Вся правда о российском футболе

Владимир Алексеевич Колганов
Вся правда о российском футболе

Глава 3. Проблемы Спартака

В декабре 2006 года Леонид Федун в интервью газете «Советский спорт» назвал причину неудач «Спартака» после победного шествия команды в лихие 90-е:

«Потенциал команды таков, что при любом тренере она должна хорошо играть. Она могла даже стать чемпионом, но не повезло…»

Затем патрон команды глубокомысленно добавил: «Когда долгое время вам жутко везёт, дальше будет столько же не фартить». В это трудно поверить – неужели всё сводится к везению? Однако Леонид Федун уточняет: «"Спартак" в этом тысячелетии попал в организационную и финансовую яму». Не повезло с тысячелетием? Похоже, владелец «Спартака» не представляет, чем объясняются успехи и неудачи его клуба. Что ж, попробуем в этом разобраться, и начнём с самого начала.

В советское время ведущие команды были приписаны к различным ведомствам – «Динамо» к наркомату внутренних дел, «Зенит» в конце 30-х годов оказался под крылом профсоюза оборонной промышленности, «Локомотив» был командой профсоюза железнодорожников, а «Торпедо» – профсоюза автозаводцев. ЦДКА, позднее ЦДСА, ЦСК МО и ЦСКА, всегда находился под опекой министерства обороны.

Гораздо труднее найти истоки нынешнего «Спартака». Его предшественники сменили множество названий. С 1923 по 1925 год – это команда «Красная Пресня», а если более точно, «Краснопресненский спортивный клуб РКСМ». Потом на пять лет за командой закрепилось новое название – Центральная команда имени Томского «Союза Пищевиков», сокращённо – «Пищевик». Именно тогда на футболках игроков появилась поперечная полоса. В 1931 году – это «Промкооперация», а со следующего года почему-то «Дукат», явно неспортивное название, поскольку спортсменам курение противопоказано. Видимо, поэтому в 1934 году возвращается «Промкооперация», но только до середины ноября, когда на свет появилось нынешнее название – «Спартак».

Команда не посрамила имя легендарного предводителя восставших рабов. Первое звание чемпиона СССР «Спартак» завоевал в осеннем чемпионате 1936 года, а затем последовали ещё десять побед. Особенно успешно команда выступала в 50-е годы, когда на поле выходили Игорь Нетто, Никита Симонян, Анатолий Ильин, Анатолий Исаев, Анатолий Маслёнкин, Алексей Парамонов, Сергей Сальников, Николай Тищенко, Борис Татушин. Немудрено, что футболисты «Спартака» составили основу команды победителей на Олимпиаде 1956 года в Мельбурне.

В 60-70-х годах команда редко радовала болельщиков победами в чемпионате. Трудно было найти замену классным игрокам, перешедшим в разряд ветеранов. В 1960 году «Спартак» возглавил Никита Симонян, которому пришлось формировать новую команду. В защите появился Анатолий Крутиков, пришедший из ЦСК МО. В нападении – юные футболисты Юрий Севидов и Валерий Рейнгольд. Затем в команду пришли Галимзян Хусаинов из куйбышевских «Крыльев Советов», выпускник футбольной школы молодёжи Геннадий Логофет и вратарь Владимир Маслаченко из «Локомотива». Эти игроки стали ядром вновь создаваемой команды. Под руководством тренера Никиты Симоняна и начальника команды Николая Старостина команда завоевала золотые медали в 1962 году и дважды победила в розыгрыше Кубка СССР. В сезоне 1963 года «Спартак» занял второе место, а затем последовал спад в игре – что-то разладилось в коллективе. Только с приходом Николая Осянина, Виктора Папаева и Николая Киселёва команда смогла наладить свою фирменную игру в атаке – итогом стало второе место в 1968 году и «золото» 1969 года. Тогда же в «Спартак» пришёл Евгений Ловчев, но команда не сумела удержаться на пьедестале почёта – на следующий год завоевала «серебро», а затем опустилась на шестое место. Не помог и «тренерский совет», который, по мнению Евгения Ловчева, являлся панацеей от всех бед:

