Новая летопись Камышина

Владимир Георгиевич Брюков
Новая летопись Камышина

Бой 1608 г. царских войск с самозванцами под Камышенкой

Убийство в Москве Лжедмитрия I и восшествие на престол Василия Шуйского не принесли спокойствия Русскому государству. Не признала нового царя и Астрахань, усмирять которую двинулась из Нижнего Новгорода судовая рать боярина Федора Шереметева, по пути наводя порядок в низовых волжских городах. При этом шереметевское войско, встречи с которым боялись воровские казаки, уже 25 июня 1606 г. было в Самаре, в начале июля сделало остановку в Саратове, а в начале августа находилось вблизи Астрахани [См. Я. Н. Рабинович. САРАТОВ В СМУТНОЕ ВРЕМЯ (1606–1614)// Изв. Сарат. ун-та. Нов. сер. Сер. История. Международные отношения. 2017. Т. 17, вып. 2, с. 231].

Ратники Ф. Шереметева остановились на острове Балчике, в 18 верстах от Астрахани, и попытались взять город штурмом, но не смогли. При этом астраханцы не только отразили приступ верных Шуйскому войск, но потом даже их осадили на Балчике, на котором верные царю воины построили острог. Противостояние длилось до мая 1607 г., когда Ф. Шереметев получил царский указ идти на Царицын, где вспыхнуло восстание против Шуйского. После нескольких приступов Царицын был взят царскими войсками 24 октября 1607 г. [См. Рыбалко Н. В. УПРАВЛЕНИЕ «ПОНИЗОВЫМИ ГОРОДАМИ» В ПЕРИОД МЕЖДУЦАРСТВИЯ (1610–1613 ГГ.) // Известия Саратовского университета. Новая серия. Серия: История. Международные отношения. 2013. Т. 13, вып. 4., с. 6.].

С ноября 1607 г. по август 1608 г. основной базой Шереметева оставался Царицын, а вот низовье Волги после Царицына и до Астрахани было под контролем мятежников. В августе 1608 г. Шереметев получил указ царя Василия Шуйского – идти со своей ратью на защиту Москвы. В это время Москва была осаждена войсками нового самозванца Лжедмитрия II, устроившего свой лагерь в Тушино. В сентябре – октябре 1608 г. войско Шереметева начинает поход из Царицына через Саратов, Самару, Тетюши к Казани. [См. Я. Н. Рабинович. САРАТОВ В СМУТНОЕ ВРЕМЯ (1606–1614)// Изв. Сарат. ун-та. Нов. сер. Сер. История. Международные отношения. 2017. Т. 17, вып. 2, с. 232].

Но сначала его войско двинулось на Саратов, осаждавшийся отрядами, во главе которых стояли сразу три астраханских самозванца, один из которых называл себя сыном Ивана Грозного, а двое других объявили себя внуками этого царя. Сохранился документ, который позволяет говорить о том, что по пути из Царицына в Саратов ратникам Шереметева пришлось выдержать жестокий бой на реке Камышенке с воровскими казаками. Предположительно, это могло произойти в сентябре – октябре 1608 г. Вот «сказка» одного из участников этого похода нижегородского дворянина Василия Федорова сына Приклонского, составленная в 1628 г. о службе в 1606-10 гг.: «Служили мы з братом своим с Осипом с Приклонским царю Василью Ивановичю (то есть царю Василию Шуйском – прим. В. Б.) з боярином и с воеводами с Федором Ивановичем Шереметевым с товарыщи на Балчике (осаждали Астрахань – прим. В. Б.). И как боярин по государеву указу пошол вверх под Царицын, и Царицын взятьем взяли и на Царицыне были год. И как боярин пошол с Царицына и будет на Камышенке, и тут на Камышенке с воровскими казаки был бой, и мы на том бою государю служили и с ними билися. И с того бою пришли в Казань, и ис Казани посланы мы от боярина в Нижней в осаду. И на дороге у нас с воровскими людми были бои многие, за тритцеть верст, без престани до Нижнева, и в Нижней прошли с воеводою со князем Олександром Ондреевичем Репниным». [См. РГАДА. Ф. 1209. Столбцы по Нижнему Новгороду, № 866/21135. Л. 476].

