из молока на 10 %, повысила качество продукта, удешевила выделку масла (при машине требуется меньше работы, меньше помещения, посуды, льда), вызвала концентрацию производства. Появились крупные крестьянские маслодельные заводы, «перерабатывающие до 500 пудов молока в день, что было физически невозможно при отстое» (ibid.). Улучшаются орудия производства (постоянные котлы, винтовые прессы, усовершенствованные подвалы), призывается на помощь производству бактериология, дающая чистую культуру того вида бацилл молочной кислоты, который нужен для закваски сливок.

Таким образом, в обоих описанных нами районах торгового земледелия техническое усовершенствование, вызванное требованиями рынка, направилось прежде всего на те операции, которые всего легче поддаются преобразованию и которые особенно важны для рынка: на уборку, молотьбу, очистку хлеба в торговом зерновом хозяйстве; на техническую переработку продуктов скотоводства в районе торгового скотоводства. Самое же содержание скота капитал находит пока более выгодным оставить на попечении мелкого производителя: пусть он «прилежно» и «усердно» ухаживает за «своим» скотом (умиляя своим прилежанием г-на В. В., см. «Прогр. течения», стр. 73), пусть берет на себя главную массу наиболее тяжелой, наиболее черной работы по уходу за машиной, дающей молоко. У капитала есть все новейшие усовершенствования и способы не только для отделения сливок от молока, но и для отделения «сливок» от этого «прилежания», для отделения молока от детей крестьянской бедноты.

183Уже по одной этой причине совершенно неправилен прием г. Н. —она, делающего самые смелые выводы из данных за 8 лет одного десятилетия (1871–1878)!
184Для периода 1883–1887 гг. взято население 1885-го года, прирост принят = 1,2 %. Разница между данными губернаторских отчетов и данными д-та земледелия, как известно, незначительна. Цифры за 1905 г. вычислены переводом пудов на четверти.
70В первом издании «Развития капитализма в России» (1899) эта таблица имела следующий вид: 50 губерний
185Совершенно ошибочно мнение г-на Н. —она, который утверждает, что «нет никакого основания предполагать уменьшение их числа» (числа лиц, занятых земледельческим производством), «совсем напротив» («Очерки», 33, прим.). См. гл. VIII, § II.
186Чистый сбор картофеля, по расчету на 1 душу населения, увеличился по всем без исключения районам Евр. России с 1864–1866 по 1870–1879 гг. С 1870–1879 по 1883–1887 гг. увеличение произошло в 7 районах из 11 (именно: в прибалтийском, западном, промышленном, северо-западном, северном, южном степном, нижневолжском и заволжском). Ср. «Сельскохозяйственные статистические сведения по материалам, полученным от хозяев», вып. VII, СПБ. 1897 (изд. м-ва земледелия) 135. Замечания Ленина по поводу этого сборника и предварительные расчеты опубликованы в Ленинском сборнике XXXIII и включены в «Подготовительные материалы к книге «Развитие капитализма в России»».. В 1871 г. в 50 губ. Евр. России было под картофелем 790 тыс. дес, в 1881 г. – 1375 тыс. дес, в 1895 г. – 2154 тыс. дес, т. е. за 15 лет увеличение на 55%. Принимая сбор картофеля в 1841 г. за 100, получаем для позднейшего времени такие цифры: 1861 – 120; 1871 – 162; 1881 – 297; 1895 – 530.
135Замечания Ленина по поводу этого сборника и предварительные расчеты опубликованы в Ленинском сборнике XXXIII и включены в «Подготовительные материалы к книге «Развитие капитализма в России»».
187Ср. также «Сельское и лесное хозяйство России», с 84–88, здесь добавляется еще табачный район. На картах, составленных гг Д Семеновым и А. Фортунатовым, отмечены районы по различию преобладающих в полевой культуре растении, например, район ржано-овсяно-льняной, Псковская и Ярославская губернии, район ржано-овсяно-картофельный, Гродненская и Московская губернии, и т. д.
188Кроме Саратовской губ. с 14,3 % пшеничных посевов в остальных названных губерниях мы видим 37,6 %—57,8 % пшеничных посевов.
189См. у г. В. Михайловского («Новое Слово», 1897, нюнь) о громадном приросте населения на окраинах и о переселении сюда с 1885 по 1897 г. сотен тысяч крестьян из внутренних губерний. О расширении посевов см. вышеуказанное сочинение В. Постникова, земско-стат. сборники по Самарской губ., В. Григорьева «Переселения крестьян Рязанской губ.». Об Уфимской губ. См. Ремезова: «Очерки из жизни дикой Башкирии» – живое описание того, как «колонизаторы» сводили корабельные леса и превращали «очищенные» от «диких» башкир поля в «пшеничные фабрики» Это – такой кусочек колониальной политики, который выдержит сравнение с какими угодно подвигами немцев в какой-нибудь Африке.