«В "Спартаке" во все времена существовал тренерский совет. В 69-м в него входило девять игроков (!) – весь основной состав, кроме молодых, – меня и Васи Калинова. Мы сидели за дверью, а эти девять с Симоняном и Старостиным решали, кто сегодня играть будет. Это была наша "фишка" – всех опытных игроков таким образом делали по-особенному ответственными за результат… Сегодня в "Спартаке" этого продолжения дела Старостина нет – как в восприятии футболистов, так и в контакте с болельщиками. Недаром они вывешивают плакаты, посвященные Николаю Петровичу: "Он всё видит"».

После неудачного выступления в 1971 году Никита Симонян принял решение кардинально обновить состав, отчислив одиннадцать игроков и пригласив на их место воспитанников клуба и других перспективных футболистов. Однако трудно было рассчитывать на быстрый успех – в сезоне 1972 года команда заняла только одиннадцатое место. Пришёл новый тренер, но дело в том, что обновлённой команде требовалось время, чтобы наладить игру. В следующем сезоне наилучшим образом проявили себя молодые футболисты Михаил Булгаков и Александр Минаев, значительно усилившие линию полузащиты, которая во все времена определяла стиль игры команды и позволяла добиваться наилучших результатов. Команда вышла из кризиса, заняв четвёртое место, а затем завоевала «серебро». И вдруг снова спад в игре – десятое место в 1975 году. Возможно, команду подкосило поражение в первом же раунде розыгрыша Кубка УЕФА и в четвертьфинале розыгрыша Кубка СССР. Для игроков, поверивших в себя, это был удар, заставивший усомниться в том, что теперь им всё под силу. Была и другая причина – о ней рассказал Геннадий Логофет в книге Игоря Рабинера «Спартаковские исповеди»:

«Денег в "Спартаке" платили меньше, чем в провинции, потому что доплат не было. Старостин к этому не стремился, да и ребята тоже. А зачем нам доплаты? В Италию съездил один раз – и эквивалент всей годовой доплаты "Шахтера" привез. На перепродаже кофт, шмоток, мохера, которого в Союзе и близко не было… Где брать мохер в Париже, нам подсказали танцоры ансамбля Игоря Моисеева, с которыми мы жили в одной гостинице… Там на доллар мы покупали пять мотков, а здесь "загоняли" каждый моток по двадцатке. Тратим доллар – получаем сто рублей! При том что официальный курс доллара тогда составлял копейки… В последние годы атмосфера в клубе такая, что игроки только о контрактах своих думают…»

С Логофетом отчасти согласен и Евгений Ловчев, вспоминая о том, как некоторые игроки попались на таможне с грузом мохера, но он видит причину неудач в другом:

«Перед двумя последними турами сложилось так, что четыре или пять команд, договорившись между собой и отдав игры друг другу, выпихивали в первую лигу "Спартак"… Нас могло спасти "Торпедо", уже обеспечившее себе звание чемпиона осени 76-го, но отдало игру "Арарату". Именно для того, чтобы нас из высшей лиги выкинуть».

Это уже какой-то конспирологический сюжет. Неужели игроки «Торпедо» обязаны были биться насмерть, чтобы сохранить «Спартак» в высшей лиге? И куда смотрел капитан команды Ловчев, когда игроки увлеклись коммерцией?

Команда так и не сумела выйти из кризиса – не помогла даже отставка тренера Николая Гуляева и начальника команды Николая Старостина. В весеннем чемпионате 1976 года «Спартак» занял четырнадцатое место, а игры осеннего чемпионата закончились вылетом из высшей лиги. Единственное достижение клуба в том сезоне – приглашение молодого защитника Вагиза Хидиятуллина.