Еще один участник боя Павел Арбузов в своей «сказке» написал: «И как боярин пошел с Царицына, и будет на Камышонке, тут был бой с воровскими людми с казаки, и я на том бою служил и с воры бился». [См. РГАДА. Ф. 1209. Столбцы по Нижнему Новгороду, № 866/21135. Л. 504].

Еще один участник боя Григорий Жедринский в своей «сказке» указал направление откуда напали на войско Шереметева воровские казаки: «И по государеву указу боярин с Царицына пошел вверх, и сверху шли в встречю боярина воровские казаки, и боярину был бой с воровскими казаки, я на том бою з боярином был, государю служил». [См. РГАДА. Ф. 1209. Столбцы по Нижнему Новгороду, № 866/21135. Л. 491]. Отсюда можно сделать вывод, что воровские казаки шли вниз по Волге из-под Саратова, который они безуспешно осаждали уже несколько месяцев.

Другой нижегородский дворянин Мясоед Рокотов уточнил место боя близ р. Камышенки, в котором участвовал его родственник Иван Хохлов: «А как боярин пошел с Царицына вверх в Казань, и на Волге приходили на боярина воровские казаки на Осиновке, и с ними был бой, и он, Иван, на том бою с варами бился и языки имал». [См. РГАДА. Ф. 1209. Столбцы по Нижнему Новгороду, № 866/21135. Л. 417].

Из последней фразы можно сделать вывод, что воровские казаки напали на судовую рать Шереметева во время ее остановки на острове Осиновский, который находился немного выше бухты р. Камышенки. Этот остров, а также рядом расположенный с ним остров Дубовский, можно увидеть, например, на американской карте 1950 г. – см. рис. 2. Все эти острова исчезли после постройки Волжской ГЭС и заполнения Волгоградского водохранилища, что привело к значительному повышению уровня Волги.


Рис. 2. Волжские острова Осиновский и Дубовский вблизи г. Камышина.

Сражение 1614 г. с воровскими казаками


Сохранился документ, из которого следует, что 17 мая 1614 г. в районе р. Камышенки произошел бой между ногайскими татарами и отрядом донских казаков, шедшими к Астрахани. Дело в том, что там с конца 1613 г. находился атаман Иван Заруцкий, отказавшийся присягать новому царю и поддерживавший в качестве претендента на престол малолетнего сына Марины Мнишек от Лжедмитрия II (по иной версии от Ивана Заруцкого).

В «Актах исторических, собранных и изданных Археографическою комиссией» опубликована «сказка» от 23 мая 1614 г. стрелецкого десятника Никифора Проводникова, который, ссылаясь на своих осведомителей, сообщает о приходе в начале апреля к Заруцкому под Астрахань пяти сотен волжских казаков, уже взявших у атамана жалование. В этой «сказке» также говорится о том, что в районе Царицына им встретился донской казак Ермачко Молодой «со товарищи» 11 человек, который сказывал, что донские казаки собирались у себя на Дону и хотят идти на государеву службу под Астрахань, «а Ермачко Молодой со товарыщи поехал в Астарахань, да тот же Ермачко сказывал про Нагайских людей, что Нагайские люди громили на Камышенке его Ермачка с товарыщи, идучи из Руси … майя (в названии месяца сохранились только две последние буквы – прим. В. Б.) в 17 день». [См. Ук. соч., т. III, с. 440-441]. Из этого сообщения можно сделать вывод, что ногайские татары, шедшие с верховьев Волги («из Руси»), напали на донских казаков во время их переволоки в районе р. Камышенки, но тем не менее последним удалось от них отбиться и добраться до Царицына.

Несмотря на то, что Ермачко Молодой со товарищи заявлял о том, что он шел под Астрахань на государеву службу, его поход показался царским ратникам подозрительным, по всей видимости, посчитавших, что служить туда они шли другому «государю» – малолетнему сыну Марины Мнишек от Лжедмитрия II. В отписке стрелецких «голов» от 27 мая 1614 г. говорится об их приходе с ратными людьми в Астрахань, разгроме воровских казацких шаек под Астраханью и о бегстве оттуда атамана Заруцкого вместе с Мариною Мнишек. А вдобавок сообщается, что 22 мая стрельцы поймали на Кабаньем острове за 70 верст от Астрахани группу донских казаков – Ермачка Молодого со товарищи 11 человек и посадили их в Астрахани в тюрьму до рассмотрения их дела воеводами – князьями Иваном Одоевским и Семеном Головиным.

