Новая летопись Камышина

Владимир Георгиевич Брюков
Новая летопись Камышина

Был ли левобережный Дмитриевск полностью заброшен

П. Б. Иноходцев, побывавший в Дмитриевске через 61 год после переселения его жителей на правый берег Камышенки, пишет о том, что видел, «где стояли домы и погреба», то есть видел признаки прежнего жилья [См. Царицынский и Камышинский уезды в описаниях краеведов (1727 – 1928). Под редакцией М. М. Загорулько и И. О. Тюменцева. – Волгоград, 2010, с. 40]. Но был ли после переселения горожан на правый берег Камышенки первоначальный Дмитриевск всеми его жителями заброшен? Увы, ответ на этот вопрос далеко не однозначный. Во всяком случае на плане (в масштабе 1 верста в дюйме) генерального межевания Саратовской губернии 1790 года (см. рис. 8), в той части где дается нагорная часть Камышинского уезда, можно увидеть не только левобережный, но и правобережный Камышин.


Рис. 8. Камышин на плане генерального межевания 1790 г. Саратовской губернии

Как известно, задачей Генерального межевания являлось точное установление границ земельных владений как отдельных лиц, так и крестьянских общин, городов, церквей и прочих возможных собственников земли. При этом легко увидеть, что на карте ген. межевания обозначены городские кварталы, расположенные как в левобережном, так и в правобережном Камышине. По всей видимости, это может означать, что к 1790 году левобережный Камышин уже был вновь заселен.

Если сравнить план ген. межевания 1790 г. с планом Камышина, утвержденным 12 января 1826 г. царем Николаем I (см. рис. 9), то на первом плане почему-то нет островка и расположенного на нем камышинского кремля с важнейшими административными, торговыми и прочими зданиями и учреждениями. Хотя этот район города, несомненно, тогда существовал, поскольку в 1771 г. П. Б. Иноходцев об островке написал следующее: «Строения в кремле казенные: комендантский дом и выход для поставки вина каменный, канцелярия, гауптвахта, духовное правление и три дома тамошних священников; прочие ж бывшие обывательские домы перенесены 1771 года в предместье, в котором каменного строения четыре, в том числе жилых три и одна кладовая, да сверх сего пять каменных лавок». [См. Царицынский и Камышинский уезды в описаниях краеведов (1727 – 1928). Под редакцией М. М. Загорулько и И. О. Тюменцева. – Волгоград, 2010, с. 40]. В предместье расположенного на островке камышинского кремля находилась и Старобазарная площадь, которую легче увидеть на плане 1894 г., на котором она обозначена буквой C (см. рис. 10).

Что касается заброшенного левобережного Дмитриевска, то на его плане 1826 года вместо пяти ближайших к речке Камышинке жилых кварталов (их можно увидеть на плане 1790 г.) осталось лишь три квартала, находившихся дальше от Волги. Следовательно, можно предположить, что в левобережном Камышине за период с 1790 г. по 1826 г. исчезли два соседствовавших с Волгой жилых кварталов, находившихся рядом с бухтой реки Камышинки. Связано ли это исчезновение построек с весенними разливами, обрушением берега, либо с еще какими-то катастрофическими событиями, автору этих строк неизвестно.

Среди жилых кварталов левобережного Дмитриевска на плане 1790 г. можно увидеть (почти в центре, но ближе к Волге) незастроенное пространство – Старогородскую площадь, которая автором этих строк обозначена буквой П. В связи этим хочу также обратить внимание читателей на следующий отрывок из описи 1703 года: «У одного взвозу, что против блони (городская площадь, ровное место – прим. В. Б.) поставлена часовня». Поскольку устаревшее слово «блонь» означает площадь или ровное место, автор этих строк предполагает, что в описи 1703 г. речь идет о первой городской площади левобережного Дмитриевска, которую после переселения жителей города на правый берег реки Камышенки стали называть Старогородской площадью.

На плане Камышина 1826 г. (см. рис. 9), эту площадь можно также найти в левобережной части города. Согласно этому документу, в центре Старогородской площади планировали построить церковь (на плане обозначена цифрой 1), а также верхние и нижние торговые ряды (на плане обозначены цифрой 2). Заметим, что эти торговые ряды видны и на плане 1790 г., но, по всей видимости, к 1826 г. они стали ветхими, а потому их здесь снова хотели построить.