Нужно спасать «Спартак», и было найдено вроде бы худшее решение из всех возможных. Ну можно ли ставить во главе команды бывшего игрока и тренера «Динамо» – заклятого врага «Спартака», к счастью, только на футбольном поле? Почему же всё-таки выбрали Константина Бескова? Причин несколько: Бесков проявил себя как опытный тренер и в луганской «Заре», подняв её с 21-го на третье место в первой лиге, и в команде «Динамо», которую вывел в финал Кубка обладателей кубков. Но главная причина в том, что для спасения команды нужен был жёсткий тренер, способный избавиться от балласта и подобрать новых игроков, способных вывести команду на новый уровень игры.

Говорят, что Бесков не хотел тренировать «Спартак», но уступил давлению со стороны высокопоставленных поклонников популярного клуба – членов Политбюро ЦК КПСС Черненко и Гришина. У Евгения Ловчева была своя версия:

«Бесков был не при деле, занимаясь офисной работой в "Динамо". Андрей Петрович же [Старостин] работал тогда председателем федерации футбола Москвы. Он сообразил, что можно одним ударом убить двух зайцев – и тренера сильного в "Спартак" привести, и через Бескова вернуть на должность начальника команды своего брата. Что и произошло».

Далее Ловчев задаёт очень интересный вопрос: «Почему Старостин терпел Константина Ивановича много лет?» И сам же на него отвечает: «Только ради дела. Лишь бы "Спартак" был в порядке». Иными словами, демократия не помогла, и «Спартаку» понадобился диктатор.

С приходом Бескова несколько футболистов были отчислены из команды, возвратились Михаил Булгаков и вратарь Александр Прохоров. Уговорил новый тренер вернуться в команду и Олега Романцева, который до этого приглашения уже успел отыграть год в «Спартаке», но затем, чем-то обиженный, вернулся в Красноярск. Самыми удачными приобретениями стали Сергей Родионов, Георгий Ярцев, Сергей Шавло и Юрий Гаврилов из московского «Динамо». В 1981 году Гаврилов забил 21 мяч в ворота соперников, а в 1983 году с восемнадцатью голами стал лучшим бомбардиром чемпионата. Пришли в команду воспитанник футбольной школы «Спартака» Фёдор Черенков и молодой голкипер Ренат Дасаев. В 1983 году перебрался из московского «Динамо» в «Спартак» Александр Бубнов, а 1986 году попал в основной состав юный Игорь Шалимов. На следующий год из «Красной Пресни» по рекомендации Олега Романцева пришёл в «Спартак» Александр Мостовой. По сути, Бесков открыл этим игрокам дорогу в большой футбол – они успешно играли и в «Спартаке», и в сборной СССР. Ну а потом разлетелись кто куда, словно бы «Спартак» для них был лишь трамплинов для прыжка в Европу. Единственным исключением стал любимец спартаковских болельщиков Фёдор Черенков – уехав в 1990 году во французский «Ред Стар», он через год возвратился домой, в «Спартак», где играл ещё в течение трёх лет.

 

В 1977 году команда Бескова стала лучшей в первой лиге, а на следующий год, не снижая оборотов, вышла на пятое место в высшей лиге. Дальше случилось то, чего от недавнего аутсайдера никто не ожидал – «Спартак» завоевал звание чемпиона страны. В последующие девять лет команда Бескова не сходила со второй ступеньки пьедестала почёта, лишь в 1986 году опустившись на третье место и пропустив вперёд московское «Динамо». Казалось, что спартаковцы станут вечно вторыми после киевлян, но в 1987 году киевское «Динамо» рухнуло на шестое место, а «Спартак» выстрелил, опередив «Днепр» и «Жальгирис».

И вдруг неожиданный финал спартаковской одиссеи Константина Бескова – в 1988 году «Спартак» занял только четвёртое место, и это стало то ли причиной, то ли поводом для увольнения старшего тренера. Мавр сделал своё дело и может уходить? В пользу этой версии свидетельствует то, что у начальника команды Николая Старостина и нового наставника Олега Романцева не нашлось ни одного доброго слова в адрес человека, который поднял «Спартак» из небытия и ввёл в элиту советского футбола 80-х годов, – только обвинения в том, что он создал нездоровую атмосферу в коллективе, предъявляя слишком жёсткие требования к игрокам, и без сожаления избавлялся от тех, кто не соответствовал уровню одной из ведущих команд чемпионата.