По свидетельству Александра Гераклитова, долгие годы работавшего хранителем исторического архива Саратовской ученой архивной комиссии, сохранился документ, в котором говорится о том, что казанскому жильцу Анучину в 1614 году была пожалована государева придача к окладу «за Камышенский бой». По всей вероятности, за бой с казаками, пытавшимися у Камышенки пробраться с Дона на Волrу или обратно. [Гераклитов А. А. История Саратовского края в XVI-XVIII вв. Саратов: Изд-во «Друкарь», 1923, с. 202]. Однако какие-то подробности этого боя нам неизвестны.

Таким образом исторические факты свидетельствуют о том, что после постройки в 1589 г. города Царицына, закрывшего для воровских казаков царицынскую переволоку между Доном и Волгой, они вынуждены были чаще пользоваться переволокой в районе р. Камышенки и р. Иловли. Вот что о предпочтительности камышенской переволоки писал Александр Гераклитов: «Если не принимать в расчет того, что для достижения Kaмышинской переволоки приходилось пройти rреблей или лямкой лишних 150-200 верст вверх по Иловле, то эта переволока в сущности и гораздо удобнее Царицынской, так как тут сухим путем приходилось перетаскивать лодки только на 20 верст, а, не на 40-50, как под Царицыном» [Гераклитов А. А. История Саратовского края в XVI-XVIII вв. Саратов: Изд-во «Друкарь», 1923, с. 202].

Стоялый острожек Камышенка

Купец Котов о стрельцах на Камышенке


Для того, чтобы помешать воровским казакам пользоваться камышенской переволокой в районе бухты реки Камышенки стрельцы стали ставить весной временный острожек. Точная дата появления этого укрепленного поста неизвестна, но не исключено, что впервые его могли поставить в 1615 г., то есть на следующий год после «камышенского боя» 1614 г., за который казанскому жильцу Анучину была пожалована государева придача к окладу.

В 1623 году по указу государя и великого князя всея Руси Михаила Федоровича и великого государя святейшего патриарха московского и всея Руси Филарета Никитича московский купец Федот Афанасьевич Котов с восемью товарищами был послан с царскими товарами за море в Персию. Очевидно, перед отъездом Котов получил из Посольского приказа специальное задание – описать путь и пройденные им города, обычаи жителей, а также представить «статейный список».

 

Во время своего путешествия вниз по Волге купец видел временный камышенский острожек: «От Саратова двести верст до Камышенки. В Камышенке протекает речка Камышенка, берущая начало в степи, расположенной на горней стороне. Над речкою, высоко на горе, стоит острожек, и тут с весны и до осени стоят пятьсот-семьсот казанских и пригородных стрельцов, а осенью, уезжая с осенним астраханским товаром, сжигают острожек. Рекой Камышенкой ходят на Дон – три версты плывут водой, а потом двадцать верст казаки волочат струги до реки Иловли, которая течет по степи и впадает в Дон. Оттуда казаки ходят на Волгу. В степи стоят заставы стрельцов. Они ловят воровских казаков и некоторых из них убивают. От Камышенки до Царицына 150 верст. [См. Хожение купца Федота Котова в Персию. Публикация Н. А. Кузнецовой. М. Изд. вост. литературы. 1958, с. 64-65].

Из описания Федора Котова можно сделать следующие выводы: Во-первых, поскольку острожек стоит «над речкою, высоко на горе», то, следовательно, он стоял на высоком левом берегу Камышенке при ее впадении в Волгу, где впоследствии впервые был основан город. Во-вторых, временное укрепление, по всей видимости, было легкого типа в виде стоялого острожка, возвести который было легче, чем рубленый город. В-третьих, Камышенский острожек осенью стрельцами сжигался с той целью, чтобы им не воспользовались воровские казаки, которые могли превратить его в свой укрепленный пункт. В-четвертых, несмотря на относительно большой гарнизон (от 500 до 700 стрельцов), укрепление стояло лишь с весны до осени, то есть носило временный характер. Для справки заметим, что в таких городах, как Саратов и Царицын в 1630 г. постоянный гарнизон насчитывал, соответственно, 327 чел. и 425 чел. (включая 50 стрельцов-годовальщиков, которые несли там службу на временной основе), то есть был меньше гарнизона Камышенского временного стоялого острожка. [См. Гераклитов А. А. История Саратовского края в XVI-XVIII вв. Саратов: Изд-во «Друкарь», 1923, с. 215].

