Новая летопись Камышина

Владимир Георгиевич Брюков
Новая летопись Камышина

Документы о «новопостроенном» Дмитриевске на Камышенке

Таким образом в 1697 году полк Юрия Буша еще не мог прибыть на Камышенку. Вместе с тем исторические документы указывают на то, что это произошло в 1698 году. Автор книги «К родословию 34-х пехотных полков Петра I» Н. Зезюлинский, вышедшей в 1915 г. в Петрограде, на основе выписок, сделанных в московских и петроградских архивах, приводит любопытную информацию, связанную с передислокацией в Дмитриевск и Царицын, соответственно, полков Юрия Буша и Андрея Шарфа.

13 марта 1707 г. к Петру I обратились с просьбой четверо старших офицеров-иноземцев, которым весной того года предстояло ехать на государеву службу в Астрахань. Подавшие челобитную два полковника и два подполковника просили у царя дать им «в Казани до Астрахани струги со всякими струговыми припасы и кормщиков, и гребцов против прежнего, справясь с Приказом Казанского Дворца». По приказу царя чиновники подготовили подробную справку, в которой помимо всего прочего сообщается следующее: «Да в прошлом в 206 году (1697/1698 гг. – прим. В.Б.) дано иноземцам полковникам: Андрею Вестову для Казанской, Юрью Бушу для Камышенской, Андрею Шарфу для Царицынской на струги по 15 рублев человеку для того, что они посланы были в те городы к Низовым солдатским полкам, да им же даваны прогонные деньги на кормщиков и на гребцов по подорожным из Ямского приказа, а подполковникам по 7 рублев с полтиною на струг». [См. Н. Зезюлинский. К родословию 34-х пехотных полков Петра I. Пг., 1915, с. 95-96»].

Заметим, что упоминаемый в этой справке 7206 год от Сотворения Мира в переводе на современное летоисчисление означает год, начавшийся 1 сентября 1697 г. и закончившийся 31 августа 1698 г. Тем не менее можно утверждать, что передислокация полков Юрия Буша и Андрея Шарфа произошла именно в 1698 году, поскольку ранее приведенные нами архивные данные, о которых сообщает М. Д. Рабинович, говорят о том, что весной 1698 г. девять жилых стрелецких полков еще не были расформированы и находились в Казани. Об этом также пишет и Н. Зезюлинский, указывая на время прибытия в Царицын полковника А. Шарфа, посланного туда в один год с полковником Юрием Бушем: «В конце 17 века был «учинен и построен на Царицыне из Казани старых полков переведенцами» низовый полк, «и у того полка был полковник Андрей Шарф», присланный к полку на Царицын в 1698 году …» [См. Н. Зезюлинский. К родословию 34-х пехотных полков Петра I. Пг., 1915, с. 69»].

Первое документальное упоминание о Дмитриевске можно найти в следующем церковном документе: «1699, апреля 29. Грамота Патриарха Адриана к Астраханскому митрополиту Самсонию относительно причисления к Астраханской епархии, согласно с указом царским, новопостроенных городов Петровска и Дмитриева (Камышина) и вообще всех мест по черте от устья Камышенки до Дона.

… В нынешнем 207 году, апреля в 25 (1699 г. – прим. В. Б.), писал ты к нам святейшему патриарху, а в отписке твоем написано: в нынешнем 207 году, ноября в 19 (1698 г. – прим. В. Б.), по указу великого государя и по грамоте, какова к тебе прислана из Приказу Казанского Дворца, велено в новопостроенных городах Дмитриеве и Петровском духовному чину быть под паствою у тебя, сыну, и ты де без нашего указу в те городы священников и диаконов посылать не смеешь; а в Дмитриеве городе, по прошению того города воеводы и служилых людей, послал на время, до нашего святейшаго патриарха указу, протопопа, и чтоб тех городов о владении духовного чину тебе указ учинить. – И как к тебе ся наша святейшаго патриарха грамота придет, и ты б новопостроенные городы, которые построены у Волги реки на усть реки Камышенки, да по той черте к Дону реке, и в тех городах церкви великомученик Георгия и Димитрия, и впредь в тех городах о церковном строении благословенныя грамоты давал, и к церквам в попы и в диаконы посвящал, и во всяком церковном управлении освященнаго и мирского всякого чину в духовных делах ведал ты, сыне». [См. Дополнения к актам историческим, собранные и изданные археографической коммиссией: СПб., 1872, Т. 12, с. 402].