Есть разные версии увольнения Бескова из «Спартака». Журналист Игорь Рабинер в книге «Как убивали "Спартак"» упомянул некоторые из них:

«Говорят, Николаю Петровичу хотелось чувствовать себя в родной команде полноправным хозяином положения. Ему казалось, что с молодым тренером это будет легче».

Вдова Константина Ивановича считала, что причина в сложных отношениях тренера и начальника команды:

«Так получилось, потому что жив был Андрей Петрович Старостин, наш ближайший друг. В 1987-м его не стало, и сглаживать отношения между ними было уже некому. А Николай Петрович уже видел на посту тренера Романцева».

Евгений Ловчев утверждал, что Старостин «внутренне всегда был против Бескова и загодя думал о его преемнике». И добавляет в своих «Дневниках»:

«Наступил момент, когда Бесков, как я считаю, в своем потребительском отношении к подчиненным перегнул палку. Он отчислил нескольких игроков и в конце концов поставил вопрос об уходе Старостина, который этих игроков защищал. Поставил – и уехал в Кисловодск в отпуск. А Старостин его переиграл, и в отпуске Бесков получил отставку… А формулировка, с которой его уволили, была такой: "в связи с выходом на пенсию". Так почти 90-летний Старостин отправил на пенсию почти 70-летнего Бескова».

Совсем иначе оценил эту ситуацию Владимир Маслаченко в книге Игоря Рабинера «Спартаковские исповеди»:

«Причина его разрыва со "Спартаком" в конце 88-го заключается в том, что в какой-то момент ему надоел Старостин. Просто надоел».

Как бы то ни было, для увольнения Бескова выбрали самый подходящий момент – команду Бесков сделал, играет она стабильно, довольно успешно выступает в чемпионате СССР, поэтому можно обойтись уже без Бескова.

Ловчев в одном из интервью 2017 года отдал должное вкладу Бескова в становление «Спартака»:

«Я глубочайше уверен, что в 1970-80 е годы футбол в СССР двигался вперед на соперничестве тактик "Спартака" и киевского "Динамо", то есть на соперничестве творческих идей Лобановского и Бескова, математического футбола и романтического… Он провел сразу же селекцию – через турниры спартаковских команд, пришли ребята из второй лиги. И вот из них он и делал команду».

Итак, Бесков ушёл. Но что же дальше – демократические выборы нового наставника? Вот что рассказал Евгений Ловчев в интервью газете «Советский спорт» уже после того, как Романцев ушёл из «Спартака»:

«Когда Бескова Николай Петрович Старостин все-таки убрал из команды, в духе того времени были назначены выборы главного тренера. Кандидатов было трое: Романцев, Нетто и я. А накануне я узнал, что Старостин уже сделал выбор в пользу Олега. Они уже по Москве вместе ездили, представлялись в разных организациях».

При Романцеве в команду вернулся вратарь Черчесов, появились Андрей Карпин, Василий Кульков и Андрей Тихонов, пришёл Владимир Бесчастных, воспитанник футбольной школы московского «Динамо».

А в 1989 году спартаковцы снова стали чемпионами, несмотря на то, что уехали на заработки в Европу Дасаев, Хидиятуллин и Бубнов. В следующем году – снова спад в игре и пятое место, однако Романцева не отправили в отставку. Видимо, сыграло свою роль довольно успешное выступление команды в розыгрыше Кубка европейских чемпионов – «Спартак» впервые дошёл до полуфинала. А неудачное выступление в чемпионате можно объяснить тем, что ведущие игроки, Родионов и Черенков, решили попробовать свои силы во французской команде «Ред стар». Ничего хорошего из вояжа во Францию не получилось, и игроки вернулись в родной клуб – Черенков на следующий год, а Родионов чуть позже. В их отсутствие основу атакующей линии «Спартака» составили Александр Мостовой, Игорь Шалимов и Валерий Карпин, пришедший из воронежского «Факела». Их усилиями команда в 1991 году заняла второе место, уступив в упорной борьбе ЦСКА.