Были ли эти одобренные царем проекты претворены в жизнь, автору этих строк неизвестно, но, скорее всего нет, поскольку о построенной в левобережном Камышине церкви нет никаких упоминаний в довольно многочисленных публикациях о городе XIX века. Нет проектируемой церкви и на составленном по земской карте плане Камышина 1894 г. (см. рис. 10), а все пять церквей находились в правобережной части города.

На плане 1826 г. бросается в глаза, что на островке, на котором тогда находился камышинский кремль и ряд важных административных учреждений, не обозначен (по всей видимости, это ошибка составителей плана) Свято-Троицкий собор, построенный здесь еще в 1751 г. Внутри кремля, согласно плану 1826 г., собирались построить ряд присутственных мест. Известно также, что в 1830-1831 годах (то есть во времена Николая I) на островке была выстроена вместо старой обветшавшей высокая каменная колокольня Троицкого собора.

Из плана 1826 г. также следует, что ни одна из существовавших тогда церквей (обозначены на плане крестом) не была размещена в левобережном Камышине. Тоже самое можно сказать и об административных учреждениях. Судя по плану 1826 г., городская Дума (обозначена на плане буквой A) и Ратуша (буквой B) находились в правобережной части Камышина рядом с островком. В то время как мясные ряды (на плане 1826 г. обозначены буквой C) были на Никольской скотопрогонной площади (рядом с современным Никольским кафедральным собором), соляные магазины (обозначены буквой D) – на южной окраине города рядом с Волгой, а торговые лавки (обозначены буквой E) – на Базарной площади, которая сегодня называется площадью Павших борцов.



Рис. 9. План города Камышина Саратовской губернии, утвержденный 12 января 1826 г.

Если сравнить план 1826 г. с планом 1894 г., то можно сделать вывод, что город рос в основном только в своей правобережной части – на юг, юго-запад и запад. Вместе с тем расположенная в левобережной части Старогородская площадь, на которой при Николае I планировали построить церковь, а также верхние и нижние торговые ряды, через 78 лет оказалась застроена обычными домами. Тем не менее место, где ранее находилась эта площадь, на плане 1894 г. все-таки было обозначено, очевидно, как важное для Камышина историческое место.



Рис. 10. План города Камышина по земской карте 1894 г.


Александр Минх в свое время дал такое объяснение появлению в его книге земского плана города Камышина 1894 г.: «Камышинским уездным исправником г. Дьяконовым доставлен нам, от 30 сентября 1897 года, подробный план города Камышина, масштабом 100 сажен в английском дюйме. Улицы города расположены следующем образом: – Набережная – от Висельнаго оврага мимо городскаго сада, по берету Волги; параллельно с ней: Гороховская, Астраханская, Успенская (от церкви Успения) и Никольская (от Никольской кладбищенской церкви, у Висельнаго оврага) идут от Сенной (Никольской) площади по направлению к крепости и к реке Камышинке; по тому же направлению параллельно с ними идут: Немецкая, Аптекарская, Васильевская, Базарная, Камышинская, Красная, Зеленая и Безимянная. Улицы эти пересекаются, по направлению к Волге, следующими: Шемякинская (близ старой крепости и р. Камышинки), Сычевская, Дмитриевская (от церкви св. Дмитрия), Грязная, Саратовская и Царицынская, обе последние от Волги и Набережной улицы проходят по обеим сторонам Базарной площади, за которой, между этими улицами находятся, параллельные с ними, небольшие улицы – Мало-Саратовская, Мало-Царицынская и Острожная (названной от здания тюрьмы). Далее, к окраине города, параллельно с Царицынской, идут улицы—Песчаная и Степная, за последней находится Лесная пристань.