По всей видимости, относительно большая численность гарнизона стоялого Камышенского острожка объяснялась тем обстоятельством, что присланные сюда из различных волжских городов стрельцы с весны до осени несли не только гарнизонную службу, но и нередко сопровождали купеческие караваны, защищая их от разбойных нападений. Так, 14 ноября 1623 г. царь Михаил Федорович Романов пожаловал стрелецкому сотнику Андрею Катышевскому из Свияжска четыре аршина сукна за его службу и раны, полученные от воровских казаков, во время сопровождения каравана. Сотник вместе со своими стрельцами был послан с Камышенки сопровождать караван судов до Астрахани. И, уже возвращаясь из Астрахани, отряд сотника Андрея Катышевского на обратном пути подвергся нападению со стороны воровских казаков. В результате многих воровских казаков стрельцы побили, но и Андрей Катышевский получил раны из двух пищалей: «Ноября въ 14 день по Государеву … указу, по памяти за приписью дияка Ивана Грязева, Государева жалованья Свияжскому сотнику стрелецкому Ондрею Катышевскому 4 арш. сукна настрафилю лазоревого, цена 2 рубли; а пожаловал Государь его за его службу, и за раны, что он в прошлом 133 году (1625 г. – прим. В.Б.) посылан был с стрельцы, с Камышенки, провожати в Астрахань караван, и идучи в верх из Астрахани, в Насонове Волошке, многих воровских казаков побили, а его Ондрея на том бою воровские казаки ранили из двух пищалей» [См. Дополнения к Дворцовым разрядам по поручению графа Дмитрия Николаевича Блудова, собранныя из книг и столбцов преждебывших дворцовых приказов архива Оружейной палаты Иваном Забелиным,ч.1. М, 1882, с. 428].

Согласно 10-летним наблюдениям, проведенным Министерством путей сообщения во второй половине 80-х – первой половине 90-х гг XIX в., весенний ледоход на Волге обычно наступал в середине или конце апреля, а осенний ледоход – в конце октября или в начале ноября. [См. О значении реки Волги в торгово-промышленном отношении, в связи с мерами, необходимыми для приведения этой реки в положение, отвечающее нуждам торговли и промышленности России / К.Э. Ласский; Всерос. торг.-пром. съезд 1896 г. в Н.-Новгороде. – Нижний Новгород: тип. Губ. правл., 1896., с. XIX]. По подсчетам исследователей, плавание от Казани до Астрахани в среднем занимало от 3 недель до месяца, обратный путь – до полутора месяцев, а в целом на путь туда и обратно нужно было затратить как минимум два – два с половиной месяца. [Э. Л. Дубман. АНГЛИЙСКИЕ ПУТЕШЕСТВЕННИКИ НА ВОЛЖСКОМ ПУТИ (ВТОРАЯ ПОЛОВИНА XVI в.// Вестник СамГУ. 2007. №5/3 (55)), с. 98-99].

Взяв за основу вышеуказанные цифры (среднюю скорость движения судов вниз по Волге от Казани до Астрахани в пределах от 21 до 30 дней), нетрудно подсчитать, что стрельцам из разных городов для того, чтобы добраться до Камышенки после весеннего ледохода обычно требовалось примерно от 2 до 3 дней, если они ехали из Саратова, от 6 до 9 дней –Сызрани, от 8 до 11 дней – Самары, от 10 до 15 дней – Симбирска и от 13 до 18 дней – из Казани. При этом опасность проникновения в Волгу воровских казаков по камышенской переволоке была особенно серьезной во второй половине апреля и первой половине мая. Следовательно, чтобы ее предотвратить нужно было ставить временный стоялый острожек на Камышенке уже в первой половине апреля. Поэтому первому отряду стрельцов из-за весеннего ледохода, по всей видимости, приходилось добираться до Камышенки не по Волге, а по суше. С учетом того, что путь вверх по Волге из Астрахани до Казани обычно был в полтора раза дольше, можно предположить, что, уезжая с осенним астраханским товаром, стрельцы, обычно сжигали Камышенский стоялый острожек в конце сентября или в начале октября.

Рейтинг@Mail.ru