Тут самое время подвести промежуточный итог. Итак, «Спартак» двенадцать раз становился чемпионом СССР – по этому показателю команда уступает только киевскому «Динамо», у которого тринадцать чемпионских титулов. «Спартак» – двенадцатикратный серебряный призер и девятикратный бронзовый призер чемпионатов СССР, причём всего лишь двадцать раз он оставался без медалей. Помимо этого – десятикратный обладатель кубка СССР. Следует упомянуть и то, что спартаковские игроки четыре раза завоёвывали титул лучшего футболиста СССР, введенный в 1964 году – Евгений Ловчев (1972), Ринат Дасаев (1982) и Федор Черенков (1983, 1989). Такими успехами можно по праву гордиться.

Но вот настали новые времена, когда многие команды думали лишь о выживании. «Спартаку» повезло – руководители клуба довольно быстро нашли спонсоров. Что творилось тогда в «Спартаке» и кто давал деньги, доподлинно неизвестно, но многим преданным болельщикам, несмотря на успехи команды, не нравилось то, что происходило за кулисами. В январе 1996 года известный телекомментатор Николай Озеров писал в «Известиях»:

«Втихаря сделали акционерное общество, стремясь сохранить за собой деньги… Футбольный "Спартак", я считаю, развален лет на восемь».

Основные претензии высказывались в адрес главного тренера Романцева, который стал не только президентом клуба, но и главным акционером, т.е. фактическим владельцем команды. Глядя на то, как богатеет главный тренер, игроки стали требовать повышения зарплаты, и, не дождавшись этого, пришли к выводу, что надо искать приличный заработок в Европе. Один из таких трансферов был предметом расследования правоохранительных органов РФ – речь о деньгах, которые «Спартак» получил в 1998 году от продажи Дмитрия Аленичева в итальянскую «Рому». Семь миллионов долларов оказались на счету ФК «Спартак» в двух швейцарских банках, Arzi Bank AG и Kredit Swiss bank, причём без ведома бухгалтерии клуба. Вот что писали «Известия» в 2003 году:

«"Спартак" в лице своего тогдашнего президента клуба Олега Романцева (кстати, на документах стоит его подпись, вопреки утверждениям о том, что Романцев ничего не знал и финансовыми делами не занимался) неоднократно письменно обращался к руководству РФС (а именно к Вячеславу Колоскову) с просьбой помочь перевести деньги на счета "Спартака" в зарубежных банках. Колосков помогал…»

«Известия» сообщили о том, что «многократные чемпионы страны укрывали на счетах в иностранных банках деньги не только от продажи Дмитрия Аленичева – спартаковская администрация занималась уклонением от налогов постоянно. И помогал ей в этом Российский футбольный союз».

«Комсомольская правда» привела сведения о том, что творилось в руководстве клуба ещё в 1995 году:

«Гендиректор "Спартака" Лариса Нечаева (позже убитая) в письме президенту РФС Колоскову просит его перевести 600 тыс. швейцарских франков в Banko Cеntral Hispano в Барселоне. "Спартак" заработал эти тысячи за хорошую игру в Лиге [чемпионов]. Колосков способствует. Позже уже президент клуба (на тот момент) Олег Романцев письмом на президента РФС просит перевести в тот же банк сначала 5 325 500 франков (за 6 побед в групповом турнире Лиги), а затем еще 2 800 000 франков (за выход в четвертьфинал). Колосков подписывает… Налоговая узнала о сокрытии. На Романцева завели дело, но амнистировали в 2000 году. Он уплатил налоги и штрафы (5 млн. рублей из клубной кассы)».