В этой части города имеются площади: от НИКОЛЬСКОЙ кладбищенской церкви и кладбища при ней (с левой стороны Висельного оврага) расположена до Царицынской улицы—Сенная площадь; между Царицынской и Саратовской улицами– Базарная плошадь с Вознесенским собором: Успенская площадь—с церковью Успения Божией Матери и Старобазарная (лит. с.) площадь у Шемякинской улицы, недалеко от старой крепости (в которой стоит Троицкий старый собор). Земская больница находится за Висельным оврагом. Против Васильевской улицы построен мост через р. Камышинку, ведущий в старый город (на левой стороне Камышинки); в этом левобережном старом городе, бывшем в старину городке Дмитриевске, окруженном до сих пор остатками земляных укреплений, идут от Волги улицы: Красная в конце которой, у бывшаго крепостнаго вала, помещен теперь вокзал Тамбовско-Камышинской железной дороги, Черкасская и Безымянная, у последней расположена на берегу Волги—Старогородская площадь. Эти три улицы пересекают, начиная от вала, Саратовской дороги и железно-дорожнаго вокзала, улицы, идущия от р. Камышинки: Зеленую, Часовенную, Краснобаевскую, Старогородскую, Петровскую и Вольскую (ближайшую к р. Волге). От вокзала и Зеленой улицы, пересекая часть Старогородской площади, идет к Волге рельсовый путь к пристаням, за полотном котораго местность, в черте стараго вала, отчуждена под сооружения Тамбовско-Камышинской железной дороги». [См. Историко-географический словарь Саратовской губернии. /Сост. Минх А. Н., том 1: Южные уезды: Камышинский и Царицынский. Вып. 2: Лит. Д – К: Саратов, 1900, с. 458-459].

Весьма любопытно, что даже план 1894 г. содержит следы переселения города 1710 г., поскольку улицы Красная, Зеленая и Безимянные есть как в правобережном, так и левобережном Камышине, то есть эти названия жителями использовались как бы в двух экземплярах. По всей видимости, часть дмитриевцев, переселившись на правый берег Камышинки, решили сохранить название своих улиц, на которых они жили в левобережном Дмитриевске. А вот то, что аналогичные названия сохранились и в старом городе, вероятно, свидетельствует, что далеко не все дмитриевцы переселились на новое место жительство, либо вскоре опять вернулись на старое место, когда память о названиях этих заброшенных улиц еще сохранилась. Тем более что указ Петра I о переселении города касался только «служилых всяких чинов людей» [См. Иоанн Саввинский Исторические записки об Астраханской епархии за 300 лет ея существования. (С 1602 по 1902 год). Астрахань, 1903, с. 122], а потому неслуживые люди (правда, их в недавно построенном городе, по всей видимости, было очень мало) в принципе могли бы остаться на месте, хотя в этом случае они остались бы без охраны гарнизона, который стал нести службу только в правобережном Камышине. Впрочем, осталась ли какая-то часть дмитриевцев на старом месте, неизвестно, поскольку каких-либо упоминаний на этот счет в литературе XVIII в. не встречается.

 

Только у Александра Минха, выпустившего Историко-географический словарь Саратовской губернии на рубеже XIX-XX вв., об обитателях «старого Дмитриевска» говорится следующее: «Недавно еще, так называемый «Старый город», на левом берегу р. Камышинки, был заброшенною окраиною, где ютилась пришлая и и городская беднота. С проведением железной дороги к этой местности, фонды «Старого города» сильно поднялись; он находится на высоком берегу Волги (откуда перенес его Хованский), у ног его, на правом берегу Камышинки, расположился новый Камышин. Теперь здесь, в бывшем старом Дмитриевске, из ряда мазанок, выделяются железнодорожные здания, депо, мастерские, водокачка, дома для служащего персонала; стоят вагоны, раздаются свистки паровозов». [См. Историко-географический словарь Саратовской губернии. /Сост. Минх А. Н., том 1: Южные уезды: Камышинский и Царицынский. Вып. 2: Лит. Д – К: Саратов, 1900, с. 452-453].

Где искать Старогородскую площадь и как выглядели храмы первоначального Дмитриевска


Судя по плану 1894 г. (рис. 10), Старогородская площадь начиналась у Волги, разделяя Вольскую и Петровскую улицы примерно посередине и поднимаясь выше, захватывала часть современного 6 микрорайона. Справа от Старогородской площади (если смотреть со стороны Волги) в 1894 г. находилось полоса отчуждения под ж-д. дорогу, которая, по всей видимости, территориально соответствует современной ул. Полоса Отчуждения. Сверху эта площадь ограничивалась Старогородской улицей.