Из этой грамоты патриарха Адриана можно сделать вывод, что 19 ноября 1698 г. город Дмитриев (Дмитриевск) на Камышенке уже был основан. В связи чем там появился церковный приход, а потому астраханский митрополит Самсоний послал туда по просьбе воеводы и служилых людей протопопа или протоиерея, который обычно является настоятелем храм. Из чего можно сделать вывод, что в Дмитриевске уже появилась первая церковь.

В грамоте упоминается также построенный в 1698 г. на берегах Медведицы город Петровск (расположен в границах современной Саратовской области), который ряд историков считают городом Петра, основанным на правом берегу Камышенки (см. на рис. 5). Во многом виноваты в этом недоразумении редакторы 12-го тома «Дополнения к актам историческим, собранные и изданные археографической коммиссией», которые в примечании к этому документу, написали следующее: «Города Петровск и Дмитриев, упоминаемые в этом акте, находились близ устья речки Камышинки, впадающей в р. Волга. Петровск был основан, с целью способствованию проведению канала от Камышинки до р. Иловли. Против Петровска на той же рч. Камышинки, находился город Дмитриевск, первоначально называвшийся Камышинкою; перенесенный впоследствии на правый берег Камышинки …» [См. Дополнения к актам историческим, собранные и изданные археографической коммиссией: СПб., 1872, Т. 12, с. 423].

Но в грамоте Адриана говорится о причислении к Астраханской епархии «новопостроенных городов Петровска и Дмитриева (Камышина) и вообще всех мест по черте от устья Камышенки до Дона». Поскольку построенный также в 1698 г. город Петровск находится на реке Медведице, являющейся притоком Дона, то речь идет именно об этом населенном пункте. Тем более, если учесть тот факт, что обозначенный на карте Корнелия Крейса на правом берегу Камышинке город назывался не Петровском, а Петр городом.

Таким образом, судя по имеющимся историческим документам, прибытие из Казани полка Юрия Буша в недавно основанный город Дмитриевск (Камышенку), построенный на левом высоком берегу Камышенки, могло произойти в период между подавлением в Москве стрелецкого мятежа в конце июня 1698 г. и первым официальным упоминанием новопостроенного Дмитриевска в указе Петра I от 19 ноября 1698 г. С учетом этого можно выдвинуть гипотезу, что составители камышинской летописи на год ошиблись с датой передислокации полка Юрия Буша, но в остальном их датировка вполне согласуется с дошедшими до нас историческими документами.

Поэтому можно предположить, что полк Юрия Буша действительно мог отправиться из Казани 20 июля, но не 1697, а 1698 года (примерно через месяц после подавления в Москве стрелецкого мятежа, после которого царем было принято решение о реорганизации стрелецкого войска) и прибыть в район р. Камышенки 26 сентября 1698 года (почти за два месяца до указа Петра I, в котором упоминается о новопостроенных городах Дмитриевске и Петровске). В связи с тем, что дата прибытия полка Юрия Буша на Камышенку по старому летоисчислению означает 26 сентября 7207 года от Сотворения Мира, то вполне вероятно, что при переводе этой даты на новое летоисчисление составители летописи, написавшие этот документ через много десятков лет после описываемых событий, могли ошибиться и 7207 год у них стал 1697, а не 1698 годом.

Когда началось строительство Дмитриевска?