Одним из организаторов этих махинаций газета называет Григория Есауленко, вице-президента клуба. Однако по сведениям из налоговых органов, почти все бухгалтерские документы, касающиеся трансферов футболистов, были утеряны, поэтому даже копию контракта Аленичева пришлось запрашивать в итальянской налоговой полиции. В бухгалтерской отчётности не были отражены и некоторые суммы, полученные клубом за выступления в Лиге чемпионов. А ведь за годы с 1993 по 2003 «Спартак» заработал ни много ни мало сорок два миллиона швейцарских франков. Деньгами, лежавшими на швейцарских счетах, распоряжались Есауленко и генеральный директор клуба Юрий Заварзин – доступ к счетам им обеспечил Романцев. Куда же исчезли эти деньги? Есть версия, что часть денег украл Есауленко, а там, кто их разберёт…

В июне 1997 года произошло трагическое происшествие, непосредственно связанное с тем, что творилось в «Спартаке». Была убита генеральный директор клуба Лариса Нечаева. Она была застрелена на даче во Владимирской области вместе с подругой и водителем.

Одна из версий убийства связана с алазанской преступной группировкой. По данным МВД РФ, глава этой ОПГ пристроил в «Спартак» своего человека, а в результате появились на свет водка «Спартак» и напиток «Спартак-кола». При участии футбольного клуба планировалось строительство сети бензоколонок в Подмосковье. Теперь становится понятно, откуда у «Спартака» появились деньги, однако этому не стоит удивляться – таковы были реалии 90-х.

Но всё это было до прихода Нечаевой в клуб. Как выяснили оперативники, заняв пост гендиректора, она решила не только прекратить сомнительные махинации, но и уволить из клуба человека, представлявшего интересы ОПГ. Сразу после этого Лариса Нечаева была убита. По другой версии Нечаева пыталась разобраться с тем, куда уходят деньги от трансферов. Ещё одна версия не связывает гибель гендиректора с работой в клубе – якобы она сама собиралась открыть в Москве сеть АЗС, прибыль от которых должна была поступать на счета "Спартака", но это не устраивало тех, кто зарабатывал на этом бизнесе, контролируя бензоколонки.

При всём при том, что творилось с финансами клуба, следует признать, что 90-е годы прошли при безусловном доминировании «Спартака» в российском чемпионате. Сначала три «золота» подряд и Кубок России в 1994 году, а годом раньше команда дошла до полуфинала розыгрыша Кубка обладателей кубков. Затем «Спартак» чуть оступился в 1995 году, заняв только третье место, ну а потом до 2002 года не отдавала первенства в чемпионате России никому. Девятикратный чемпион и никаких вопросов к качеству игры – «Спартак» действительно демонстрировал чемпионский стиль. Костяк команды в этот период составляли Андрей Тихонов, Олег Титов, Дмитрий Аленичев, Илья Цымбаларь и вратарь Александр Филимонов.

Но вот на что хотелось бы обратить внимание. В 1989 году в Москве проходили многотысячные митинги, шествия, началось противостояние демократов и коммунистов, а «Спартак» становится чемпионом страны, которой осталось жить всего два года. Это чем-то напоминало фильм «Гарпастум» – там тоже происходят грандиозные события, близится переломный 1917 год, а главным персонажам фильма хоть бы хны – они гоняют мячик по полю и кроме ворот соперника ничего не видят…

Так уж случилось, что в лихие 90-е страна корчилась в муках, пытаясь перестроить экономику на новый лад, а «Спартак» в это время побеждал. Жулики богатели, остальные с трудом сводили концы с концами, а «Спартак» выигрывал одно первенство за другим. Не странно ли это? Почему у других не получалось?

Тайное стало явным в сентябре 2003 года – как выяснилось, «Спартак» побеждал не только благодаря мастерству игроков и финансовой поддержке дельцов с сомнительной репутацией. Оказалось, что всю команду кормили допингом.