После постройки 6 микрорайона от Старогородской улицы сегодня остался только дом под №1, а вот участок под дом № 3 снесен, но место не застроено. Старогородская улица шла приблизительно параллельно Волги, поэтому если провести прямую линию от дома, расположенного по ул. Старогородская, 1 и участка, оставшегося от дома, находившегося по ул. Старогородская, 3 до ул. Полоса Отчуждения, то мы получим примерную верхнюю границу Старогородской площади.

П. Б. Иноходцев также пишет, что в Дмитриевске на место прежней деревянной церкви во имя святых Апостолов Петра и Павла была построена каменная, от которой теперь остался только «признак». Так, вот через 32 года после визита в город Иноходцева церкви, оставшиеся от первоначального левобережного Дмитриевска, видел также и известный русский живописец Емельян Михайлович Корнеев (1782-1839). Причем, он не только их видел, но и изобразил на своей картине.

В 1802 году он отправился в трехлетнюю экспедицию, которую возглавлял перешедший на русскую службу шведский генерал Георг Магнус Спренгтпортен (1740-1819). За три года экспедиция успела объехать многие европейские и азиатские окраины Российской империи – от расположенной рядом с Китаем Кяхты и вплоть до греческого острова Корфу, находившегося тогда под совместным протекторатом России и Турции. В 1803 году Емельян Корнеев побывал в Камышине, где и написал картину «Вид Камышина с Саратовской дороги» (см. рис. 11). Об этой картине совсем забыли. И только через полтора века после смерти художника ее вместе с другими произведениями Емельяна Корнеева опубликовала Надежда Николаевна Гончарова в своей книге «Е. М. Корнеев. Из истории русской графики начала 19 века», вышедшей в 1987 году в издательстве «Искусство».



Рис. 11. Е. М. Корнеев. Вид Камышина с саратовской дороги. 1803.

Как видим, художник рисовал Камышин, глядя на него с западной стороны, при этом тень на картине падает к востоку, что говорит о том, что рисовал он во второй половине дня, но не вечером, поскольку солнце еще светит достаточно ярко. При этом на картине справа налево направо хорошо видны Никольская и Дмитриевская церкви и расположенный на крепости-островке Свято-Троицкий собор. Но что самое интересное, так это то, что на этой картине видны еще две церкви, расположенные на левом берегу Камышинки, то есть там, где до 1710 г. находился первоначальный Дмитриевск.



Рис. 12. Е. М. Корнеев. Вид Камышина с саратовской дороги. Картина с измененным ракурсом.

Немного лучше эти церкви видны на рис. 12, где ракурс картины автором этих строк несколько изменен. Какие же это церкви? Ключ к разгадке, по нашему мнению, можно найти вот в этих строках из книги Иоанна Саввинского: «В г. Дмитриевске (Камышине) уже на 3-й год после основания города заложена была каменная церковь во имя Казанской Богородицы и построена в 1703 году, а затем в 1704 году возник пятиглавый деревянный собор во имя великомученика Димитрия Солунскаго, в пределах котораго находилась еще другая деревянная церковь во имя того же святаго, вероятно, переделанная из часовни, которая была приписною к соборной церкви». [См. Иоанн Саввинский. Исторические записки об Астраханской епархии за 300 лет ея существования. (С 1602 по 1902 год). Астрахань, 1903, с. 97-98].

Поскольку о часовне, находившейся напротив блони речь идет в описи 1703 г. (о ней мы уже рассказали выше), то можно предположить, что пятиглавый деревянный собор Димитрия Солунского, в пределах которого находилась церковь во имя того же святого, переделанная из часовни, по всей видимости находился напротив Старогородской площади. Весьма вероятно, этот храм был расположен на ул. Часовенной напротив Старгородской площади. На плане Камышина 1826 г. (см. рис 9) автор этих строк большим крестиком обозначил место, где мог находиться пятиглавый деревянный собор Димитрия Солунского. Что же касается картины Е. М. Корнеева, то, по нашему мнению, на левом берегу Камышинки ближе к Волге предположительно мы видим церковь во имя Казанской Богородицы, а дальше от Волги виднеется собор Димитрия Солунского.

Рейтинг@Mail.ru