Поскольку полк Буша прибыл в район р. Камышенки только в конце сентября 1698 г., то времени для постройки города до наступления зимних холодов у прибывших солдат оставалось мало. В камышинской летописи сообщается, что ко дню прибытия полка Юрия Буша, город «же обрыт уже был валом и вокруг обнесен полисадом, а для выезда устроено было четверо ворот». По всей видимости, земляной вал мог остаться еще от сожженной разинцами Камышенки, но его также могли слегка обновить. А вот палисад и ворота, вероятно, были построены строителями Волго-Донского канала и охранявшими их войсками, которые могли использовать земляные укрепления Камышенки в качестве своего укрепленного пункта.

Поэтому начало строительства г. Дмитриевска можно отнести к весне 1698 года, то есть, по нашим подсчетам, оно началось примерно за полгода до прибытия в город полка Юрия Буша. Тем более что весной 1698 г. строители канала оказались фактически без руководителя работ, так как немецкий инженер Брекель к тому времени уже тайно выехал за границу, а прибывший летом 1698 г. английский капитан Джон Перри, как он сам писал: «в тот же год, когда вступил в царскую службу» (1698 г. –прим. В.Б.) занимался составлением планов и образцов «и имел честь немедленно представить Царю в Москве, по возвращении его из путешествия. Я доказал, что работа, начатая Брекелем, была вовсе бестолкова» [См. Записки капитана Перри о бытности его в России с 1698-го по 1713 год // Русский вестник, № 5-6. 1842, с. 249].

Как известно, Петр I из заграничной поездки с «великим посольством» прибыл в Москву 25 августа 1698 г., то, следовательно, Джон Перри закончил разработку нового плана строительства канала между Камышенкой и Иловлей лишь к концу лета 1698 г., который царь тогда же и утвердил. А между тем отправка людей и материалов на Камышенку к «слюзному делу» весной 1698 г. шла полным ходом. В сохранившихся документах Ядринской приказной избы (сегодня город Ядрин – один из райцентров Чувашии) рассказывается следующее: «Лета 7206 [1698]-го февраля … по указу великого государя, царя и великого князя Петра Алексеевича, всеа Великия и Малыя и Белыя Росии самодержца и по наказной памяти стольника и воеводы Якова Григорьевича Новосильцова … А городовым д[ворянам] и детям боярским, а велено им быть на службе великого государя на Камышенке. А отставным дворянам велено бы[ть] у слюзного дела, у лесных припасов. [См. Документы Ядринской приказной избы о трудовых и податных повинностях и службах населения Чувашии в конце XVII начале XVIII веков // Марийский археографический вестник, № 14. 2004, с. 114]

 

А вот датированная 21 марта 1698 г. «отписка» М. И. Писемского ядринскому воеводе Я. Г. Новосильцеву с требованием прислать в Васильсурск (сегодня это посёлок городского типа в Воротынском муниципальном районе Нижегородской области) – прим. В. Б.) стрельцов и посадских людей для сплавки лесных припасов: «Господину Якову Григорьевичю Михайло Писемской челом бьет.

В нынешнем 206 [1697/98]-м году велено мне василегородцкими стрельцами и посацкими людьми, также и иных городов, которые поблиску, служилыми и градцкими посадцкими людьми лесные припасы, которые готовлены к слюзному делу в прошлом 205 [1697/98]-м году в плотах смотрить; а которые на берегу, и те стаскать на пристанище и плотить в плоты ж. А дубовые припасы – брусья и доски, будет на плоты положить невозможно. и те дубовые припасы покласть в лодьи и приготовить припасов, чем гнать до Камышенки за первым льдом». [См. Документы Ядринской приказной избы о трудовых и податных повинностях и службах населения Чувашии в конце XVII начале XVIII веков // Марийский археографический вестник, № 14. 2004, с. 114].