В сентябре 2003 года перед матчем сборной России в Дублине руководство РФС обратилось в московскую антидопинговую лабораторию с просьбой проверить игроков сборной. Так, на всякий случай, во избежание международного скандала. И вот в организме двух спартаковцев, Титова и Ковтуна, был найден запрещённый препарат под названием «бромантан». Понятно, что они не смогли участвовать в игре, так же как спартаковцы из молодежной сборной – Павлюченко, Павленко и Белозеров. Уже через много лет бывший администратор «Спартака» Александр Хаджи не мог скрыть волнения, вспоминая о том, что тогда произошло:

 

«Как мы тогда под серьезные "молотки" не попали – ума не приложу! Надо Колоскову спасибо сказать. Ведь вся команда была, вся! И под такими дозами, что всё уже закристаллизовалось. В барокамерах с трудом выводили…»

Случись такое в советское время, все руководители клуба стали бы фигурантами уголовного дела, ну а сам «Спартак» оказался бы в низшей лиге, и это в лучшем случае. А в 2003 году скандал не стали раздувать – отправили в отставку главного тренера Андрея Чернышова, его помощника Сергея Юрана и одного из врачей команды, Анатолия Щукина.

Итак, с началом нового тысячелетия всё изменилось, такое впечатление, что белое стало черным. Удивительное совпадение – бывший сотрудник КГБ стал президентом, и вольнолюбивый «Спартак» словно бы со страху покатился по наклонной. Нет, речь пойдёт не о допинге, а о финансовых проблемах. И снова «Спартаку» пришлось искать спасителя.

В 2002 году обладателем контрольного пакета акций «Спартака» и его президентом стал бизнесмен Андрей Червиченко. Вот как нынешний патрон команды Леонид Федун в одном из интервью оценивал финансовое состояние клуба в начале «нулевых»:

«За счет чего состоялся "Спартак" в России в том виде, в котором мы его знаем? За счет того, что, когда разваливался Союз и все стоило гроши, Олегу Романцеву удалось собрать в клубе всех лучших игроков из бывшего СССР… одновременно с этим появилась Лига чемпионов. И многолетнее, лишь с небольшими перерывами, пребывание в лиге давало ему заработок в среднем от 5 до 8 миллионов долларов в год. По меркам 1990-х годов это были гигантские суммы, которые превосходили бюджеты остальных команд. Поэтому "Спартак" мог покупать сильнейших игроков страны, одновременно продавая лучших на Запад. Но постепенно ситуация стала меняться. Начали подтягиваться бюджеты других команд… С другой стороны, бизнес по продаже игроков привёл к тому, что лучшие спартаковцы оказались на Западе, а адекватной замены им не нашлось. В итоге уже в начале XXI века возникла ситуация, когда "Спартак" понял: у него нет собственных ресурсов, чтобы достойно содержать команду. Понадобился человек, который принесёт деньги. Так появился Червиченко».

Однако деньги бизнесмена не помогли и 2003 год «красно-белые» завершили всего лишь на десятом месте. И это несмотря на «бромантановые» вливания! Понятно, что новый владелец клуба обязан был как-то оправдаться:

«Наши болельщики меня часто спрашивают, существует ли заговор против "Спартака"… Сегодняшний эпизод с назначением пенальти убедил нас, что… Колосков и его окружение абсолютно не желают больше видеть "Спартак" на вершине футбольной России. Он лично приехал убедиться в том, что судья Валентин Иванов выполнит все директивы, поскольку арбитры, как вы знаете, подчиняются лично Колоскову и исполняют все его прихоти… Мы – люди в здравом уме, трезвом сознании. И нам не остается ничего, кроме как признать, что организована кампания против "Спартака"».

Судья в той игре с армейцами действительно ошибся, но можно ли на основе одного случая выдвигать версию о заговоре против «Спартака»? А ведь это было ещё в апреле, то есть за полгода до того, как выяснилось, что все спартаковцы сидели на допинге. Страшно представить себе, какой удар был бы нанесён по репутации российского футбола, окажись «Спартак» на высшей ступени пьедестала почёта! Впрочем, далеко не всегда тайное становится явным, тем более в футболе, где все решения принимаются за закрытыми дверями, вдали от глаз миллионов любителей этой игры.

Единственным светлым пятном в том сезоне стала победа в Кубке России: в финальном матче благодаря единственному голу Титова был обыгран «Ростов». Этот матч стал последним для Олега Романцева, который был уволен из-за конфликта с Червиченко. После его отставки в команде началась тренерская чехарда: недолго пост главного тренера занимали Андрей Чернышов, Владимир Федотов, итальянский специалист Невио Скала. Спасение искали в покупке новых игроков из второразрядных команд, причём завозили никому не известных футболистов даже из Африки – всего в команде побывало около шестидесяти таких заезжих гастролёров.