190Настоящий том, стр. 336. Ред.
191Ср. Marx. «Das Kapital», III, 2, 289, – одним из основных признаков капиталистической колонии является обилие свободных земель, легко доступных переселенцам (русский перевод этого места, стр. 623, совершенно неверен) 136. К. Маркс. «Капитал», т. III, 1955, стр. 769-770. Замечания В. И. Ленина о русском переводе относятся к изданию 1896 года, подготовленному Н. Ф. Даниельсоном.. Также см. III, 2, 210, русск. пер., стр. 553, —громадный избыток хлеба в земледельческих колониях объясняется тем, что все население их занято сначала «почти исключительно сельским хозяйством и специально массовыми продуктами его», которые и обмениваются на продукты промышленности. «Современные колонии получают, чрез посредство мирового рынка, готовыми те продукты, которые при других обстоятельствах им пришлось бы изготовлять самим»137. К. Маркс. «Капитал», т. III, 1955, стр. 683-684.94.
136К. Маркс. «Капитал», т. III, 1955, стр. 769-770. Замечания В. И. Ленина о русском переводе относятся к изданию 1896 года, подготовленному Н. Ф. Даниельсоном.
137К. Маркс. «Капитал», т. III, 1955, стр. 683-684.94
192Тезяков, 1. с.
193«Материалы для оценки земель Херсонской губ.», т. II, Херсон, 1886. Число десятин посева у каждой группы определено помножением среднего размера посева на число хозяйств. Число групп сокращено.
194Сборник по Новоузенскому у. – Арендованная земля взята вся: и казенная, и частновладельческая, и надельная. Вот перечень улучшенных орудий у русских хуторян: 609 железных плугов, 16 паровых молотилок, 89 конных молотилок, 110 косилок, 64 конных грабель, 61 веялка и 64 жатвенных машины. В число нанятых рабочих не вошли поденщики.
195В других областях России скотоводство имеет другое значение. Напр., на крайнем юге и юго-востоке утвердилась самая экстенсивная форма скотоводства, именно нагульное мясное скотоводство. Севернее рогатый скот получает значение рабочей сипы. Наконец, в средней черноземной полосе он становится «машиной, производящей навозное удобрение» В. Ковалевский и И. Левитский. «Статистический очерк молочного хозяйства в северной и средней полосах Европейской России» (СПБ. 1879). Авторы этой работы, как и большинство специалистов по сельскому хозяйству, проявляют очень мало интереса к общественно-хозяйственной стороне дела и понимания этой стороны. Совершенно ошибочно, например, непосредственно заключать от поднятия доходности хозяйств к обеспечению «народного благосостояния и продовольствия» (стр. 2).
196В. Рошер. «Экономика земледелия», 7-е издание Штутгарт 1873, стр. 563–564. Peд.
197В целом. Ред.
198Данные «Военно-стат. сборника» и «Указателя» г. Орлова (1 и 3 изд.). Об этих источниках см. VII главу (настоящий том. стр. 460–462 Ред.). Заметим только, что приведенные цифры уменьшают действительную быстроту развития, так как понятие «завода» применялось в 1879 г уже, чем в 1866 г, а в 1890 г. еще уже, чем в 1879 г. В 3-м изд. «Указателя» есть сведения о времени основания 230 заводов, оказывается, что только 26 основаны до 1870 года, 68 – в 70-х годах, 122 – в 80-х и 14 – в 1890 г. И это говорит о быстром росте производства. Что касается до новейшего «Перечня фабрик и заводов» (СПБ. 1897), то в нем царит полный хаос по двум-трем губерниям зарегистрировано сыроваренное производство, по остальным оно вовсе опущено.
199«Неделя», 1896 г., № 13. Молочное дело так выгодно, что на него бросились городские торговцы, вносящие, между прочим, такие приемы, как расплату товарами. Один местный землевладелец, имеющий крупный завод, устраивает артель с «своевременной выдачей денег за молоко» для освобождения крестьян от кабалы скупщиков и для «завоевания новых рынков». Характерный пример, показывающий настоящее значение артелей и пресловутой «организации сбыта» «освобождение» от торгового напитала посредством развития промышленного капитала.
200До 1882 г. сепараторов почти не было в России С 1886 г. они распространились так быстро, что вытеснили окончательно старый способ В 1890-х годах появились даже сепараторы-маслоэкстракторы.
1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38  39  40  41  42  43  44  45 
Рейтинг@Mail.ru