В еще одной, датированной 30 марта 1698 г. «сказке» ядринских посадских людей, говорится о том, что в Ядрине остался 41 посадский человек: « 206-го марта в 30 день в Ядрине в приказной избе перед стольником и воеводою, перед Яковом Григорьевичем Новосильцовым ядринские посадцкие люди: земской староста Ивашка Коротов с товарищи и все посацкие люди сказали: «В нынешнем в 206-м году марта … по отписке Михайла Иванова сына Писемского от слюзного дела, велено нас, посадцких людей, выслать на плоты. И нас, посадцких людей, окроме тех. которые у служеб и которые высланы к Москве, а иные высланы на Камышенку и на линовальную мельницу. А иные взяты во крестьянства, а иные розбрелись и померли, а в остатке осталось всех посадцких людей только сорок один человек. То наша и скаска». [См. Документы Ядринской приказной избы о трудовых и податных повинностях и службах населения Чувашии в конце XVII начале XVIII веков // Марийский археографический вестник, № 14. 2004, с. 116].

Таким образом весной 1698 г. на Камышенку по указу Петра I были присланы работные и воинские люди, а также необходимые для строительства шлюзов лесоматериалы. Но поскольку Брекель к тому времени уже тайно покинул страну, а Джон Перри в год своего приезда в Россию занимался разработкой новой трассы канала, то, следовательно, перед прибывшими сюда людьми могла быть поставлена иная задача, не связанная со строительством канала.

Поэтому можно предположить, что собранные на Камышенки работные люди и лесные материалы могли быть с весны 1698 г. задействованы на строительстве города, который по прибытии полка Юрия Буша из Казани будет назван Дмитриевском. Во всяком случае потомки первых переселенцев через 69 лет после этого события говорили об этом переезде именно как о переводе из Казани «служилых людей» в новопостроенный (то есть в уже построенный – прим. В.Б.) город Дмитриевск [См. Сборник русского исторического общества. СПб, 1911, том 134, с. 248].

На карте Корнелия Крейса город, построенный на высоком левом берегу Камышенки, назван Камышенкой. К тому же в 1698 г. полковнику Юрию Бушу дали денег «на струги по 15 рублев человеку» «для Камышенской». [См. Н. Зезюлинский. К родословию 34-х пехотных полков Петра I. Пг., 1915, с. 95-96»]. Поэтому вполне вероятно, что в первые месяцы своего существования город назывался своим старым именем Камышенка. В пользу этой версии говорит и следующее упоминание в камышинской летописи: «По прибытии ж к городу Дмитриевску, которой якобы начально по речке Камышинке был также наименован Камышином». [См. Пополнительные сведения, к истории города Камышина // Царицынский и Камышинский уезды в описаниях краеведов (1727 – 1928). Под ред. М. Загорулько и О. Тюменцева. Волгоград, 2010, с. 55]

По всей видимости, новопостроенный город Камышенка был переименован во имя Святого Димитрия Селунского по просьбе солдат прибывшего из Казани полка. Об их особом отношении к этому святому в камышинской летописи сказано следующее: «все служилые люди просили Казанского Митрополита Тихона и архимандрита Геннадия, также губернатора и бояр, чтоб прежнее полковое их название осталося во имя Святого Великомученика Димитрия Селунского, коего икона предпочтительно была уважаема и по взятии Казани оставлена с хоругвою на оборону Московским людям от набегов татарских». [См. Пополнительные сведения, к истории города Камышина // Царицынский и Камышинский уезды в описаниях краеведов (1727 – 1928). Под ред. М. Загорулько и О. Тюменцева. Волгоград, 2010, с. 54]

В наказе купечества города Дмитриевска своему депутату бургомистру Егору Горбунову, выбранному в Уложенную комиссию, созванную Екатериной II в 1767 г., о земельных правах города говорится следующее; «К городу Дмитриевску в удовольствие градским обывателям по жалованной в 7207 году блаженной и вечной славы достойныя памяти Его И. В. Государя Императора Петра Великаго грамоте по переведении в новопостроенный тогда оный город Дмитриевск из Казани служилых людей отведена округа по нагорной стороне от Еруслана на низ до Шишкина буерака и по луговой стороне против того ж». [См. Сборник русского исторического общества. СПб, 1911, том 134, с. 248].