К счастью, весной 2004 года Червиченко продал контрольный пакет акций «Спартака» вице-президенту ПАО «ЛУКОЙЛ» Леониду Федуну, который по случаю покупки произнёс довольно странные слова:

«Имидж "Спартака" был одной из причин, почему мы посчитали необходимым пойти на столь решительный шаг – покупку клуба. "Спартак" напрямую идентифицировался с «ЛУКОЙЛом», а нам меньше всего была нужна такая репутация, какая появилась у футбольного клуба в последние годы. У нас было два выхода. Первый – вообще порвать с командой. Но она уже стала частью души, и, брось мы её, она бы вряд ли выплыла. Вторым же выходом стало то, что мы и сделали».

Судя по всему, Червиченко был лишь промежуточным звеном, эдаким зиц-председателем, а негласным спонсором «Спартака» с 2002 года был «ЛУКОЙЛ». Однако какой же имидж и какую репутацию Федун имел в виду? Имидж чемпиона 90-х и репутацию «бромантановой» команды, находившейся на содержании у проходимцев? Однако чего не сделаешь, если требует душа!

С появлением нового хозяина результаты команды стали постепенно улучшаться – после десятого места в предыдущем году опускаться было уже некуда. Для чемпиона 2001 года вылет в первую лигу – это же стыд и позор!

После Евро-2004 пост главного тренера «Спартака» занял Александр Старков, а капитаном был назначен Дмитрий Аленичев, возвратившийся в команду после длительного путешествия по футбольным клубам Италии и Португалии. Сезон 2004 года Старкову спасти не удалось – команда заняла только восьмое место в чемпионате, однако на следующий год «Спартак» завоевал «серебро». Но вот беда, весной 2006 года рассорились главный тренер и капитан – взаимные претензии привели к тому, что оба покинули команду.

Поводом для оргвыводов стало интервью Аленичева газете «Спорт-Экспресс», там есть такие слова:

«Хочу, чтобы все знали: Александр Старков – человек, не отвечающий за свои слова и поступки. Во многих случаях он, по сути, пудрит мозги… Знаю, что Старков нашёптывает Федуну обо мне приблизительно следующее: "Аленичев – ветеран, пенсионер, на тренировках отбывающий номер. Он больше не может принести никакой пользы "Спартаку", вот поэтому он, Леонид Арнольдович, у меня и не играет"… Теперь посмотрите, как "Спартак" стартовал в чемпионате. Идем на девятом месте, а могло быть и хуже… Иными словами, могли после трёх туров и вовсе оказаться с нулём… Готов повторять вновь и вновь: мне очень хочется изменить ситуацию. Я полон сил и желания помочь команде, но, увы, главный тренер не даёт мне шанса. Он – единственный в нашем коллективе человек, который мне не доверяет. Почему-то партнеры второй год подряд выбирают меня капитаном. А для Старкова я как футболист не существую».

Обида тогдашнего капитана спартаковцев понятна, однако нельзя после каждой неудачи выносить сор из избы, доставляя удовольствие соперникам – склока в «Спартаке» увеличивает шансы на победу в первенстве ЦСКА или «Зенита». Вот ведь замяли «бромантановый скандал» и ничего, проехали. А тут Аленичев явно не сдержал свои эмоции.

Казалось бы, снова кризис? Но нет – под руководством тренера Владимира Федотова команда снова вышла на второе место, лишь по дополнительным показателям уступив ЦСКА. Это место «Спартак» сохранил за собой и в следующие два года, а затем снова относительный провал – восьмое место, что, конечно же, недостойно чемпиона прежних лет. Сразу последовали оргвыводы и снова началась тренерская чехарда – всего за период с 2008 по 2016 год на посту главного тренера попробовали свои силы девять человек, включая тех, кто задержался на пару месяцев в статусе и.о.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15 
Рейтинг@Mail.ru