Поскольку 7207 год от Сотворения Мира в переводе на современное летоисчисление начался с 1 сентября 1698 г. и длился до 31 августа 1699 г., то, следовательно, жалованная грамота Петра I об отведении земель для недавно построенного города была издана в этот период времени. Правительство в то время охотно жаловало земли в Нижнем Поволжье, поскольку этот край тогда был практически незаселенным. Из-за набегов кочевых народов и воровства разного рода разбойников земля здесь в то время почти не обрабатывалась, а потому почти все сельскохозяйственные продукты на Низ Волги завозились с ее верховьев. В результате цены на хлеб и другие продукты в нижневолжских городах были тогда гораздо выше, чем в Москве, Нижнем Новгороде и прочих городах Центра России. К тому же жалование государевым людям в низовых городах часто и подолгу задерживали, что и приводило к многочисленным бунтам …

Одним из первых иностранных гостей недавно построенного города Дмитриевска стал царь Имеретии (Западной Грузии) Арчил II, который в результате заговора своих вельмож был изгнан из страны в 1698 году по приказу турецкого султана. Весной 1699 г. он решил эмигрировать в Россию.

О его визите в недавно построенный Дмитриевск рассказал в своих мемуарах Джон Перри: «В 1699 году Царь Грузии, одной из самых благодатных стран и более населенных, находящихся на берегах Каспийского моря, отделенной от Персии Араратскими горами … изгнанный подданными из владений своих, явился в Россию, с просьбой о покровительстве Царя. Во время первого лета, когда я занимался работами для сообщения между Волгой и Доном Царь Грузинский, проезжая мимо, остановился и зашел посмотреть на мои работы. Это был высокий, красивый, мужчина; не знаю, из любезности ли к Русским, или по другой какой причине, но он, как все Русские, носил бороду. Я имел честь обедать вместе с ним в доме Камышенского Губернатора, который был предуведомлен об его приезде и получил приказание принять его со всеми почестями, свойственными званию владетельного Государя. По приезде в Москву он был милостиво принят Царем, назначившим на содержание его и окружающих его доходы с нескольких деревень. [См. Перри Д. Другое и более подробное повествование о России // Чтения императорского Общества Истории и Древностей Российских. №. 2. М. 1871, с. 63-64].

Как мы уже говорили, в 1698 г. Джон Перри после заключения контракта с российским правительством занимался осмотром и подготовкой нового проекта Волго-Донского канала, а вот непосредственно работы под его руководством по строительству канала начались лишь с весны 1699 г. Именно этот год Джон Перри и называет первым годом своей практической работы над строительством канала. Поскольку Арчил II решил эмигрировать в Россию весной 1699 года, то его прием у воеводы города Дмитриевска (Перри называет его Камышенским Губернатором), по всей видимости, мог состояться в начале лета 1699 года. Заметим, что летом 1699 г. воевода Дмитриевска принимал имеретинского царя в своем доме, в то время как 15 июля 1697 г. глава Приказа Казанского дворца князь Борис Голицын встречал калмыцкого хана в шатре, а находившееся на реке Камышенки царское войско стояло «за рогатками и за пушками», то есть за полевыми, а не за городскими укреплениями.

В 1701 г. Приказ Казанского дворца подготовил перечень низовых городов, в котором упоминается и новопостроенный город Дмитриевск: «Перечень низовых городов, в которых до отсылки в Ратушу таможенные и кружечные дворы ведомы были в Приказе Казанскаго Дворца:

Казань, Астрахань, Терек, Царицын, Саратов, Уфа, Самара, Новодемитревской, Петровской, Павловской, Свияжск, Синбнрск, Чебоксар, Козмодемьянск, Цивильск, Уржум, Инсарск, Курмыш, Царев-Кокшанск, Яренск, Кокшанск, Ядрин, Алатырь, Саранск, Царев-Санчюрск, Пенза, Мокшанск, Темников, Керенск.

Рейтинг@Mail.ru